home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 27

Признаки синдрома хронической усталости подобны ранним признакам множества аутоиммуннных болезней типа системной красной волчанки, ревматоидного артрита, синдрома Сьёгрена и рассеянного склероза.

День начался для Хуча с очередного потрясения. Его твердыня, его гордость, его тайное убежище, его детище, его тайный штаб в одну секунду перестал быть тайным. Мало того, как понял Хуч, он не был таковым уже достаточно продолжительное время. У него было такое впечатление, что когда он принимал душ, стены внезапно рухнули, и он оказался посреди шумной толпы, мокрый и ослепший от мыльной пены.

Эта очередная катастрофа произошла в его жизни, когда к нему в кабинет вошел Рональд Лорр, специальный агент Федеральной службы социальных проблем. Вошел запросто, без церемоний. Как к себе домой. Миновал все посты, все системы наблюдения, как будто их и не было. Зашел и развалился в кресле, наблюдая, как Хуч разбирает последние донесения оперативных служб. Хуч даже сразу его не заметил, словно он выпрыгнул из временного портала. Невысокий, неприметный, доброжелательный. Только глаза недобрые.

– Ну что, Хуч, – будете у нас работать?

Хуч вздрогнул. На краткий миг ему почудился запах серы.

– А у меня есть выбор?

– Мне всегда нравилось, что вы трезво оцениваете ситуацию. Такие кадры нам нужны. А то ты даже не представляешь, с кем приходится работать. А тут готовый профессионал.

– Хотите использовать меня для грязных поручений?

– Отнюдь! – в голосе Лорра даже промелькнула искренняя обида. – Грязные поручения мы и сами любим выполнять. У нас к этому склонность. Нет. Мы предлагаем вам интеллигентную, престижную должность. Вы будете преподавать. Учить наших недорослей азам диверсионной, разведывательной, розыскной работы. Но на практике.

– На практике?

– Совершенно верно. Никакая теория не заменит практику. Теперь перейдем к главному. Нам нужно как-то закончить это дело со Смитом. Положение становится опасным. И опасность заключается в том, что ситуация выходит из-под контроля. Я думаю, мы должны взяться за это дело вдвоем. Должно получиться.

– Но их теперь двое. Две Девятки.

– Ерунда, – махнул Лорр, – по-настоящему опасен только Смит. Но сейчас он напуган. Человек достаточно долго был в бегах. Его нервы на пределе.

– Но нам надо его сначала найти.

– Кто из нас Охотник?

– Когда начнем?

– Мы уже начали.

Лорр встал и направился к выходу. Хуч направился за ним. Едва затянувшийся шрам на лбу злобно пульсировал. Хучу еще никогда не доводилось сталкиваться с федеральными агентами, тем более такого ранга.

В аэромобиле они летели молча. Лорр практически читал его мысли. Поэтому когда он направил аэромобиль в Шандол, он не сказал ни слова, лишь едва заметно кивнул.

Проплывая над зеленым морем Шандольского леса, Хуч старался не смотреть вниз. Уже подлетая к городу, он все-таки решился задать вопрос:

– У вас есть план, агент Лорр?

Тот только усмехнулся. У него всегда был четкий и ясный план. Он анализировал имейщуюся информацию не хуже андроидов. Надо же, даже машины соблазнились Девятой. Это неудивительно. Вся Вселенная держится на энергии. Придется теперь Черный эскадрон перепрограммировать в полном составе. Оно и к лучшему. За порядком теперь будет следить Федеральная служба социальных проблем. А эскадрон после профилактики технических средств перейдет под контроль его ведомства. Больше полномочий – больше власти. Скоро компании будут обслуживать только тех, на кого укажет он. Все скважины будут нашими.

– Дело в том, что мне хотелось бы знать план.

– Хуч, ты меня, наверное, не понял. Сейчас твой праздник. Я в подыгрыше. Ты ищешь. Я помогаю брать. Так что это ты мне расскажешь план.

– Если бы знать, куда она его перетащила… Скорее всего, к Крысам.

– Тогда мы держим верный путь.

– Вы уверены?

– Их штаб-квартира где-то рядом с Шандолом.

– Исключено. Как-то раз нас нанимали компании, чтобы выкурить их из Шандольских катакомб. Что мы и сделали.

– Ерунда! – резко оборвал его Лорр. Там такое количество псиоников, что вряд ли вам это удалось. Эта был всего лишь спектакль. К тому же Рекард видел Мирру в городе перед началом операции. Они где-то здесь.

– Где-то! В Шандоле двадцать миллионов жителей.

– Я верю в тебя, Хуч. Ты найдешь его. А я буду рядом. Действуй, действуй.

Хуч приземлился рядом с самым популярным пабом в городе.

– «Бездна», – прочитал Лорр, – ты решил выпить пива?

– Нет, здесь ошивается сброд со всего города. Может, нам удастся что-нибудь разузнать.

– Хуч, ты это серьезно? Ты что, собрался опрашивать две тысячи человек, показывая им фотографию Смита?

Теперь настала очередь Хуча торжествовать. Не такие уж они и всесильные, эти федеральные агенты. Это все байки и легенды. Он толкнул двери, и они утонули в дымовой завесе.

– Я серьезно, Хуч, что ты здесь хочешь найти? Астму? Или рак легких?

– Дело в том, – ответил Хуч, пробираясь между бесконечных столиков, что мы получили очень интересную информацию. В день облавы в лесу здесь произошла странная драка. Некто завалил трех байкеров. Отделал их по полной. У двух в крови обнаружилась значительная доза очень мощного снотворного неизвестной модификации. У всех троих на правом виске – красноватый след.

– Понятно.

– Байкеры завсегдатаи этого бара. Возможно, они и сейчас здесь. Или, по крайней мере, их дружки. И вот, что интересно. Бармен видел человека с неестественно бледным лицом. Говорит, оно светилось, как военный прожектор.

– Торч.

– Точно.

– С чего ты решил, что если мы найдем Торча, то найдем Смита?

Хуч быстро осматривал людей, сидящих за столиком и стоящих у стойки.

– Он был здесь неспроста. Он заряжался.

Лорр оглядел потолок и указал Хучу на блестящий разноцветный шар, вращавшийся под потолком.

– Он пасся на чужом поле. Это владения Первой энергетической. Шары, эквалайзеры, люстры в стиле модерн – это их стиль. В этих штуках они прячут помпы.

Лорр достал из кармана маленький прибор с небольшим экраном и нажал на кнопку.

– Ого. Человек пятьдесят Третьей категории, трое Четвертой…

– Где они? – встрепенулся Хуч.

– Вон там за стойкой, недалеко от туалетов.

Хуч посмотрел в ту сторону и сразу увидел их: трех здоровенных байкеров, у одного из которых нос был залеплен пластырем. Он белел в сумраке паба, как маяк, указующий путь.

– Пойдем. Это они.

Они подошли к ним, и Хуч молча протянул фотографию Торча. Байкеры переглянулись, кожа их курток проскрипела, словно они перекинулись парой слов на инопланетном жаргоне.

Байкер с пластырем, обладатель огромного брюха и мощных плечей, кивнул Хучу:

– Пойдем.

Все пятеро двинулись к туалетам. Впереди – Пластырь, следом Хуч и Лорр, в арьергарде – двое остальных байкеров. Когда они вошли в туалет, один из них повесил снаружи табличку «Ремонт» и прикрыл дверь. Разделенное на плиточные квадраты пространство встретило их запахом дешевых дезодорантов. Кабинки выстроились в небрежную шеренгу: некоторые двери плотно прикрыты, другие приоткрыты, третьи распахнуты настежь. Ни души. Пластырь обернулся и ударил Хуча в лицо. Напрасный труд. Охотник нырнул под кулак и ударил байкера в живот. Не менее напрасный труд. Огромное брюхо колыхнулось, Пластырь ухмыльнулся и отвесил Хучу звонкую оплеуху. Огромная ладонь прилепилась к уху, и Хуч очутился на полу. В голове зазвонили колокола всех церквей мира.

Байкер захохотал:

– Таким кулачком мою броню не пробьешь!

Двое его приятелей держали под прицелом Лорра, который при появлении пистолетов сразу поднял руки.

– Пришить его?

– Не стоит портить хорошее место. Слушай ты, придурок. Мы выследили твоего бледнолицего дружка и сегодня вечером сделаем из него швейцарский сыр. Я не знаю, какой дрянью он нас накачал, но я два дня не мог подняться с постели. Голову не держал, как младенец. И башка болела, как с похмелья. Он должен за это ответить. И мы не хотим, чтобы какие-то ублюдки предупредили его.

– Послушай, мы просто хотели тебя расспросить о нем, – примирительно начал Лорр, – мы тоже его ищем. Похоже, нам по пути.

– Заткнись! Он наш. Поэтому вам придется сегодня переночевать в гараже.

– Так вы его выследили? Как вам это удалось?

– Это наш город. Мы здесь всех знаем, у нас везде глаза и уши. А у вашего кореша очень приметная внешность.

Хуч попробовал подняться, но кованый ботинок опрокинул его навзничь.

– Вставать только по моей команде.

Один из байкеров приставил к виску Хуча пистолет и жестом приказал ему встать. Хуч медленно поднялся. Пластырь с усмешкой за ним наблюдал.

– А еще нам нужно задать вам несколько вопросов про этого альбиноса.

Лорр хлестко ударил Пластыря тыльной стороной ладони по тому месту, где начиналось брюхо. Байкер вдохнул и не смог выдохнуть. Некоторое время он пытался восстановить дыхание, но не смог и был вынужден тяжело опуститься на колени. В ту же секунду Хуч резким движением заплел руку байкеру, который держал пистолет у его виска. Раздался хруст. Рука байкера повисла вдоль тела. Она была надломлена, словно сухая ветка. Байкер смотрел на нее, как на что-то неживое, ему не принадлежащее. Второму байкеру с пистолетом повезло больше. Хотя как посмотреть. В его необъятный гульфик, больше напоминавший вымя молодой телки, врезался лакированный носок ботинка Лорра. Байкер охнул, выронил пистолет и стал с утробным стоном кататься по полу.

Лорр вынул из внутреннего кармана титановый жетон.

– Ребята, не стоило вам совершать нападение на федерального служащего. Это пятнадцать лет принудительных работ, как минимум. Сейчас вы расскажете нам, где тот, как вы его называете, альбинос. И окажете нам полное содействие, как и положено гражданам своей страны. Все понятно?

По лицу байкера со сломанной рукой текла крупная жемчужина слезы. Сам он при этом не издал ни звука. Крепкие ребята, подумал Смит и подобрал с пола пистолет.

– А вам, молодой человек, будет оказана квалифицированная медицинская помощь. Теперь все на выход.

Процессия потянулась в обратном направлении: впереди два байкера, за ними Хуч с пистолетом, следом Пластырь и замыкающий – Лорр. Так они и прошли через огромный зал паба. Похоже, на них никто не обратил внимания.

– Это здорово, что вы выследили альбиноса, – доверительно сообщил задержанным байкерам Лорр. – Это принесет вам бонус. Поднимаемся и спокойно идем к выходу. Вы на колесах?

Они неторопливо пересекли весь паб. К ним было сунулся официант, видя, что байкеры уходят не расплатившись, но наткнулся на взгляд Лорра и скрылся в табачном тумане.

На улице было свежо. Наступали короткие сумерки, граница дня и вечера, когда реальность ненадолго открывает свое истинное лицо.

Крылатые мотоциклы байкеров стояли справа от входа и отливали хромом. В отличие от аэромобилей они не могли подниматься высоко в воздух, только на пять-шесть метров, чего было достаточно, чтобы эффектно преодолевать наземные преграды и избегать встречных столкновений.

– Где твой? – спросил Лорр байкера со сломанной рукой. Тот молча кивнул. Лорр взгромоздился на хромированного монстра.

– Иди в больницу. Ты на сегодня свободен. А ты, Хуч, в следующий раз поосторожней с гражданским населением.

Хуч примостился за Пластырем, и три крылатых монстра рванули с места в карьер.

– Дайте знать, когда до убежища Торча останется километра два. Я не хочу предупреждать его этим ревом.

Они мчались по вечернему городу, как всадники Апокалипсиса. Только Апокалипсис был для одного человека – Торча.

Ни Лорр, ни Хуч, ни тем более двое оставшихся байкеров не знали, что Торч сидел в узком помещении давно заброшенной трансформаторной подстанции и пустыми глазами смотрел на железную дверь, будто силясь понять таинственный смысл узоров, образованных облупившейся краской. Это состояние означало крайнюю степень ярости. Эта девчонка обманула его. Обманула Торча! И обманула до смешного просто. Никаких хитроумных комбинаций. Он рассчитывал на ее фанатизм и беззаветную веру в борьбу за правое дело, до которого лично ему никакого дела не было. Но что-то пошло не так. Что-то заставило ее изменить свое решение. И вот теперь он сидит в этой жестянке, одинокий и обманутый. А ведь ради того, чтобы вытащить Смита, он здорово рискнул там, в «Бездне». Он обворовал Первую энергетическую дерзко, посреди бела дня. Его запросто могли засечь. Выручил бардак, непременный спутник всех больших корпораций, когда один отдел не знает, что творится в другом, когда служащие бездельничают, уверенные, что затерялись в толпе таких же безликих, как они сами, клерков. Ничего, он еще рассчитается с ней. Но сначала нужно найти Смита. И он найдет его. У него самый лучший в мире поисковый инструмент. Нужно только найти еще одно месторождение. И он знает, где оно находится. Сегодня суперфинал. На стадионе Оллафа будет не менее пятидесяти тысяч человек. Это владения Восточной энергетической. Электронные табло – это их фирменный способ маскировать помпы. Он дождется перерыва и подкараулит какую-нибудь Четверку, а лучше Пятерку, и на этот раз не будет миндальничать, а выжмет ее досуха, до синевы…

В глаза Торчу ударил ослепительный свет. Дверь была распахнута. В дверной проем била мощная фара крылатого мотоцикла. Торч на мгновение ослеп. Мощные волосатые руки схватили его за шиворот и выволокли на свет божий. Он узнал байкера, которому сломал нос о несвежую стену туалета в «Бездне». Дред, так, кажется, его звали.

– Привет, Дред, – поздоровался Торч, все еще щурясь после яркого света.

– Что, ублюдок, помнишь меня?

Торч прикоснулся к его густой шевелюре, словно хотел погладить. Но затем его пальцы ухватили Дреда за волосы, а большой палец надавил ему на глаз. Дред рефлекторно отдернул голову и тут же взвыл от боли. Сухие, узловатые пальцы Торча, в сумерках белевшие, как кости скелета, крепко держали его волосы. Большой палец продолжал давить на глаз. Дред бился, как огромный сазан. Его товарищ поспешил ему на выручку и ударом огромного сапога отшвырнул Торча от Дреда. Торч гулко звякнул всем телом о железную будку и осел на землю. В его руках появился пистолет со снотворным. Тихо прошелестела пуля. Будто невидимка перелистнул страницу. Пистолет Торча брызнул осколками, один из которых оцарапал ему запястье. В руке осталась только рукоятка, уродливая и бесполезная. На месте слома была видна очередная ампула. Торч повернулся в сторону выстрела. С дымящимся «Буллитом» в руках на него смотрел Хуч. Рядом стоял какой-то неизвестный, но по виду опасный тип. Главная опасность – Хуч, с остальными он справится.

Лорр подошел к Торчу и принялся внимательно разглядывать его.

– Неважно выглядишь, Торч, – сказал он таким тоном, словно они были знакомы лет двадцать. – Теперь понятно, почему ты так ненавидишь Первую энергетическую.

Торч решил повременить с решительными действиями.

– Ребята, – обратился к байкерам Лорр, – было бы несправедливо, если бы вы не получили свою порцию сатисфакции. Жить с тяжелым грузом на душе вредно для здоровья. Я даю вам тридцать секунд.

Оба байкера тяжело шагнули к Торчу. В то же мгновение на него обрушились две пары тяжелых сапог, и он пожалел, что решил повременить с решительными действиями. Они били его со знанием дела, выцеливая незащищенные места, стараясь как можно эффективнее использовать отведенное время. Торч корчился, как лист бумаги на углях.

– Стоп, – скомандовал Лорр, и байекры мгновенно отступили. Лорр был похож на дрессировщика, работающего с бегемотами.

Да кто же он такой? Торч терялся в догадках, понимая только одно: дела его идут крайне плохо.

– Свободны, – приказал Лорр байкерам, – вы отличные ребята, я с вами еще свяжусь. У федерального правительства могут возникнуть к вам небольшие поручения.

Байкеры поспешили к своим мотоциклам.

– Да, – окликнул их Лорр, – и не ходите больше в «Бездну».

Байкеры недоуменно переглянулись, но возразить не посмели. Взревели моторы, и через секунду они скрылись в клубах дорожной пыли.

Торч тяжело дышал, каждый вздох отдавался тупой, ноющей болью. Где-то в самой сокровенной глубине его естества горел холодный огонь ярости. Нелегкая эта работа, охотиться за Девятой. Лучше бы ему воровать по мелочи энергию по стадионам и ночным клубам. Но его ставка еще на игровом столе. По крайней мере, сейчас его положение не так безнадежно, как тогда – в «Маргарите». Он успокоил дыхание и постарался взять себя в руки.

Лорр присел перед ним на корточки.

– Ну что, Торч, пришла тебе пора поработать на Федеральное правительство.

Ткнуть бы его сейчас пальцем в глаз.

– Я старый, больной человек, вы же сами видите.

– Видим. Но мы тебя приведем в порядок, не беспокойся. Ты нам нужен.

– Именно поэтому вы приказали меня избить.

– У ребят должно было остаться хорошее впечатление от встречи с федеральной службой.

Торч мгновенно понял, о какой федеральной службе идет речь. Поговаривали, что они набирают на службу псиоников. Конечно, тех, до кого не успевали добраться компании. Этого еще не хватало.

Торч попытался подняться. Ноги плохо его слушались, как будто их пересадили ему от кого-то другого. Лорр помог ему встать, поддержав за локоть.

– Хуч, ты вызвал машину?

– Да, – отозвался Хуч и указал на серое вечернее небо. В нем, приближаясь, вспыхивал огонек.

– Отряхнись, Торч. Хватит тебе мыкаться по заброшенным казармам, подвалам и трансформаторным подстанциям.

– Вам нужен Смит?

– Именно так, Торч. Как хорошо, что человеку не нужно ничего объяснять.

Рядом опустилось довольно подержанное автотакси. Не «Дестер», конечно, но тоже вполне приличный транспорт. Они запихали Торча внутрь, а сами уселись с двух сторон, плотно зажав своего пленника. Три пары колен напоминали древнюю батарей парового отопления. Лорр прикоснулся к панели управления титановым жетоном.

– Бесплатный проезд? – ухмыльнулся Торч.

– Секретный маршрут, – объяснил Лорр. – Сейчас мы прилетим в одно замечательное место, где тебе окажут медицинскую помощь, а заодно и помоют. Ты страшно воняешь, Торч. От тебя пахнет подпольем.

Такси раздвигало густейщие сумерки. Ветер шуршал по обшивке. Двигатель гудел ровно и надежно. Хуч посмотрел в окно, но не увидел ничего, кроме горстки смутных огней внизу. Ему внезапно захотелось выпрыгнуть и бросить все к чертовой матери. Он не ощущал ничего, кроме раздражающей усталости.

Они приземлились через четверть часа возле веселого фермерского домика. Радостно и ярко светились окна, где-то заливисто лаял пес, гонясь за сверчками. Дверь была гостеприимно распахнута. Из нее наружу вырывался уютный свет, который застыл на пороге, словно вышел подышать вечерней прохладой.

– Конспиративная квартира, – догадался Торч.

– Почему же, – возразил Лорр, – моя частная собственность.

Они вылезли из такси, которое тут же умчалось прочь.

– Добро пожаловать в мое скромное жилище, – сделал Лорр приглашающий жест.

Торч под конвоем Хуча вошел в дом. В просторной прихожей их ждала невысокая плотная женщина с все понимающими глазами.

– Марта, – коротко представилась она.

Вошел Лорр, заперев за собой дверь.

– Марта, займись, пожалуйста, Торчем. Но только после того, как он примет ванну.

– Ванна на втором этаже. Пойдемте, я вас провожу.

Деревянные ступени дружелюбно скрипели. Перед глазами Торча колыхались бедра Марты. Жена, любовница, экономка, и то и другое и третье? Определить было невозможно. Торчу вдруг захотелось остаться здесь навсегда, завести корову, свиней, может быть, даже козу. Козье молоко очень полезно. Ловить рыбу в соседней речке, косить газон, чинить крышу. Торч встряхнулся, сбрасывая с себя шелуху сентиментальности. Они нарочно расслабляют его. Никакой это не дом, а конспиративная база. И он наверняка не первый, кого сюда приводят. А внизу холодный подвал, в котором множество разных омерзительных штук, с помощью которых людей заставляют говорить то, чем им бы совсем не хотелось делиться.

Марта открыла дверь в уютную ванну.

– Вот, мистер Торч. Здесь свежее полотенце, ароматический шампунь. Это режимы: вот так – бодрящий, так – расслабляющий.

– А это?

– Это – контраст, – она серебристо рассмеялась, – когда-то Лорр любил выпить, а контраст хорошо снимает похмелье.

– Так его зовут Лорр.

– А он разве не представился? На него это так похоже. Он ведь страховой агент, и ему приходится представляться по сто раз на дню. По-моему, его уже тошнит от представлений. Вот он и забыл.

– Страховой агент?

– Он страхует от несчастных случаев и скоропостижной смерти. Это Федеральная программа.

– От смерти не застрахуешься.

– Мой муж отлично страхует от смерти. С ним вы можете быть совершенно спокойны. Ну все, не буду вам мешать. Вон в том ящике свежая одежда. Подберите себе что-нибудь по размеру.

И она закрыла дверь. Торч был уверен на сто процентов, что она стоит под дверью и чутко прислушивается. Ему захотелось рывком открыть дверь и застукать ее за этим занятием. Он приложил ухо к двери, но удаляющихся шагов так и не услышал. Стоит. Страховой агент!

Торч с удовольствием снял ботинки и грязные носки, которые, как утверждала реклама, предохраняли от плоскостопия. Затем быстро скинул верхнюю одежду. Эти дурни забыли взять у него рюкзак. В нем хранилась его жизнь. Он поставил его осторожно, будто тот был полон деревенских яиц.

Он повернул режим на бодрость и шагнул в ванну. Тысячи игл пронзили его тело. Но бодрость не приходила. Грязные ручейки обвивались вокруг его сморщенных ступней. Окно в ванную комнату было открыто. Торч смывал с себя грязь вместе с пеной от ароматического шампуня, который, судя по надписи на этикетке, обострял восприятие жизни.

Наскоро помывшись, Торч быстро вытерся и практически выпрыгнул из ванны. Взгяд его ни на секунду не отрывался от раскрытого окна. Обычный человек в него пролезть не смог бы. Даже ребенок. Но Торч не был обычным человеком. Он был ходячим скелетом, обтянутым выгоревшим на солнце брезентом.

Скрипнул, выскочив наружу, бельевой ящик. Торч выбрал ослепительно белую футболку (так его кожа не слишком будет бросаться в глаза) и коричневые шахтерские штаны. Быстро оделся.

Слава Богу, сила в его высохших руках осталась. Сила, которая питалась энергией ярости, ненависти и жажды мести. Он ловко подтянулся на руках и скользнул наружу. Рюкзак был предусмотрительно привязан к ноге. Торч мягко приземлился на цветочную клумбу. Теплая земля мгновенно заползла в ботинки, одетые на босу ногу. Свобода.


Хуч и Лорр сидели в небольшой кухне за деревянным столом. Перед ними дымились тарелки с ужином. Марта колдовала над заварочным чайником, сыпала туда какие-то листочки, корешки, лепестки. От них в воздух выстреливали дразнящие амбрэ.

– Он не сбежит? – тревожился Хуч.

– Может, конечно, это же легендарный Торч. С другой стороны, скажи, положа руку на сердце, а ты бы смог сбежать, после того как с тобой поработали эти бородатые чудовища?

Хуч поежился, вспомнив, с каким остервенением байкеры пинали Торча.

– Он сейчас лежит в ванной и медленно приходит в себя. Марта потом его вынет оттуда.


Разогнуться после приземления Торч не успел. Прямо в глаза ему смотрело лохматое чудовище. С языка капали крупные капли слюны. Огромные клыки не помещались в пасти. Из глубины цилиндрического тела доносилось утробное рычание. Хвост подметал газон. Пес весил не меньше семидесяти килограммов и был в отличной форме. Интересно, мелькнула у Торча безумная мысль, а среди животных есть псионики? Должны быть. Он попытался распрямиться, но пес сделал короткое угрожающее движение, одновременно усилив рычание. Было бы неплохо проверить эту версию. У этой животины наверняка солидная категория. Можно было бы жить… Завести себе свору собак. Или купить слона. А еще лучше устроиться сторожем в зоопарк. Пес приблизился вплотную и ткнул его носом в бок, как бы подталкивая. Торч медленно двинулся в этом направлении. Пес одобрительно тявкнул. Но все попытки Торча разогнуться наталкивались на жесткое наказание. Один раз собака довольно серьезно прихватила его чуть пониже спины. Так он и дошел до парадной двери, согнувшись в три погибели. Когда Торч взошел на крыльцо, пес сел. Торч наконец разогнулся и постучал. Дверь тут же открылась. Будто Марта ждала его на пороге.

– Помылись? – спросила она, пропуская его в дверь. – Вы Хантера не видели?

– Какого Хантера?

– Пса, старшего брата Хита, который проводил вас сюда.

– Нет.

– Охотится, наверное, на енотов.

Ирреальность этой женщины сводила Торча с ума. В сомнамбулическом состоянии он прошел на кухню и принялся за ужин, который показался ему абсолютно безвкусным. Лорр с интересом рассматривал его ботинки, полные земли.

– Да, Торч, – наконец сказал он, – полнеть тебе надо. Где это видано, чтобы нормальный человек мог вылезти в такую маленькую форточку. Ну, ничего, завтра мы тобой займемся.


ГЛАВА 26 | Скважина №9 | ГЛАВА 28