home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

ОТРЕЗАНИЕ ПАЛЬЦЕВ

Скрид Пальцеруб не мог поверить удаче. Когда рухнул толстолап, он едва удержался, чтобы не запрыгать от радости. Самый опасный член группы больше не представлял никакой угрозы.

— А другие будут легкой добычей, — прошептал Скрид и затрясся от злобного смеха. Затем он задумался и в размышлении потер подбородок. — Гм, обидно терять такие хорошие пальчики. Такие большие и волосатые…

Скрид оглянулся и с удовольствием обнаружил, что — несмотря на его приказ — путники брели поодиночке, на изрядном расстоянии друг от друга. В самом конце плелся древесный эльф.

— Теперь уже недолго, малыш, — зловеще прошептал Скрид. — И тебе немногим дольше осталось. — Он перевел взгляд на закутанную в тяжелый костюм фигуру, ковыляющую в середине вереницы. — А что касается вас двоих, — он сосредоточился на мальчишке и старике, опиравшемся на его руку, — то вашим пальчикам будет принадлежать завершающий аккорд!

Он поднял руки и сложил костлявые, пергаментные ладони рупором у рта.

— Эй! — Его надтреснутый голос разнесся над бесцветным ландшафтом подобно карканью белого ворона. Никто не обратил на него внимания. — Эй, вы! — заорал Скрид снова. — Капитан Прутик!

На этот раз мальчишка поднял голову.

— Что тебе? — крикнул он, и его голос задрожал на ветру.

— Мы уже прошли половину пути! — прокричал Скрид. Затем он указал на что-то позади себя. — Видишь эту верхушку на горизонте? Это мачта погибшего корабля. Именно туда мы направляемся. Там сможем немного отдохнуть.

— Нам надо отдохнуть сейчас! — крикнул Прутик.

Скрид улыбнулся про себя.

— Об этом не может быть и речи. Местность кишит самым жутким видом рыб-липучек. Съедят вас заживо, как только увидят.

— Ну хорошо, можешь хотя бы идти помедленнее?

— Конечно могу, капитан! — дружелюбно откликнулся Скрид. «Но не стану!» — добавил про себя. Он снова поднес руки ко рту: — Идите прямо, пока не доберетесь до погибшего корабля. Все будет в порядке, пока вы будете идти друг за другом. Но берегитесь: по обеим сторонам тропы — ядовитые ямы и трясина. Поэтому не сворачивайте с тропы!

— Не будем, — донесся до него ответ Прутика.

— Да, и последнее! — прокричал Скрид. — Хотя Топи кажутся ровными, на самом деле они довольно ухабистые. Не впадайте в панику, если вдруг я или корабль пропадем из виду. Просто продолжайте идти.

— Ладно!

«Каким любезным оказался этот юный капитан Прутик», — посмеивался Скрид. Довольный, он повернулся и пошел дальше через вонючие пустоши. Вдали в лучах белого солнца блестели обломки корабля. Скрид знал, что, несмотря на относительную близость, никто из отряда простодушных воздушных пиратов так до них и не доберется.

— Мордорылы, рыбы-липучки и белые вороны, — насмешливо фыркнул он. — Все они ничто в сравнении со мной, ибо я — Скрид Пальцеруб — здесь самая опасная тварь, и вы, капитан Прутик, скоро испытаете это на собственной шкуре.


Прутик не мог выбросить из головы слов Скрида: не сворачивайте с тропы. Именно об этом постоянно твердили ему Спельда и Тунтум, лесные тролли, воспитавшие его как собственного сына. И все же, не сойди он тогда с тропы, он бы и сейчас жил в Дремучих Лесах. На сей раз, однако, совет звучал убедительно, ибо, если Профессор оступится или поскользнется, дело может кончиться крайне скверно.

Профессор, голова которого была прикреплена к стволу ветки, не мог смотреть вниз, и поэтому Прутику приходилось следить за тем, куда ставить ноги, а это значило, что он не мог постоянно держать в поле зрения их главный ориентир. Каждый раз, когда он поднимал глаза, он видел, что они слегка отклонились в ту или другую сторону.

— Ну почему я должен следить за всем? — раздраженно бросил он. — Почему вы не говорите мне, когда мы отклоняемся от курса?

— Я не могу, — ответил Профессор. — У меня глаза закрыты.

— Ну так откройте их! — огрызнулся Прутик.

— И это я не могу, — устало произнес Профессор. — Моя голова привязана к ветке под таким углом, что в глаза бьет солнце. И если я стану смотреть на него, то ослепну. — Он печально вздохнул. — А что толку в Профессоре Света, который ничего не видит? Я окончу свои дни, клянча милостыню на улицах Нижнего Города.

Прутик виновато взглянул на него:

— Простите меня… Я…

— О, мой дорогой мальчик, — прервал его Профессор, — ты последний человек под этим небом, кому нужно передо мной извиняться. Я связал тебя по рукам и ногам в Сумеречном Лесу и повис на тебе сейчас. Я благодарю тебя от всего сердца и всегда буду тебе признателен. — Он помолчал. — А этого типа, Скрида, я бы отругал на чем свет стоит. Он ведь обещал, что будет идти медленнее.

Прутик кивнул, но ничего не ответил. Возможно, что их проводник и на самом деле снизил темп. Но они с профессором так устали, что этого не заметили.

Путешествие было бесконечным, как ночной кошмар: каждый ярд шел за милю, каждая минута представлялась часом.

— О небо! — простонал Профессор. — Как долго еще идти? Кажется, я больше не выдержу.

— С вами будет все в полном порядке, — уверял его Прутик, оглядываясь через плечо на Колючку и Каменного Пилота, идущих за ними. — Должно быть, теперь уже недалеко. — Он взглянул вперед и ахнул.

— Что случилось? — Профессор широко раскрыл глаза.

— Скрид! — Прутик выхватил подзорную трубу и в бешенстве осматривал горизонт. — Его нет!

Профессор Света, прищурившись, вглядывался вдаль.

— Он ведь предупреждал нас, что такое может произойти.

— Знаю, но…

— Пойдем уж, — сказал Профессор. — Я стар и болен. И мне позволительно впадать в уныние, но не тебе, Прутик. Все будущее перед тобой!

Прутик хмуро посмотрел вперед.

— Грязь, — буркнул он, — вот будущее, которое я вижу перед собой. Профессор, если бы я послушался отца, ничего бы этого не произошло. Но нет! Мне обязательно надо было прокрасться на борт «Громобоя»! Так что во всем этом виноват только я!

— Прутик, мальчик мой, — мягко произнес Профессор. — Что сделано, того не воротишь. Но я не собираюсь никого винить. Самое главное — это как ты справляешься с последствиями содеянного. Если ты… А-а-а!!! — завопил Профессор, когда внезапно обжигающий столб грязи вырвался из ядовитой ямы прямо между ними.

— Профессор! — крикнул Прутик, которого отбросило в сторону.

Он в ужасе смотрел на столб кипящей грязи, который поднимался вверх, подобно стволу огромного белого дерева. С оглушительным ревом он делался выше и выше, а затем свернулся и упал, рассыпавшись градом толстых вонючих комков.

— Профессор! — снова крикнул Прутик. — Где вы?

— Здесь, — раздался дрожащий голос по ту сторону грязевого града. — Меня засосало.

— Держитесь! Я вам сейчас помогу.

Из ямы продолжала изрыгаться грязь, и облака ядовитых паров вздымались вокруг Прутика. Кашляя и задыхаясь, зажмурив слезящиеся глаза, он на ощупь пошел вперед. Становилось все жарче, комья грязи летели прямо на него.

— Не могу… вас… найти…

— Здесь, — вновь раздался слабый голос Профессора где-то совсем рядом. Прутик остановился, вытер глаза и стал всматриваться в густой туман. И в трех шагах от себя увидел Профессора, который глядел на него.

— Стой! — закричал Профессор. — Ни шагу дальше!

Какое-то мгновение Прутик не мог понять, что он видит перед собой. Было ясно, что Профессор не лежал на спине, потому что, хотя его голова, совершенно точно, была на земле, она смотрела не в небо, а вперед. Затем до него дошло: профессор угодил в трясину! Его уже засосало до подмышек.

Прутик стащил с шеи шарф и обвязал его вокруг носа и рта, как маску. Затем он сбросил свою длинную пиратскую куртку, встал на колени на краю трясины и, крепко держа воротник и плечи, бросил другой конец куртки Профессору:

— Хватайтесь за нее, и я вас вытащу!

Профессор вцепился в куртку. Прутик напрягся и потянул.

— Давай! Давай! Давай же! — отчаянно кряхтел он.

Очень медленно Профессор начал появляться из трясины: сначала по грудь, затем по пояс…

— Ой, моя шея! — застонал он. — Моя бедная, несчастная шея!

— Еще чуть-чуть, — затаил дыхание Прутик. — Только…

Хлюп-хлюп… Хлоп!

Трясина разжала тиски и отпустила Профессора. Он лежал на земле вниз лицом.

— Профессор! — с тревогой позвал Прутик, перевернув его на спину и вытирая грязь с его лица. — Профессор, вы меня слышите?

Тонкие потрескавшиеся губы Профессора открылись.

— Да, — прохрипел он тихо. — Я слышу тебя… Ты спас мне жизнь.

— Пока нет, — ответил Прутик. — Но обязательно спасу. Забирайтесь ко мне на спину.

— Ох, Прутик, — запротестовал Профессор. — Я не смогу… Ты не сможешь…

— Мы не узнаем, пока не попробуем. — Прутик повернулся спиной к Профессору и присел на корточки. — Обхватите руками мою шею, — командовал он. — Да, вот так.

Затем, крякнув от напряжения, он выпрямился, подхватил тощие ноги профессора и пошел. Подальше от этой трясины, подальше от этой ядовитой ямы с ее парами и горячей брызгающей грязью. Он шел вперед по блеклым и болотистым Топям. Жара спала, воздух посвежел.

— А Скрида так и не видно, — наконец прервал молчание Профессор. — Бессовестный лгун, если он вообще когда-либо был. Взял наши деньги и бросил нас на произвол судьбы. Валяется небось сейчас в своих развалинах кверху брюхом!

Прутик поднял голову и оглядел горизонт. По крайней мере, погибший корабль был уже рядом.

— А пошел этот ублюдок в открытое небо, — выругался Прутик и плюнул. — При помощи Скрида или без нее, но Колючка, Каменный Пилот, вы и я выберемся отсюда. Как капитан, даю вам слово.


Но Скрида не было в его логове, устроенном в развалинах корабля. Удостоверившись, что его никто не видит, проводник нырнул за камень и как следует вывалялся в грязи.

«Теперь я буду совершенно невидимым», — довольно подумал он.

Затем по тропинке, параллельной той, по которой шли небесные пираты, Скрид понесся обратно через Топи так быстро, как только мог.

«Держитесь тропы, тупоголовые болваны, — усмехнулся он, пробегая мимо Прутика и старикашки. — Вы же не хотите, чтобы вас проглотили Топи, не так ли? По крайней мере, дождитесь меня!»

Скрид бежал назад — мимо странной фигуры в тяжелой одежде, мимо древесного эльфа — к телу толстолапа. Он оказался там не первым. Белые вороны уже рвали тело на части.

— Пошли прочь, белые дьяволы! — заорал Скрид, размахивая руками.

Яростно каркая, белые вороны отскочили назад на своих жилистых лапках, но не улетели. Скрид присел. Хотя любители падали съели уже большую часть туши, ступни — большие, покрытые шерстью, с острыми когтями — оставались целыми и невредимыми. Он наклонил голову набок, глядя, как блестят на солнце бесчисленные мелкие кристаллы, застрявшие в меху меж пальцев.

— Какое сокровище! — довольно улыбнулся Скрид.

Он вытащил из-за пояса нож, с хладнокровной точностью хирурга отсек пальцы и бросил их в кожаную сумку. Белые вороны пронзительно и визгливо закричали от негодования.

— Все остальное — ваше, — сказал им Скрид, закинул сумку за плечо и снова понесся галопом по болоту. «Один готов, осталось четверо».

Колючка был первым на его пути. Древесный эльф стоял на коленях, будучи уже не в состоянии идти. Он тяжело и хрипло дышал. Скрид встал подбоченясь и поглядел сверху вниз на жалкое создание. Через мгновение он обхватил его рукой за плечи и опрокинул. В его руке сверкнуло лезвие. Древесный эльф всхлипнул, схватившись за горло.

— Тебе я на самом деле оказал услугу, — пробормотал Скрид и принялся за пальцы. — Освободил от таких страданий! — Он встал и посмотрел на фигуру в капюшоне, с трудом продолжавшую идти чуть впереди.


Тяжелый переход измотал Прутика. Несмотря на то, что от Профессора Света остались кожа да кости, покрытые мантией, ему казалось, что он становится тяжелее с каждым шагом.

— Уже скоро, — подбодрил его Профессор. — Всего несколько шагов.

И вдруг Прутик обнаружил, что попал в тень. Воздух мгновенно посвежел. Он взглянул — над ним возвышался потерпевший когда-то крушение огромный небесный корабль.

— Спасибо небу! — выдохнул он.

— И тебе, — вымолвил Профессор.

Прутик отпустил ноги Профессора и мягко опустил его на землю.

— А-а-ах! — воскликнул он, и его руки как будто сами собой поднялись вверх. — Я чувствую себя так, словно могу летать!

Профессор с сочувствием закивал:

— Неужели я такой тяжелый?

— Еще несколько минут назад я думал, что мы никогда не доберемся сюда, — признался Прутик. — Но все-таки мы здесь. — Он огляделся и позвал: — Скрид!

— Скрид… Скрид… Скрид… — разнеслось по округе эхо.

Прутик покачал головой:

— Где же он? Что за игру он затеял?

Профессор хмыкнул:

— Я бы не доверял этому мошеннику.

Внезапно Прутика охватила тревога. Колючка и Каменный Пилот! Он был так поглощен спасением Профессора, что забыл об остальных.

Он вскарабкался на палубу корабля, подскочил к мачте и полез наверх. Даже несмотря на то что корабль лежал сильно накренясь, его мачта была самой высокой точкой на территории Топей. Прутик посмотрел туда, откуда они пришли.

Вдалеке он что-то заметил, что-то коричневое на белом. Дрожа от страшного предчувствия, Прутик выхватил из кармана куртки подзорную трубу.

— Колючка! — охнул он, когда страшное зрелище открылось его взору.

— Что случилось? — обратился к нему снизу Профессор.

— Колючка… — ответил Прутик. — Он мертв. Убит.

— А Каменный Пилот?

Прутик стал вертеть трубу в разные стороны, пытаясь высмотреть на блестящих белых равнинах хоть что-нибудь.

— Я… Я пытаюсь найти его! — крикнул он. Наконец в объективе возникла темная расплывчатая фигура, появившаяся из-за камня. Дрожащие, мокрые от пота руки скользили, когда Прутик наводил фокус. — Да! Это он. И довольно близко!

— Живой?

Прутик кивнул:

— Живой. Но сильно хромает, едва не падает. Я… Что это?

На некотором расстоянии от Каменного Пилота он заметил какое-то движение. Белое на белом и из-за этого едва различимое, как будто голова и тело выросли из зыбкой трясины Топей. Кто-то или что-то приближалось к Каменному Пилоту.

— Что это? — ужаснулся Прутик. — Демон трясины? Болотное чудовище? Жуткий мордорыл?

Он навел резкость. Существо теперь было видно отчетливо: длинные руки и ноги, сутулая фигура, обтянутый кожей череп с общипанными бакенбардами и бровями. Прутика затрясло от ярости. Это был не демон трясины и не болотное чудовище.

— Скрид, — прошипел он. — Я мог бы и догадаться!

Каменный Пилот остановился и обернулся. Покачнувшись, он стал пятиться и закричал, до Прутика донесся его приглушенный вопль. Вспышка яркого света резанула по глазам.

— У него нож!

Прутик одним движением сложил трубу, скатился с мачты, а затем по корпусу корабля вниз — и бросился на болото.

— Куда ты? — крикнул вслед ему Профессор.

— Спасать Каменного Пилота! Пока не поздно!

Прутик торопился как мог. Скрид и Каменный Пилот, сцепившись, катались по грязи. Прутик приближался к ним. Сверкало лезвие ножа. Прутик был уже совсем близко. Вот вроде бы Каменный Пилот одерживает верх, но нет, теперь Скрид его одолевает. Если бы он только успел… Вдруг от жестокого удара голова Каменного Пилота откинулась назад. Снова сверкнул нож.

— Скрид! — заорал Прутик изо всей мочи. Костлявая белая фигура метнулась в сторону от своей жертвы. Оскалив желтые зубы, Скрид процедил:

— Так-так-так, — и вытащил из-за пояса длинный серп, от одного вида которого становилось страшно. — Избавил меня от хлопот разыскивать тебя, да? Очень любезно с твоей стороны. — Сжав рукоятку серпа в костлявой руке, он махнул им вверх и вниз.

Прутик побледнел — что он совершенно не умел, так это пользоваться мечом.

— Ну же, капитан Прутик! — насмешливо сказал Скрид и поманил его пальцем. — Давайте-ка посмотрим, что у тебя внутри. — Он приближался медленно, похожий на грязного краба. — Или, может быть, ты бы предпочел убежать, а? Я дам тебе фору, — добавил он, злобно загоготав.

Прутик вытащил меч и дерзко посмотрел в налитые кровью глаза Скрида.

— Я буду драться с тобой, Скрид, — ответил он, в душе надеясь, что этот негодяй не заметит, как дрожит его голос и как трясутся руки. — Более того, — смело продолжал он, — победа будет за мной!

Скрид взглянул на него, но ничего не ответил. Он наклонился вперед и начал раскачиваться из стороны в сторону. Серп сверкал на солнце, когда он перебрасывал его из одной руки в другую, не сводя при этом с Прутика пристального, немигающего взгляда. Затем он прыгнул.

— А-а! — закричал Прутик и отскочил назад. Смертоносное лезвие рассекло воздух совсем близко. Если бы он не отпрыгнул, то серп распорол бы ему живот. А лезвие приближалось опять!

«Он дурачит тебя, — сказал себе Прутик, — пытается спихнуть тебя в трясину. Дерись! Дерись или умрешь!»

Он собрался с духом. Увидев, как серп опускается прямо на него, зловеще сверкая на солнце, Прутик затаил дыхание, яростно сжал меч и поднял его навстречу несущемуся лезвию.

— Ух! — охнул Прутик, когда от мощного удара дрогнула его рука и сотряслось все тело.

— Давай, давай, капитан. — Скрид хищно смотрел на него, раскачиваясь и подпрыгивая из стороны в сторону. — Или это все, на что ты способен?

Неожиданно кривое лезвие закружилось в воздухе в устрашающем бешеном танце — оно вращалось, падало вниз, металось в стороны, пикировало! Прутик сделал выпад. Его меч скрестился с серпом. А потом еще раз, и еще…

«Победа будет за мной! — промелькнуло в его сознании. — За Колючку. За Каменного Пилота… За себя!»

Скрид резко метнулся влево и сделал выпад. Мальчишка оказался чересчур быстр. Прутик сделал шаг в сторону, легко отразил удар серпа и направил меч прямо в жилистую шею Скрида.

— Ну же! — завопил Прутик, бросаясь вперед. — Ты… — Его нога соскользнула в рытвину. — Ай-ай-ай! — вскрикнул он, подвернув ступню.

Рухнув в грязь, Прутик разжал пальцы, меч упал так, что до него невозможно было дотянуться. В то же мгновение Скрид оказался над Прутиком. Он наступил ему на руку и кончиком беспощадного лезвия коснулся его подбородка.

— Вообразил уже, что победил Скрида Пальцеруба, а, капитан Прутик? — Лицо Скрида скривилось в самодовольной гримасе.

Он поднял над головой серп, который показался Прутику черным полумесяцем на фоне неба. Лезвие сверкнуло.

— Скридиус Толлиникс! — Высокий и пронзительный вопль Профессора прорезал воздух. — Что этот мерзавец сделал с тобой?

Скрид на мгновение замер и повернул голову.

Прутик моментально выдернул руку, перекатился по земле и, схватив меч, безжалостно воткнул его в грудь Скрида. Густая красная кровь хлынула из раны. Попав на железную перчатку Прутика, она тотчас превратилась в хрустально чистую воду, замочившую рукав. Серп тихо упал на землю. Скрид взглянул вниз. Он, казалось, был удивлен, увидев торчащий из своей груди меч. Его удивленный взгляд встретился со взглядом Прутика.

Прутик остолбенел от изумления: выражение лица Скрида менялось прямо на глазах! Исчез злобный и дикий взгляд, ушла кривая ухмылка. Мальчик видел, как из грубого, кровожадного маньяка, еще секунду назад готового разорвать его на куски, Скрид превращается в кого-то совершенно другого — спокойного, задумчивого, даже благородного с виду человека! В его взоре появилась мечтательность, а лицо озарила улыбка. Уста разомкнулись, и с них слетело единственное слово:

— Санктафракс!

В следующее миг он упал замертво. Прутик, шатаясь, поднялся на ноги и посмотрел на бездыханное тело.

— Я убил, — пробормотал он, дрожащими пальцами закрывая Скриду глаза.

Последний выглядел теперь успокоенным и, как и в те, последние мгновения своей жизни, даже величественным. У Прутика комок подкатил к горлу. Что же заставило его превратиться в такого урода? Взгляд Прутика упал на сумку, висевшую на плече мертвого проводника. Быть может, его личные вещи дадут ключ к разгадке? Он наклонился, дернул за веревку и заглянул внутрь сумки.

— А-а-а-гхм-кхм! — его вывернуло наизнанку. Глаза наполнились слезами, но взгляд снова остановился на куче отрубленных пальцев. Прутик схватил сумку и швырнул ее подальше, опять скорчился и сделал несколько долгих глубоких вздохов. — Почему? — прошептал он наконец и с ужасом взглянул на Скрида. — Каким же чудовищем ты был?

Прутик поднялся на ноги. Белые вороны уже слетались к трупу. Только теперь его взгляд упал на железную перчатку.


ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ ТОПИ БЕРУТ СВОЕ | Громобой | ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ НАГРАБЛЕННЫЕ СОКРОВИЩА СКРИДА