home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 33

О ненормальности центральной нервной системы, включая точки мозгового воспаления и патологических уровнях некоторых гормонов было сообщено у множества пациентов с CFS, но подобные результаты также были найдены и без признаков болезни.

Когда цветная радуга погасла, Смит открыл глаза и смог рассмотреть то место, куда перебросила их Мирра. Она стояла рядом, вцепившись в его мизинец, и тяжело дыша. Они стояли посреди огромного вестибюля или холла. Мимо них спешили хмурые, неопрятные люди. Под ногами лежал серый, шершавый, непривычный бетонный пол. Тощий подросток вел по вестибюлю допотопную уборочную машину, которая громыхала всеми своими внутренностями. Она оставляла за собой безобразный грязный след. Тусклое табло с выцветшими буквами сообщало о прибытии каких-то рейсов. Каких, разобрать не было никакой возможности. Более-менее читались только время прибытия и отправления.

– Где мы? – спросил Смит.

– На Юпитере, – устало ответила Мирра. На ней лица не было.

– На Юпитере?! Ты не шутишь?

– Не шучу, – ее слова слетали с губ едва слышно.

Занесло! Такого поворота Смит не ожидал. До Юпитера было три года лета. Здесь работала лишь небольшая кучка поселенцев, которые работали с упорством фанатиков. Они не любили беззаботных землян, не желающих признавать, какая катастрофа на них надвигается. Земляне, в свою очередь, считали фанатиками поселенцев Юпитера. Катастрофа, о которой они твердили на каждом углу, могла произойти не раньше чем через миллиард лет. Но поселенцы твердили, что нужно построить цивилизацию для будущих поколений, когда тем придется в спешном порядке покидать Землю.

Смит всерьез заволновался. Сколько здесь под куполом обитало человек? Тысяч пять, не больше. Чуть больше, чем насчитывал клан Гетторнов. Затеряться здесь так же невозможно, как на футбольном поле через час после окончания матча.

Мирра покачнулась и оперлась на его руку, чтобы удержать равновесие.

– Что с тобой?

– Ничего. Мне просто нужно немного отдохнуть. Это был большой перелет.

– Почему Юпитер?

– Это первая безумная мысль, которая пришла мне в голову. Я чувствую себя абсолютно опустошенной.

– Пойдем. Нам нужно найти гостиницу или что тут у них есть.

Он осторожно повел ее по огромному залу космопорта. Слава Богу, регистрационная служба осталась за спиной. В непостижимой и неохватной выси терялся белесый свод купола. Это был первый купол, который воздвигли первые поселенцы, приверженцы Новой эры. Они гибли в суровом климате Юпитера сотнями. Но год за годом они вгрызались в эту негостеприимную почву и отвоевывали планету сантиметр за сантиметр. Теперь здесь жило первое поколение, рожденное на Юпитере. Они пока еще помнили о своей колыбели. Некоторые даже посещали ее. Но Земля казалась им слишком густонаселенной, слишком зависящей от технического прогресса, утратившие дух пионеров, покорителей неизведанных пространств, смело шагающих вслед ледникам, пересекающим сомнительные проливы и открывающим опасные материки.

– Что мы будем делать без въездной визы? Мы здесь чужаки и выглядим как чужаки, – нервничал Смит.

Мирра ничем не могла ему помочь, она еле переставляла ноги. Смит заметил выход из аэровокзала и устремился к нему.

Выход представлял собой проход в виде трубы из Первого купола во Второй. В «трубе» столпились встречающие. Смит лихорадочно шарил глазами по толпе, силясь набрести на решение. Такси здесь пока еще не было, но гидов, могущих проводить новичка по всем семи куполам и рассказать о здешних порядках, было хоть отбавляй. Рядом с группой встречающих Смит заметил еще одну. Он устремился к ней, подчиняясь шестому чувству.

– Извините… – обратился он к первой встречной женщине неопределенного пожилого возраста.

– Комната нужна? – просто спросила она.

– Да, вы просто мысли мои читаете.

– Спать будете на полу. Душ не больше пяти минут в день на двоих. Еда за ваш счет. И пятьсот в неделю.

– Пятьсот?!

– Иди за купол – там бесплатно.

– Ладно. Согласен.

– Оплата в конце месяца.

– Это удачно.

– Это Юпитер. Куда ты на хрен отсюда денешься. Не заплатишь – продам в туннель.

– Какой туннель?

– Купола дошли до скалы. В ней бьют туннель, чтобы сделать скальный город. Купол крупный метеорит пробить может, а скалу – накося-выкуси. Ну что, пойдем что ли?


Коптер еще не успел коснуться колесами крыши отеля, а Лорр уже спрыгнул. Он мчался мимо VIP-стоянки, как загнанный олень, когда дорогу ему преградил сторож с забинтованной головой. Лорр смутно его помнил.

– Офицер, как хорошо, что вы так быстро прибыли. До мистера Биша невозможно дозвониться. Пойдемте, я вам все покажу.

– Мне некогда.

– Погодите, разве вы приехали сюда не из-за убийства?

Лорр похолодел и остановился. Убийства? Он беспомощно оглянулся в поисках Хуча. Хуч его догнал и стоял рядом.

– Какого убийства?

– Пойдемте, покажу.

И забинтованный сторож повел их вглубь стоянки. Там, между машинами, напротив друг друга лежали два трупа, накрытые простынями.

– Кто это?

– Наши охранники, – охотно начал рассказывать сторож. Я аккурат вот тут сидел, – он указал на стеклянную будку, возвышающуюся над стоянкой, как избушка на курьих ножках.

– Кто убил? За что? – неторопливо отмахнулся от подробностей Лорр.

– Так друг друга они и убили.

– Из-за денег?

– Да нет…

– Из-за женщины?

– Нет, из-за бледного такого типа. Он мне бутылкой коньяка голову разбил. Думали, череп пробило.

– Бледный, говоришь… И что дальше?

– А ничего. Он на стоянку. Я – туда. Он мне – бутылкой. До крови разбил и сотрясение, говорят, есть. А потом охранники вышли, он между ними встал, что-то такое руками сделал, и они – бац – застрелили друг друга.

– Он один был?

– Нет, с каким-то мужчиной…

– Описать сможете?

– Вряд ли, неприметный он какой-то…

– Все равно спасибо. Вы нам очень помогли. Отправляйтесь домой.

– А можно мне…

– Отправляйтесь домой.

– Я очень наблюдательный.

– Не сомневаюсь. Но, думаю, вам есть за кем понаблюдать дома.

Сторожа вежливо, но очень настойчиво, выпроводили.

Лорр бросился к лестнице, ведущей с крыши в коридор последнего этажа. Навстречу ему поднимался защитник сборной федерации по хоккею.

– Вам чего надо? – спросил парень.

– В коференц-зал, быстро! – без личного разрешения мистера Биша…

Лорр чуть не выбил ему жетоном зубы.

В конце концов им пришлось звонить Бишу. Тот примчался один, без своего всегдашнего спутника Мирта. Втроем они вошли в конференц-зал, а затем в осиротевшую пультовую.

Биш упал перед пультом, как перед алтарем, на колени и зарыдал.

– Я убью эту скотину Торча. Я спущу с него шкуру живьем! Он увел с собой Штолла и новую помпу.

Новая помпа обещала быть самой совершенной из всех, она должна была работать с минимальным количеством потерь. И вот теперь не было ни Штолла, ни Торча, ни помпы.

Выяснилось, что последний раз Штолл закрыл счет у банкомата рядом с казино «Радуга», потом в этом же казино, судя по описаниям, Торч сорвал крупный выигрыш. Все. После этого следы беглецов безнадежно обрывались.

– Вам думать надо о другом, – вернул на грешную землю Биша Хуч, – Как мы теперь найдем Смита? Торча у нас нет.

Лорр сидел, нахмурившись за столом в конференц-зале, и постукивал костяшками пальцев о столешницу.

– Ничего, найдем. У меня агенты по всему свету. Где-нибудь они обнаружатся.

Хуч надеялся на обратное. Он верил, что после того как они уничтожили клан Гетторнов, Девяносто Девятая пощады им не даст. Она настигнет их, где бы они ни были и чтобы ни затевали. Самое время уходить на покой, если хочешь остаться в живых. Древняя старательская легенда оказалась правдой. Он понятия не имел, что за силы они затронули, покусившись на две Девятки, но точно знал, что им с этими силами не совладать. Ему страшно не хотелось повторять судьбу Фримена и Малыша.

Но Лорр был неумолим. Он привел в чувство Биша и не хотел никуда отпускать Хуча.

– Мы дождемся. Им некуда деваться, – постоянно твердил он.


Старуха, которую, как выяснилось, звали Абигайл, привела их в жилой купол. У нее была двухкомнатная квартира, больше напоминавшая двухкамерную мини-тюрьму. Она отперла большим ржавым ключом помещение, которое она, видимо, забывшись, называла спальней для гостей. Когда-то здесь жил ее муж, но Юпитер «доканал его два года назад». Он так ничего и не смог заработать за пятнадцать лет каторжного труда. Он был одним из тех фанатиков, которые приехали сюда строить новую цивилизацию для следующих поколений землян. У Абигайл не было средств на обратный билет до Земли. Она жаловалась, что приговорена к вечному поселению на этой проклятой планете. Им пришлось бы еще очень долго выслушивать ее жалобы на судьбу, но Смит довольно бесцеремонно выпроводил Абигайл и закрыл за ней дверь. Мирра уже давно спала, свернувшись калачиком на матрасе, небрежно брошенном в углу. Ничего, после того, как она отдохнет, они уберутся в какое-нибудь более подходящее для жизни место.

Ближе к обеду Смит решил прогуляться по окрестностям, чтобы добыть какой-нибудь еды. Он вышел из комнаты, которую предоставила им обиженная на весь свет старуха. Абигайл на месте не было. Чем она занимается помимо того, что сдает комнату, Смит не имел ни малейшего понятия. Комната старухи по сравнению с их каморкой была обставлена просто шикарно. Комод, старый пружинный диван, плита, шкафчик для посуды, несколько стульев и письменный стол. Повинуясь интуиции, которая значительно обострилась за последние дни, он подошел к столу и попытался выдвинуть ящик. Ящик не поддавался. Для Смита это не было препятствием. Он просто чуть сконцентрировался, и замок послушно щелкнул. В ящике оказались старые фотографии, которые запечатлели Абигайл с ее мужем, молодыми и красивыми. Смит рассеяно перебирал традиционные семейные фото, пока взгляд его не упал на одно из них. Это была выпускная фотография. Молодая Абигайл, ее муж и еще одиннадцать человек стояли в два ряда. Они были одеты в военную форму. Все в вытянутой руке держали удостоверение. Смит поднес фотографию к глазам, но так и не смог выяснить, какой организации принадлежал этот документ. Но под фотографиями обнаружились два диплома. Их он прочитать смог. Это были дипломы выпускников академии при федеральной службе социальных проблем. Нужно срочно разбудить Мирру.

– По чужим столам лазать нехорошо, мистер Смит.

Он и не заметил, как старуха вошла. В руках она держала пистолет.

– Какая нелегкая занесла вас сюда, мистер Смит? Неужели вы полагаете, что на Юпитере можно спрятаться? Я увидела вас сразу, как только вы подошли к выходу из аэровокзала. Я встречаю всех прибывающих. Это моя работа. А вчера на вас пришла ориентировка из центра. Если бы вы знали, мистер Смит, какая за вас обещана награда!

– Мы заплати вам больше!

– Не смешите. Мы здесь как червяки в банке. Нам никуда не деться. Лучше без глупостей отправляйтесь в комнату к подружке.

– Она моя жена.

– Тем более. Не заставляйте меня стрелять. Я женщина немолодая и не люблю шума. А шума будет предостаточно. Это закрытое помещение. Стены из металла. Давайте.

Смит легко вырвал у нее пистолет. Старуха долго с удивлением рассматривала свою руку. Вот только что в ней был пистолет, а теперь его уже нет. Чертовщина. Но Абигайл не зря закончила академию при федеральной службе социальных проблем. Реакция у нее и сейчас оставалась отменной. Она выскочила из квартиры, точно испуганная мышь, и захлопнула дверь.

Через громкую связь она торжествующе объявила:

– Вот так, голубчики. Я не знаю, кто вы такие, но теперь вы закрыты намертво. Спасения отсюда нет. Если, конечно, вы не умеете ходить сквозь стены. Через месяц за вами прилетит сверхскоростной паром. Специальный. Правительственный. Федеральный.

В ее словах слышалось неподдельное благоговение.


– Есть, – кричал ошалевший Лорр, бегая по конференц-залу как заведенный. – Они на Юпитере.

– Где?! – Хуч был подавлен известием. Нет, положительно нужно было как-то выбираться из этой истории. Они еще и космические пространства покоряют.

– На Юпитере. У нас там свой филиал. А девчонка-то – настоящий клад. Но мой агент докладывает, что она почти выдохлась. Следующую телепортацию ей повторить удастся нескоро. Я отправил за ними бригаду. Через месяц они будут здесь. Прямо на Юпитере их погрузят в такой анабиоз, что они очнутся только уже на Земле.

Хуча снова охватила разочарование. Он давно поймал себя на том, что сопереживает этой паре. Что-то сломалось в нем после кощунства, которое они совершили над Защитником. Он сам себя ощущал скважиной, причем старой, заброшенной, как запущенное дупло в гнилом зубе.

Мирра потихоньку приходила в себя.

– Мне так хочется спать. Я устала.

– Черт тебя дернул отправить нас на Юпитер.

– Так случилось. Разве тебе всегда удается полностью контролировать себя? Я просто захотела оказаться как можно дальше. Вот нас сюда и зашвырнуло. Мне нужно восстановится. Ужасно хочется есть.

– Ничем помочь не могу. Мы здесь в ловушке. Ты сможешь отправить нас обратно на Землю?

– Телепортировать? Нет. Но есть и другие способы. Например, на аэробусе.

Мирра села на матрасе, поджав под себя ноги.

– Что это? – спросила она. – Ты слышишь?

Он тоже уловил едва заметное шипение. Смит быстро оглядел комнату. В одном из углов он заметил белую струю газа.

– Вон, смотри!

– Они хотят погрузить нас в анабиоз, а потом доставить на Землю. Может, это и к лучшему? Мы заснем. А когда проснемся, то решим все наши проблемы.

– Мирра, что ты такое говоришь! Нам нужно немедленно уходить отсюда.


Биш уже взял в себя в руки. Он быстро отдавал по телефону какие-то распоряжения. Тем же был занят Лорр. Они вновь почувствовали, что цель близка. Хуч поднялся:

– Все, – сказал он, – я ухожу. У меня тоже есть текущие дела. Мне нужно к своим людям.

– Осталось совсем немного, Хуч. Совсем немного, и Скважины будут нашими, – попытался уговорить его Биш. – Это не просто Скважины. Позволь объяснить тебе. Сами они не обладают достаточно высокой пси-энергией. Поэтому их так трудно было засечь. Смит работал в Восточной энергетической компании, и они не смогли засечь его. Они являются своеобразными выходами на все другие скважины. Через них можно качать вечно. Разведчики больше не будут нужны, Охотники, извини, тоже. Мы, грубо говоря, вставим в Девятые шланги и поимеем весь мир. Мы получим все. Понимаешь, Хуч, все. Вот что означает Девятая.

– Мне не нужны скважины. Если будет работа, вы знаете, как меня найти.

– Как знаешь. Возьми на стоянке любую машину. Я потом пришлю за ней. Увидимся.

На крыше отеля Хуч ощутил прилив сил. Свежий воздух трепал его по загривку. Пора отдохнуть. Он выбрал старый, потрепанный, но казавшийся таким уютным «Кларк». Сел, потянул ручку управления на себя и рванул в свободное небо.


Смит тряс Мирру за плечи.

– Мирра, прошу тебя, напрягись. Отправь нас на Землю.

Их уже прихватило первым холодом. Жизнь в их телах потихоньку начала замирать, впадая в искусственную спячку.

– Мирра!

– Я попробую, милый. Не знаю, получится ли. Ты должен мне помочь. Вдвоем у нас достаточно сил. Обними меня крепче.

Он обнял ее.

– Сильнее, – прошептала Мирра и закрыла глаза. Ее тело напряглось, как пружина, растянутая до отказа и готовая лопнуть. Горячая волна смыла все волнения и тревоги. Перед глазами заплясали разноцветные человечки. Скоро они будут на Земле.


Когда федеральные агенты ворвались в помещение, они обнаружили там впавшую в анабиоз Абигайл. Она зашла в комнату случайно, что-то видимо забыла. Маленькое, сморщенное, старушечье тело пребывало в глубоком сне. Это был единственный трофей, который они смогли бы предъявить Лорру.


ГЛАВА 32 | Скважина №9 | ГЛАВА 34