home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

КАПИТАН ПРУТИК

— Профессор! — крикнул Прутик прямо в ухо своему попутчику. — Это я, Прутик. Вы должны мне помочь.

Однако Профессор просто-напросто отвернулся, поднял руку и начал внимательно рассматривать тыльную сторону руки.

— Только посмотри, как кристаллы прилипают к каждому волоску, — восхищался он. — И как свет распространяется по всей длине волоска — от самого волосяного мешочка до кончика.

Прутик кивнул. Волоски действительно светились. Ну и что дальше?

— Профессор, — снова обратился к нему Прутик, — послушайте меня.

— Вы правы, мой старый, верный друг и соперник, — продолжал Профессор. — Он, кажется, действительно впитывает свет. Надеюсь, что вы заметили частицы бурой пыли посередине. Подобное вещество, должно быть, на самом деле обладает очищающими свойствами…

Покачав головой, Прутик отвернулся. Точно так же, как рыцарь принял его за своего соотечественника Гарлиниуса, так и Профессор видел и слышал вместо Прутика Профессора Темноты. Безнадежно. Совершенно безнадежно.

Прутик боролся со слезами.

— Вы пойдете со мной, — сказал он, осторожно взяв Профессора за рукав и уводя его. — Пойдемте. Две головы лучше, даже если одна из них разбита и пуста.

Они не сделали и дюжины шагов, когда Профессор остановился и повернулся к Прутику:

— Что ты хочешь этим сказать — «разбита и пуста»?!

Прутик рассмеялся от радости:

— Профессор! С возвращением!

— Ох, Прутик, — тихо ответил Профессор Света. — Это удивительное место!

Прутик неуверенно улыбнулся, но промолчал. Профессор начал толковать о свойствах грозофракса.

— Это материализовавшийся свет! — восторгался он. — Твердая энергия. Ты можешь себе это представить, Прутик? Летучий при ярком свете, прочный в сумерках и, однако, тяжелый, когда его обволакивает темнота. Грозофракс, вне всякого сомнения, — дивное вещество!

Прутик кивнул. По крайней мере, он знал, что это соответствует действительности.

— Но его вес, как наглядно доказал Ферумикс, относителен, — продолжал Профессор. — X равен У + Z в пределах p, где X — вес, У — площадь поверхности кристалла, а Z степень его прозрачности. — Он нахмурился. — Или блеска?

Прутик снова с беспокойством посмотрел на Профессора. Подтверждают вычисления Профессора то, что он в здравом уме и твердой памяти, или он порет чушь?

— Ну разумеется, тут его полным-полно, — прокомментировал Прутик профессорские выкладки.

— Конечно! — воскликнул Профессор. Он медленно повернулся, чтобы взглянуть на Прутика. В его глазах светилось явное безумие. — И я намерен сосчитать все это до последней крупинки и таким образом установить, сколько Великих Бурь понадобилось, чтобы произвести наличествующее количество кристаллов, и сколько времени на это ушло. Эпохи. Тысячелетия, — благоговейно прошептал он. — Миллиарды лет!

Прутик покачал головой. Все эти рассуждения об уходящем в бесконечном вращении времени его странно беспокоили. Воздух дрожал, и пестрые тени шептали ему тихими, ласковыми голосами. Убаюкивающими голосами.

— Ты Прутик, — шелестели они. — Тебе пятнадцать. Сколько ты уже повидал и сделал за такое короткое время…

И в игре тени и света, в ярких вспышках хрустального огня перед Прутиком представали сцены из его жизни, он узнавал места, где бывал, и людей, которых знал. Вот он на борту «Громобоя» вместе с небесными пиратами. А вот задняя комната таверны «Дуб-кровосос». Мамаша Твердопух, Форфикюль, Облачный Волк…

«Как много может дать вечный покой Сумеречного Леса», — убаюкивали голоса.

Прутик вглядывался в лицо, которое увидел.

— Отец? — пробормотал он и сделал шаг вперед. Фантом Облачного Волка качнулся и ускользнул от прикосновения.

— Конечно, это я, твой отец, — ответил он низким и гулким голосом. — Останься здесь ненадолго. Ищи и найдешь меня. Только не прекращай поисков…

— Нет! — крикнул Прутик. — Ты не мой отец. Не мой настоящий отец! — Он схватился за рукоятку меча и выхватил его из ножен. — Кто бы ты ни был, оставь меня! — закричал он, бешено размахивая мечом перед собой.

Воздух сверкал и сгущался. Лица удалялись. Они ухмылялись, строили рожи и высовывали языки.

— Остаться ненадолго? Я ни за что не останусь здесь! — выкрикнул Прутик.

— … останусь здесь…

— Исчезните, — ревел Прутик. — Прочь!

— … прочь…

И они исчезли. Прутик смотрел в тревожные глаза Профессора Света, чьи узловатые пальцы крепко держали его за плечи.

— Ты слышишь меня, Прутик? — спрашивал он. — Прутик!

— Да, — ответил мальчик. — Я слышу вас… О, Профессор! — захныкал он. — Если я как можно быстрее не покину этот проклятый лес, то наверняка останусь здесь навечно. — Он еще крепче схватился железной перчаткой за меч и стал размахивать им в воздухе. — Тем! Колючка! — заорал он. — Железная Челюсть! Буль! Где вы?

Эхо подхватило его слова и унесло в никуда. Прутик повесил голову. «Все безнадежно. Все… но подождите-ка». Он настороженно прислушался.

— Что это? — спросил Профессор.

— Ш-ш-ш! — прошипел Прутик и закрыл глаза, чтобы еще больше сосредоточиться. И вот снова — низкий и жалобный, едва различимый, но, без всякого сомнения, приветственный рев, который издают толстолапы.

В детстве Прутик, лежа в постели, часто слышал, как живущие в одиночестве толстолапы перекликаются меж собой через огромные пространства Дремучих Лесов. Насколько ему было известно, в Сумеречном Лесу их нет — за исключением одного.

— Бу-уль! — завопил он и издал, как мог, такой же приветственный звук: — Ва-а-а-а!

— Ва-а-а-а! — раздался ответ, теперь уже гораздо ближе.

На всякий случай сжав меч в руке, Прутик бросился бежать на звук.

— Ву-ву! — орал он.

— Ву-ву! — Голос был еще ближе. В следующий миг раздался шум и треск, и Буль — громадный толстолап-альбинос — вывалился из-за тенистых деревьев прямо навстречу Прутику.

— Буль!

— Д-ву-г! — промычал толстолап.

Они бросились друг к другу и крепко обнялись.

— Я боялся, что не увижу тебя снова, — сказал в конце концов Прутик. Тут до него дошло, что они здесь не одни. Точно так, как Профессор шел за ним, за Булем следовали остальные члены экипажа. Прутик смахнул слезы и с радостью смотрел на их улыбавшиеся лица. — Тем, Колючка, Железная Челюсть, Каменный Пилот — я так рад всех вас видеть!

— И у меня полегчало на сердце, когда я увидел, что ты жив-здоров, — ответил Тем Кородер. Он запнулся. — Я… То есть мы надеялись, что, может быть, и капитан с тобой.

Прутик покачал головой:

— Облачный Волк отказался оставить «Громобой». Когда я видел его в последний раз, он вновь обрел контроль над кораблем и направил его в самый центр Великой Бури.

— Старина Облачный Волк, — произнес Тем. — Самый отважный небесный пират из всех, кого я встречал, и это правда. Он вернется, чтобы отыскать нас, вот увидите.

Прутик кивнул, но ничего не ответил. Не стоило говорить ни про шар молнии, который — он сам видел — окружил небесный корабль, ни про взрыв, который затем последовал. Не было смысла лишать экипаж надежды. Тут на помощь Прутику пришел Профессор Света.

— Всем нам необходимо убраться отсюда — и чем скорее, тем лучше, — заявил он.

Небесные пираты повернулись к нему.

— Без капитана? — спросил Тем.

— Нам ничего не известно о том, где он, — отрезал Профессор. — И в его отсутствие я советую выбрать нового капитана — того, кому мы все присягнем на верность, кто выведет нас из Сумеречного Леса.

Тем неуклюже зашаркал.

— Ну и кого же? — угрюмо спросил он.

— Конечно же Прутика, — ответил Профессор. — Кого же еще? Сына прежнего капитана и его наследника…

Небесные пираты открыли рты от изумления, а Тем Кородер замотал головой, не веря своим ушам:

— Сын и наследник? Кто — юный Прутик?! Но этого не может быть!

— Вы не верите мне? — холодно возразил Профессор.

— Нет… Да… Я хочу сказать… — запутался Тем.

— Квинтиниус… То есть Облачный Волк сам рассказал мне об этом, — продолжал Профессор. — Вот почему он собирался оставить парнишку в Нижнем Городе — ради его безопасности.

Тем присвистнул.

— Я помню, капитан рассказывал о ребенке, которого ему родила Марис, — сказал он. — У них не было выхода, и они оставили его на произвол судьбы в Дремучих Лесах…

Он повернулся к Прутику, который кивнул:

— Я и есть тот ребенок.

На секунду Тем замер в растерянности. Затем он извлек меч из ножен, высоко его поднял и упал на колено:

— Тебе, Прутик, сын Облачного Волка, я присягаю на верность!

Колючка, Железная Челюсть и Каменный Пилот последовали его примеру. Прутик покраснел — все произошло так стремительно. Капитан небесных пиратов! А у него даже нет своего корабля. Тем не менее, как того требовал обычай, он вытащил меч и скрестил его по очереди с поднятыми мечами небесных пиратов.

— И с тобой, — говорил он. — И с тобой. Небесные пираты убрали мечи и крикнули:

— Ждем ваших приказаний, капитан Прутик!

— Да, конечно, я… — Он замялся и покраснел еще сильнее.

Его перебил Профессор Света:

— Есть одна звезда. Восточная Звезда. Ее свет не только постоянен среди меняющих свое положение созвездий, но он также настолько ярок, что его можно увидеть уже в сумерках. — Он согнул колени и неуклюже взглянул в небо. — Вот там, — указал он. — Смотрите.

Все повернулись и посмотрели, куда указывал Профессор. Прутик кивнул. Настало время принять на себя руководство, которое ему доверили.

— Если звезда будет впереди нас, это будет означать, что мы идем прямо. Рано или поздно, но мы непременно выйдем на окраину Сумеречного Леса. Идем?

— Есть, капитан, — ответила команда. — Мы с вами!

— Тогда вперед, — сказал Прутик. — Профессор, вы пойдете рядом со мной. Буль, ты замыкаешь колонну. Следи, чтобы никто не отстал и не отбился.

— Ву-ву! — ответил толстолап.

Теперь Прутик чувствовал себя гораздо увереннее: у него была определенная цель и, более того, он нес ответственность не только за себя. Он обернулся, чтобы осмотреть команду.

Все выглядели не лучшим образом после прыжка с корабля. Лицо и руки Колючки были покрыты синяками; у Тема Кородера, кажется, был сломан нос; Каменный Пилот неуклюже хромал, а Железная Челюсть потерял свою искусственную нижнюю челюсть, и на его лице зияла дыра, создававшая впечатление непроходящей глупой улыбки. Но хуже всех был Буль.

В первые минуты встречи Прутик был слишком переполнен радостью, чтобы это заметить. Но теперь, когда он смотрел на толстолапа, он понимал, что тот в весьма плачевном состоянии. Его белая шкура была покрыта пятнами крови, и при каждом шаге он громко и хрипло дышал. Прутику оставалось только молиться о том, чтобы раны его старого друга не были в действительности такими тяжелыми, какими казались.

Прутик посмотрел на небо и проверил, не сбились ли они с пути.

— Как хорошо, что вы пошли с нами, — обратился он к Профессору.

— Ах, ты про это, — произнес Профессор. — Ну, в общем, я поступил небескорыстно, ибо мне тоже необходимо отыскать край Сумеречного Леса.

Прутик удивился:

— А я думал, что вы собираетесь остаться здесь.

— Разумеется, я останусь, — ответил Профессор. — Но поскольку мне предстоит вычислить количество Великих Бурь, то сначала я должен установить общую площадь Сумеречного Леса. А этого я не смогу сделать, оставаясь в центре его.

— Да, — рассеянно согласился Прутик. — Думаю, что не сможете.

Одна тревожная мысль вдруг возникла в его голове. Допустим, они на самом деле доберутся до края Сумеречного Леса, — и что тогда? Над Топями даже летать было опасно — во сколько же раз опаснее пытаться пересечь их пешком? А в качестве капитана он несет ответственность за каждого члена экипажа. С нехорошим предчувствием он повернулся к Профессору за советом.

— Что за… — вырвалось у Прутика: Профессор пропал. Прутик в панике огляделся по сторонам и увидел его чуть поодаль, с трудом наклоняющегося к россыпи осколков грозофракса рядом с каким-то деревом.

— Увидеть мир в зернышке грозофракса! — бормотал он. — Держать в ладони бесконечность…

— Профессор! — заорал Прутик и встряхнул его за плечи.

Профессор Света обернулся, и Прутик посмотрел ему в глаза. Хотя и очень медленно, но в них просыпалось сознание.

— Прутик, — произнес он. — Я… я прошу прощения. Давайте продолжим путь.

— Спасибо, Профессор, — сказал Прутик. Он остановился и повернулся к остальным. — Здесь очень опасно. Мы должны быть уверены, что никто из нас не уйдет, даже если потеряет рассудок.

— Веревка, — предложил Колючка.

— Ну конечно! — с радостью поддержал Тем Кородер, снимая с плеча моток троса. — Мы все должны обвязаться веревкой!

Прутик кивнул и стал руководить работой. Он поставил Буля в конце, обмотав веревку вокруг его необъятной талии. Затем через равные промежутки он сделал скользящие узлы и велел каждому из пиратов просунуть левую руку в петлю и крепко затянуть ее вокруг запястья. Остатком троса он обмотал себя.

— Порядок! — объявил он. — Вперед!

Изрядно потрепанная, но связанная воедино, команда продолжила поход через Сумеречный Лес, направляясь навстречу далекой звезде. Прутик вздрогнул:

— Надеюсь, что конец пути не слишком далек, — прошептал он.

— … слишком далек… — отозвался лес.

Тут за его спиной раздался какой-то шум и возня. Прутик обернулся.

— Где Железная Челюсть? — спросил он, в ярости подходя к пустой веревочной петле.

— Ушел, — ответил Колючка.

— Ушел?! — переспросил Прутик.

— Он все бормотал, что не может оставить свою бесценную челюсть здесь. И потом быстро убежал в этот подлесок, — указал Колючка. — Вон туда.

Прутик покачал головой и разъяренно спросил остальных:

— Как вы это допустили?

— Ву-ву, ву! — объяснил толстолап.

Только тут до Прутика дошло, что Буль не просто стоит рядом с Темом Кородером, но и крепко держит последнего. Тот, подобно Железной Челюсти, тоже освободился от веревки.

— Что это? Что случилось? Тем, в чем дело?

Но Тем не смотрел на него.

— Оставьте меня! — рычал он. — Дайте мне уйти. — Его глаза внезапно остановились на чем-то слева от него. — Эл! — крикнул он. — Не уходи без меня!

Прутик посмотрел туда, но там никого не было, по крайней мере он никого не видел.

— Эл! — снова крикнул Тем. — Подожди меня. О мой несчастный, милый брат — как много времени прошло! — Он с бешенством заколотился в лапах Буля и взревел: — Отпусти меня! Сейчас же!!!

Прутик в изумлении смотрел на здоровущего пирата, который, как ребенок, бился в приступе истерики. Да, Сумеречный Лес забирает рассудок у его экипажа куда быстрее, чем он мог себе представить.

— Мой брат, — разразился стенаниями Тем, — я искал его так долго…

— Это лишь иллюзия, Тем, — попытался разубедить его Прутик. — Фокус. Там никого нет.

— Эл! — кричал Тем. — Эл, ответь мне! — Он начал бороться еще яростнее. — ОТПУСТИТЕ МЕНЯ!

Прутик до крови закусил нижнюю губу. С первой встречи Тем Кородер был так добр к нему — как же он оставит его сейчас? Однако в теперешнем своем состоянии он, несомненно, представлял настоящую угрозу для всех них. И конечно же, тяжело раненный Буль не сможет удерживать его долго. Прутик печально обратился к толстолапу:

— Отпусти его, Буль.

Как только Буль ослабил захват, Тем успокоился. Он огляделся невидящим взором — и улыбнулся.

— Эл! — крикнул он и, переваливаясь, заспешил в том направлении, откуда они пришли. — Эл, подожди меня!

Прутик смотрел, как Тем неуклюже удаляется, и слезы брызнули из его глаз. Старина Тем Кородер — большой, надежный Тем Кородер — навсегда уходит!

— Прощай, друг! — крикнул он. — Найди того, кого ищешь.

Он почувствовал, как мягкая, но тяжелая лапа опустилась на его плечо. Это был Буль.

— Ву-ву, — тихо сказал толстолап.

— Я знаю, — ответил Прутик. — Нам всем его будет не хватать.

В сократившемся составе отряд продолжал двигаться в направлении Восточной Звезды: Колючка, Каменный Пилот, Буль, Профессор Света и Прутик, идущий впереди. Они шли молча. Выброшенная веревка осталась лежать на земле, вбирая в себя кристаллическую пыль. Прутик сжал рукоятку меча и стиснул зубы.

«И как такое страшное место могло возникнуть»? — с горечью размышлял он. Прутик повернулся к остальным:

— Давайте скорей. Держаться вместе. Теперь, должно быть, уже недалеко.

— Следуем за вами, капитан, — ответил Колючка.

— Ву-ву, — добавил Буль и, пыхтя и сопя, тяжело зашагал вслед за ними.

Но Каменный Пилот, должно быть, не понял, что сказал Прутик. Он остановился и начал размахивать руками и топать ногами с такой силой, с какой позволяли ему тяжелый костюм и еще более тяжелые ботинки. Тучи бурой пыли поднялись вокруг. Застекленные отверстия для глаз в его капюшоне заблестели золотым блеском.

— О нет! — вздохнул Прутик. — Только не ты! Каменный Пилот — самый дельный и преданный из всей небесной команды — тоже не устоял против безумия Сумеречного Леса.

— Ву-ву? — спросил Буль.

— Я не знаю, — сказал Прутик и осторожно приблизился к Каменному Пилоту. Но что происходит под длинным тяжелым капюшоном, понять было невозможно. — Ты меня слышишь? — крикнул Прутик. — Ты в порядке?

Хриплое и приглушенное рычание донеслось из-под капюшона, и Каменный Пилот грубо толкнул его и указал куда-то в сторону.

— Я знаю, — сказал Прутик. — Я тоже видел…

— Гр-р-р!!! — рычал Каменный Пилот нетерпеливо. Он развернул Прутика и схватил его за голову.

— Ты что, с ума сошел? — завопил Прутик. — Буль! Помоги!

Каменный Пилот захрипел опять и повернул голову Прутика, заставляя его смотреть туда, куда он показывал. Буль, косолапо переваливаясь, бежал к ним со всех ног.

— Ву-у! — ревел он.

— Гр-ру! Гр! — настойчиво вторил толстолапу приглушенным голосом Каменный Пилот.

— О! — выпучил глаза Прутик, когда он в конце концов увидел то, что хотел ему показать Каменный Пилот.

Буль ринулся на Каменного Пилота.

— Все в порядке! — крикнул ему Прутик. — Смотрите!

Все повернули головы и уставились вдаль. А там между деревьями прямо под Восточной Звездой белел просвет.

— Это Топи, — прошептал Прутик. Он в волнении оглядел всех. — Мы дошли до края Сумеречного Леса и… — Он остановился. Неужели глаза опять обманывают его или там действительно кто-то есть? Он еще пристальнее всмотрелся вдаль. Сомнений больше не было: длинная, костлявая и угловатая фигура, стоявшая расставив ноги и подбоченившись, вырисовывалась на ярком фоне.

Буль понюхал воздух и тревожно зарычал, а его уши настороженно задрожали. Не подозревая об опасениях толстолапа, Прутик вместе с Профессором Света зашагал вперед.

— Я ухожу отсюда! — крикнул он кружащимся и переливающимся вокруг него теням и лучам. — И никогда сюда не вернусь!

— … вернусь… вернусь… — откликнулся лес ласковым и нежным эхом.

Прутик уставился на фигуру впереди. Воздух шелестел и мерцал, извивающиеся и кружащиеся вокруг туманные видения изо всех сил старались удержать Прутика.

— … вернусь… вернусь… — эхом отзывались они.

— Никогда, — закричал он, нащупав меч. — Никогда!

— … когда… когда… когда… — откликнулся лес.


ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ ЖИВОЙ ИЛИ МЕРТВЫЙ | Громобой | ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ ТОПИ БЕРУТ СВОЕ