home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 31

Группа ученых Кингс-колледжа в Лондоне занимается вопросом о том, могут ли мобильные телефоны вызывать головную боль, тошноту и чувство усталости у тех, кто утверждает, что сверхчувствителен, и тех, кто считает, что не подвержен этому.

Хуч так и знал, что будут проблемы. Знал с самого начала. Он соглашался во всем с Лорром, потому что решил плыть по течению. Сил для самостоятельных действий и решений не осталось. И вот теперь он с мрачным удовлетворением выслушал эту сакраментальную фразу: «Господа, у нас большие проблемы». А какие они еще могут быть в такой ситуации, скажите на милость?! Хучу ли не знать, что такое Смит. А теперь еще и эта девка, которая ходит сквозь стены. Или телепортируется… Его рациональный мозг подсказывал только одно решение: бросить все к чертовой матери. Но Лорра, похоже, не остановишь. Правда, есть надежда. И называется она «большие проблемы».

– Что за проблемы? – Биш привык решать проблемы и поэтому обеспокоился не слишком сильно.

– Они наняли Защитника.

– Защитника?! – воскликнул Биш.

Хуч, который, казалось, был готов ко всему, даже опешил.

– А на каком основании? Защитник для тех, чья жизнь подвергается опасности.

– Если быть точным, – поправил его Лорр, – для тех, кто преследуется и чья жизнь подвергается опасности. А вы сами объявили его в розыск за промышленный шпионаж. Хорошо хоть убийство не навесили.

– Вы уверены, что они наняли Защитника? – Хуч все еще не мог поверить в такой поворот событий.

– На сто процентов. На картинке, которую мне передал Торч, рядом со Смитом сидел Илия Гетторн собственной персоной.

– Гетторны – самый мощный из Тринадцати кланов, – проявил осведомленность Хуч. Сердце его ликовало. Никто не посмеет выступить против Защитника.

– Дело осложняется не только этим. Это была действительно свадьба. И, как я понял, она проходит в Замке Гетторнов. Значит, обряд совершил глава клана. Он имеет на это право. По дурацким законам этих Защитников теперь они члены семьи.

Еще один мяч в корзину. Теперь Хуч был уверен, что весь этот бред завершится ничем. Он внутренне рассмеялся, вспомнив, как на секунду поверил, что может превратиться из Охотника в совладельца Скважины. Сменит патронташ на галстук. Нет, из жабы розу не сделаешь. Интересно, кто первый признает поражение. Скорее всего, Мирт. Он почти угадал. Мирт выглядел растеряннее всех.

– И что же нам теперь делать? – спросил он.

– А кто сказал, что Девяносто Девятую взять легко? – не сдавался Лорр.

– Что ты предлагаешь? Конкретно? – Биш смотрел на Лорра испытующим взглядом.

– Они сейчас уверены в своей безопасности. Только что отгуляли свадьбу. Дрыхнут без задних ног. Защитнички и вовсе уверены, что никто не посмеет на них напасть.

Хуч не верил своим ушам. Он привстал с кресла и подался вперед, как бы пытаясь разглядеть: шутит Лорр или нет.

– Ты предлагаешь напасть на Защитника?

– Да. А что тут такого? Две Девятки этого стоят.

– Ты рехнулся, – Хуч был настроен решительно. Он много раз нарушал закон. Он убивал и похищал людей. Иногда плохих, иногда хороших. Но Защитник… Эта была неприкосновенная святыня. Он даже представить себе не мог, как такое возможно. Это все равно что изнасиловать собственную мать.

– Защитника нам не одолеть. По многим причинам, – сокрушенно вздохнул Биш. Но в этой сокрушенности читалась тайная надежда, что Лорр придумает вариант, который позволит им продолжить игру.

– Первая, – продолжил Биш, – их Замок практически непреступен. Это, собственно, небольшой город, прекрасно укрепленный. В нем несколько тысяч человек. Если отбросить детей. Это минимум полторы тысячи первоклассных бойцов. Вторая. За нападение на Защитника нас подвергнут публичной казни. Стоит нам только приблизиться к Замку, как об этом тут же узнает вся пресса.

– Не узнает, – прервал его Лорр, – это я беру на себя. Неприступный замок? Чушь! В моем распоряжении будут такие силы, что мы возьмем его за считанные минуты.

– Этих минут хватит на то, чтобы девчонка телепортировалась вместе со Смитом к черту на кулички, – возразил Мирт.

Хуч не мог поверить, что они всерьез обсуждают атаку на Защитника. На мгновение ему почудилось, что он в палате сумасшедшего дома.

– Пусть телепортируются. Торч отыщет их снова. Они не смогут вечно скрываться. Слишком крупные мишени. Но зато к Защитникам они больше обратиться не смогут.

– Так дело не пойдет, – решительно заявил Хуч, – я против Защитника не пойду. Ни при каких условиях.

– Та-ак, – в голосе Лорра послышались угрожающие нотки, – значит, встаем в третью позицию? Хуч, тебе ли говорить о законе. Не пойдешь со мной, прямо отсюда пойдешь на пожизненные принудительные работы. У нас на тебя досье толщиной в три метра.

– Ты рехнулся, Лорр, из-за этих девятых скважин. Опомнись! Это же Защитник! – не сдавался Хуч.

– Я надейсь, Хуч, что в тебе говорит обыкновенная трусость, а не моральные принципы. Моральные принципы нам сейчас не нужны. Вы даже не представляете себе, как легко мы возьмем Замок. Теперь послушайте меня внимательно. И никак охотника за Девятками, а как представителя федерального правительства. Речь идет о государственной безопасности. И если ради нее придется пожертвовать не в меру ретивым Защитником, мы им пожертвуем. На законных основаниях.

– О какой государственной безопасности ты говоришь?! – возмутился Хуч. – Защитники – одна из основ нашего общества.

– Как ты думаешь, почему Гетторн взялся защищать эту сладкую парочку? Я тебе отвечу. Потому что Мирра рассказала ему все. Она активный член подполья. Одна из главных Крыс. Она знает все про нашу энергетику. А теперь представляете, что будет, если они обнародуют эти факты. Ей или Смиту никто не поверит. А вот Защитник – другое дело. Защитнику поверят все. Представляете, что тогда произойдет? Все общества, экономика, политика рухнут. Начнется настоящая анархия. Государство погибнет. Или вы действительно собрались перевести все на нефть и газ, которых давно осталось с гулькин нос?

Все молчали, придавленные нарисованной Торчем перспективой. Ситуация казалась безвыходной. Хуч не знал, что ему делать. Биш и Мирт готовы были сами штурмовать замок.

– Вот так, ребята. Мы тут не только из меркантильных соображений. В конце концов, мы люди не бедные и как-нибудь прожили бы и без этих пресловутых Девяток. Но дело пахнет керосином во всемирном масштабе. Пойди объясни миллионам людей, что их использовали как Скважины. Так что нужно засучить рукава и как бы ни было трудно, а сделать свою работу. Кроме нас некому. Поэтому, как говорится, труба зовет. Биш и Мирт отправятся как ни в чем не бывало в свою компанию, а мы с тобой, Хуч, возглавим операцию «замок». Понадобятся все твои люди. Техникой и оружием я вас обеспечу. Биш и Мирт отправляются в свою компанию. Ваша задача следить, чтобы информация о двух Девятках не просочилась к конкурентам. Торч остается здесь. Как только понадобишься, тебя вызовут. Пойдем, Хуч. Коптер нас ждет. Оперативный отряд уже вылетел к месту событий. Лететь недалеко. Мы возьмем их с утра. Тепленькими.

Хуч поплелся за неистовым Лорром. Все его существо протестовало против этого несуразного похода.

Они сели в коптер, Хуч отдал распоряжение своим людям и заснул. Такова была реакция его организма на стресс. Поспать удалось не больше часа. Лорр бесцеремонно растолкал его. Коптер прилип к склону одной из вершин, окружавших плато, на котором стоял замок. Хуч видел, как горные стрелки из специального подразделения Федеральной службы социальной занятости занимают позиции и разворачивают технику. Один из агентов сорвал брезент с базуки неизвестной ему конструкции. Она напоминала бочку. Ее широкое жерло было направленно в ночное беззвездное небо. Как Лорр собирался брать замок, он себе не представлял. К нему подбежал Лаймон, двигавшийся в темноте беззвучно, как мимолетный сон. Он ждал указаний. Все люди были на месте. Хуч не знал, что им сказать. Они видели замок и недоумевали. Некоторые откровенно роптали. Хуч видел, как назревает бунт на его отлаженном «корабле», но пускаться в объяснения не было сил. Он смог сказать им только одно: ждать.

Тем временем люди Лорра покатили базуку в сторону стен замка.

– Что это? – шепотом спросил он Лорра.

– Сейчас увидишь. Наша последняя разработка. Все произойдет очень быстро, как я и обещал. Прожекторы, укрепленные на стенах замка, чертили лучами замысловатые кривые, выискивая притаившегося врага. Но цели они не достигали. Нападавшие оставались невидимыми для часовых. У Хуча мелькнула безумная мысль подать часовым какой-нибудь сигнал. Но Лорр стоял рядом. Как чувствовал. У Хуча свербило под ложечкой, когда он глядел на базуку.

Наконец все было готово к атаке. Лорр махнул рукой, и кошмар начался.


Гетторн сидел в командном пункте и старательно пытался наблюдать. Он сделал все, как и обещал Смиту: караулы были усилены, он сам лично возглавил ночное дежурство. Гетторн таращился на мониторы, которые показывали в разных ракурсах территорию вокруг Замка. И в этот момент все экраны погасли. Все телефоны замолкли. Сначала Гетторн растерялся, а потом понял, что кто-то атаковал его крепость с помощью мощного электромагнитного импульса.

– Атака! – крикнул он и бросился в подвал. Там в бронежилетах, вооруженная до зубов, сидела его оперативно-боевая группа. Он бежал вниз по лестнице и напряженно прислушивался. Там, снаружи, уже должен был начаться бой. Но не было выстрелов, взрывов, криков. Всего того, что сопутствует штурму. По-прежнему стояла ночная предутренняя тишина, когда сон особенно сладок и содержателен.


Базука ухнула, как филин, негромко и тревожно. Из ее бочкообразного тела вылетел черный шар, похожий на доисторическое ядро, только раза в два больше. Оно довольно быстро набрало высоту, словно его гнал ветер. Шар исчез в темноте, и Хуч никак не мог определить, куда же он все-таки попадет. Шар никуда не попал. Он завис над замком и с тихим, злым шипением лопнул. Из него в разные стороны вылетели мириады мельчайших игл. Они реагировали на тепло, излучаемое живым существом. На лужайке были поражены несколько полевых мышей и все до единой собаки. Часовые на башнях и стенах валились, как подкошенные. Иглы были начинены веществом, которое мгновенно парализовало. Люди и животные падали, не успев издать ни единого звука. Слышались только глухие падения тел. Иглы залетали в открытые окна, проникали в щели под дверьми и жалили спящих людей. Действие содержащегося в них вещества выводило людей из строя на сутки.

Уже половина клана была обездвижена, когда в полет отправился второй шар. Он взорвался над замком, как раз в тот момент, когда Гетторн вывел своих людей из подвала. Несколько человек упало. Иголки находили щели даже в глухой броне боевиков. Защитник выхватил из-за пояса ракетницу и выстрелил из нее в траву. Игновенно вспыхнул костер, в который, чувствуя тепло, устремились тысячи иголок. Но многие из них по дороге находили людей. Гетторн закричал:

– В бассейн!

Уцелевшие после бомбардировки люди с разбега падали в холодную воду. А перед главным зданием вовсю полыхала трава. Огонь отвлек иглы, а вода снизила температуру тел. И все равно потери были огромны. Почти весь личный состав был выведен из строя. Их осталось не больше десятка, но и этого вполне было достаточно. Последний Защитник отдал негромкий приказ.

– Ну вот и все, – похлопал Лорр по плечу Хуча, – а ты боялся. Никакой крови. Все мирно спят. Теперь запускай своих ребят, они займутся поисками Смита и его жены. Мои люди нейтрализуют всех, кому удалось скрыться от бомбардировки.

На стену полетели крючья. И вот черные пауки поползли наверх. За какие-то две минуты около двух десятков Охотников и примерно столько же федеральных агентов оказалось на лужайке перед главным зданием Замка.

– Твои пока останутся у стены, а мои все проверят и проведут, если надо, зачистку.

Растянувшись цепью, федеральные агенты двинулись через лужайку. Повсюду валялись спящие собаки и люди. Что они здесь делали? Значит, кто-то успел подать сигнал тревоги, Гетторны выскочили и попали под второй игольный дождь. Порассуждать на эту тему более основательно Лорру не дали. Люди клана открыли стрельбу из положения лежа. Они только притворялись парализованными. До того как федералы перемахнули через стену, уцелевшие Гетторны успели вылезти из фонтана и прикинуться обездвиженными.

Несколько федеральных агентов упали. Остальные немедленно залегли. Началась затяжная перестрелка. Огоньки трассеров разрывали тьму и тянулись, как телеграфные сообщения то в одну, то в другую сторону.

– Противогазы! – скомандовал Лорр. Бойцы молниеносно выполнили команду. Через семь секунд в обороняющихся полетели газовые гранаты. Они взрывались молочными клубами. Вскоре вся лужайка была скрыта под ядовитым туманом. Лорр подождал положенные семь минут и снова поднял людей в атаку. И второй раз попался в ту же ловушку. Закованные в броню боевики Гетторнов дышали через фильтры, и газ никакого воздействия на них не оказал. Лорр потерял еще несколько человек.

Некоторое время обе стороны молча лежали друг напротив друга, выжидая. Никто не решался напасть первым. Небо едва заметно начало светлеть. Приближался первый предрассветный час.

– Что дальше, Лорр? – спросил по рации Хуч.

– Все нормально, мы их добьем.

– А если у них есть антидот?

– Нет у них антидота. Это последняя разработка. Жди.

Хуч со своими людьми скорчился под стеной. Они были в специальных закрытых масках с автономной подачей воздуха. Утренние звуки не достигали их ушей – только помехи в эфире.

И тогда ударила ультразвуковая пушка. Выстрел был такой мощный, что Хуч едва не озверел. Если бы не шлем, он бы уже отдал Богу душу. Лорр даже и не подумал его предупредить.

Одновременно с выстрелом агенты поднялись и бросились в атаку, поливая защитников из автоматов. Закованные в броню поборники справедливости выстрел хотя и выдержали, но все-таки были оглушены. Часть из них погибла на месте под пулями федералов, а небольшая горстка организованно отступила в дом. Но на крышу дома три коптера уже высаживали десант. Они спускались из чрева железных птиц по веревкам, как гигантские гусеницы. Исход боя был предрешен. Пред тем как проникнуть на очередной этаж, они выкатывали в коридор базуку, и очередной черный шар взрывался миллионами иголок, которые рыскали по всему помещению в поисках плоти, излучающей тепло. Сами федералы были надежно защищены. Их защитные костюмы обдувались азотом, поддерживая на поверхности температуру ниже нуля.


Смит проснулся от темноты. Это всего лишь ночь, пытался он успокоить сам себя, но понимал: у этой темноты совсем другое происхождение. За окном не светили прожектора. Он встал и нащупал выключатель. Щелчок не дал никаких результатов. Тут же он услышал далекий крик и короткий хлопок. Смит, не теряя ни секунды, стал будить Мирру. Она никак не хотела просыпаться. Он тряс ее и тряс, а она только бормотала что-то невнятное. Смит не выдержал и ударил ее по щеке.

По стеклу что-то дробно забарабанило. Он не знал, что это стучатся иголки с парализующим препаратом.

Мирра открыла глаза. В них не было ни тени сна.

– Что случилось?

– То, о чем я предупреждал. Похоже, они атакуют замок.

– Не может быть. Это просто фейерверк. Они продолжают гулять.

– Вставай, говорю тебе.

Он тащил ее за руку.

До них донеслась сухая, как треск костра, автоматная очередь.

– Слышишь? – спросил он.

– Слышу… Но с чего ты взял…

И тут очереди стали беспрерывными. Потом заухали гранаты.

– Теперь дошло? Живо одевайся. Нам нужно немедленно уходить.


Когда федералы ворвались в подвал, который представлял из себя настоящий, оборудованный по последнему слову бункер, сопротивление оказывать было некому. Илия и пятеро его родственников лежали на полу. В каждом торчало по меньшей мере по дюжине иголочек. Они успели проскочить внутрь, пока Гетторны закрывали дверь.

– Ну вот и все, – сказал Лорр, снимая противогаз и антиультразвуковые наушники. – Наши потери?

– Двенадцать убито, трое ранено, – доложил подбежавший сержант.

– Плохо. Хуч, – крикнул он в рацию, – как у тебя дела? Ты нашел Смита.


– Одевайся быстрее! – торопил ее Смит.

– Чего ты паникуешь? Сейчас Гетторны разнесут их в пух и прах. Это же крепость.

– Быстрее, прошу тебя!

Она путалась в одежде, никак не могла отыскать в темноте платье, нога не попадала в чулок. Смит был уже вне себя от злости. Наконец Мирра оделась, но выглядела она по-прежнему сонной и вялой. Смит схватил ее за руку и потащил к двери, как чемодан на колесиках. Дверь распахнулась прямо перед самым его носом. На пороге стоял человек, еле различимый в предутренней мгле.

– Что там происходит? – спросил его Смит.

В ответ он получил сильнейший удар в лицо. Из сломанного носа брызнула кровь. Смит почти ослеп, мгновенно потеряв способность ориентироваться в пространстве. Его повело куда-то вбок, а потом он потерял сознание и рухнул на пол, увлекая за собой Мирру, которую продолжал крепко держать за руку. Она вскрикнула, ударившись головой об пол. Человек вынул фонарик, нагнулся над ними и осветил лица. Это был Хуч. Его рация требовательно запищала.

– Да, – ответил он, – да, нашел. Оба здесь без сознания.

– Отлично! Иду к тебе.


Лорр вбежал в спальню через пять минут.

– Господи, – воскликнул он, увидев тела, – прямо как на витрине ювелирного магазина. Хуч, мы сделали это. Две Девятки!

Хуч стоял и не верил своим глазам. Никаких пистолетов, бластеров, засад… Просто прямой правый. Девчонка удачно ударилась головой. И все. Столько было потрачено усилий, чтобы все завершилось вот так тривиально…

– А ты говорил: «успейт телепортироваться». Когда спецагенты штурмуют, люди забывают, как маму зовут. А уж телепортироваться…

– Это не я говорил.

– Да какая теперь разница. Вызывай людей, их надо транспортировать.

Мирра застонала и пошевелилась.

– Спокойно, – сказал Лорр и достал из кармана шприц-пистолет. Сейчас вам будет хорошо.

Он приставил дуло пистолета к шее Мирры и нажал на спусковой крючок. Чмок, и стон оборвался. Дыхание сразу стало ровным.

– Теперь вы, мистер Смит.

Смит уже пришел в себя и лежал, приходя в себя и слушая болтовню Лорра. Его шеи коснулось холодное дуло шприца-пистолета, чмок, и быстрая боль, похожая на комариный укус.

– Хуч, я пойду проверю людей и подготовлю все к взрыву.

– К какому взрыву?

– Замок взрывать будем, что непонятного?

– Зачем? Они все спят. Они не видели, кто нападал. Пришли какие-то люди, похитили Смита с подругой и исчезли. Ты что, хочешь взорвать четыре тысячи человек? Здесь женщины, дети, старики. Это маленький город.

– Ничего не поделаешь – взорвался склад с оружием. Хранить дома боеприпасы в таком количестве очень опасно. А мы периодически предупреждаем население. Взрывчатым веществам дома не место.

– Ты сумасшедший, Лорр.

– Нет, Хуч. Думаешь, мне их не жалко? Но я отвечаю за судьбу целого государства. Они знают то, что им не положено знать.

– Ты не сделаешь этого! – крикнул Хуч.

– Хочешь меня остановить.

Внутри Смита поднималась не просто теплая волна, а целое цунами. Оно гнало его кровь против всех правил все быстрее и быстрее, пока она не хлынула свежим потоком из разбитого носа, выплескивая наружу снотворное. Он не сомневался. Что у него получиться. Еще свежи были в памяти события в Норткампе, когда его пытался отравить Торч. От потери крови у него закружилась голова. Он убедился, что ни Хуч, ни Лорр не обратили внимания на то, что кровь из носа пошла с новой силой, он повернулся к Мирре и, напрягшись, закрыл глаза. Мирра вздрогнула, выгнулась дугой и опала. Ее лицо порозовело, а потом из носа тоже брызнула кровь. Теперь все будет в порядке. Главное, чтобы их вынесли отсюда. Нужно ждать, когда очнется Мирра. Нужно ждать…

Он смутно видел людей с носилками. Кто-то вытирал ему кровь с лица, кто-то склонился на Миррой. Все очень спешили. Голоса прорывались сквозь тысячу фильтров. Он слышал только гул, не улавливая смысла. Его качало. Мимо что-то проплывало. Что-то родное и близкое уходило в немыслимую даль. Сердце сжимало ощущение безвозвратной утраты. Он пытался удержать себя в сознании, и пока это удавалось.


Хуч и Лорр стояли на лужайке. Хуч был полностью обессилен. Он не мог предотвратить катастрофу. Этот чудесный замок и его хозяин – Последний Защитник – через несколько минут канут в вечность. А вместе с ними взлетит на воздух его мир. Обратится в ничто. Прежнюю жизнь уже не вернуть. Земля уходила из-под ног, как лента транспортера. Слова Лорра били ему в виски своей неопровержимостью. Железная логика была осязаемо железной, она грозила проломить ему череп.

Хуч не чувствовал, как Лорр заталкивает его в коптер.

– Быстрее, Хуч, – орал он ему, – отсчет уже пошел.

Перед ними на двух койках лежали стянутые кожаными ремнями тела Смита и Мирры.

– Мы отлично поработали, Хуч, – Лорр просто светился, – я оприходовал Защитников, а ты нашел Смита и взял его. Ты лучший, Хуч, теперь ты мог бы потребовать на своем долбаном Совете, чтобы они признали тебя Лучшим из Лучших.

Я взял его, Хуч. Взял! Никто не смог! А я смог. Теперь твой гонорар заплатят мне. А ты представишь меня на Совете. Я – Лучший. Через десять лет после Великолепного Марджа.

Хуч до сих пор пребывал в прострации. Он вглядывался в лицо Смита. Оно не вызывало у него никаких отрицательных эмоций, не смотря на то, что он убил Фримена, из-за него погиб Малыш, а теперь еще и целый клан Защитников, лучший из Тринадцати. Где-то там внизу таймеры отщелкивают секунды. Время невозможно остановить.

– Я вот что подумал, Хуч. А зачем нам Биш и Мирт? Мы могли поделить все с тобой. Скажем им, что штурм закончился неудачно, Смит и Мирра Инс погибли. С помощью Торча мы вполне могли бы осваивать Девяносто Девятую сами.

Хучу захотелось выбросить агента из окна. Но он не мог этого сделать. По крайней мере, сейчас.

Раздался оглушительный взрыв. Кабина коптера окрасилась кровавым багрянцем. Машину тряхнуло взрывной волной. Там, сзади, полыхал огромный костер, в котором плавились сверхпрочные сплавы. Все тела испарились в ту же секунду. С окрестных гор покатились лавины. Мир рушился. И восстановлению он подлежать не будет.

Хуч посмотрел Лорру прямо в глаза. Лорр не выдержал и занервничал.

– Хуч, – пробормотал он, – всякое бывает. Так получилось. Из этой жизни мы живьем не выберемся. Так что ты решил насчет Биша и Мирта?

– Все должно быть так, как мы договорились. Иначе этот коптер со всеми нами упадет прямо здесь.

– Прекрати меня пугать. Я сам кого хочешь напугаю. Я же просто предложил. Как один из вариантов. Но, с другой стороны, посуди сам, а каково, собственно, их участие в этом деле? Они зарядили Смита на своем Клондайке. Ну так они были ему должны и просто возвращали свой долг за то варварство, которое они над ним учинили пять лет назад. Так что ты подумай, пока летим. Курс изменить никогда не поздно.

Хуч смерил Лорра полным презрения взглядом.

Он не видел, что происходит со Смитом и Миррой. Смит смотрел на Мирру, потому что ее веки дрожали. Она явно приходила в себя. Подтвердив его ожидания, Мирра открыла глаза. Они тут же расширились от удивления. Но опытная подпольщица быстро оценила обстановку и тут же прикрыла веки. Это одновременно означало: «Я тебя поняла» и «Я все еще без сознания, на мой счет не беспокойся».

Смит немного успокоился. Потому что…


Паника снижает твои способности, старик. Ты уж прости, но это факт.


Теперь глубокий вдох. Кожаные ремни поползли незаметно, как уж, подкрадывающийся к легкомысленной лягушке. Они выползли из запоров и легли сверху, как будто ничего не произошло. Те же самые манипуляции совершили ремни Мирры. Она чуть шевельнула пальцем, давая понять, что почувствовала освобождение.


– Нет, Лорр. Я слишком много тебя слушал. Ты только что ради этой Девяносто Девятой отправил на тот свет четыре тысячи человек. И не просто человек, а, возможно, лучших людей планеты.

– Они тоже работали за деньги.

– Прекрати, Лорр, иначе я за себя не отвечаю. Мы летим в Клондайк и выполняем договоренности. А потом я не хочу тебя видеть. Я куплю себе бунгало где-нибудь на Фиджах и буду терпеливо ждать, когда тебя кто-нибудь закажет. Я возьму за этот заказ очень небольшой гонорар – кожу с твоего лица, я сделаю из нее маску.

– Ты перенервничал, Хуч. Я тебя понимаю. Пока с тобой серьезно разговаривать невозможно. Ладно, летим в Клондайк. Но учти, сам потом будешь жалеть.

Кожаный ремень хлестнул Лорра по лицу. Это была сильнейшая пощечина. Его щека мгновенно покраснела и стала опухать.

– Что за черт! – вскрикнул он, схватившись за щеку.

Смит сидел на носилках. Точно в такой же позе пребывала Мирра. Она схватила Смита за руку. Лорр выхватил бластер и дважды выстрелил ей по ногам. И тут же понял, что промахнулся. Потому что перед носом, как кобра перед дудочкой факира, плясали кожаные ремни. Раздался электрический треск, в ноздри ударил запах озона. На носилках никого не было. Кожаные ремни безвольно упали.

– Черт! Черт! Черт! Черт!

Хуч откинулся на спинку кресла и блаженно улыбнулся. Было бы несправедливо по отношению к Малышу, если бы он взял Смита так просто и грубо. Нет, это Девятки, их так просто не возьмешь. Он был практически рад тому, что Смиту и Мирре удалось улизнуть. А еще он радовался потому, что Смит пребывал в глубоком моральном нокауте. Впервые с сегодняшнего утра у него было прекрасное настроение.

– Ничего, ничего, – бормотал Лорр, – Торч найдет тебя. А Защитника у тебя больше нет. Полдела сделано.


ГЛАВА 30 | Скважина №9 | ГЛАВА 32