home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 12

Место действия – старое кладбище неподалеку от Турне, небольшого бельгийского городка, расположенного у самой границы с Францией.

На этом кладбище никого не хоронили уже несколько лет. Да и вообще его почти не посещали – так, забредет иногда случайный прохожий, или заглянет кто-нибудь из родственников старых покойников. А сейчас, в глухую полночь, здесь не было даже бродячих собак.

Ночь выдалась не самой лучшей. Над кладбищем, да и над всей округой, разразилась жуткая гроза. Такой грозы не помнили даже самые старые из жителей славного Турне. Молнии сверкали подобно огненным копьям, гром грохотал так, что посрамил бы сотню барабанных оркестров.

Одна из молний сверкнула особенно ярко. Она ударила точно в середину кладбища, неподалеку от самой древней могилы, на которой надпись стерлась так давно, что никто уже и не помнил, кто там, собственно, похоронен. Обычно на этом дело и заканчивается – мало ли куда бьет молния. Однако на этот раз произошло кое-что еще.

В том месте, куда ударила молния, приоткрылось нечто вроде гигантской трещины с разорванными краями. Из трещины вывалился бесформенный комок, а затем она вновь закрылась, издав на прощанье легкий треск, какой издает слабый удар тока.

Бесформенный комок несколько минут лежал неподвижно, а затем медленно распрямился и встал на ноги. Теперь он уже не был бесформенным комком. Вместо этого он стал стройным и изящным юношей лет восемнадцати. Он был красив какой-то неземной, нечеловеческой красотой. Подобную красоту можно увидеть на лицах ангелов или чахоточных больных. Но он не был ни тем, ни другим.

При всем сходстве пришельца, порожденного молнией, с человеком, было видно, что это все же не человек. Во-первых, его волосы, а также усы и едва-едва наметившаяся бородка, были абсолютно белыми, словно свежевыпавший снег. Точно такой же цвет имели его ногти – казалось, что молодому человеку только что сделали маникюр необычного оттенка. Но самое главное заключалось в том, что и его глаза были белыми, как пара куриных яиц. У него не было ни зрачков, ни радужки – только ослепительные бельма, как у слепого.

Явившись на нашу грешную землю, человекоподобное существо не затруднило себя одеждой. Он был наг, как Адам до грехопадения, но отнюдь не настолько безобиден.

Пришелец огляделся по сторонам, немного поразмыслил, а затем сделал вещь, на первый взгляд совершенно алогичную. Он подпрыгнул, резко согнул ноги в коленях и оставил их в таком положении. Нормальный человек, проделав подобное, добился бы только одного – болезненного падения. Но в данном случае получилось не так. Дитя молнии так и осталось висеть в воздухе, брезгливо посматривая по сторонам. Он еще немного подумал, а затем медленно двинулся вперед, равномерно покачиваясь из стороны в сторону. При этом он постепенно ускорялся, пока не достиг скорости гоночного автомобиля.

После нескольких минут полета беловолосый достиг шоссейной дороги, и полетел уже вдоль нее. Днем эту дорогу заполняли автомобили всех мастей, но сейчас стояла глубокая ночь, и шоссе было пустынно в оба конца. Однако шоссе есть шоссе – не прошло и двух минут, как вдалеке показался свет фар.

Завидев этот свет, пришелец продемонстрировал некоторое знание Земли и ее обитателей. Он выпрямил ноги и опустился на землю, прекратив изображать бескрылого ангела.

Через несколько минут машина достигла точки столкновения. Ее владелец уже восемь часов сидел за рулем, зверски устал, и на дорогу смотрел крайне невнимательно. Поэтому он только в последний момент разглядел перед собой голого мужчину, и лихорадочно ударил по тормозам. Неказистый форд с жутким визжанием остановился буквально в полуметре от живота беловолосого.

– Эй, парень, тебе что, жизнь надоела?! – возмущенно заорал водитель, высунувшись из окошка. – Что за мода – бросаться под колеса?!

Юноша хмуро посмотрел на того, кто едва не стал причиной его смерти, а затем открыл рот и произнес всего одно слово:

– Одежда.

– Чего-чего? – непонимающе прищурился шофер. – Слушай, парень, ты откуда вообще такой взялся? Шляешься среди ночи голым… Нудист, что ли? Или ограбили? Подвезти?

На все эти вопросы беловолосый ответил одной короткой фразой:

– Мне нужна твоя одежда.

Водитель наморщил лоб. Услышанная фраза вызвала у него довольно странное ощущение. Он был готов поклясться, что не знает языка, на котором говорит этот странный незнакомец, и однако он прекрасно понял каждое слово. Но в следующую секунду до него дошла суть недвусмысленного требования и он чуть не задохнулся от ярости.

– Ты что, парень, совсем сдурел?! – завопил он. – Терминатор долбаный! А ну, проваливай, пока я тебя…

Шофер резко замолчал. Он только сейчас заметил жуткие глаза незнакомца. Волосы на затылке начали медленно вставать дыбом.

Беловолосый больше не произнес ни слова. Он резко вскинул руку, и с кончиков его пальцев сорвался ослепительный сноп электричества, похожий на короткую и толстую молнию.

Необычная молния ударила в автомобиль, и его водитель задергался в конвульсиях, как будто его усадили на электрический стул, страшно завопил, а затем замолчал навсегда. Беловолосый отнесся к этому с полнейшим равнодушием. Он подошел к дверце, вытащил оттуда труп, и методично снял с него все предметы одежды вплоть до темных очков и пары запонок. Так же спокойно и методично он одел все это на себя. Вид у него при этом получился несколько комичным (водитель был ниже почти на десять сантиметров, и раза в два шире в талии), но это было все же лучше, чем совсем нагишом. Он оттащил бывшего хозяина машины в канаву возле дороги, присыпал его сухими листьями, и задумался, что делать дальше.

Настала пора прояснить некоторые моменты. Имя пришельца из иной реальности было Гай. Во всяком случае, это наиболее близкий аналог его имени, который можно выразить на бумаге. Он происходил из расы ийров, и от всей души ненавидел Землю и ее обитателей.

Он ненавидел нашу планету примерно за то же, за что рыба ненавидит пустыню – за то, что там невозможно жить. Раса ийров не нуждается ни в воздухе, ни в пище, ни в воде. Для поддержания существования им необходим один-единственный ресурс – электричество. В их родном измерении проблем с этим не возникает – электричества у них больше, чем у нас… да чего угодно. Их мир на девять десятых состоит из электричества. Они сами на девяносто девять и девять десятых процента состоят из электричества. Человек скончался бы там быстрее, чем на дне Тихого океана без акваланга.

В силу несколько большей жизнеспособности ийры могут существовать и в нашем мире, но это довольно неприятная жизнь. Потому-то они, в отличие от тех же джиннов, практически никогда и не посещали наше измерение. На Земле ийр может получать энергию только от грозовых туч, а с недавних пор и от электроприборов, но этого для них так же мало, как холодильника для Деда Мороза. К тому же в нашем мире им приходится залезать в искусственно созданную шкуру, иначе их существование все равно закончится уже через три-четыре часа.

Простая разница в физических законах.

Гай никогда бы не явился бы на Землю по собственной воле, но, увы, он был обязан выполнить контракт, некогда заключенный между одним из обитателей Земли и его прапрапрапрапрадедом. Этих пра– могло бы быть гораздо больше, но ийры живут почти в тридцать раз дольше людей.

Это был необычный контракт. Заказ на убийство. Прапрапрапрапрадед подрядился убить человека по имени Креол. Плату он получил вперед, и непременно выполнил бы заказ, но этому помешало форс-мажорное обстоятельство.

А именно – то, что Креол скончался сам.

Если бы прапрапрапрапрадед вернул плату заказчику, контракт утратил бы свою силу, но он не смог этого сделать в силу некоторой специфичности полученного гонорара. Его было крайне затруднительно вернуть обратно, а даже если он все-таки умудрился бы как-то это сделать, он не принес бы никакой радости его прежнему владельцу. Так что контракт остался действующим. Он потерял бы силу со смертью заказчика, но увы – этого до сих пор не произошло.

Конечно, Гай никогда не предполагал, что проклятая жертва умудрится воскреснуть, и ему придется исполнять контракт пятитысячелетней давности. Однако он не мог просто проигнорировать законы клана. Не мог и перепоручить дело кому-то другому – этого не позволили бы все те же неумолимые законы клана. Вот потому-то он так и ненавидел Землю и всех, кто на ней живет.

К тому же Гай чувствовал себя не очень хорошо. О Земле он знал только теоретически, поэтому совершенно забыл, как быстро здесь истощаются запасы энергии. Левитация, удар молнии, да и просто само существование в чуждом для него теле съели практически все, что он прихватил с собой из дома. Нужно было срочно подзарядиться, иначе его ожидали серьезные неприятности. Примерно такие неприятности бывают у человека, у которого на полпути между Марсом и Юпитером заканчивается воздух в скафандре.

К счастью, Гай чувствовал поблизости от себя небольшой источник электричества. По его масштабам совсем крохотный, но это было все же лучше, чем ничего. Гай решительно открыл капот, даже не заметив, что он был заперт, и вырвал из недр автомобиля аккумулятор. Его пальцы заискрились, покрывшись сотнями крошечных молний, а глаза засветились еще сильнее, получив свою дозу энергии.

Высосав аккумулятор, Гай отбросил его, как скорлупку съеденного ореха. Теперь он чувствовал себя получше, а значит, можно было вплотную приступать к выполнению заказа. Однако сейчас он уже не решался просто взять и полететь туда, куда надо. Во всяком случае до тех пор, пока не напитается электричеством до предела. Нужно было найти большой источник пищи. Он знал, что на Земле существуют такие вещи, как электростанции, на которых пищи вполне достаточно для одного ийра. Надо было найти одно из таких мест.

Гай задумчиво оглядел автомобиль. Человек ехал на этой штуке, он это сам видел, а значит, ее можно было использовать для передвижения. Вот только он совершенно не умел управлять подобными вещами. К тому же ийр не был уверен, что после полученного разряда тока машина все еще способна передвигаться. А еще он подозревал, что силу, приводящую этот аппарат в движение, он сам же только что и высосал. Поэтому Гай пошел пешком.

Примерно через двадцать минут его догнал небольшой грузовичок. Водитель – коренастый парень с короткой стрижкой, затормозил рядом с ним и приветливо окликнул Гая:

– Здорово, приятель! Подвезти?

Гай остановился и медленно повернул голову. Он чувствовал, что в недрах этого агрегата имеется еще один источник питания, плюс парочка других, помельче, где-то в кабине. Однако, чтобы добыть это электричество, нужно было сначала избавиться от его хозяина, а на это мог уйти весь жалкий запасец энергии. Это было невыгодно, поэтому Гай предпочел воспользоваться движущей силой машины и побыстрее оказаться в городе. Там он надеялся найти много электричества и наесться до отвала.

– Согласен, – царственно кивнул он, залезая в кабину.

Шофер удивленно моргнул. Он тоже обратил внимание на странность речи пришельца – слова звучат непонятно, но смысл совершенно ясен. Хорошо хоть глаза Гая теперь были закрыты темными очками, так что водитель не заподозрил ничего особенного.

– В Брюссель? – коротко поинтересовался он.

Гай в очередной раз задумался. Название звучало для него всего лишь бессмысленным набором звуков, но оно, очевидно, должно было обозначать что-то важное. Возможно, потом удастся выяснить, что именно.

– Да, – согласился он. – Именно туда.

– Кстати, приятель, это не твоя машина дальше по дороге? – с интересом спросил шофер, крутя ручку радио. – Что с ней случилось – молния ударила?

Гай хмуро взглянул на него, размышляя, что ответить. О людях он знал не больше, чем ветеринар о собаках – с общими принципами жизнедеятельности знаком, но не больше. Сейчас он не мог понять, почему этот человек называет какую-то машину его собственностью, и о какой молнии он говорит.

Гай не был ни тупым, ни дураком. Он был ийром. Мышление ийров сильно отличается от человеческого. К примеру, они просто физически не способны на ложь – они вообще не знакомы с таким понятием. Причем ни в каких ее проявлениях – они не могут ничего выдумать, не способны понять метафору, не могут строить гипотезы. За всю историю своего существования их цивилизация не создала ни одного художественного произведения, за исключением строго документальных. В мире людей подобный недостаток сильно осложняет жизнь, но у ийров это считается нормой. Конечно, Гай знал о том, что люди могут «говорить о том, в чем они не полностью уверены», но относился к этой информации примерно так, как мы относимся к рассказам о снежном человеке. Нет, он не сомневался в этом – ийры не могут не только врать, но и не верить услышанному. Они автоматически предполагают, что и все остальные врать не умеют. Однако сам он не мог убедиться в этом до сегодняшнего дня, а значит – считал это маловероятным. Ийры не могут лгать, но они могут быть введены в заблуждение ошибочной информацией.

– Так что случилось с твоей машиной? – весело переспросил шофер.

– Ничего, – холодно ответил Гай.

Он не солгал. У него не было никакой машины, а значит с ней и не могло ничего случиться.

– Как же ничего?… – недоуменно покосился на него шофер. – Я же сам видел!

– Это не моя машина, – подумав, сообщил Гай.

Шофер хотел еще что-то спросить, но поглядел на отрешенную физиономию пришельца и передумал. Вместо этого он наконец-то нашел какую-то музыкальную станцию. Из динамиков донеслись звуки веселой польки.

Гай невольно поморщился. Слух ийров отличается от человеческого, и большая часть нашей музыки воспринимается ими примерно так же, как нами – скрип ножа по стеклу. Кстати, остальные их чувства тоже совсем не похожи на наши. Они видят дальше и точнее людей, но совершенно не различают цвета, воспринимая мир исключительно в черно-белой гамме. Что же до таких чувств, как обоняние, осязание и вкус, то они у ийров отсутствуют вообще. Ийр не способен отличить на ощупь комок снега от раскаленного уголька. Зато у них есть иное чувство, недоступное нам – восприятие электричества. Ийры чувствуют движущиеся потоки электронов, поэтому любой ийр легко отыщет севшую батарейку, закопанную на десять метров в землю.

Минут через сорок грузовик затормозил на окраине бельгийской столицы. Водитель жизнерадостно хлопнул в ладоши и провозгласил:

– Приехали, приятель! Гони монету, и разбежались!

– Куда гнать? Кто разбежался? – переспросил Гай. Метафор ийры также не понимают.

– Ну что опять непонятно? – поскучнел голос водителя. – Ты у меня в машине ехал? Ехал. Бензин мой тратил? Тратил. Музыку мою слушал? Слушал. Надо платить. Пятерки мне хватит, – закончил он.

Вообще-то, когда такая вот на первый взгляд дружеская услуга неожиданно превращается в платную, это всегда выглядит очень некрасиво. Однако данного человека подобные мелочи мало беспокоили. Денежную бумажку он предпочитал всем вопросам морали, вместе взятым.

Гай сидел с довольно глупым видом, пытаясь вникнуть в тираду водителя. Он провел в этом мире каких-то полчаса, но уже отлично понял, что практически ничего не знает об этих загадочных существах – людях. Особенно его удивила цепочка вопросов и ответов. У ийров не принято отвечать на вопрос, который сам же и задал.

– Что ты хочешь? – наконец решился уточнить он. Будь у него хороший запас энергии, он бы даже не пытался установить с этим человеком какое-то взаимопонимание, а попросту поджарил его, но всего электричества Гая сейчас хватало на не очень крупного кота. В лучшем случае – ребенка лет шести.

Шофер разочарованно покачал головой и смерил Гая взглядом. В своем нынешнем обличье ийр выглядел довольно хлипким, поэтому водитель, уже не тратя времени на разговоры, начал бесцеремонно обыскивать его карманы. Гай не сопротивлялся, безуспешно стараясь понять, что делает этот человек. Ни о чем подобном он не слышал, когда изучал людской род.

– Ага! – торжествующе произнес шофер, вытаскивая бумажник убитого владельца форда. – И нечего было дурачком прикидываться…

Содержимое бумажника его вполне удовлетворило. Впрочем, он не стал особо в нем копаться. Мужик все же не был грабителем, поэтому ограничился одной-единственной бумажкой в десять евро, а остальное запихнул обратно в карман Гая.

– Вот и все! – весело улыбнулся он, отрывая дверь. – Пока, приятель!

Оставшись стоять на тротуаре, Гай недоуменно глядел вслед удаляющемуся грузовику. Потом он достал бумажник и открыл его, не понимая, что это за штука, и чем она так заинтересовала того странного типа.

В бумажнике лежали водительские права, пара неоплаченных счетов, чек за покупку кофеварки, блокнотик с десятком фамилий и телефонов, и, разумеется, деньги. Около двадцати купюр общей суммой примерно в сотню евро. По большей части мелочь.

Гай вынул одну бумажку и внимательно рассмотрел ее с обеих сторон. Перед тем, как перенестись в наш мир, он позаботился о том, чтобы его понимали. Соответственно, и он понимал, что ему говорят. Однако на письменность это не распространялось, хотя бы по той причине, что у ийров отсутствует само понятие письменности, поэтому для Гая купюра была всего лишь кусочком разноцветной бумаги. Нет, даже не разноцветной, а черно-белой, как и все остальное, что он видел. Электричества в ней не было, следовательно для ийра она не представляла ни малейшей ценности.

Гай немного подумал, и разорвал купюру пополам. Ничего не произошло, и он удивился еще сильнее. Хорошо еще, что это была маленькая купюра, всего лишь в пять евро.

Однако, в конце концов Гай вспомнил о том, что люди употребляют подобные вещи для оплаты товаров и услуг. Вроде бы, это называется «деньги». Правда, ему казалось, что «деньги» делают из металлов, но тут он не был уверен полностью. Память могла и подвести.

Для ийров, у которых вообще никогда не возникало ничего похожего на экономику, даже в самом примитивном виде, все это было глубоко чуждо, но на Земле эти бумажки могли пригодиться, поэтому он сунул бумажник обратно в карман. Теперь он начал жалеть, что так легко отдал купюру случайному попутчику.

Оказавшись в городе, Гай с полным равнодушием рассматривал великолепные виды ночного Брюсселя. Для ийра все это мало отличалось от уже виденных им кладбища и шоссейной дороги. Сейчас он интересовался только одним – каким-нибудь источником энергии. А как раз энергии вокруг было видимо-невидимо…

Первой жертвой Гая стала неоновая вывеска какого-то бара. Бар был захудалый, и вывеска у него была захудалая – половина букв не работала, а те, что еще светились, поминутно моргали. После нападения ийра перестали работать и они.

Гай сыто заискрился. Белоснежные волосы встали дыбом и слабо засветились в полуночной тьме. Ийр пришел в благодушное настроение, и начал осматриваться в поисках продолжения банкета.

Продолжение не заставило себя долго ждать и объявилось в виде электрического щитка, к которому и была подключена злосчастная вывеска. Для Гая это выглядело как небольшая горка электричества, постоянно питающаяся от какого-то далекого источника. Лучшего и желать было нельзя.

Гай схватил провод, яростно перегрыз его, хищно урча, и всунул оба конца себе за щеки. Энергию он сосал с каким-то жутким хлюпаньем, источая все больше и больше искр. Темп все увеличивался, и на улице начали стремительно гаснуть фонари. Потом окна домов. Прошло совсем немного времени, и во тьму погрузился уже целый квартал.

Ийр сыто рыгнул и выпустил провода изо рта. Окна снова начали светиться.

Гай вперевалочку пошел куда глаза глядят. Сейчас он чувствовал себя очень неопределенно. С одной стороны, он ощущал в теле невероятную силу, которую только подстегивало ощущение того, что здесь его никто не может проконтролировать. С другой стороны, он никак не ожидал, что в этом мире можно найти такой богатый источник питания, и с непривычки обожрался. Нужно было сбросить излишки, но это было выше его сил. Ийр ужасно боялся, что больше он такого богатого стола не отыщет.

Прогуливаясь по улицам, Гай все лучше понимал, насколько непосильная задача ему досталась. Его прапрапрапрапрадед, который так неосторожно принял этот заказ, нередко работал в мире людей, изучил его более или менее неплохо, и вполне мог бы отыскать этого самого Креола. Гай же впервые услышал об этом измерении две недели назад, когда к нему пришел сигнал, что жертва нежданно-негаданно воскресла. Все это время он штудировал все, известное о мире людей, подробнейше изучал все, что смог найти, но… Он не имел ни малейшего понятия о том, с чего ему начать.

Поразмыслив, Гай пришел к выводу, что методы, применяемые в его мире, здесь полностью непригодны. Тут не было и следа энергополя, в котором можно было вести розыск, а у местных жителей отсутствовала та энергетическая аура, благодаря которой ийры распознают друг друга даже на огромном расстоянии. Вернее, энергополе здесь было, но оно было таким слабеньким… По меркам ийров, конечно.

Все же Гай на всякий случай отправил сигнал в пространство. Как и следовало ожидать, ответа он не дождался. Креол не принадлежал к энергоидам – царству жизни, господствующему в измерении ийров. Он, как и все остальные люди, относился к царству животных, а их Гай чувствовать не мог.

И все же Гай извлек кое-что полезное из этой попытки. Он выяснил, что как ни слабо поле этого мира, в нем все же можно вести поиск, особенно при полном отсутствии энергожизни. И еще он вспомнил кое-что крайне полезное, а именно – то, что Креол был магом. Следовательно, его можно найти по магическому проявлению. Конечно, это будет гораздо сложнее, чем если бы он был ийром, придется ожидать, пока он соизволит что-нибудь наколдовать, да и с первой попытки все равно ничего не получится, надо будет повторить поиск раз пятнадцать-двадцать, прежде чем выяснится что-нибудь определенное, но все-таки…

Не обращая внимания ни на что вокруг, Гай поднял лицо вверх и взмыл к небесам. Он уютно устроился на одном из самых высоких зданий города, окружил себя сияющим коконом, и запустил сигнал поиска. Эта планета оказалась довольно бедна на магию. Он засек всего несколько тысяч источников, испускающих хоть какие-то магические волны, следовательно, могущих оказаться нужной жертвой, и начал терпеливо отсеивать их, одного за другим…

В этом положении его и застал рассвет. Гай прервал процесс и недоуменно уставился на неожиданно объявившийся источник света. В его родном измерении не было ничего подобного, и он искренне удивился, узрев то, что мы видим ежедневно.

Немного подумав, Гай решил, что источник энергии, способный осветить целую планету, должен быть необычайно богатым, и попытался дотянуться до далекого светила, чтобы напитаться от него. Естественно, у него ничего не получилось. Более того – он удивился еще больше, поняв, что энергия, испускаемая Солнцем, не имеет почти ничего общего с электричеством, и для его питания малопригодна. Примерно так же удивился бы леопард, обнаруживший, что задранная антилопа имеет вкус капустной кочерыжки.

Поразмыслив, Гай оставил в покое новое явление и вернулся к прерванному занятию. Дело спорилось.


Глава 11 | Архимаг | Глава 13