home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 13

В камине жарко горел огонь, час назад зажженный магическим жезлом. Мао, Ванесса, Бат-Криллах и Хубаксис играли в «монополию». Маленькому джинну трудно было самому оперировать с деньгами и карточками, поэтому ему помогал четверорукий демон. Сам Хубаксис только кидал кубики и передвигал фишки.

Креола тоже попытались пригласить в игру, но он только пренебрежительно фыркнул, не желая тратить время на такое бесполезное занятие. Маг вообще крайне неодобрительно отзывался обо всем, что не могло принести ни малейшей пользы. Вместо этого он разыскал в доме Библию и теперь внимательно читал ее, старательно водя пальцем по строчкам. Время от времени он делал какие-то пометки на полях, а что-то из написанного, наоборот, зачеркивал. Иногда он даже вырывал отдельные страницы и с явной брезгливостью бросал их в огонь. После того, как Креол уяснил, что в нашем времени бумага стоит очень дешево, он стал относиться к ней без всякого почтения. Наиболее яростно Креол расправился с какой-то главой в середине Ветхого Завета – он вырвал ее почти всю и разорвал на мельчайшие клочки. При этом он злобно бормотал:

– Навуходоносор, говорите? Мене, мене, текел, фарес? Блудница Вавилонская? Вот кто, оказывается, разрушил нашу башню?! Вот из-за кого погиб Шумер?! Боги наши вам не нравятся, черви иудейские?! Своего бога хотите в Шумере посадить?! Мало вам огненной печи? Так я нашлю на ваши города пламя Гибила!

Вон неодобрительно посматривала на такое святотатство, но замечаний не делала – она не была такой уж рьяной христианкой. Ее мать довольно равнодушно относилась к религии, а отец был сторонником учения Конфуция, хотя опять-таки не слишком активным.

Почти весь Ветхий Завет вызвал у Креола искреннее отвращение. Зато Новый Завет и особенно «Откровение Иоанна Богослова» об Апокалипсисе он перечитал несколько раз, и даже скопировал отдельные отрывки в свою магическую книгу. При этом он с явным одобрением кивал головой, неумело пробовал креститься, бормоча при этом какое-то заклинание, и рассеянно поглаживал лежащего на ручке кресла черного котенка. Еще четверо возились на полу, безуспешно пытаясь справиться с крупным сиамским кошаком.

Кошак был тем самым Флаффи, к которому с таким уважением отнесся Креол при первом посещении старой квартиры Вон. Оставшись одна, Луис так и не смогла с ним ужиться, и попросила подругу забрать зверюгу к себе. Вон была только рада. Ее радость слегка поутихла, когда Креол, уразумев наконец-то, что в двадцать первом веке можно иметь столько кошек, сколько захочется, не без помощи Мао приобрел аж пятерых разношерстных котят, не обращая внимания ни на пол, ни на породу. Имена он им тоже роздал такие, что Ванесса только за голову схватилась. Креол не имел большого опыта в даче кличек котятам, а потому и назвал их попросту – Первая Кошка, Вторая Кошка, Третья Кошка, Четвертая Кошка и Пятая Кошка. Пришлось Ванессе срочно их переименовывать.

Признаться, это было нелегко. Сами попробуйте вот так, с бухты-барахты, придумать целых пять кошачьих кличек. Одного из черненьких она назвала Чернышом, второго, точнее вторую – Надин, в честь бабушки со стороны матери. Рыженького окрестили Огоньком, серого – Дымком. Последнюю кошечку, крайне странного цвета, больше всего похожую на обои в доме художника-авангардиста, она поименовала Алисой – просто так.

Креол отнесся к этому более чем равнодушно – для него они так и остались Первой, Второй, Третьей, Четвертой и Пятой.

Хуберт стоически отнесся к тому, что теперь ему приходилось кормить и чистить еще и шестерых представителей кошачьего племени. Будучи домовым, он всегда хорошо относился к этим пушистым существам, хотя шесть штук даже ему показалось немного чересчур…

Флаффи, которому недавно исполнилось четыре года, крайне презрительно относился к этим пищащим комочкам и всячески их третировал. Еще чаще котята дрались между собой. Но самое нездоровое оживление у них у всех вызывал Хубаксис. Вероятно, миниатюрный джинн ассоциировался у них с чем-то вроде летающей мышки, и они то и дело пытались его поймать. Хубаксис уже устал отбиваться от этих когтистых хищников, и всячески надоедал хозяину, умоляя избавиться от них, или хотя бы рассадить по клеткам, но Креол только отмахивался. Если бы не могучие, хоть и крохотные мускулы джинна, его слабенькое, но все же огненное дыхание, его крылья и его умение проходить сквозь стены, Хубаксиса могли бы уже слопать.

– Кто написал этот гримуар? – хмуро поинтересовался маг, перевернув последний лист. – Такое впечатление, что над ним трудились десятки разных людей!

– Вообще-то, так оно и есть, – сообщил Мао, передвигая фишку. – Библию в разное время писали Моисей, Соломон, Давид, Святые Лука и Иаков, Иоанн и Матфей…

– Никогда не слышал ни о ком из них, – буркнул Креол.

– Еще бы! – насмешливо фыркнула Вон. – Ты ж еще до Адама жил, наверное!

– Кто такой Адам? – нахмурился маг.

– Ты же только что читал! – удивилась Ванесса. – Адам – первый человек на земле, про него на самых первых страницах написано!

– А-а-а… – припомнил Креол, возвращаясь к началу Священного Писания, и еще раз перечитывая Книгу Начал. – Адам… Адам… Адем, может быть? Одного из первых людей звали Адем, это действительно так…

– Одного? – удивился Мао. – А сколько же их было всего?

– Двенадцать, – небрежно сообщил Хубаксис. – Правда ведь, хозяин?

– Верно, раб, – благосклонно кивнул Креол. – Шесть мужчин и шесть женщин. Адем, Йацет, Эмер, Энки, Ангр и Пургван. Я все записал в своей книге, можешь прочесть, если хочешь…

– А женщин как звали? – подозрительно прищурилась Ванесса.

– Какая разница, как звали женщин? – пожал плечами Креол.

– Слышала бы это моя мамочка, она б тебе так всыпала! – возмутилась Вон. – Шовинист доисторический!

– Женщин звали Ив, Феамос, Одамна, Йенге, Тиат и Кьо, – подал голос доселе молча стоявший в дверях Хуберт.

– А ты откуда знаешь? – удивилась Ванесса.

– Мой народ всегда помнил истинную историю этого мира, – холодно сообщил брауни. – Вы, люди, давно забыли, кто вы такие и откуда взялись, но мы-то помним…

– Маги тоже всегда помнили, – растянул губы в улыбке Креол. – Особенно хорошо мы помним Энки, ставшего отцом Мардука и Инанны. А Мардука Двуглавого Топора должны помнить до сих пор… Это он одолел Древний Народ и изгнал его обратно во Тьму, это он сразил архидемона Хетшу и брата его, Р’еену, это он лишил тела повелителя Лэнга Азаг-Тота и запечатал проход в его царство. И это он основал великий Шумер… – вздохнул Креол. – Незадолго до своей смерти…

– И когда же все это было? – скептически прищурилась Вон.

– Первые люди пришли в этот мир за тридцать две тысячи лет до Потопа… – задумчиво произнес Креол.

– Опять Потоп? Ты уже второй раз упоминаешь о каком-то Потопе! Что это такое?

– Великий Потоп обрушился на землю… – Креол пошевелил губами, высчитывая время, – …да, почти уже двенадцать тысячелетий прошло. В мое время о нем еще помнили, а сейчас, похоже, остались только легенды… Особенно если судить по этой книжке! – Креол гневно отшвырнул Библию в сторону. – События тридцати тысячелетий, целых две эпохи впихнуть в жалкие несколько страниц, да и на них все основательно переврать! Возмутительно! Прочитав эту писанину, можно подумать, что иудеи – богоизбранный народ! Все только о них, об этих поклонниках Яхгве!

– Ты что, антисемит? – хмыкнула Ванесса.

– Анте… кто?

– Ну, кто евреев не любит.

– А за что их любить?! – совершенно искренне возмутился Креол. – Иудеи – народ напыщеных себялюбцев! Ты посмотри, что в этой книге написано про Та-Кемет – Тхомертху желчью бы изошел! Он был Верховным Магом Та-Кемет, – пояснил Креол.

– А что такое Та-Кемет? – не поняла Вон.

– Египет, доча, Египет… – задумчиво погладил подбородок Мао. – Надо было историю учить…

– Иудеи… – продолжал скрежетать зубами Креол. – Их вера запрещает убивать иудеев, но всех остальных – сколько угодно, это даже не грех! Они не уважают чужих богов… да нет, эти наглецы заявляют, что их бог – Единственный! И ладно бы они поклонялись какому-нибудь доброму богу, вроде Прекраснейшей Иштар, не-ет! Они молятся Яхгве!!! – бешено проревел маг. – Тому самому Яхгве, который…

– Простите, сэр, что прерываю ваше увлекательное повествование… – вмешался Хуберт, успевший за это время уйти и снова вернуться.

– Что еще? – огрызнулся маг, оборванный на полуслове.

– Пришла почта, сэр.

– И?

– Вам письмо, сэр. Насколько я могу судить, это что-то важное.

Ванесса удивленно повернулась к домовому. То, что Креол получил письмо, действительно было событием более чем странным – все, кто мог ему написать, находились сейчас в этой самой комнате.

Маг принял у брауни прямоугольный желтоватый конверт, и с недоумением повертел его в руках. Это была скорее бандероль, чем письмо, и на обертке было написано всего одно слово – «Креолу». Самое странное заключалось в том, что надпись была сделана на древнешумерском.

– Может, все-таки откроешь? – не выдержала Ванесса.

Креол разорвал конверт и извлек из него прямоугольную черную пластинку, на которой были выгравированы серебристо-белые буквы. Значки, используемые в этой надписи, не имели ничего общего ни с одним из современных земных языков. Впрочем, пять тысяч лет назад на таком языке тоже не разговаривали.

– О демоне речь, а демон навстречь… – процедил Креол, пробежав глазами пластинку. – Ну наконец-то! Я уж думал, они так обо мне и не вспомнят! Что ж, посмотрим, что у нас получилось…

– Что там такое? – нетерпеливо потрясла его за плечо Вон. Она давно уже стояла сзади, изучая незнакомые буквы, но смысл их оставался для нее темен.

– О нет, хозяин, неужели снова придется отправляться туда?! – возмущенно завопил Хубаксис, прочтя послание. – Я так надеялся, что они тоже перемрут за эти века!

– А вот этого нам не нужно! – растянул губы в улыбке Креол. – Нет уж, пусть поживут еще… немного.

– О чем это вы? – начала раздражаться Ванесса. – Что там написано?!

Мао и Бат-Криллах по-прежнему сидели за столом, невозмутимо слушая очередную перепалку этих троих. Хуберт и вовсе давно удалился.

– Это приглашение… – неохотно выдавил из себя Креол, отшвыривая плитку в сторону.

– Приглашение куда? – терпеливо взглянула на него Вон.

– На праздник…

– Нас с хозяином опять приглашают на этот праздник, чтоб ему проваливаться! – скрипнул зубами джинн. – Вообще-то, одного только хозяина, но ему разрешено взять с собой еще двоих, так что мне опять придется тащиться с ним! Эй, хозяин, взгляни-ка, а ведь твой статус повысился! Раньше разрешали прихватить только одного!

– Чрево Тиамат! – сжал кулаки Креол. – Выходит, придется искать еще кого-то! И где, спрашивается?!

– Подождите! – повысила голос Вон, выставив перед собой раскрытые ладони. – Прервитесь на одну минуточку, ладно!

Креол с Хубаксисом замолчали и уставились на нее.

– Отлично, – кивнула она. – Итак, я хочу, чтобы вы успокоились и понятным языком объяснили мне – что это за праздник, на который вас приглашают, почему вы не можете на него не ходить, а главное – почему Хуби так не хочет туда идти! Мне-то всегда казалось, что праздник – это весело…

– Я, кажется, догадываюсь… – подал голос Бат-Криллах.

– Пожалуйста, Бат, – укоризненно взглянул на него Мао. – Пусть Креол сам расскажет.

Маг помолчал, собираясь с мыслями, а потом медленно заговорил, тщательно взвешивая каждое слово:

– Праздник, на который меня приглашают, проводится раз в три года, и каждый раз продолжается трое суток. Начинается он только завтра, но явиться лучше заранее… Да, лучше… – поежился он. – На этот праздник приглашают всех магов, когда-либо заключавших договор с теми, кто его устраивает. Я – один из них… – скрипнул зубами он.

– Стало не намного понятнее, – сухо сообщила Вон.

– Это празднество состоится в земле Лэнг – царстве тьмы и огня, измерении, в которое удалились Древние, после того, как их изгнали с Земли. Приглашенным гостям там совершенно безопасно, но… – поморщился он.

– Я предпочел бы провисеть эти три дня прибитым к столбу! – возмущенно поделился Хубаксис.

– Так почему же вы просто не можете отказаться? – подняла бровь Ванесса. – Неужели только из вежливости?

– Из вежливости? – растянул губы в улыбке Креол. – Не-е-ет! Даже если бы я захотел отказаться… молчать, раб! На этот раз я должен туда отправиться! Но мои желания все равно не имеют значения. Взгляни-ка, чья подпись стоит под этим приглашением!

Вон на всякий случай еще раз взглянула на черную плитку, но там были все те же треугольники и квадратики, малопонятные для простой американской девушки.

– Так чья же подпись там стоит? – вздохнула она, поняв, что Креол все еще ждет, когда она прочитает. – И если уж на то пошло – что это вообще за язык такой?

– Ах да… Это алфавит Наг-Сотха – письменность земель Инкванока и Лэнга, долины Пнот и древнего Трока, города Ирем и Ледяных Полей. Приглашение подписано Элигором от имени Йог-Сотхотха от имени Азаг-Тота от имени С’ньяка. Теперь понимаешь?

– Нет, – невозмутимо ответила Вон. – Папа, ты что-нибудь понимаешь?

– Знаешь, по-моему, я где-то слышал одно-два из этих имен… – нерешительно промямлил Мао. – Кажется, читал в какой-то книге…

– Элигор – одна из тринадцати Эмблем Йог-Сотхотха, одна из его самостоятельных ипостасей, – с легким раздражением объяснил Креол, казалось, искренне удивленный, что кто-то не знает таких простых вещей. – Йог-Сотхотх – Хранитель Врат Бездны, Мира Лэнга, земное воплощение Азаг-Тота. Азаг-Тот – повелитель Лэнга и всех демонов, обитающих в нем. С’ньяк – Бесформенный Владыка, Бог и Творец Лэнга и всей Бездны.

– Ах вот оно что… – понимающе кивнула Вон. Вообще-то, она по-прежнему мало что понимала, но решила, что от дальнейших объяснений все только еще больше запутается. – Так объясни мне еще раз – почему ты не можешь отказаться от приглашения? Или этот… как его… Сняк что-то вроде вашего магического дона Корлеоне?

– Кто такой этот Корлеоне? – нахмурился Креол.

Вон и Мао, поминутно перебивая друг друга, пересказали ему содержание «Крестного отца». Они оба просто обожали этот фильм.

– Как ни странно, но во многом похоже, – удивленно кивнул маг, уразумев, кто такие мафиозо, и почему от их приглашений лучше не отказываться. – Да, примерно так все и обстоит. Теперь ты понимаешь, почему мой раб так не хочет туда отправляться? Самое главное – ведь это приглашение еще и считается привилегией! – фыркнул он. – Ну ничего, ничего, если все пойдет как надо, это будет последний их праздник…

– Да еще сопровождающих разрешают брать! – грустно поделился Хубаксис. – Так бы хоть я мог остаться!

– Бросить меня хочешь, раб? – недобро посмотрел на него Креол. – Не выйдет! Мне и так теперь придется где-то второго спутника искать! Ну где я его найду за несколько часов?!

– Считай, что уже нашел, – усмехнулась Ванесса. – Как думаешь, что мне стоит надеть?

– Что?!! – одновременно выкрикнули Креол, Хубаксис и Мао. Только Бат-Криллах по-прежнему молча сидел в уголке, иронично глядя на всю эту кутерьму.

В течение следующих десяти минут три человека и один джинн старательно орали друг на друга, причем никто из них не понимал, о чем, собственно, идет речь. Наконец они выдохлись и замолчали.

– Нет, нет и еще раз нет! – упрямо замотала головой Ванесса. – Я все решила! Да чтобы я пропустила такую вечеринку?! Вы меня еще плохо знаете!

– Мао? – тоскливо взглянул на пожилого китайца Креол. – Повлияйте на свою дочь!

– Сомневаюсь, что у меня что-то получится, – философски пожал плечами Мао. – Упрямством она пошла в мать…

– Женщина, ты хоть понимаешь, куда мы отправляемся? – скрипнул зубами маг. – Это тебе не званый вечер у императора! Это Шабаш в Царстве Тьмы!

– Но ведь вы двое там были? – спокойно уточнила Вон. – Значит, там нет ничего такого страшного. Сам же сказал – безопасность гарантирована.

Креол закрыл глаза рукой и тяжело вздохнул. Слегка поразмыслив, он взял Вон за руки и насколько умел нежно сказал:

– Ванесса, девочка моя, – от такого неожиданно ласкового обращения Вон чуть не поперхнулась, – неужели ты думаешь, что там будет что-то интересное? Лэнг – самое жуткое и отвратительное измерение, которое я видел. Там почти не будет людей – только демоны и чудовища. Не будь это так важно для моего… дела, я даже и не подумал бы соваться туда, так разве же я пущу туда тебя?

– Хозяин, а можно тогда я останусь здесь? – просительно заглянул ему в глаза Хубаксис, подлетая поближе.

– Нет, нельзя! – тут же рявкнул Креол. – Ты – джинн! И ты мой раб!

– Но тебе же все равно придется брать кого-то третьего? – все еще под впечатлением от неожиданного тона Креола, но по-прежнему упорствуя, спросила Вон. – Не папу ведь!

– Ну а что здесь, собственно, такого… – развел руками Мао. – И потом – Креол может взять кого-то из нашей домашней нечисти…

– Нет, к сожалению, – скривился маг. – Бат-Криллах-Меццкои-Некхре-Тайллин-Мо привязан к этому измерению. Хуберт – домовый дух, он не может далеко отойти от своего дома. Про призрака в подвале я вообще не говорю…

– Ну, видишь! – торжествующе улыбнулась Вон. – Так что больше меня не отговаривай – все равно не выйдет!

– Вообще-то она права, хозяин, – тихонько пробормотал джинн, стараясь избежать гневного взгляда Креола.

– Ладно, женщина! – злобно огрызнулся маг. – Хорошо, я возьму тебя с собой! Но учти, что попав в Лэнг, ты не сможешь покинуть его до истечения срока праздника! И не жди, что увидишь там хоть что-то приятное!

– И еще захвати с собой пару мешков с едой, ладно? – заискивающе посмотрел на нее Хубаксис. – Кормят у них хуже, чем на пиру у могильных червей…

Креол, сосредоточенно наморщив нос, ползал по полу, чертя магическим ножом огромную пентаграмму во всю гостиную. Это была не обычная пентаграмма – пятиугольник со звездой внутри. Каждая из внешних линий, кроме самой нижней, была удвоена, в правом нижнем углу красовалась спираль, а в правом, левом и верхнем – треугольники. Верхний треугольник Креол оставил незамкнутым. Еще он нарисовал изогнутую линию чуть правее центра, похожую на меридиан, какими их рисуют на глобусах. Все линии сразу же после прорисовки начинали светиться.

– Выходит, параллельные миры все-таки существуют… – задумчиво произнес Мао, глядя на эти приготовления. – Признаться, я никогда в это не верил…

– А я и сейчас не верю, – фыркнула Вон. – Ну как такое может быть – несколько миров в одном и том же месте?

– Не несколько, а бесконечное множество, – вежливо поправил ее Бат-Криллах. – Это очень просто. Вот, взгляни, – он взял со стола какой-то журнал и продемонстрировал его людям. – Допустим, каждый из этих листов – чей-то мир. Понимаешь?

– Ну?

– Как видишь, у листа есть длина и ширина, но нет толщины. Точнее, есть, но…

– Но она настолько мала, что это несущественно, – понимающе кивнул Мао. – Продолжайте, Бат, мы вас слушаем.

– Представим себе, что на каждом таком листе-мире живут некие… ну… плоские люди, скажем так. Точно такие же – имеющие длину и ширину, но не имеющие высоты.

– Живущие в двух измерениях? – с интересом переспросил Мао. – Да, я понимаю.

Ванесса откровенно зевала, Хубаксис тоже не вслушивался. Он-то все это и так знал, но его это никогда не волновало.

– Этим нашим человечкам тоже должно казаться, что никаких других листов нет, и быть не может – они просто не могут себе такого представить. Тем не менее, они существуют и находятся совсем рядом. Точно так же и в нашей ситуации, только мы живем не в двух измерениях, а в трех, а другие измерения находятся в четвертом. Совсем рядом от нас, но недостижимы… – грустно развел всеми четырьмя руками демон. – Тем не менее, между ними можно перемещаться, хотя обычные способы тут малопригодны… Для этого надо всего лишь сдвинуться в сторону четвертого измерения. Совсем на чуть-чуть, вот на столечко, – демон показал кусочек когтя, – но этого вполне хватит.

– И таким образом можно мгновенно перейти в любой другой мир, – подытожил Мао.

– Ну не совсем в любой, – не согласился Бат-Криллах. – Со страницы ведь тоже можно перейти только на какую-то соседнюю страницу, а не в любое место книги. Чем ближе два мира, тем легче между ними перемещаться. К тому же тут тоже не все так просто – измерений на самом деле даже не четыре, а гораздо больше, что еще сильнее осложняет перемещение… Но Лэнг – один из самых ближайших к нам миров, в него попасть сравнительно легко, – неожиданно закончил демон. – Мой мир тоже совсем рядом с вашим, и мир джиннов, и еще многие другие…

– А разве нет таких миров, которые почти не отличаются от нашего? – нахмурился Мао.

– Да, как в «Слайдерах», – вспомнила свой любимый сериал Ванесса.

– Да полным-полно, – усмехнулся Бат-Криллах. – Есть и такие, которые от вашего даже не отличишь, сколько ни старайся. Говорю же – миров бесчисленное множество. Опытный маг может при желании переместиться в любой из них – ритуалы не слишком сложны.

– Когда немного разберусь с делами, построю постоянную пентаграмму для перемещения, – поднимаясь с колен, буркнул Креол, – а пока пусть будет временная…

Маг вытащил из-за пазухи черный пузырек, закупоренный восковой пробкой, открыл его и рассеял над пентаграммой ядовито-зеленый порошок. Опускаясь на светящиеся линии, пылинки вспыхивали, словно мошка, залетевшая в костер.

– Так, – задумчиво произнес маг, оглядывая дело рук своих. – Все готово. Женщина, ты что-нибудь берешь с собой?

Ванесса поудобнее устроила на спине рюкзачок. Она вняла предупреждению Хубаксиса и захватила с собой еды на три дня. Креол долго убеждал ее не тащить с собой лишнего хлама, обещая, что при нужде легко сотворит сколько угодно вкуснейших деликатесов, но Ванесса только мотала головой. Ей не хотелось полагаться исключительно на воскресшего шумерского мага.

Сам Креол тоже брал с собой любимую сумку. Туда он положил все свои инструменты, кое-какие порошки и зелья, а также самое главное – магический фолиант. При себе он оставил только жезл.

– Двигайся за мной след в след, – хмуро приказал он, сажая на плечо Вон Хубаксиса. – И следи, чтобы мой раб не сбежал, женщина, а то он каждый раз пытается… Если хочешь попрощаться, прощайся сейчас – во время ритуала нельзя произносить лишних слов.

Вон обняла папу, и весело помахала ему на прощание. Почему-то ни он, ни она не относились к этому серьезно – вероятно, им все еще не верилось, что вот сейчас Креол откроет дверь между мирами, и они отправятся в другое измерение – жуткий Лэнг.

– Я готова, – изо всех сил стараясь не рассмеяться, сообщила Вон и встала за спиной у Креола.

– Моих слов повторять не надо, движений тоже, – на всякий случай уточнил маг. – Просто иди следом.

Он вошел в пентаграмму там, где треугольник оставался незамкнутым, и двинулся по одной из линий к нижнему левому углу.

– Зазас, Насатанада, Зазас, Зазас! – произнес Креол во время движения.

В нижнем левом углу маг остановился и поднял левую руку с загнутыми большим, указательным, безымянным и мизинцем. Единственный оставшийся палец образовал такую фигуру, что Вон с трудом удалось удержать серьезное выражение лица.

– Оходос-Скиен-Замони! Оходос-Скиен-Замони! Оходос-Скиен-Замони! – выкрикнул Креол, все еще держа эту фигуру.

После этого он двинулся по другой линии к одному из замкнутых треугольников. При пересечении изогнутой линии Креол опустился на колени и торжественно прочел:

Всеединый Обитает Во Тьме,

В Центре Всего Обитает Тот, Что Во Тьме;

И Тьма Эта Будет Вечной, Когда Все Склонятся Пред

Ониксовым Троном.

Закончив, он поднялся с колен и направился дальше к треугольнику. В треугольнике он задержался, чтобы снова совершить знак с большим и средним пальцем и прочесть еще одно заклинание:

Абиссус Диасонрсус, Зехове-Азаг-Тот!

Неррго, Йаа! Нъярлатхотеп!

Пройдя по горизонтальной линии ко второму треугольнику, он трижды поклонился и сотворил новый знак. На сей раз загнуты были большой, средний и безымянный пальцы.

Настала заключительная часть ритуала. Креол в сопровождении Ванессы и Хубаксиса прошел по линии к спирали в нижнем правом углу и произнес:

Зенохесн, Пиотх, Охас Заегос,

Мавок Нигорсус, Байар! Хеехо!

Йог-Сотхотх!

Йог-Сотхотх!

Йог-Сотхотх!

Произнеся последнее слово, Креол извлек жезл и начертил в воздухе фигуру, похожую на букву «И», пересекаемую буквой «Z».

Светящаяся фигура какое-то мгновение продолжала висеть в воздухе, а затем молниеносно развернулась в нечто, похожее на миниатюрную черную дыру.

– Вот это да!… – невольно ахнула Вон.

Креол повернулся к ней, бешено сверкая глазами, схватил ее за руки, сжав так, словно хотел раздавить, и прыгнул в открывшееся окно между измерениями. Оно закрылось за их спинами, и пентаграмма начала медленно растворяться…


Глава 12 | Архимаг | Глава 14