home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 32

Относительно причин синдрома хронической усталости имеется большое количество теорий. Многие врачи сомневаются, что CFS – фактическая болезнь. Многие полагают, что это компонент психологического нарушения или признак других проблем, например анемии или высокого кровяного давления.

Как только Хуч и Лорр уехали, Торч впал в состояние флегматичного ожидания. Он терпеливо наблюдал, как Биш и Мирт о чем-то совещаются, то и дело поглядывая на него. Он знал, что рано или поздно они к нему подойдут. Или один из них. Он оказался прав. Подошел Мирт. Биш, видимо, опасался, памятуя о стуле и том, как он ползал по полу на четвереньках.

– Торч, нам бы хотелось спросить у тебя совета.

Торч не ответил. Он с удовольствием наблюдал, как Мирта засасывает трясина под названием «неловкое положение». Знал бы ты, Мирт, дружище, что такое реальное неловкое положения. Когда ты сидишь в железном ящике, прикованный цепью, в голове у тебя торчит электрод, вживленный в голову безо всякой анестезии, а из тебя выкачивают всю твою сущность.

– Так вот, – не дождавшись ответа, продолжил Мирт, – нам кажется, что с тобой поступили несправедливо. Ведь без твоей помощи мы не смогли бы отыскать Смита. По крайней мере, не так быстро. Мы хотели бы восстановить справедливость. Это было предложение Биша, – торопливо добавил он. – Как насчет пятнадцати процентов?

– Неслыханная щедрость, – поощрил его Торч. – И за чей же счет банкет?

– Мы думаем, – для солидности Мирт вытягивал губы в трубочку, от чего они становились похожими на красные, неприличные пельмени, – что Хуч должен получить гонорар по контракту, а Лорру хватит и десяти процентов. Он работает вне правового поля и этим ставит под удар всех нас.

Вы даже не знаете, голубчики, под какой удар поставлю вас я. Вы ответите за все. Жаль, что у вас нет категорий, а то бы качалка уже во всю работала.

– Как ты смотришь на этот вариант?

– У меня есть другой вариант. Встречный.

Он краем глаза заметил, как Биш поднял голову. До этого он делал вид, что пытается привести в порядок свои ногти.

– Поверьте моему опыту, если они возьмут Смита и его девчонку, они вас кинут. Они попытаются разрабатывать скважины сами. Что им мешает?

Биш, не в силах сдерживаться, вскочил и подошел к Торчу.

– Они тебе так сказали? О чем ты говорил с Лорром в этой пультовой?

– Ни о чем. Это обыкновенная логика. Пока вы здесь сидите, они уже давно поделили все по-своему. Или вы надеетесь, что они прилетят в ваш Клондайк с двумя Девятками? У вас, ребята, есть только один выход: лететь в Замок и зафиксировать все, что там происходит. Так вы будете держать их на крючке. В крайнем случае, заявите, что агент Лорр действовал на вас принуждением.

– Ты остаешься здесь? – быстро бросил Биш. – Мы скоро.

– А куда мне деваться? Я сквозь стены ходить не умей, – ответил Торч, про себя добавив: В прямом смысле.

Биш и Мирт еще о чем-то пошептались, напоминая со стороны двух принюхивающихся друг к другу собак, а потом пулей выскочили из конференц-зала.

Жадность. Всех их губит жадность. Они не в состоянии отказаться от Девятой, даже если им в прямую кишку засунуть дуло крупнокалиберного пулемета.

Как только хлопнула дверь, Торч вскочил, затем задержал дыхание, отсчитал про себя три минуту и направился к бару. Он, заставляя себя не торопиться, открыл его и достал бутылку самого дорогого французского коньяка. Грубо открыл ее и отхлебнул прямо из горлышка. Потом закрыл глаза, сосредоточился и коснулся сознания Биша. В уши ворвался ветер из открытого окна и гудение двигателей. Взлетели. Он, не выпуская бутылки из рук, отодвинул бар в сторону, так как это делал мерзавец Лорр. Бар отъехал в сторону, как по маслу. Перед ним предстала дверь в пультовую. Торч отхлебнул еще и решительно постучал. После небольшой паузы щелкнул замок. Он ни секунды не сомневался в том, что замок щелкнет. Он успел вычислить этого Штолла. Он уже знал его как самого себя. Настало время воплотить свой план.

Штолл стоял на пороге и щурился от света. Торч без церемоний втолкнул его внутрь и закрыл за собой дверь.

– Коньячку не желаете? – спросил он Штолла, протягивая ему початую бутылку. Штолл машинально взял ее и пригубил.

– Как продвигается проект?

– Что? Извините, вам нельзя здесь находиться. Я вызову охрану.

– Нельзя? А почему же ты тогда открыл дверь?

Штолл не нашелся что ответить. Он только беспомощно вертел бутылку в руках.

– Пейте-пейте, – посоветовал Торч, – это отличный коньяк. Они вас таким, наверное, не баловали?

– Чего вы, собственно, хотите? – Штолл начинал волноваться.

– Того же, что и вы. Сколько они вас здесь держат?

– Семь лет…

– Меня держали пять. Так как ваш проект?

– Все готово, но они должны дать мне гарантии. Я устал работать под честное слово. Сначала обещали золотые горы…

– Вы об отпуске? Забудьте. Я предлагаю вам свободу.

– Свободу?

– Именно. Мы уйдем отсюда вместе.

– Побег?

– Совершенно верно.

– Но я свободен…

– Здесь? – Торч обвел рукой крохотное пространство пультовой. – Не смешите меня. Я предлагаю вам нечто гораздо большее, чем эта каморка, больше похожая на склеп.

– Вы не понимаете…

– Это вы не понимаете. Я сбегал от них не раз. Сбегу и сейчас. Все, что нам нужно, это ваш новый аппарат.

– Откуда вы знаете про аппарат?

– Догадался. Вы не особенно скрывались, когда при мне разговаривали об этом с Бишем.

– Ах да, конечно…

– Где он?

– Но…

– Никаких «но». Проблему побега я беру на себя. От вас нужен только аппарат. А дальше нас ждет беззаботная жизнь.

– Где?

– Как «где»?! Здесь. На Клондайке. С вашим аппаратом да с моими способностями мы будем здесь жить припеваючи.

– Какие способности?

– Уникальные. Я Торч. Вы слышали обо мне?

– Нет…

– Ну да, конечно. Вы здесь семь лет. Я бывший Восьмой. Я могу касаться сознания. И еще кое-что могу, о чем никто даже не подозревает. С помощью аппараты мы вернем мне мое прежнее состояние, а я смогу заработать денег для нас обоих.

– Каким образом?

– Я же сказал, что кое-что умей.

Штолл нервно заходил по комнате, бросил взгляд на пульт, автоматически отметил показания приборов.

– Вы уверены?

– У нас нет времени, Штолл. Или вы соглашаетесь, или я ухожу один. В конце концов, эти дурни так увлеклись охотой за Девяносто Девятой, что оставили мне мой рюкзак с качалкой.

– Вы сказали Девяносто Девятой?

Глаза Штолла оживились и забегали, словно электроны в одноименном облаке.

– Но этого не может быть. Высшая категория Восьмая. Девятая – это старательская сказка, а Девяносто Девятая – просто религиозный культ.

– Вы ошибаетесь, профессор. Вредно сидеть взаперти, далеко от основных событий. Первая энергетическая обнаружила две Девятых.

– И… вы хотите сказать, что Девятки объединились?

– Да. Звезды сошлись. Сбываются пророчества. Теперь вы понимаете, почему они все с ума посходили?

– Кто владеет Девяносто Девятой, тот владеет миром.

– О Девяносто Девятой можно только мечтать…

– …думать о ней нельзя, – продолжил Штолл.

– Решайтесь. Пока у нас есть шанс. В конце концов, что вы теряете. Ничего. Без вас они все равно не в состоянии решить техническую сторону вопроса, поэтому самое серьезное, что вам грозит, более усиленный режим содержания. Обо мне не беспокойтесь. Им я тоже нужен. Ну, так как?

Штолл не ответил. Он решительно отодвинул Торча в сторону и шагнул к двери, через секунду они были уже в конференц-зале. Торч пододвинул бар на место.

– Коньячок прихватим с собой? – спросил он Штолла. Этот ученый нравился ему, потому что был единственным человеком, который смотрел на него с интересом (пусть научным), но без унизительной брезгливости.

– Здесь сложная система охраны, – снова засомневался Штолл.

– Насколько сложная?

– Все коридоры патрулируются. Кроме того, они снабжены камерами слежения через каждый метр.

– Это я беру на себя.

– Да? Очень интересно.

Ученый не умрет в ученом даже на краю могилы. Он все равно будет исследовать все, что попадется ему на глаза.

Торч привычно закрыл глаза, гадая, на сколько его хватит. Он попробовал коснуться сознания патрульного в ближайшем коридоре, но ничего не обнаружил. Немного поплутав, он выяснил, что охранники, увидев в спешке отбывающих боссов, расслабились и засели за трехмерные карты в служебном помещении.

– Пойдем, – потянул он за рукав Штолла, – коридор свободен.

Они вышли из конференц-зала.

– Куда дальше? Направо, налево? – нетерпеливо спросил Торч.

– Это смотря куда мы хотим попасть…

– А куда лучше?

– На крышу. Там стоянка аэромобилей для VIP-персон. Вы умеете угонять аэромобили?

– Умей. Куда?

– Направо.

– Быстрее.

Они рванули по коридору, как мастера спортивной ходьбы.

– Камеры, – задыхаясь, напомнил Штолл.

Торч притормозил и вновь прикрыл глаза. Охранники у мониторов ели сэндвичи и увлеченно о чем-то спорили.

– Нормально.

Они прошли коридор до конца, и Штол указал еще на одну дверь. За ней оказалась лестница на крышу.

– А вот теперь ходу! – крикнул Торч. – Пока они не очухались. В руках у Штолла все еще была бутылка виски. Они выскочили на крышу и подставили лица ночной прохладе. Вдали была стоянка, на которой выстроились в ряд десятка три аэромобилей.

– Там три охранника, – предупредил Штолл.

– Разберемся.

Торч подошел к будке сторожа. Он отобрал бутылку у Штолла, основательно приложился к ней и, изображая пьяного, обратился к сторожу.

– Эй, там, в скворечнике!

Появилось заспанное лицо сторожа, мужчины лет шестидесяти.

– Я забыл, где я оставил свой «Дестер», последней модели с ручным управлением.

– Не знаю, сэр, – ответил, протирая глаза, сторож, – вероятно, вы ставили его не в мою смену.

– Но ты же принимал вахту?

– Да. Есть один «Дестер», последней модели с ручным управлением. Как ваша фамилия, сэр?

Торч, отхлебнул из бутылки, медленно поднимаясь по ступенькам.

– Если бы я помнил, как моя фамилия!

Сторож потянулся к кобуре.

– Сэр, вам сюда нельзя. Спуститесь вниз.

– Пожалуйста, – покорно согласился Торч и в ту же секунду метнул бутылку. Она угодила сторожу в лоб ребром донышка. Удар был очень громким. Вскрик сторожа – очень тихим. Он упал на служебный стол, заваленный бумагами. А вот бутылка полетела вниз и раскололась об асфальт с таким звоном, словно лопнули все электрические лапочки в городе. Раздался ультрозвуковой свисток.

– Зажми уши! – успел крикнуть Торч и тут же запетлял по стоянке. Штолл старался не отставать. С противоположных концов им на перерез бежали два охранника. Молодые люди, атлетического сложения, кобуры болтались пустыми, потому что пистолеты были у них уже в руках. С этими шутки плохи. Но Торч уже высмотрел «Дестер» с ручным управлением.

– Быстрее! – орал он Штоллу. Но Штолл не обладал спортивными задатками. Он уже задыхался и скорее имитировал бег, чем бежал на самом деле.

Торч коснулся ручки двери, когда услышал окрик:

– Стой! Стреляю!

В пяти метрах от него, используя «Северу» в качестве прикрытия, на одном колене стоял охранник. Обе его руки сжимали «Буллит». Самое неприятное, что они обязаны были отдать устное предупреждение, но не были обязаны стрелять в воздух. Торч с досады сплюнул. К нему, запыхавшись, побежал Штолл.

– Стой! Стреляю! – раздался окрик второго охранника. Торч лихорадочно оценивал ситуацию. Ну конечно, они расположились на одной линии. Он медленно встал, подняв руки. Вслед за ним рефлекторно поднялись охранники. Торч чуть сместился, чтобы линия огня, соединяющая обоих охранников, стала идеальной.

– Сэр, положите руки на капот, а вы, сэр (это уже Штоллу) сядьте на корточки и сцепите руки за затылком.

Торч выпрямился во весь рост и раскинул руки во все стороны, став на мгновение похожим на распятого. Пальцы имитировали пистолеты. Он спустил воображаемые курки, сделав губами «пиф-паф». В темноте охранники не могли разобрать, есть у него оружие в руках или нет. Но движение подозреваемого было настолько профессиональным, что оба, не сговариваясь, открыли огонь. Но за микросекунду до этого Торч уже начал свой танец. Он сплясал короткую джигу вдоль линии огня и снова раскинул руки. Запах пороха щекотал ноздри. Взгляд направо. Казенные ботинки, валяющийся на кровельном покрытии пистолет. Взгляд налево. Лысейщая голова, из-под которой выползала темная лужа. Отличная стрельба, ребята. Он поймал на себе полный ужаса взгляд Штолла.

– Они сами убили друг друга. Несчастный случай. Я хотел сдаться. Шевелись.

Он быстро вскрыл «Дестер» и уселся на сиденье водителя. Штолл колебался. Еще можно было вернуться. Спуститься по лестнице, побежать по коридору, потом в конференц-зал и запереться в пультовой. А там придумать правдоподобное объяснение. Ну не ехать же вместе с этим головорезом, ей Богу. Торч прервал его размышления резким рывком. Штолл и глазом моргнуть не успел, как оказался внутри «Дестера». Торч запер двери, включил кондиционер и завел двигатель. Шарообразный аэромобиль подпрыгнул и взлетел почти вертикально.

– Вот и все, а ты боялся. Свобода! – крикнул Торч, закладывая крутой вираж.

Через пятнадцать минут они бросили аэромобиль на самой оживленной автостраде Клондайка. Торч предусмотрительно уничтожил все отпечатки пальцев. Какое счастье, что в таких местах чашки контроля только на входе. Внутри частная жизнь особо важных персон тщательно охраняется. Теперь можно было идти куда угодно.

– Настало время, Штолл, продемонстрировать тебе еще одну мою способность, о которой, как я тебе говорил, никто не знает. Где тут приличное казино?

Искать долго не пришлось. Достаточно было только повести головой из стороны в сторону.

Они прошли сквозь электронные двери.

– У вас есть деньги, Штол?

– Пластиковая карточка.

– Отлично! Пока нас не хватились, нужно закрыть счет.

– Но…

– Не рассуждать!

Торч толкнул Штолла к ближайшему банкомату. Штолл боялся даже вздохнуть против. Забрав у него деньги, Торч шагнул внутрь империи азарта, сразу у входа обменял все фишки и, не отвлекаясь, направился к столу без ограничений на ставки. Там он несколько секунд наблюдал за вращением рулетки, а потом поставил все фишки на девятку.

Забрав несустветный выигрыш, он отсчитал половину обалдевшему Штоллу.

– А вот это моя самая любимая способность. Я могу угадывать. Правда, не чаще одного-двух раз в неделю. Все, теперь нам нужно раствориться. Найдем специалистов по документам и исправим себе физиономии. Это я беру на себя. Пока бежали, забыли главное, где твой аппарат.

– Дома.

– Ты снимаешь квартиру?

– Да, я снял ее на десять лет – время контракта, но через три года после начала работы меня фактически заперли в пультовой.

– А как аппарат попал к тебе домой?

– Я отправил его по почте.

Торч посмотрел на Штолла с любовью.

– Сработаемся!


ГЛАВА 31 | Скважина №9 | ГЛАВА 33