home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 23

Самый главный симптом – непроходящая усталость. Бессонница – тоже очень характерный признак заболевания. Больной либо плохо спит, либо не чувствует себя отдохнувшим после продолжительного сна.

Спокойное местечко отыскалось на берегу рукотворного пруда. В пруду плавали лебеди с обрезанными крыльями. Люди охотно кормили их хлебом, который искалеченные птицы принимали с брезгливым благородством. Неподалеку, среди столетних деревьев, располагалось здание заброшенного планетария. Купол, засиженный голубями и задний дворик, засиженный не дотерпевшими до дому прохожими.

Торч провел Мирру внутрь руин. Она шла осторожно, пытаясь не наступить на продукты жизнедеятельности биологических существ.

– Мне никто не должен мешать, – объяснил ей Торч, – запасов маловато. Хватит на один сеанс. Он должен быть как можно эффективней.

– А как ты пополнил запасы?

– Это неважно. В местах большого скопления людей это сделать несложно. Ты должна следить за мной. Я не проделывал этого фокуса уже пять лет. Смотри, чтобы я не упал и не разбил голову.

– Не беспокойся.

– Потом наступит твоя очередь. У тебя-то запасов хватит?

– Должно. Я уже полгода этим не занималась. И только попробуй пошутить!

Посреди бывшего зала планетария валялись одинокое кресло и винт от телескопа, традиционные окурки и использованные презервативы выглядели вполне гармонично. В куполе зияло несколько дыр, сквозь которые смотрело хмурое вечернее небо. И ни следа звезд или планет. Только грешная земля, облупившиеся стены и неотвратимая необходимость.

Торч выпрямился и закрыл глаза. В тот же миг он ощутил незабываемое чувство полета. Его тело напряглось и окаменело. А душа летела, пела, трепетала. Она была как стрела. И стрела эта летела, подчиняясь просьбе стрелка. Она проткнула пространство и остановилась в недоумении.

Торч почувствовал, как коснулся сознания Адама Смита. Ощущение прикосновения к чужому сознанию всегда было болезненным и одновременно приятным. Только сейчас он вспомнил, каково это. Теперь он видел мир глазами Адама Смита. Он видел красивую девушку, некрасиво скорчившуюся в углу небольшого, похожего на вертикально поставленный склеп, помещения. Небольшое оплавленное отверстие в стене. Оно беспокоило Смита.

Где это, черт возьми? На этот вопрос способности Торча ответа дать не могли. Но это уже неважно. Он вошел в контакт. Это главное. Интересно, почувствовал ли прикосновение Смит? Судя по всему, нет. Прекрасно. Никто никогда не чувствовал его прикосновений. И тут Торч (или Смит?) увидел, что в прожженное отверстие просовывается тонкий, гибкий шланг. Сознание Торча метнулось обратно.

– Торч? – спросила Мирра, увидев, как дрогнули веки жучка-старателя.

– Быстрее! – крикнул он и, не дав опомниться Мирре, коснулся теперь ее сознания, передавая ей картинку, которую только что увидел. Мирре этого было достаточно.

Торч видел только один раз, как работает Мирра. Но в тот раз он был почти в бессознательном состоянии. Теперь Торч смотрел во все глаза. Легкий треск, как при статическом электричестве (например, как когда снимаешь шерстяной свитер) на микросекунду отвлек его внимание. Глаза тут же вернулись на прежнее место, но Мирры уже не было. Только очень наблюдательный человек мог заметить на загаженном полу небольшое темное пятно.


Смит неотрывно смотрел на белесый дым, вползающий в коморку, в которой он и Армо были заперты. Дым деловито спускался вниз и стелился по полу, как бы давая понять, что он не хочет никого беспокоить, что он зашел всего лишь на секундочку и скоро уйдет. Молочные облачка уже лизали лодыжки Армо, когда Смит очнулся и попытался затолкать дым обратно в отверстие, из которого тот появился. У него ничего не вышло. Газообразные субстанции ему не подчинялись.

Белые змейки уже ласкали шей Армо Поллард и добрались до его собственных коленей, а он так и не придумал, что же предпринять. Стены давили, мешали сосредоточиться. Сломать их тоже не получалось. Сдвинуть какой-нибудь предмет, остановить механизм – это пожалуйста, а в данной ситуации он был бессилен.

И в этот момент Смит услышал легкий шорох, словно шелковая ткань терлась о бархат. Едва уловимое движение. Он резко оглянулся, но не увидел ничего, кроме шершавой бетонной стены. Смит решил поднять Армо на ноги, пока газ окончательно не овладел ею. Он повернулся и увидел Мирру. Она смотрела на него широко распахнутыми глазами, и этот взгляд внушал доверие и надежду.

– Ты кто? – спросил он.

Она не ответила. Просто взяла его за руку и рывком притянула к себе. Сколько силы было в этой миниатюрной брюнетке, стриженной под мальчика. Он буквально влепился в нее, ощутив упругость ее плоти.

– Пойдем, – прошептала брюнетка. Ее дыхание щекотало ему шей. Во всей их позе сквозила фривольность. Он не успел ее ни о чем спросить. В глазах вспыхнуло. Не огнем, а какими-то неведомыми протуберанцами, в мозгу загорелся ультрафиолет, перед глазами поплыло ультрамариновое марево. Его закружило вокруг своей оси. Но кружило не тело, а сознание, будто мозг вращался внутри черепной коробки.


– Пора, – сказал Хуч, – таким количеством можно усыпить целый полк. Борг вдруг отчаянно начал трусить. Что ждет его там, за стеной? Этот псионик расплавил бластер его собственным лучом. Может, и газ его не берет?

– Давай! – крикнул Хуч и ударил плечом в стену. Его примеру последовали Лаймон и еще несколько Охотников. Стена закряхтела и дала трещину посередине.

– Так, ребята, – командовал Хуч, – оружие на изготовку. Стрелять всем одновременно, чтобы ни случилось. Цель – Смит.

Они ударили еще раз, и стена осыпалась. Охотники в мгновение ока натянули противогазы.

В углу спала девушка. Она мирно посапывала, ее щеки раскраснелись, рука была зажата между коленями. В данном состоянии ей можно было дать лет семнадцать, не больше. Больше никого не было.

– Так я и знал, – рявкнул Хуч, – он еще и сквозь стены ходить умеет.

– Это невозможно, – возразил Борг, – разрушенные молекулярные структуры не восстанавливаются.

– Тогда объясни мне умник, где он?!

– Может, спросить у нее? – предложил Борг, указывая на Армо.

– Если разбудишь.

– Нет проблем.

Борг достал из кармана пистолет-шприц и резким ударом всадил иглу в плечо девушки. Она вздрогнула и через несколько секунд открыла глаза.

– Пожалуйста, спрашивай, – передал инициативу Хучу Борг.

– Кто вы? – Хуч присел на корточки, чтобы его лицо оказалось на одном уровне с лицом девушки.

– Армо Поллард… А где Адам?

– Вот именно это мы и хотели у вас спросить.

– Не знаю. Я заснула. А он куда-то пропал.

– Куда? – Хуч спрашивал уже по инерции, зная, что ответа от спящей красавицы он не дождется.

– Здесь была женщина, или мне показалось?

Хуч и Борг подошли к женщине вплотную, буквально зажав ее с двух сторон.

– А как она выглядела, та женщина, которая вам показалась?

– Невысокого роста, брюнетка, сережки не очень.

– Спасибо, вы нам очень помогли, – Хуч взял даму за руки и рывком поднял с пола.

– Ваши братья мертвы. Несчастный случай. Одного за другим задрал медведь-людоед.

– В Шандольском лесу нет медведей, – Армо зевнула. – Где я могу поспать?

– Ваши братья мертвы, – повторил Хуч, нажимая на слово «мертвы». Армо еще раз зевнула:

– Я подумаю об этом завтра.


И снова Торчу не удалось зафиксировать момент, когда работает Мирра. Они уже стояли в планетарии так, как будто и не отлучались отсюда.

– Этого не может быть! – вскричал Торч. – Адам Смит собственной персоной.

Смит повернулся к Мирре.

– Вы работаете на этого человека?

– Скорее наоборот.

Смит чувствовал себя в разрушенном планетарии очень уютно. Видимо, по сравнению с тем, что ему пришлось пережить в бункере. В противном случае он давно бы уже убил Торча.

– Я не знаю, как вам это удалось, – обратился он к Мирре, демонстративно игнорируя Торча, – но не могли бы вы то же самое проделать с девушкой, которая осталась в бункере?

Конечно же могла. Но… Мирра чувствовала, как ее непреодолимо влечет к этому человеку. Это было больше чем желание. Она знала, что они должны соединиться, что это будет правильно и гармонично, что многие проблемы будут решены и что произойдет еще много чего, гораздо важнее, чем собственно желание.

– Нет, к сожалению, это невозможно.

– Почему? – Смит холодно рассматривал миниатюрную фигурку Мирры.

Мирра покосилась на Торча, который внимательно следил за каждым ее движением.

– У меня не такая высокая категория, как у вас. Всплески бывают изредка. Сейчас я очень сильно израсходовала свой потенциал.

Смит снова повернулся к Торчу.

– Ухожу, ухожу, ухожу… – пробормотал Торч и быстрым шагом вышел из планетария. Только на самом выходе он, не оборачиваясь, крикнул:

– Мирра, ты помнишь!

Мирра помнила о том обещании, которое она дала Торчу. Но как же она теперь хотела о нем забыть.

– Так ты тоже пси? – задал Смит не очень романтичный вопрос.

– Да.

– Где мы сейчас?

– На окраине Шандола.

– Лес далеко?

– Далеко.

– Сейчас мы пойдем куда-нибудь, где ты мне все объяснишь.

– Поедем.

Смит уже практически не думал об Армо. В конце концов, это она затащила его в этот бункер, которым управлял сумасшедший и куда в конечном итоге явились Охотники со всего света. Он покорно пошел следом за Миррой. Они вышли из планетария и свернули в густые заросли. Там стоял маленький флайер, рассчитанный на одного человека.

– Как же мы здесь поместимся? – спросил Смит.

– Очень просто, – ответила Мирра. Она усадила Смита на сиденье, а сама примостилась к нему на колени, потянула рычаг управления, и флайер взлетел.

– Долго нам? – встревоженно спросил Смит.

– Здесь недалеко. Могли бы подъехать ближе, но могут засечь. Флайер придется бросить.


Ричард Биш стоял посредине комнаты-ловушки.

– Вы уверены, что он был здесь?

– Растин так сказал, – ответил за всех Борг.

– Я знаю, что сказал Растин. Он и мне говорил. Я спрашиваю вашего мнения. Он здесь был?

– Хуч с ним разговаривал через стену.

– Хуч? – повернулся на каблуках Биш.

– Было дело, – не стал отрицать Биш. – Голос был его. Во всяком случае не девки, которую мы здесь нашли.

– Кстати, что с ней?

– Отправили в госпиталь, – доложил Борг. – Врач сказал, через неделю будет как новенькая.

– Недели у нас как раз и нет. Где Растин?!

Растин стоял в коридоре неподалеку. Он ненавидел боссов и одновременно преклонялся перед ними.

– Растин?!

Наконец он решился зайти.

– Ты тут развлекался, значит?

– Нет. То есть да. Я думал, влюбленная парочка забрела по ошибке, хотел пошутить. А тут вы звоните. Я смотрю – одно лицо. Ну я и замуровал их в ловушке в пятом ангаре.

– А почему там теперь никого нет?

– Не знаю…

Вид у Растина был самый, что ни на есть, растерянный. Положение усугублялось тем, что он всеми правдами и неправдами стремился скрыть запах изо рта. Дышал бы, чего уж там…


– А вам-то я зачем понадобился? – Смит едва сдерживался, чтобы не обнять Мирру. Он никак не мог объяснить столь внезапно возникшую тягу к женщине, которую он видел первый раз в жизни.

– Ты мне, собственно, не нужен. Мне важно, чтобы ты не достался Первой энергетической компании.

– Ты помнишь, ты обещала мне все рассказать?

– Я передумала.


Не передумала! Боится.


С этого момента Смит твердо решил не упускать Мирру из вида.

А Мирра не знала, что и делать. С ней творилось то же самое, что и со Смитом, но она не могла допустить того, чтобы они перешагнули черту. Это выглядело бы ну, совсем пошло. Она его спасла и отдалась. Чувство долга подсказывало, что для начала его нужно надежно спрятать. Если отпустить на улицу, энергетики найдут его в два счета. Нужно под каким-то предлогом отвести его в катакомбы.

Она резко бросила флайер вниз. Смит качнулся и чуть не вылетел за борт. Чтоб ты разбился, подумала Мирра.

– Выходим, – приказала она. – Флайер бросим здесь. Пусть полиция разбирается. А мы пойдем пешком.

– Куда?

– Увидишь.


– Напряги память, Капитан, ты же следил за монитором, что произошло? – Биша так и подмывало засунуть этому дебилу иголки под ногти. Нет, не ради того, чтобы вырвать признание, а чтобы знал, сука, каково оно, хозяйский хлеб есть. Капитан мычал что-то неопределенное.

– Извини, Капитан, но вот это вот, что сейчас из тебя льется, я в протокол занести не могу. Просто скажи, что ты видел? Ты хоть что-нибудь видел?

– Видел. Парень с девушкой вошли. Я еще тогда подумал, может, они того… место ищут. Потом решил их пугануть, чтобы они волну погнали. Тогда никто и ходить сюда не будет.

– Ближе к делу. Вот ты их замуровал.

– Да, есть у нас такая функция для латания пробоин в самолетах и коптерах, на случай пробоин от вражеского обстрела.

– Дальше.

– А потом я смотрел на Армо. А когда перевел взгляд на этого парня, рядом с ним стояла девушка. Брюнетка.

– А потом.

– Потом… – Растин затосковал, ища взглядом спасительную бутылку «Утренней звезды».

– Так, понятно, толку от тебя никакого. Оставить тебя здесь еще лет на пять, да ты же совсем человеческий облик потеряешь. Врубай запись.

Растин нажал кнопку. На мониторе вспыхнуло изображение комнаты-ловушки. Взгляд Биша невольно упал на Армо, скорчившуюся в углу. Биш взял себя в руки и заставил свои глаза следить за Смитом. Рядом с ним стояла брюнетка. Смит манипулировал с лазерным лучом. Процесс настолько увлек Биша, что он снова ослабил контроль. Все, что он видел, – это искривляющийся луч бластера. Он проморгался и опять посмотрел на Смита. Но ни Смита, ни брюнетки в комнате уже не было.

Несколько раз Биш проматывал пленку, но каждый раз результат был один и тот же – он никак не мог уловить момент исчезновения.


Флайер был брошен прямо посреди улицы. Мирра быстро шагала по мостовой, Смит едва успевал за ней. Довольно быстро они оказались за чертой города. Здесь цивилизация заканчивалась, и начиналось царство знаменитой шандольской природы. Вместо дороги под ногами были камни и непокорная трава. Шум воды подсказывал, что они приближались к каньону. Через несколько секунд они остановились на краю обрыва. Там, далеко внизу бушевала узкая горная речка.

– Будем прыгать? – попытался пошутить Смит. Мирра не ответила. Она вновь крепко обняла его и прижала к себе. Раздался электрический треск, сопровождаемый легким запахом озона. В глазах у Смита запрыгали цветные зайчики, а через мгновение он оказался в мрачном подземелье. Каменный коридор давил со всех сторон.

– Иди за мной, – приказала Мирра и двинулась вперед. Он был вынужден подчиниться, так как почти ослеп от второго неожиданного перелета.

– Ты какой категории? – спросил он.


Биш мрачно смотрел на пленку. Его сердце колотилось практически в горле.


Их ДВОЕ!


Вот что имел в виду Торч. Теперь все становилось на свои места. Шум прибоя снова ворвался в мозг, как будто к уху приложили морскую раковину. Теперь они вместе. Теперь взять их будет еще труднее. Нужно срочно что-то придумать. Прикосновение к плечу заставило его вздрогнуть. Он оглянулся. Перед ним стоял Рекард.

– Мы же предупреждали, – сказал Рекард своим традиционно доброжелательным тоном, – а потом вы обижаетесь, что мы не предпринимаем активных действий. Да как же их предпринимать, если вы сами не даете этого сделать?


Коридор закончился небольшой дверью. Мирра уверенно постучала. Дверь ей открыл Ял Валенс. В глазах его без труда можно было прочитать удивление.

– Мирра? – он перевел взгляд на Смита. – Это он?

– Да, Валенс. Это он.

– Зачем ты привела его сюда? За ним может придти целый полк полицейских или Охотников.

– Меня чуть не поймали при выходе в город. Мне показалось, что искали именно меня. Такое впечатление, что андроидов кто-то предупредил.

Валенс опустил глаза.

– Поэтому, – продолжила Мирра, – мы не можем здесь оставаться, я только хочу показать людям, что Первой энергетической компании не видать Девятой, как своих ушей.

– Торч?

– Я его просто кинула.


ГЛАВА 22 | Скважина №9 | ГЛАВА 24