home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

ТОПИ БЕРУТ СВОЕ

Скрид Пальцеруб наблюдал за приближающимся отрядом, прищурив глаза. Его тонкие белые губы кривились то ли в радостной улыбке, то ли в презрительной усмешке.

— Так-так-так, — проскрипел он. — И чем же здесь можно поживиться?

Как правило, путешественники, которые попадались ему, совершали переход в группах себе подобных: орава темных гоблинов, компания древесных эльфов, семья лесных троллей или — тут он самодовольно ухмыльнулся — крох-гоблинов.

Но это сборище!

Он наклонился вперед и прищурился: тут был мальчишка, какой-то старикан, возможно его дед, который выглядел так, словно из его белых одежд росло дерево. Затем кто-то мелкий — вроде бы древесный эльф. И еще кто-то или что-то в тяжелой одежде с капюшоном. И… Скрид заскулил.

— Толстолап! — сипло проворчал он.

Скрид Пальцеруб опасался толстолапов, и это было весьма разумно. Толстолапы были не только чудовищно сильны, но и обладали потрясающей интуицией. Лишь один-единственный раз он попытался отрезать пальцы у толстолапа, и эта попытка едва не стоила ему жизни. Скрид ухмыльнулся.

— Едва! — прошептал он, ибо, как всегда, элемент неожиданности и ночное время оказались решающими. «Однако заметь, — сказал он себе, — тот был гораздо меньше и не выглядел таким злобным. Надо будет обдумывать каждый свой шаг».


Эти последние несколько шагов оказались самыми трудными для Прутика. Как только он, спотыкаясь, делал шаг вперед, духи, видения и фантомы начинали злобно упрекать его.

— Твой отец, Облачный Волк, — нашептывали они ему на ухо. — Неужели ты оставишь его здесь одного?

— Давай, Прутик, — услышал он голос Профессора. — Надень железную перчатку и подними свой меч! Ты должен освободиться от власти Сумеречного Леса.

— Да… — неуверенно согласился Прутик. Он сделал, как велел Профессор. — А остальные с нами?

— Мы все здесь, — подтвердил Колючка.

Прутик взглянул вперед. В конце длинного круглого тоннеля, который он видел перед собой, висела Звезда, а под ней высилась бледная угловатая фигура. Шаг за шагом Прутик приближался к ним обоим.

— Теперь уже недалеко, — подбадривал его Профессор. — Скоро будем там.

Прутик резко повернулся к нему и схватил за руки:

— Тогда вы должны остановиться: если вы зайдете слишком далеко, то умрете.

Стоявшего на границе между Топями и Сумеречным Лесом Скрида охватило нетерпение.

— Ну что еще, во имя неба, там происходит? — сердито ворчал он. — Не один, так другой. — Затем, заметив, как дрожат уши у толстолапа, он сменил галс. — Давайте! — закричал он. — Я хочу вам помочь, пока не слишком поздно!

Когда его слова услышал Прутик, видения и голоса-призраки наконец-то отступили. В голове перестало шуметь, а взор прояснился. И он увидел лес таким, каким он и был на самом деле: несмотря на яркий, мишурный блеск, это было унылое и скучное место, застывшее в оцепенении и одурманенное затхлым запахом тлена.

Профессор Света посмотрел на Прутика и сказал:

— Я в состоянии пройти немного дальше.

— Вы уверены? — настойчиво переспросил Прутик. Профессор кивнул:

— Совершенно уверен, — и отвернулся. — Пойдем!

Помня о том, что он капитан, Прутик выпрямился и крикнул в ответ, как прежде, бывало, кричал Облачный Волк:

— Приветствуем вас! Я Прутик, капитан небесных пиратов. А каковы ваше имя и род занятий?

Скрид противно захихикал.

— Щенок, пытающийся рычать, как волк, — пробормотал он себе под нос. Он поднял голову. — Меня зовут Скрид, — ответил он. — И я занимаюсь тем, что провожу путешественников через коварные Топи.

Толстолап угрожающе зарычал.

— Хотя, возможно, вы не нуждаетесь в моих услугах, — продолжал Скрид, а его глаза бегали туда-сюда под полуопущенными веками. — Вы, вероятно, все знаете о Топях, об их трясине и ядовитых ямах, мордорылах, рыбах-липучках, белых воронах…

— Нет-нет, — поспешно остановил его Прутик. — Мы очень заинтересованы в ваших услугах.

Он прошел последние несколько ярдов Сумеречного Леса и остановился у самой его кромки. Скрид, находившийся всего в шаге от него, стоял уже на болоте. Между ними лежала какая-то невидимая линия. Одно мгновение они молча смотрели друг на друга. Вдалеке над блеклыми просторами пустоши раздалось пронзительное карканье.

— Белые вороны, — заметил Скрид. — Дерутся над падалью — запах крови доводит их до безумия.

Прутик почувствовал, как за его спиной все заволновались.

Скрид хитро улыбнулся.

— Иногда они нападают, так и не дождавшись, пока вы умрете, — прохрипел он.

Прутик вздрогнул. Ему было хорошо известно, что Топи — жуткое и опасное место, но и этот Скрид — смертельно бледный тип с налитыми кровью хитрыми глазками — не вызывал доверия.

«О небо, никудышный я капитан небесных пиратов!» — с горечью подумал Прутик. И опять поймал себя на том, что жалеет об отсутствии отца — уж он знал бы, как поступить.

И снова ему на выручку пришел Профессор Света. Сделав шаг вперед, он встал рядом с Прутиком.

— Сколько вы берете за помощь? — спросил Профессор.

«Сколько берете!» — в смятении подумал Прутик. Мысль об оплате услуг проводника даже не пришла ему в голову, хотя было ясно, что странное бледное существо потребует вознаграждения. У самого Прутика, однако, не было за душой ни гроша. То же самое можно было сказать и о других членах экипажа.

— Вот что я вам скажу, — начал Скрид, задумчиво потирая подбородок. — Специальное предложение для воздушных пиратов. — Он с недоверием их оглядел. — По две сотни с каждого.

Прутик задрожал: за четверых — это восемь сотен!

Профессор, однако, казался невозмутимым.

— Хорошо, я плачу тысячу.

Теперь Прутик растерялся по-настоящему.

— Но… — начал было он. — Я думал…

Профессор, обернувшись, объявил ему:

— После долгих размышлений я решил идти с вами. Берешь ли ты меня с собой, вот в чем вопрос.

— О да, конечно! — растерянно ответил Прутик. — Но ведь вы говорили…

— Попытаю счастья, — перебил его Профессор. — Кто знает, может быть, моя шея поправится… — Он помолчал. — В любом случае я не желаю здесь оставаться.

— Но вы были так уверены, — сказал Прутик. — Вы говорили…

— Я хорошо помню, что говорил, — опять перебил Профессор. — Я думал, что, если останусь, смогу изучать и исследовать грозофракс. Но я ошибался. И несмотря на то что Сумеречный Лес, безусловно, дал бы мне время для исследований, он также забрал бы у меня способность их проводить.

Скрид Пальцеруб нетерпеливо зафыркал.

Не обращая на него ни малейшего внимания, Профессор продолжал:

— Я ученый, Прутик. Ведь в Санктафраксе меня знают как человека острого интеллекта. Я могу на память цитировать древний «Трактат о свойствах света» Дилникса, я знаю «Тысячу люминесцентных афоризмов» Архимакса наизусть… А здесь, в этом ужасном, отнимающем рассудок месте, я с трудом вспоминаю, кто я такой.

— Итак, вы хотите сказать…

— Я хочу сказать, что лучше умру достойной смертью, чем от позора вечного невежества. — Он вытащил кожаный кошелек из складок своей мантии и отдал его Прутику. — Здесь пять сотен, — добавил он. — Остальное он получит, когда мы дойдем до края Топей.

Прутик повернулся к Скриду и вздрогнул, увидев, как этот жуткий тип, облизывая губы, смотрит вниз, на ноги Профессора.

— Если вы согласны на наши условия, — Прутик протянул ему кошелек, — то мы договорились.

Скрид усмехнулся:

— Очень рад слышать это. — Он взял кошелек, опустил его в карман и пожал руку Прутику.

У того мурашки побежали по спине от прикосновения этих иссохших костлявых пальцев.

— Ну пошли, — сказал Скрид и мягко, но твердо переместил Прутика через невидимую линию — из Сумеречного Леса в Топи.

Прутик оглянулся. Профессор Света медлил. Несмотря на принятое решение, этот шаг для него был невероятно труден — в конце концов, он мог стать его последним шагом.

— Ну давайте же! — раздраженно рявкнул Скрид. — У нас нет и дня в запасе.

— Не торопитесь, Профессор, — спокойно произнес Прутик.

Скрид фыркнул и с отвращением отвернулся. Прутик предложил Профессору руку, чтобы тот мог опереться.

— Спасибо, Прутик, — промолвил Профессор. — Что бы ни случилось, мой мальчик, для меня было честью и радостью познакомиться с тобой. Когда-нибудь из тебя получится отличный капитан воздушных пиратов. И у тебя появится свой корабль. Я знаю, что так и будет.

Говоря это, Профессор сделал первый шаг. Прутик бросился вперед, чтобы поддержать его. Но Профессор не рухнул. Он лишь тихонько вскрикнул от боли. Его качнуло, но он устоял.

За спиной Профессора Колючка, Буль и Каменный Пилот засмеялись от радости.

— Отлично, Профессор! — закричали они.

— Да, отлично! — Прутик просто сиял. — Когда мы вернем вас в Санктафракс, вы будете в полном порядке. — Профессор слабо улыбнулся. Его лицо смертельно побледнело, приняв землистый оттенок. Прутик помрачнел и с тревогой спросил: — Как… как вы на самом деле себя чувствуете?

— Живым, — простонал Профессор. — Отчасти. Но, боюсь, что буду передвигаться крайне медленно. Возможно, было бы лучше, если…

— Нет, — твердо оборвал его Прутик. — Вы пойдете с нами. Мы все по очереди будем помогать вам. — Он повернулся к остальным. — Ну, давайте! Идем!

— И конечно, не опережая графика, — злобно пробормотал Скрид.

Когда оставшиеся члены экипажа вышли, пошатываясь, на свет, Скрид развернулся и зашагал вперед. Прутик последовал за ним, подхватив Профессора под руку.

— Пошевеливайтесь! — крикнул им Скрид. — И помните: держаться вместе, идти только там, где прошел я, — и не оглядываться.

У Прутика упало сердце, когда он посмотрел вперед. Топи казались бесконечными. Даже если бы он был один, путешествие было бы тяжелым. А с Профессором, опиравшимся на него…

— Поспешишь — людей насмешишь, — прохрипел Профессор, как будто прочитав его мысли. Прутик кивнул и увидел белую грязь под своими ногами. Профессор был прав. Они вышли из Сумеречного Леса, а все остальное не имело значения, ибо, хотя Топи и были столь же опасными, сколь огромными, у них тоже был конец. А благодаря счастливой встрече с проводником…

— Капитан! Капитан! — раздался пронзительный крик Колючки. На мгновение Прутик забыл, что древесный эльф обращается к нему. Он непроизвольно оглянулся, ища глазами Облачного Волка. — Капитан Прутик! — закричал Колючка. — Вам надо быстро подойти. Буль…

Прутик бросил взгляд назад: толстолап огромной белой горой лежал на земле.

— Иди, — отпустил его Профессор. — Я в состоянии стоять без помощи.

Это не нужно было повторять. Прутик помчался по густой, липкой грязи и упал на колени рядом с другом:

— Что это? Буль, что с тобой?

— Ву… ву-ву, — простонал толстолап. Он обхватил себя лапами и откинул назад огромную голову.

— Буль! — закричал Прутик, и его глаза наполнились слезами. — Буль, скажи что-нибудь. Скажи, что сделать?

— Ву-у-у… — тихо проскулил толстолап и внезапно скорчился от жуткого приступа кашля, от которого у него пошли судороги по всему телу.

Прутик боролся со слезами. Раны, которые Буль получил при прыжке с «Громобоя», оказались более серьезными, чем Прутик предполагал. Дыхание толстолапа стало хриплым и прерывистым. Прутик гладил его по шее, не переставая шептать, что все будет хорошо, что все будет славно. Буль с трудом улыбнулся и закрыл глаза.

— Ву-ву. Д-ву-г!

Вдруг из уголка его пасти потекла тоненькая струйка крови, оставляя ярко-красный след на белом меху. Буль снова закашлялся, задрожал, захрипел и… замер.

— Нет! — взвыл Прутик и бросился на шею другу. — Не ты. Не сейчас. Ты не можешь умереть! — кричал он. — Казалось, что ты… что с тобой все… хорошо…

— Так с ними и бывает, — раздался насмешливый голос сзади. Прутик похолодел. — Сейчас они в порядке, — продолжал голос. — А через минуту мертвые, как…

— Скрид! — зарычал Прутик, вскочив на ноги и выхватив меч. — Еще одно твое слово, и, поверь мне, оно будет последним!

Скрид хмыкнул:

— И обречешь свой экипаж на верную смерть? Сомневаюсь. — Он отвернулся, оставив трясущегося в бессильной ярости Прутика.

— Пойдем, Прутик, — обратился к нему Профессор Света. — Ты ничего не можешь сделать для своего друга.

— Я знаю, — шмыгнул он носом. — Но…

— Пойдем, — повторил Профессор. — Этот мерзавец ушел уже очень далеко.


ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ КАПИТАН ПРУТИК | Громобой | ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ ОТРЕЗАНИЕ ПАЛЬЦЕВ