home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ШЕСТАЯ

СКРИД ПАЛЬЦЕРУБ

Переход через Топи оказался для Мим очень тяжелым. А если уж для главы семейства крох-гоблинов путешествие было трудным, то остальные совсем выбились из сил. Беспокойство Мим росло с каждой минутой. Скрид приказал, чтобы они держались вместе, но чем дальше путники продвигались в глубь бесконечной топкой пустоши, тем больше увеличивалось расстояние между ними.

Мим шлепала по грязи туда-сюда, обходя длинную беспорядочную вереницу так быстро, как позволяла вязкая грязь. Она подбадривала каждого: от молодых гоблинов, шедших впереди, до старого Тарпа, который замыкал шествие.

— Теперь уже недалеко, — уверяла она.

Тяжелая смрадная вонь Топей усиливалась.

— Забудьте, где мы сейчас, и думайте о том чудесном месте, куда направляемся, — месте изобилия и удачи, где уважают гоблинов, а улицы буквально усыпаны золотом.

Крох-гоблины жалко ей улыбались, но никто не пытался ответить — на это у них не осталось сил.

Даже молодые, которые начинали переход бодро, резвясь как ягнята, теперь с трудом переставляли ноги. Мим понимала, что того и гляди кто-нибудь повалится без сил на землю.

— Эй! — крикнула она проводнику, маячившему впереди. — Обожди немного!

Скрид обернулся.

— Ну что еще? — раздраженно огрызнулся он.

Мим подошла к нему. Солнце палило беспощадно.

Скрид стоял подбоченясь и, злобно ухмыляясь, ждал.

— Нам нужен отдых, — задыхаясь, проговорила Мим.

Скрид оглядел ее с головы до ног, а затем, прищурившись, посмотрел на солнце.

— Мы будем идти до заката, — ответил он. — Затем мы остановимся на ночь. Идти в темноте слишком опасно: трясина и ядовитые ямы…

— Не говоря уже о мордорылах, рыбах-липучках и белых воронах, — грубо перебила его Мим. — Только что-то мы пока не встретили ни одного.

Скрид смерил ее уничтожающим взглядом.

— Прошу прощения, — ядовито заметил он, — но мне показалось, что ты наняла меня в качестве проводника, чтобы избежать опасностей. Если бы я знал, что тебе хочется увидеть их…

Мим сконфуженно потупилась.

— Извини, — пробормотала она. — Просто некоторым из нас не под силу выдержать темп, который ты задал.

Скрид окинул взглядом всю вереницу гоблинов.

— Вы заплатили за двухдневный переход, — резко сказал он. — Если будете медлить, придется заплатить еще.

— Но у нас нет больше денег! — воскликнула Мим.

Скрид оскалил желтые зубы, ярко выделявшиеся на фоне бледных, бесцветных губ.

— Я сказал, — бросил он, поворачиваясь и уходя. — Придется заплатить еще.


Тьма опустилась на землю к тому времени, которое Скрид Пальцеруб определил как день перехода. Он остановился на каменистой площадке, выступающей над поверхностью Топей, и поставил фонарь на камень.

— Мы остановились здесь! — крикнул он, сложив руки рупором.

Один за другим гоблины начали прибывать.

— Успокой своего младенца! — набросился Скрид на молодую гоблиниху, у которой на руках визжал малыш. — Он разбудит всех мордорылов на тысячу миль в округе. — Подняв фонарь, Скрид стал всматриваться в темноту, откуда они пришли. — А где остальные? — грозно спросил он. — Повезло же мне, если они сбились с пути и заблудились!

— Нет, гляди! Вон там! — Один из молодых гоблинов указал ему на странную приземистую фигуру, появившуюся из низкого клубившегося тумана. Вскоре стало ясно, что это Мим, с трудом, но решительно тащившая на спине маленького гоблина и одновременно поддерживавшая старого Тарпа. Скрид улыбнулся и похвалил их:

— Все на месте, никто не потерялся.

Поддерживаемая ликующими возгласами, Мим, пошатываясь, поднялась на каменистую площадку. Старый Тарн без ее поддержки тотчас сел.

— Молодец, старина, — переводя дыхание, прошептала Мим, — выдержал переход.

Та осторожно сняла с себя спящего ребенка, положила его на землю и укрыла одеялом. Затем, кряхтя от боли и напряжения, выпрямилась и огляделась.

— Ну что ж, это, пожалуй, не самое удобное место, где я когда-либо ночевала, — произнесла она. — Но здесь сухо, а это главное. Благодарю тебя, Скрид.

— Рад стараться, — ответил Скрид, не обращая внимания на мрачные лица окружающих. В конце концов, такие выражения лиц он видел уже, наверное, тысячу раз! — А теперь вам надо поспать.

Крох-гоблинам не нужно было повторять приглашение. Через несколько секунд, закутавшись в одеяла и напоминая ряд мохнатых коконов, все они уже спали — все, кроме Мим.

— А ты сам? — обратилась она к Скриду.

— Я? — надменно переспросил он, усаживаясь на самый высокий камень скалы. — Ну обо мне уж не беспокойся. Я не слишком нуждаюсь в сне. — Скрид окинул взглядом ровный ландшафт, блестевший в лунном свете, как начищенное серебро. — Кроме того, кто-то должен и сторожить.

Мим успокоилась. Она пожелала Скриду доброй ночи, устроилась между двумя малышами и, когда через две минуты темные облака закрыли лунный лик, Мим, как и все, крепко спала.

Скрид прислушался к громкому и дружному храпу и довольно ухмыльнулся.

— Спите крепко, карлики, — прошептал он, — или гоблины, или как там вас…


Он переставил фонарь поближе, когда вновь набежали облака, и, вытащив нож из-за пояса, начал его потихоньку точить о камень, плавно двигая лезвием вверх-вниз. Время от времени он плевал на клинок и осматривал его при желтом свете фонаря, а затем вновь принимался за дело — ежик-ежик, ежик-ежик, пока нож не стал таким острым, что им можно было рассечь волос.

«Горе тому, кто думает, что может перехитрить Скрида. — Он встал, держа фонарь в одной руке, а нож в другой. — Горе каждому, кто попал в мои руки!»

Неожиданно облака разошлись, и яркая луна осветила страшную картину, оставив для нее только черный и белый цвета.

Белые одеяла и черная кровь.

Белая костлявая фигура, нетвердой походкой пробирающаяся через грязь. Черная тень на скале.

Белые вороны уже упиваются мертвечиной. Черные деяния. Чудовищные деяния.

Держа в костлявой руке кожаную сумку, доверху набитую кровавой добычей, Скрид Пальцеруб осторожно шагал через Топи. Далеко впереди в лунном свете блестели обломки небесного корабля, который лежал, наполовину похороненный в грязи, как огромный скелет. Скрид, но отрываясь, смотрел на светившиеся шпангоуты полуразвалившегося корпуса. Он шел, ни разу не споткнувшись и ни разу не оглянувшись.

— Наконец-то! — пробормотал он, очутившись рядом с обломками. Скрид осмотрелся, ища признаки вторжения чужаков, и, ничего не обнаружив, довольный, поспешил укрыться в недрах корабля.

Но если бы незваный гость и предпринял попытку осмотреть «дом» в отсутствие хозяина, то он, без сомнения, бежал бы прочь, дрожа от ужаса и отказываясь поверить в то, что увидел там. Для начала воздух был пропитан смрадом полуразложившейся плоти. А потом стены — корабельные переборки — по всей длине и ширине были буквально усыпаны засохшими пальцами ног, прибитыми гвоздями к доскам.

Там были большие пальцы, маленькие пальцы, пальцы, покрытые шерстью, чешуйчатые пальцы, пальцы с острыми как бритва и длинными когтями, с короткими когтями, с перепонками — и все они были высохшие, сморщенные и черные. И это была лишь малая их часть, ибо в дальнем конце корпуса в огромном клиновидном углу валялись тысячи и тысячи других.

Скрид прошелся по небесному кораблю. Он не видел кровавых трофеев, украшавших стены, и не ощущал ужасающего смрада. Для Скрида Пальцеруба руины «Повелителя Ветров» пахли домом.

Он повесил фонарь на крючок над огромным ящиком из железного дерева и стекла, открыл крышку, присел на корточки и принялся за работу. Один за другим он вытаскивал отрезанные пальцы из своей сумки и, как сумасшедшая маникюрша, при помощи маленькой пилочки вычищал и выскабливал все из-под ногтей. Крошечные крупицы пыли — одни переливались белым, а другие мерцали бурым светом — падали в ящик. Когда Скрид решил, что вычистил все до последней пылинки, он швырнул ненужные уже пальцы в огромную кучу, к остальным.

Покончив с делами, Скрид мечтательно полюбовался содержимым ящика, который уже на три четверти был заполнен выскобленными из-под ногтей крупицами.

— Ах ты мое сокровище, — прошептал он. — Однажды ящик станет полон до самого верха. Это произойдет очень скоро, да поможет мне небо! И тогда, в этот дивный день, задание будет выполнено!

Скрид встал, захлопнул крышку ящика. Длинная ночь была на исходе. По небу неслись пурпурные облака, вестники приближавшейся бури. Невдалеке справа на фоне восходящего солнца вырисовывался силуэт небесного корабля.

Они стремительно сближались.


ГЛАВА ПЯТАЯ ТАВЕРНА «ДУБ-КРОВОСОС» | Громобой | ГЛАВА СЕДЬМАЯ СОГЛАСИЕ И ПРЕДАТЕЛЬСТВО