home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 30

Необъясняемая хроническая усталость продолжается в течение более шести месяцев, нарушает обычную жизнь пациента и не имеет никаких идентифицируемых медицинских или психологических проблем, позволяющих объяснить это состояние.

Веселье было в самом разгаре. Клан Гетторнов умел веселиться. Самые музыкальные его члены составили оркестр, который играл без устали. Молодежь танцевала. Старики обсуждали планы на будущее. Ноты кружились в обнимку со смехом. Но Смит слышал лишь все нарастающий грохот. Уши заложило. Пульс стучал, как маленькая швейная машинка. Ленты, которыми его осыпали, превращались в змей. Мирра, сидящая рядом, ничего не замечала. Но он чувствовал электричество. В одно из мгновений ему показалось, что к мозгу прикоснулся кусочек льда.


Они нашли его.

Он сжал руку Мирры так, что она вскрикнула.

– Что с тобой?

– Нам не уйти.

– Успокойся. Это всего лишь нервы. Ты просто устал. Хочешь, мы уйдем в свою комнату?

Илия Гетторн внимательно прислушивался к этому разговору молодоженов. Смит что-то почувствовал. Это точно. А значит, нужно быть начеку. Кто бы ни явился сюда за ним и Миррой, он обязан их защищать. Он последний, кому они могут доверить свою жизнь. Гетторн почти сразу поверил тому, что рассказали ему эти люди. Он уже сталкивался один раз с псиоником. Он с двумя братьями был на охоте. Они пытались выследить горного барана, а наткнулись на странное существо. Берт даже предположил, что это снежный человек. Но это был, как выяснилось, обычный человек, хотя ничего человеческого в нем практически не осталось. Это был огромный детина, весь заросший с головы до ног. У него были обморожены ноги, уши и нос. Кроме того, он был весь в крови, все тело было покрыто ожогами. Он полз по снегу и выл, как собака. Они принесли его в Замок. Там беднягу немного привели в порядок, помыли, побрили, подлечили обмороженные конечности. Врач извлек из него шесть пуль от быллита и сказал, что ожоги от бластера. Стреляли так, чтобы не убить, а обездвижить. Несчастный выжил только благодаря огромной физической силе. Сложением он напоминал не человека, а скорее медведя. Когда разбирали обрывки его одежды, обнаружили, что он из психиатрической клиники. Парень и впрямь оказался сумасшедшим. Сначала его использовали на тяжелой работе, которую он с удовольствием выполнял. А потом совершенно неожиданно у него обнаружились уникальные способности. Он свободно переводил с любого языка мира. Правда, смысла перевода не понимал. И он все время твердил только одно слово: скважина. Тогда Гетторны не придали этому значения. Но теперь Илии все стало понятно. Тот парень прожил у них чуть больше года. Он скончался осенним утром от кровоизлияния в мозг. Им так и не удалось узнать о его прошлом. Психиатрическая клиника, в которой он находился, к тому времени, когда они прибыли в нее, уже закрылась. Кого-либо из врачей или обслуживающего персонала найти не удалось.

– В чем дело, Смит? – тихо спросил Гетторн.

Смит взял его крепко за руку и сказал:

– Они обнаружили нас.

– Не волнуйся, сюда им никогда не добраться.

Столы ломились от яств, вино лилось рекой, музыка становилась все зажигательней.

Гетторн ударил кубком по столу и встал. Мгновенно все стихло: шутки, смех, топот танцующих ног, музыка, стук вилок и ножей.

– А теперь мы должны проводить молодых.

Все закричали каждый свое. Мирра и Смит поднялись и пошли через весь зал, пробираясь сквозь толпу. Их хлопали по плечам, им улыбались и говорили что-то приятное. Все эти прекрасные люди казались Смиту призраками, бесплотными духами, иллюзией, которая явилась к нему в горячечном бреду. Ничего этого на самом деле не существовало. Ни замка с его надежными стенами и высокими башнями, ни клана Гетторнов, ни Последних Защитников. Стены – картонные, башни склеены из спичечных коробков, оружие – пластмассовые игрушки. Скоро все это рассыплется в прах. Останется только грязное пятно на горном склоне. Спасения нет.

Мирра почти волокла Смита по лестнице. Неужели он так пьян? Или действительно что-то случилось? Она втащила его в спальню. Он рухнул на кровать. Мирра сбросила фату, которая белым облачком упала на пол. Она легла рядом со Смитом и обняла его. Две Девятки. Смит дрожал мелкой дрожью, скорее даже вибрировал. Она уже знала, что он умеет предчувствовать.

– Что случилось? Что ты почувствовал? – спросила она и прижалась щекой к его щеке. Это немного успокоило Смита.

– Он коснулся меня?

– Торч?

– Не знаю… Кто-то влез в мой мозг и увидел.

– Это Торч. Он снова где-то подзарядился.


Его зарядили! Ему не спрятаться. Ему никогда не спрятаться.


– Мы должны немедленно уйти отсюда, – сказал он Мирре и сел на постели. – Скажи Гетторну, что мы уходим.

– Ты с ума сошел. Ни Торчу, ни Охотникам не добраться до нас, пока мы здесь. Это самое безопасное место на всей планете.


Нет. Нет безопасных мест на этой планете.


– Если мы не уйдем отсюда, все кончится очень плохо.

– Ты уверен?

– Я не знаю. Я чувствую. Они нашли нас. Они знают, что мы здесь.

– Почему «они»? Это был Торч. Всего лишь Торч. Он ничего не сможет нам сделать. Ни он, ни его самодельная качалка.

– Торч не один. Они заставили его сделать это. Коснуться меня. Это как… как холодная жаба, которая залезла в твой мозг.

– Успокойся. Все будет хорошо.


Не будет!


– Ты не понимаешь, – торопливо заговорил Смит, – будет плохо не нам, будет плохо Гетторнам.

В дверь постучали.

– Войдите! – крикнула Мирра.

В спальню вошел Илия.

– Извините за вторжение, но мне показалось, что Адам чем-то обеспокоен.

– Он считает, что нам следует покинуть замок, иначе мы подвергнем опасности весь клан.

– Ерунда. Нам ничто не может угрожать.

– Может, – горячо возразил Смит, – они не остановятся ни перед чем. Им нужны Две Девятки. Мы не должны были соединяться. Это слишком большой соблазн для них. Это как найти чашу Грааля.

– Да, – согласилась Мирра, – по старым старательским легендам, кто владеет Девяносто Девятой, тот владеет миром. Но владеть Девяносто Девятой не может никто, она погубит любого, кто попытается ее захватить.

– Дело не в этом. Они могут разрушить Замок.

– Это невозможно, – перебил его Гетторн, – только безумец отважится штурмовать мою крепость.

– Они и есть безумцы. Мирра, нам нужно уходить.

– Мистер Смит, – холодно произнес Гетторн, – смей напомнить вам, что я официально являюсь вашим Последним Защитником. И сейчас я решаю, что вам делать, а что нет. Я с уважением отношусь к вашим способностям. И даже допускаю, что ваши преследователи попытаются напасть на Замок. Но это будет их последнее предприятие. Как только прозвучит первый выстрел, об этом немедленно узнает вся Федерация. Их разорвут на клочки. Я гарантирую, что с вашей головы не упадет ни единого волоса.

– Они не хотят причинить вред нам, – Смит начинал злиться от этого непонимания. От того, что прекрасные люди, с которыми свела его судьба, могут пострадать из-за собственного упрямства и самоуверенности. И завтра (а может быть, уже сегодня) их лица изуродует гримаса боли, их плоть будет истерзана, их жизни будут оборваны.

– Мы нужны им живыми, – тихо произнес он, уже не надеясь быть услышанным. – А вот вы – нет.

– За нас не беспокойся. Я принял к сведению твои предчувствия. Мы усилим караулы.

Гетторн быстрым шагом вышел из спальни.

В Эльсиноре в ту ночь тоже были усиленные караулы. Но призрак все равно явился. И все покатилось к черту.

– Мирра, я прошу тебя. Перенеси нас куда-нибудь подальше.

– Ты хочешь всю жизнь скрываться? Мы можем прыгать с места на место сколько угодно. Моей энергии хватит. Но что это будет за жизнь? К тому же есть и чисто технические трудности. Рано или поздно у нас кончатся деньги. Нам где-то нужно будет спать, совершать утренний туалет, справлять естественные надобности. Рано или поздно нас застигнут врасплох и поймают. А я не хочу, чтобы меня поймали. Я была в «Маргарите» и видела электрод, который приготовили для меня.

– Я тоже там был.

– Но не в качестве Скважины! Мы останемся здесь, что бы тебе ни мерещилась. Я не хочу возвращаться в подполье. Мне надоела эта бесплодная борьба. Мы будем жить как нормальные люди.


Не будем! Потому что мыненормальные.


Она раздела его, как ребенка. Он в который раз ощутил их неразрывность и предназначенность. В окно заглянула луна. Она следила за ними – на месте ли они, не скрылись ли из своей западни.

Смит не заснул в прямом смысле этого слова. Просто сознание оставило его, и он упал, но не вниз, а вверх. Его уносило в черную, холодную бездну. Ледяная чернота обступала его, стремясь превратить в такую же абсолютную пустоту. Он сопротивлялся изо всех сил. Но его несло все дальше и дальше. Земля оставалась где-то там, позади, похожая на голубую монету.

Несколько раз он просыпался, смотрел на Мирру, любовался ее лицом, прислушивался к дыханию. Затем вспоминал, где он, и тоска сжимала ему горло, мешая дышать. Никогда еще его предчувствия не были так осязаемы, так вещественны. Он пытался себя успокоить, повторяя все доводы Гетторна. Но это занятие оказалось таким же бессмысленным, как пересчет овец. Потом он снова забывался непрошеным сном. Он снова видел себя грибом, от которого тянутся бесконечные нити. При этом он продолжал лететь через бездну к какой-то неведомой планете. Во сне он знал совершенно точно, что спасения нет не только на Земле, но и в любой точке галактики. Даже если он распадется на атомы, они соберут его снова, и превратят в Скважину. Он ощущал каждой клеточкой своего измученного организма, как они сверлят его голову, как хищно жужжит сверло, как они вставляют в отверстие свой чертов электрод и как его невыносимо острый конец впивается ему в мозг. Волна боли и паники захлестывала его. Внезапно он увидел Малыша. Фирменная челка отброшена назад. Глаза стеклянные, рот полуоткрыт, спина выгнута. Он мертв. Но он говорил с ним. Сначала Смит не мог разобрать слов, но потом прозвучало очень отчетливо: Паника снижает твои способности, старик. Ты уж прости, но это факт.


ГЛАВА 29 | Скважина №9 | ГЛАВА 31