home | login | register | DMCA | contacts | help |      
| donate

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 14

Не успела я сделать и двух шагов по газону, как высокие тонкие каблуки моих плетеных босоножек увязли в грунте. Но отступать к заднему крыльцу было поздно: в саду собрались уже почти все гости. Привстав на цыпочки, я посмотрела поверх их голов на улыбающуюся Мэгс, которая разговаривала с Бриджем, и, поймав ее взгляд, помахала рукой. Она помахала мне в ответ.

Неделя прошла в напряженной подготовке к субботнему торжеству, выстраивании хитроумных планов и плетении интриг. И, как это ни странно, занятая этим непривычным для себя делом, я легко перенесла бегство из Трули своих мужчин: Питера в Бостон и Йена в Лондон.

Отъезд Питера всех огорчил, но был воспринят как неизбежный и своевременный. Исчезновение же англичанина вообще не комментировалось, все притворились, что в скором времени о нем никто и не вспомнит, как об изображении, мелькнувшем и погасшем на экране радара.

Так мне, во всяком случае, хотелось бы думать. На самом же деле мои мысли то и дело возвращались к Йену. Он представлялся мне в полете через Атлантический океан, с бокалом отменного коктейля в руке, в котором он пытался утопить свои воспоминания обо мне. Его мечтательный взгляд был устремлен в иллюминатор.

Чтобы не утонуть окончательно в своих сентиментальных фантазиях, я с головой ушла в гадание на картах Таро о своем будущем, в волнения по поводу обмана своей любимой тети Веры и приготовления к вечеринке.

У меня за спиной скрипнула дверь черного хода, и в сад вышла Бев. На ней был красивый голубой шерстяной жакет.

– Она уже догадалась? – спросила у нее я.

– Пока только что-то заподозрила и теперь гадает на картах.

Я удовлетворенно кивнула: Вера была в своем репертуаре.

– А ты готова?

– А как же! – самодовольно сказала Бев и показала мне «любовную аптечку». После этого, обменявшись многозначительными взглядами, мы в соответствии с планом разошлись по своим позициям: Бев подошла к столу с напитками, а я – к Бриджу.

– Бридж, я так рада видеть вас у нас! – воскликнула я, приблизившись к нему.

– И я тоже рад тебя видеть, малышка! – с улыбкой ответил он. – Сегодня такой чудесный вечер!

– Как по заказу, – добавила Мэгс, подмигнув мне.

– Напитки уже охлаждены, можно открывать вечеринку. – Я по-свойски подмигнула Бриджу.

– У меня такое ощущение, – шутливо нахмурил он брови, – словно вы, дамы, что-то замышляете против меня.

Я похлопала его по плечу и начала было нести какую-то чепуху о погоде, как вдруг у Бриджа вытянулось и слегка побледнело лицо. Я тоже напряглась и обернулась.

На заднем крыльце стояла Вера. Одетая в длинное голубое облегающее платье, подчеркивающее достоинства ее фигуры, она выглядела прекрасно. Ее лучистый взгляд был устремлен на Бриджа. Он тоже не сводил с нее восхищенных глаз.

Я дернула Мэгс за рукав и прошептала:

– Немедленно приведи ее сюда, пока она не струсила и не убежала!

Мэгс выхватила у Бриджа его почти полный бокал с пивом и сказала:

– Позволь мне принести тебе свежего, с пеной!

Он и бровью не повел. Мэгс заторопилась к дому, лавируя в толпе гостей. На полпути к крыльцу она застыла на месте, потому что Вера вдруг шагнула вперед. Мэгс обернулась, улыбнулась мне и залпом осушила бокал, который держала в руке. Бев расплылась в улыбке. Вера подошла к нам.

– Посмотри, кто пришел на мою прощальную вечеринку! – сказала я, изобразив невинную улыбку.

– Вот это сюрприз! – воскликнула Вера, окинув меня выразительным взглядом. Затем она взглянула на Бриджа и с улыбкой проворковала: – Привет!

– Вера, – сдавленно произнес он и машинально поднес руку, только что державшую бокал, ко рту. Но тут же тупо уставился на свои пальцы, сжимающие воздух, вздохнул и закусил губу. На лбу у него выступила испарина.

– Ну где же Мэгс со свежим пивом? – заволновалась я, отступив от него на пару шагов. – Удивительно, как она еще до сих пор не потеряла собственную голову! Я мигом вернусь! А вы пока побеседуйте!

Я побежала к Мэгс, стоящей возле столика с напитками.

– Ну как они там? – спросила я у Бев, чтобы не оборачиваться. – Воркуют?

Бев улыбнулась и кивнула.

– По-моему, дело в шляпе, – удовлетворенно сказала Мэгс.

– Не будем торопиться с выводами! – остановила ее мудрая Бев.

– Наполните скорее бокал для Бриджа пивом! – потребовала я.

– Уже сделано! – сказала Мэгс. – Я сама его отнесу.

– И не задерживайся там, сразу же возвращайся! – крикнула я ей вслед.

Мэгс показала мне жестом, что все будет о'кей, и ускорила шаг, виляя бедрами, но не расплескивая при этом пиво.

– По-моему, наш план удался, – порадовалась я.

– Плюнь, чтобы не сглазить! – нахмурившись, сказала Бев.

Я отступила от нее на шаг, скрестила на груди руки и пристально взглянула ей в глаза.

– Что ты уставилась на меня, деточка? – спокойно заметила Бев. – Говори прямо, что у тебя на уме.

Я не выдержала и улыбнулась, охваченная волной горячей любви к этой старой чокнутой перечнице.

– Вообще-то я собиралась прочесть тебе мораль, – сказала я. – Напомнить, что хватит учить меня уму-разуму и пора прекратить совать свой нос в мои дела. Мне тридцать лет, и я имею право самостоятельно решать, как и где мне жить дальше. Тебе пора понять, что настали иные времена, и перестать на меня злиться.

– Мне все понятно! – кивнула Бев, пожевав губами. – Ты разговаривала с Мэгс.

– Я чувствую, что тебе действительно не помешало бы прополоскать свои мозги! – в сердцах вскричала я. – Ты все лето капризничала, как маленькая девочка!

Бев нахмурила брови, приготовившись дать мне гневную отповедь. Но я упредила ее, вскинув руку.

– Спокойно, Бев, не горячись! Дело в том, что я пересмотрела свои планы на ближайшее будущее. В Сиракьюс я возвращаться пока не собираюсь, разумеется, не ради тебя, а по иным соображениям. Так что не задирай нос и не пытайся и впредь поучать меня.

Губы Бев наконец-то растянулись в улыбке, а ее взгляд потеплел. Она посмотрела в сторону воркующих голубков – Бриджа и Веры – и спросила:

– Ну и каковы же твои планы на ближайшее будущее?

– Пока что весьма неопределенные, – призналась я, дрогнув под ее внимательным взглядом. – Во-первых, я решила изменить тему своей диссертации. Во-вторых, буду вынуждена отказаться от работы на кафедре. В-третьих, уступлю Ронде свою квартиру в Сиракьюсе – в конце концов, сейчас она ей нужнее.

– С тобой все ясно, ты совсем спятила, – подытожила Бев.

Я пропустила эту реплику мимо ушей, сочтя ее за очередную шпильку, и продолжала:

– Я знаю, что вам требуется торговый агент для «Пейдж». Если моя кандидатура вас устраивает, то я с удовольствием поработаю некоторое время с вами. А жить буду там же, где и теперь, в квартирке над магазином. У меня появится наконец время, чтобы на досуге поразмышлять о своей жизни. Мы будем лакомиться фондю на девичьих посиделках. В общем, я стану полноправной «барышней» Фаллон.

Лицо Бев оставалось бесстрастным. Я погрозила ей пальцем и добавила:

– Но все это вовсе не означает, что я останусь с вами навсегда. Если мне когда-нибудь вдруг придет в голову снова сбежать из Трули, советую тебе вести себя, как подобает леди, и не закатывать мне истерик. Мне надоели все эти твои косые взгляды, язвительные реплики, многозначительные вздохи и высокомерные поучения. Нам пора жить дружно! Ты согласна?

Бев величественно кивнула, откинулась на спинку стула и долго молчала. Наконец, когда мое терпение почти иссякло, она кивнула на бутылку джина, стоящую по правую руку от меня, и сказала:

– Надо выпить по глоточку по такому случаю!

Я улыбнулась и поднялась, чтобы приготовить для нас обеих по бокалу джина со льдом и тоником.

– За «барышень» Фаллон! – провозгласила я тост. Бев согласно кивнула, взяла свой бокал, и мы с ней чокнулись. Я обняла Бев за плечи и поцеловала ее в щеку.

– Я люблю тебя, бабушка!

Бев прищурилась, глубоко вздохнула и спросила:

– Это кто здесь, интересно, бабушка?

Мы рассмеялись и сделали по большому глотку.

Предварительную уборку территории, где происходило шумное веселье, мы закончили к двум часам ночи. Встреча Веры и Бриджа не привела к их уединенью в спальне, так что пока аптечка им не пригодилась. Однако Бридж дал нам слово, что придет к нам на ужин в воскресенье. А Вера отправилась спать с улыбкой на лице, что само по себе было доброй приметой.

Пожалуй, даже вещим знаком.

Мэгс и Бев единодушно сочли вечеринку чрезвычайно успешной и уговорили меня остаться у них ночевать. Но даже несмотря на приятные ощущения от нашей победы, я долго не могла уснуть и до рассвета беспокойно ворочалась в постели, осаждаемая видениями о полете Йена в Лондон.

Ему не следовало туда улетать. Почему он не догадался об этом? Неужели он настолько туп? С другой стороны, мне ли рассуждать о тупости? Картины нашей совместной работы в сарае чередовались эпизодами той первой незабываемой ночи, которую мы с ним провели в одной кровати. Может быть, подумалось мне, следовало в тот вечер прихватить с собой не две, а три бутылки вина? Тогда, возможно, дело не ограничилось бы разговорами. Вспомнился мне и поцелуй под дождем, и яркие звезды на темном небосводе, которыми мы любовались, молча сидя на веранде. И многое другое...

Видения не оставляли меня до половины шестого, пока я наконец не поняла, что уснуть уже не смогу и Йен не материализуется из полумрака. Забытье могла принести мне только работа в «Пейдж». Я вскочила, оделась и пешком отправилась через шесть кварталов в наш семейный книжный магазин, аккуратно перешагивая каждую трещину в асфальте.

Погруженная в свои размышления, я не заметила автомобиля Йена, стоявшего напротив «Пейдж», спокойно вошла в магазин и стала варить себе кофе в баре. Звонок колокольчика над входом заставил меня вздрогнуть и обернуться.

В дверях стоял Йен. Его пиджак был помят, волосы взъерошены, глаза покраснели. В общем, он никогда еще не казался мне таким обаятельным, как в этот миг.

– Сейчас только шесть утра, – сообщила я, не придумав ничего поумнее, и приказала своему сердцу угомониться. Но оно продолжало выплясывать в моей груди какой-то дикарский танец.

– Я знаю, – сказал Йен и, кивнув в сторону переулка, добавил: – Я сижу на ступеньках у твоей квартиры с одиннадцати вечера. – Он взъерошил свои волосы и улыбнулся.

Выходит, он тоже не спал этой ночью. Это означало, что шансы у нас равные. Йен пристально посмотрел на меня и отвернулся. Но я успела заметить, что взгляд у него какой-то затравленный.

– Рад, что у тебя все хорошо, – заявил он. – Я немного волновался из-за того, что ты долго ко мне не заглядывала.

– Я была у «барышень», – виновато пролепетала я. – Вчера мы устраивали в саду вечеринку в честь моего отъезда.

– А Питер на ней был? – спросил Йен.

– Нет, – покачала я головой. – Он позавчера уехал. Йен облегченно вздохнул и улыбнулся.

Я шагнула ему навстречу. Он тоже сделал шаг вперед.

– А как же твой самолет? – спросила я.

– Самолет улетел без меня.

– Я ничего не понимаю! – воскликнул я.

– В самом деле?

– Почему ты не улетел в Лондон, Йен? – В моей голове еще не развеялся туман от недосыпания.

Он сунул руки в карманы и стал покачиваться на каблуках, словно провинившийся ученик, вызванный для объяснений к директору школы.

– Понимаешь, – наконец произнес он, – я собрал в дорогу чемоданы, но внезапно вспомнил, что мне надо завершить одно важное дело... – Он выразительно взглянул на меня.

– Какое может быть у тебя важное дело в Трули? – спросила я, пытаясь изобразить на лице удивление, хотя на самом деле начинала кое о чем догадываться. Но мне хотелось услышать это от него. Выставлять себя полной дурой я больше не собиралась. Во всем штате Джорджия не хватило бы фондю, чтобы подсластить очередную пилюлю отказа от Йена Беккета.

Он вынул руки из карманов, что было добрым знаком, и сказал:

– Я вспомнил, что мы так и не провели в «Пейдж» моей встречи с читателями.

– Чего мы не провели здесь? – переспросила я, не поверив своим ушам, которые внезапно запылали.

– Встречи с читателями, – повторил он. – Я ведь обещал, что подпишу все свои нераспроданные книги, имеющиеся у вас на складе. Профессионал обязан держать свое слово. Прости мне мою забывчивость, Порция!

– Мне все понятно, – сказала я, повернулась и стала наливать в чашки кофе. Пододвинув одну чашку Йену, я села на стул и молча уставилась на него. Он продолжал переминаться с ноги на ногу. – Твой кофе остынет, – напомнила ему я.

Йен взял со стойки чашку, подул на кофе, снова поставил чашку на стойку и подошел ко мне поближе.

– Если ты сможешь простить меня, – сказал он, глядя мне в глаза, – то мы прямо сейчас обсудим детали.

– Твоей встречи с читателями? – хмыкнула я. Он кивнул, и я ощутила тепло его дыхания.

– Не стоит откладывать это мероприятие, – добавил Йен. – Не знаю, долго ли я смогу еще ждать.

Он коснулся губами моей щеки.

– И сколько же времени осталось у тебя в запасе для проведения этого мероприятия? – спросила я, погладив его по щеке кончиками пальцев. Щека оказалась колючей.

Йен нежно взял меня за кисть и поцеловал мне руку.

– Видишь ли, Порция, у меня имеются кое-какие обязательства в Англии. Я должен прочитать лекцию студентам университета. Поэтому утром в понедельник мне придется улететь. Но я смогу вернуться сюда через неделю. В крайнем случае через две. Ты сможешь меня дождаться? Без тебя это мероприятие вряд ли будет успешным.

– По странному стечению обстоятельств, – сказала я, – мой отъезд из Трули откладывается. На неопределенное время.

– Как? – Йен удивленно вскинул брови. – Ты не возвращаешься в Сиракьюс?

– Нет, – покачала я головой. – Защита моей диссертации тоже откладывается. Я решила изменить тему.

Он улыбнулся и с очевидным недоверием воскликнул:

– Только не говори, что ты решила писать о загадке Марло!

Я не сдержала улыбки. Йен сжал мою руку и расхохотался.

– В таком случае приглашаю тебя отправиться вместе со мной в Лондон! Уверен, твоя семья сумеет обойтись без тебя, пока ты будешь искать доказательства своей гипотезы.

– А после того, как я их найду, мы все-таки вернемся в Трули и организуем распродажу твоих книг, подписанных автором?

– Книги я могу подписать где угодно, – сказал Йен, лукаво улыбнувшись.

Я покачала головой.

– Нет, так не пойдет. Мне надо знать, что произойдет потом.

– Понимаю! – Йен рассмеялся. – У тебя все должно быть продумано заранее.

Он наклонился ко мне и добавил, понизив голос:

– К твоему сведению, мне предложили взять в аренду ферму Бэббов на любой срок.

– Иными словами, даже на неопределенный? – спросила я.

Йен поцеловал меня и сказал:

– Даже на неопределенно долгий.

И тотчас же в атмосфере произошел разряд. Проклятое тефлоновое покрытие с треском лопнуло и рассыпалось на кусочки. Теперь уже ничто не могло разлучить нас с Йеном!

Обняв Йена за плечи, я нежно поцеловала его в губы и погладила по мягким волосам. Сердце мое билось ровно и спокойно, как бы подсказывая, что торопить события уже не нужно.

И впервые в жизни я ему поверила.


Глава 13 | Улыбка святого Валентина |







Loading...