home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 8

Одной из самых частых жалоб больных является жалоба на головную боль. Среди цефалгий лидирующее положение занимают головные боли напряжения – 50—80%.

Мирт и Биш сидели в комнате отдыха кабинета Биша. Сейчас он был наполнен ароматом свежего кофе. Чашки красовались на столе перед ними. Биш рассматривал как всегда воспаленные глаза Мирта, которые хотели спрятаться за огромными мешками и там отоспаться.

– Ну? – спросил он, отхлебнув кофе. – Ты утверждал, что это простые технические трудности, небольшая авария. Что говорят разведчики?

– Они говорят, что потребуются дополнительные расходы.

Биш поставил чашку на стол.

– Как ты думаешь, они просто хотят денег, почуяв, что мы получим неплохую добычу, или здесь реальные неприятности?

– Да просто денег хотят. Обычное дело. Для нас это не расходы, особенно если учесть те прибыли, которые мы…

– Что-то у тебя все очень просто, Мирт. Все очень просто никогда не бывает. Даже люди умирают непросто.

Мирт вздохнул и опустил глаза. Бишу на мгновение показалось, что они сейчас выпадут из глазниц, настолько он выглядел усталым.

– Теперь о прибыли, которую мы якобы получим. Пока мы не можем даже начать разработку. Так что говорить о том, что все просто… Откуда у тебя такая уверенность? Или ты просто хочешь усыпить мою бдительность?

– Ты по-прежнему считаешь меня Крысой?

– Мирт, дружище, об этом и речи быть не может. Я слишком давно тебя знаю. Но может быть, ты кому-то проговорился? Вспомни?

Биш подался вперед, сверля своего вице-президента глазами.

– Ну, давай, вспомни. Я чувствую, что ты что-то не договариваешь, что-то тебя гложет. И успокоить ты, прежде всего, хочешь не меня, а себя. «Все будет, нормально, все просто…» Брось, совершенно ясно, что у нас реальная проблема. И дело тут не в Разведчиках, а в том, что Восточная энергетическая каким-то образом узнала про Девятую. Они не дадут нам покоя. Там тоже те еще сосунки сидят. Они живьем могут съесть любого. Напряги извилины. Вспоминай.

– Может, Порч? – Вяло предложил Мирт.

Биш вскочил. Его темперамент никогда не позволял ему долго сидеть на одном месте. Именно поэтому все его доклады и отчеты были предельно лаконичными. Сидеть на заседаниях больше полутора часов он не мог просто физически. Он не любил кино, театры и балет потому, что там нужно было сидеть не менее двух часов. С ума сойти можно! Биш прошелся по комнате. Когда он находился в движении, ему очень легко думалось. То ли шаги задавали особый ритм, который совпадал с резонансами его мозга, то ли причина была скрыта в чем-то еще, он не знал.

– Порч! Порч, конечно, зануда и прохиндей, но это не его мотив. Если бы он узнал об утечке информации, он бы тут же потребовал назначения расследования, нашел бы Крысу и собственноручно ее распял. Единственная болезнь Порча – это паранойя. Как все неумные люди, он всегда боится, что его обманут. Часами будет торговаться и перебирать товар, пока наконец ему не всучат самый плохой. Нет, это не он.

– Почему же тогда именно он поднял этот вопрос на собрании? – Не сдавался Мирт.

Его кофе, к которому он так и не притронулся, обреченно остывал, выдыхая слабейщие струйки пара. Вместе с ними безвозвратно улетучивался аромат.

– Кто-то сказал ему.

– Кто?

– Тот, кто сдал информацию.

Биш снова заметался по комнате, как шарик в пинг-понге.

– И ведь именно в Восточную! Именно в Восточную! Ни в Ист-Вест, ни в Тотал Энерджи, в Восточную! Это означает, что он владеет всей информацией, всей!

У Мирта зазвонил телефон. Он нехотя вынул его, посмотрел на дисплей, не заметив, что краем глаза информацию на нем зацепил нависший над ним Биш.

– Да, – устало ответил Мирт, – уже не надо?

В голосе Мирта прозвучало неподдельное удивление.

– Ты же еще месяц назад на коленях стоял. Нашел? Мне бы так легко находить деньги. Ну что ж, рад за тебя. Нет, я занят по горло. Извини, в другой раз.

Телефон Мирта нырнул в складки его всегда мешковатого и мятого костюма. Он поднял глаза. Перед ним, глядя на него в упор, уперев руки в бока, стоял Биш. Его поза не предвещала ничего хорошего. Со школьных времен Мирт помнил, что это поза предшествовала жестокой драке, а в драке Биша никогда не смущал ни рост, ни вес, ни возраст противника. Он бился насмерть, и это пугало многих его противников.

– Что? – Спросил Мирт, попытавшись придать своему лицу невинное выражение.

Но лицо отказывалось ему служить, оно, как и все тело, хотело спать. Мирт с трудом подавил вздох.

– Кто звонил? – спросил Биш совершенно беззаботным тоном.

Но этот тон мог обмануть кого угодно, но только не Мирта. Мирт собрал всю свою волю в кулак и сделал последнюю попытку.

– Один приятель по рыбалке. У него были трудности, и он просил меня помочь. Теперь, слава Богу, трудности позади. И он звонил мне, чтобы похвастаться, что справился с ними самостоятельно. Приглашал отдохнуть. Я должен отчитываться за каждый звонок, Дик?

– Не припомню, чтобы Кирк увлекался рыбалкой. Или ты будешь утверждать, что это звонил не Кирк? Может, посмотрим последний входящий?

– Да, звонил Кирк. Ну и что это меняет?

Руки Биша опустились вдоль тела, и это был хороший знак. Биш снова стал мерять шагами комнату.

– Это меняет многое. Откуда у Кирка могут быть проблемы? Он обеспеченный бездельник. Его проблема – алкоголь и женщины. А как я понял из вашего разговора, у него были проблемы с деньгами. Расскажи-ка поподробней.

Мирт отхлебнул остывший кофе и поморщился.

– Он позвонил мне с месяц назад и попросил очень приличную сумму. Предлагал часть своих акций буквально по бросовой цене. Я мог бы получить блокирующий пакет. А вот теперь он сказал, что его финансовые проблемы решены.

– Женщина, – сказал сам себе Биш, – наверняка женщина. Они способны потратить любую сумму. Но не настолько крупную, чтобы не хватило его дивидендов. Скорее всего, соблазнил несовершеннолетнюю, она забеременела, а теперь родители пугают его судом. Вот здесь сумма может оказаться реальной.

Биш нажал кнопку на пульте связи.

– Крис? У тебя что-нибудь есть на Кирка? Последние два месяца. Да. Когда сможешь сделать подборку? Хорошо. Жду.

Он повернулся к Мирту:

– Ну-ну, продолжай.

– А это, собственно, все.

– Блокирующий пакет… – Биш задумчиво поскреб подбородок, – мы могли бы заткнуть Порча навсегда. Жаль…

Раздался шум факса. Из щели выполз листок, на котором была фотография девушки и текст. Биш оторвал листок и стал читать:

– Как я и думал. Анда Поп. Пятнадцать лет. Встречались две недели. Счет за оплату в клинике Рассела. Аборт. Вот зачем ему были нужны деньги. Так. «По непроверенной информации, родители Анды грозились подать в суд. В суд, однако, так и не подали. В то же время на счет Попов поступило…» Ого! – Биш неумело присвистнул. – Такую сумму он собрать не мог. Особенно при его тратах. С этим все ясно. – Биш вновь зашагал по комнате. – Теперь второй вопрос. Откуда он взял деньги?

– Мало ли? – Мирт пожал плечами. – Он вполне кредитоспособен. Ему мог одолжить кто угодно…

– Ему не нужен был долг. Он же не в долг у тебя просил, а хотел продать акции. Что он продал, Мирт? – Девятую?

Мирт снова отхлебнул холодного кофе и вновь поморщился.

– Именно. Информацию о Девятой. А где он ее взял?

Приятели посмотрели друг на друга. Биш стремительно открыл ящик стола и, выхватив оттуда пачку бумаг, начал их лихорадочно листать. Затем, видимо, найдя нужное место, хлопнул себя по лбу. Да так звонко, что Мирт подумал, уж не вшита ли у него металлическая пластина.

– Мы сами ему ее с тобой дали. Идиоты! Идиоты!

– Ты имеешь в виду…

– Да, именно. Мы сделали его председателем Ревизионной комиссии. Это моя вина. Я думал, этот алкоголик и бабник, которого кроме удовольствий больше ничего не интересует, абсолютно безвреден. Как председатель Ревизионной комиссии он имел доступ ко всем документам. Формально, конечно. Но имел. И вполне мог сообразить, что к чему. Все-таки выпускник Бург-пойнта. Диплом с отличием. Мозги у него есть. Вот скотина!

– И что теперь будем делать?

– А что теперь сделаешь, – Биш плюхнулся на свое место.

– Мы могли бы сливать ему дезу.

– Бесполезно. Он одноразовый товарищ. Лучше было сразу купить у него акции, и дело с концом. И чего ты тянул?

– Я думал, что тебе будет неприятно…

– Думал… Хотя кто бы мог подумать. Ненавижу эту Анду Поп.

Снова что-то зашептал факс. Биш посмотрел на него, как на змей. Документ выполз наружу и остановился. Факс замолчал, а Биш и Мирт сидели неподвижно. Наконец Мирт спросил:

– Ты собираешься посмотреть, что там?

– Вообще-то, там ничего не должно быть. Я сегодня больше ничего не ждал. Теперь чувствую, что там неприятности.

Он оторвал бумагу и стал читать. Закончив, молча передал документ Мирту.

– Вот оно и случилось.

Биш открыл мини-бар и плеснул себе немного рома. Мирт положил бумагу на стол. Официальный логотип Восточной энергетической компании сурово чернел, нависая над основным текстом. Основной текст гласил:


В федеральный Совет энергетических компаний

Исковое заявление

На основании ст. 5 «Общего соглашения» Восточная энергетическая компания считает незаконным присвоение Первой энергетической компанией Скважины № 9. Первая энергетическая компания не подала заявку на разработку после обнаружения скважины в установленные «Общим соглашением» сроки. Она не начала разработку в соответствии со ст. 10 «Закона Шерри». Однако в нарушение всех положений «Общего соглашения» 15 августа сего года на полугодовом собрании акционеров Генеральный директор Первой энергетической компании мистер Ричард Биш объявил акционерам о том, что Скважина № 9 находится в их собственности. Налицо грубейшее нарушение «Общего гарантийного кодекса» по ст. 7 п.1 «Незаконное присвоение скважины» и ст. 24 п.1 «Введение в заблуждение акционеров».

Восточная энергетическая компания ходатайствует перед Федеральным Советом энергетических компаний о следующем:

1. Назначить проведение слушаний о расследовании деятельности Первой энергетической компании в отношении Скважины № 9.

1.1. До окончания проведения слушаний приостановить деятельность Первой энергетической компании по добыче и разработке.

1.2. Возбудить персональное расследование в отношении генерального директора компании Роберта Биша.

1.3. Заморозить все счета Роберта Биша.

1.4. Ограничить свободу его передвижений.

2. Проведение слушаний о назначении свободного тендера на разработку Скважины № 9, с допуском на него физических лиц, на равных условиях и условии анонимности.

Копии направлены:

Первая энергетическая компания

Тотал Энерджи

Ист-Вест

Ассоциация частных старателей

Генеральный директор

Восточной энергетической компании

Майкл Скуббл


– Они что там, рехнулись?! – теперь встал Мирт.

В отличие от импульсивного Биша, он поднялся медленно и устало. Вяло махнул рукой.

– Они ведь не только скважину хотят заграбастать, они еще и тебя хотят упечь. Хорошо еще, если отправят на Плантации, а если…

– Это Скуббл. Скотина… – Биш покачал головой и скривил губы, -слушай, твоего Кирка надо убить… Вот это кашу он заварил!

– Нужно позвонить юристам. Может, они что-нибудь придумают.

– Не нужно никому звонить. Скуббл – дурак. Напыщенный, самодовольный дурак. Но это не самое слабое его место. Он еще и тороплив.

– Что ты имеешь ввиду?

– А то! Мы завтра же отправим исковое заявление в Совет с обвинением в клевете и распространении заведомо ложных сведений о наличии месторождения.

– Не понял…

Биш встал, с хрустом потянулся и сладко улыбнулся:

– А где доказательства того, что Скважина № 9 существует? Где она эта скважина? Скважина, где ты? Ау! Ее нет. А содержание полугодового собрания – коммерческая тайна. Это инсайдерская информация. Скуббл даже иск грамотно составить не может. Выдал сам себя с головой. Это мы его похороним. Завтра же начинаем процесс. Но до его окончания мы должны начать разработку. У нас месяц срока. Пусть Разведчики делают что хотят. А находку скважины зарегистрируем числом на день позже этой бумажки.

Биш взял со стола бланк с исковым заявлением, скомкал его и баскетбольным броском отправил в мусорную корзину. Затем сел на место и набрал программу обеда.

– Сейчас закусим как следует, и за работу. Но Кирк! Из-за какой-то бабы! Не иначе они его поймали в состоянии жуткого похмелья. Хотя он из него и не выходит никогда. Ну что он, у нас не мог взять деньги? Так горело? Два миллиарда мы бы ему нашли. Тем более за блокирующий пакет.

– Ты сказал – два миллиарда?

– Да, а что?

– Он просил три…

– Мирт, ты ничего не путаешь?

– Нет, конечно. Когда я что-нибудь путал?

– Так. Где еще один миллиард?

– Может, это не Кирк?

– Нет. Просто эта скотина продала информацию кому-то еще. И, скорее всего, это жучок. Продать информацию двум компаниям сразу он бы не осмелился. А жучок – другое дело. Компании жучков в расчет не принимают… А я-то думаю, с какой стати Скуббл приплел физических лиц. Но кто из жучков смог выложить миллиард?

На столе открылась крышка, и как всегда на мельхиоровом подносе появился обед на двоих.

– О жучке мы можем спросить у Кирка. Ведь теперь он нам должен.

– Браво, Мирт. И эту проблему мы сегодня решили.

Биш утопил ложку в черепаховом супе. Но до рта он ее донести не успел. Факс снова зашумел, тихо и таинственно, как шумит морская раковина. Мирт и Биш медленно повернули головы. На бумаге виднелся чей-то портрет. Биш аккуратно вернул ложку в суп.

– Я разобью этот факс к чертовой матери.

Он поднялся и направился к аппарату. Взял послание. На нем было нечеткое изображение мужчины, чуть высунувшегося из шарообразного аэромобиля. Хотя лицо было взято крупным планом, разобрать какие-либо детали было невозможно. К Бишу приблизился Мирт и посмотрел ему через плечо.

– Что это? – Спросил Мирт.

– Да черт его разберет… Вроде мужчина.

– А волосы длинные…

– Да. Ты прав. Может и не мужчина. Они что там, изображение обработать не могли как следует?!


Прибой бился седой головой о берег. Играл с мусором. И лодку не отнесло. Ее выбросило на мокрый песок метров через сто. Лодочник оглянулся и заметил это. Черт с ней. Он зашагал прочь.


Биш помотал головой, отгоняя внезапное наваждение. Зашагал прочь…

Но фигура была знакомая. Нет, не фигура. Походка. Где-то Биш уже видел этот мерный, вроде бы неторопливый шаг. Но именно такими шагами пересекаются пустыни. Ровный, четкий, очень экономный ритм.


– Это Торч!

– Ты уверен? – У Мирта затряслись пальцы. – Он мертв.

– Он сбежал тогда. Был в таком состоянии, что за ним особенно и не следили. Я тебе не хотел говорить. Медики заверили меня, что он и недели не протянет. А потом… Год шел за годом, он никак себя не проявлял, ну я и успокоился.

– Ты точно уверен, что вот это размытое пятно – Торч?

– Он самый. А я-то думал, что тогда ночью мне просто померещилось…

– Когда?

– После полугодового собрания. Так… телефон…

Биш выглядел абсолютно растерянным. Он беспомощно хлопал себя по карманам, мысли его блуждали где-то далеко. Мирт никогда не видел своего товарища в таком состоянии.

– Нужно предупредить их, что это Торч.

Наконец он нашел телефон и нажал кнопку:

– Алло. Это Биш. Я получил, да. Это Торч.


ГЛАВА 7 | Скважина №9 | ГЛАВА 9