home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 14

22 ноября, 2998 г. до Н. Э.

Империя Шумер, дворец Шахшанор

Артод и Артераид опасливо следовали за хозяином. Сегодня хозяин явно был не в духе, а когда Креол был не в духе, рабы всегда стремились держаться как можно дальше. Верховный Маг любил снимать стресс, скидывая подвернувшихся рабов с дворцовой стены, а потом любуясь получившейся лепешкой. Впрочем, он был еще далеко не худшим хозяином – предыдущий владелец могучих близнецов, рожденных в диких северных степях (их имена означали Старший Сын и Еще Один Старший Сын), своих рабов предпочитал жечь заживо. И не в ярости, а всегда – ему просто нравился запах горящей человеческой плоти. Поговаривали даже, что он людоед…

Но и архимаг Креол с годами становился все хуже. Седовласый старик, в прошлом месяце разменявший девятое десятилетие, но, тем не менее, сохранивший в целости и мускулатуру, и рассудок, угрюмел буквально с каждым днем. Все чаще у него случались приступы безумной ярости, после которых приходилось заменять часть мебели, а иногда даже чинить дворец. Управляющий Шахшанора буквально дневал и ночевал на рабских аукционах, пополняя человеческие запасы, которые так стремительно расходовал хозяин.

Близнецам пока везло. Официально эти двое числились телохранителями Креола, но за все шесть лет, что они занимали этот пост, им ни разу не довелось действительно пригодиться. Это не означало, что у хозяина не было врагов. О нет! Врагов-то у него как раз было столько, что хватило бы на десятерых. Не проходило и пяти-шести дней, чтобы Верховному Магу не пришлось отбивать чью-то новую атаку. Особенно старался его троюродный племянник Трой, в магическом искусстве почти не уступавший своему дяде. Лично он не являлся к этим стенам еще ни разу – понимал, что на чужой территории у него нет никаких шансов. Впрочем, по той же причине и Креол до сих пор не отправился к Трою, чтобы разобраться с ним с глазу на глаз – в доме мага, где сами стены пропитаны защитными чарами, победить его очень непросто. Но, разумеется, он тоже насылал на врага тучи проклятий и различных монстров. В прошлом году, когда хозяин спустил на Троя жуткую тварь, целых три месяца выращиваемую в самом глубоком подвале, тот почти потерпел поражение. Во всяком случае, неприятных сюрпризов не было дольше обычного.

Артод и Артераид сами не застали начала этой вражды – она началась почти полвека назад, но им рассказывал Ше-Кемша – старейший раб в доме, служивший еще отцу хозяина, а тот уже шестьдесят лет, как скончался. По его словам, до того времени Креол и Трой были если не друзьями, то, по крайней мере, не враждовали. Даже захаживали порой друг к другу в гости. Вот с такого визита все и началось.

Трой, в отличие от своего дальнего родича, отличался редким сластолюбием и держал не трех-четырех наложниц, как тогда еще не архимаг, а всего лишь магистр Креол, а несколько сотен. Причем менял он их очень часто – больная фантазия молодого некроманта губила его любовниц с ужасающей скоростью.

Однажды он заглянул в Шахшанор, когда его хозяин отсутствовал. Как уже упоминалось, тогда эти двое еще не враждовали, поэтому Троя встретили как гостя, сделав все, чтобы родич хозяина чувствовал себя хорошо. К сожалению, после того, как маг плотно отобедал и как следует выпил, ему на глаза попалась одна из рабынь…

Если бы дома был сам Креол или хотя бы его управляющий, беды удалось бы избежать. Но никто другой не осмелился остановить мага, возжелавшего поразвлечься с невольницей. Трой пробыл с ней около часа, и когда вышел, весело сообщил, что он-де слегка попортил имущество своего родича и товарища по Гильдии, но пусть тот не расстраивается, он, Трой, оставил в уплату за нее целую горсть золотых йехров. Никто из рабов ничуть не забеспокоился – случай был самый что ни на есть заурядный, а плата втрое превышала нормальную стоимость рабыни, даже такой красотки, как та эфиопская танцовщица, которую Трой «слегка попортил». И все бы обошлось, если бы…

Если бы рабыня не оказалась любимой наложницей Креола. Если бы не тот факт, что она носила под сердцем ребенка будущего Верховного Мага. Если бы не то, что жестокий и вспыльчивый маг пожалуй единственный раз в жизни кого-то полюбил…

Когда Креол вернулся домой и увидел то, что еще вчера было молодой красивой женщиной, он впал в такое бешенство, что разрушил половину собственной крепостной стены и перебил не меньше тридцати рабов. Припадок еще не закончился, а маг уже летел (в буквальном смысле) к Хешибу – дворцу Троя, чтобы продолжить разрушение там. А надо сказать, что в те времена Креол уже был одним из сильнейших магов Шумера, а Трой еще нет.

На следующий день, когда домой возвратился уже Трой, пришло его время получать шок. От его дворца (впрочем, куда меньшего, чем у Креола) остались лишь дымящиеся развалины – Креол сокрушил каменную громаду, как пушинку. В живых не осталось ни одного раба, ни одной наложницы – все они погибли от огня и молний разгневанного мага. Когда же Трой нашел тело своего десятилетнего сына… Невинный ребенок был утоплен в бадье с расплавленным золотом, а в его рот Креол засунул маленькую глиняную табличку с тремя словами – «Надеюсь, плата достаточна?»

Надо сказать, что Креол очень скоро раскаялся в содеянном и даже принес искупительную жертву на алтаре Иштар – до этого дня маг не убил ни одного ребенка. И не просто ребенка, а члена одного из самых именитых родов Империи – его собственного. Юный Эхта ведь также приходился Креолу родственником и, в отличие от своего отца, перед ним ничем не провинился. Но поправить ничего уже было нельзя. Если за разрушенный Хешиб и убитых рабов Креол мог заплатить выкуп (убийство раба в древнем Шумере считалось мелким преступлением, приравниваемым к порче чужого имущества), то смерть сына Трой ему не простил бы ни за какие деньги. Молодой маг возненавидел родича до конца своих дней – а уж ненавидеть-то этот человек умел как никто другой! С этого дня Трой жил одной только местью.

Разумеется, он не бросился в лобовую атаку – Трой не был дураком и понимал, что с Креолом ему не тягаться. Он исчез из Шумера почти на тридцать лет, но когда вернулся… Неизвестно, где его носило столько лет, но вернулся он уже архимагом, и очень быстро занял былое место при императорском дворе. Примерно за год до его возвращения Креол занял пост Верховного Мага, и Трой немедленно принялся интриговать, пытаясь подсидеть бывшего почти что друга, а теперь самого заклятого врага.

Встречаясь в башне Гильдии, Креол и Трой любезно раскланивались, пряча за фальшивыми улыбками звериный оскал. Возвращаясь же домой, они немедленно принимались строить козни друг против друга. Особенно старался Трой – за двадцать лет Креолу пришлось прикончить столько наемных убийц, что из них можно было составить небольшую армию. Среди них были самые разные твари – от обычных людей до могущественных демонов. Особенно Артоду и Артераиду запомнился Зом-Хокоб – жуткая тварь, похожая на изуродованного кальмара размером с четырех слонов, поставленных друг на друга. Как уж Трою удалось договориться с этим монстром, неизвестно, но в прошлом году он выполз из Евфрата и сухим путем дошел до самого Ура. Гигант бился о крепостные стены почти двое суток, пока Креол поливал его сотнями разрушительных заклятий. То, что осталось от чудовища в конце концов, можно было запихнуть в шкатулку.

Но все эти проблемы были, так сказать, привычными – у Креола хватало врагов и без Троя, и не все они были людьми. Демон Элигор, например, который взял в привычку раз или два в месяц заявляться во дворец без приглашения, чтобы напомнить хозяину о каком-то старом договоре. Каждый раз после его визита Верховный Маг бесновался и крушил мебель, а потом долго колотился головой о стену с бессильной яростью на лице.

Сегодня у Креола тоже был гость, но на сей раз приятный. Маг, одетый в расшитую тунику и плащ бирюзового цвета, с большой кожаной сумой, привычно висящей на левом плече, прогуливался на крепостной стене вместе с очаровательной светловолосой дамой в ослепительно-белом одеянии. Ее голос звучал прекрасной музыкой, а смех звоном колокольчиков. И она явно не была простой смертной – хотя бы потому, что явилась не через ворота, а просто возникла из ниоткуда.

Этих двоих сопровождал бессменный хвостик в виде личного джинна хозяина – Хубаксиса. Вся челядь не переставала удивляться, как хозяин может терпеть это надутое ничтожество. Перед Креолом он раболепствовал, но с рабами обращался так, как будто весь Шахшанор принадлежит ему. А ведь этот джинн был таким же рабом, как и они сами!

– Послушайтесь своего джинна, друг мой, – звенящим голоском посоветовала дама, ласково улыбаясь мрачному старику. – Его идея – единственная ваша надежда.

– Покинуть Шумер?! – скрипнул зубами маг. – Оставить должность Верховного? Оставить мою Гильдию? Мой дворец? Все, что у меня есть? Прекраснейшая, ты спятила!

Телохранители, слышавшие каждое слово, начали возмущенно сверлить спину хозяина глазами. Креол был напрочь лишен такта – он даже с императором разговаривал так, будто тот был ничтожнейшим из его рабов. И самое удивительное, что Пресветлый Лугальбанда это терпел! Юный монарх, только в прошлом году сменивший отца на троне, относился к Верховному Магу с редкой терпеливостью, считая его выжившим из ума стариком, когда-то все же оказавшим короне Шумера несколько полезных услуг. Насчет второго он был прав, но вот насчет первого в корне ошибался…

– Это вы спятили, – с не меньшей терпеливостью покачала головой прекрасная дама. – Если вы не послушаетесь моего совета, совсем скоро у вас не будет ни дворца, ни Гильдии. Цепляясь за эту никчемную мишуру, вы рискуете лишиться самого главного! Вы уже не молоды друг мой, а договор, столь неосмотрительно заключенный вами, совершенно четко…

– Я помню! – скрипнул зубами Креол. – О Двуглавый Топор, я отлично помню… Не проходит и часа, чтобы я об этом не вспомнил! Но должен же быть какой-то другой выход!

– Его нет, – неумолимо покачала головой женщина. – А что насчет нашего с вами договора? Или вы передумали?

– Передумал?! Я – передумал?! – фыркнул старик. – Прекраснейшая, я не откажусь от этого плана даже если мне предложат место эбн-Шаггата!

– Ну и?… – с насмешкой посмотрела на него очаровательная дама.

– Именно! Как я добьюсь этого, если усну на сотню экцей[3]?!

– А как вы собираетесь добиться этого сейчас? – ехидно улыбнулась собеседница мага.

Креол мрачно погладил завитую бороду. Похоже, каких-то определенных планов он на этот счет еще не строил – мол, главное начать, а уж там как боги на душу положат.

– Поверьте, друг мой, сейчас у нас с вами нет ни малейшего шанса. Что вы способны противопоставить нынешнему Лэнгу? Императорскую армию? А позволит ли юный Лугальбанда отправить своих солдат неизвестно куда только ради удовлетворения ваших амбиций? Гильдию магов? Большинство ее членов – либо ни на что не способные юнцы, либо дряхлые старцы, впавшие в детство. Среди них нет никого, хотя бы отчасти равного вам, а те немногие, что все же могут с вами соперничать… тот же Трой, например…

– Трой?! – взревел Креол так, что его телохранители испуганно отшатнулись. Обычно за таким воплем следовал всплеск неконтролируемой магии. Впрочем, незнакомка ничуть не испугалась – кем бы она ни была, Креол ей страха не внушал. – Да пусть меня самого сожрут Твари Лэнга, если я соглашусь работать с этим порождением червя и гиены! Делиться с ним?!

– Вот видите, друг мой? А много ли других сильных магов в вашей Гильдии, с которыми вы согласились бы поделиться? Есть ли там такие, которые могут принести пользу? Такие, на которых мы можем положиться? Назовете хотя бы одно имя?

Креол наморщил лоб, некоторое время размышлял, а потом печально вздохнул.

– Хе-Кель и Шамшуддин мертвы. Хиоро ушел от мира. Мей’Кнони продала душу тому самому Лэнгу. Больше во всей этой проклятой Гильдии нет никого, кому я доверил бы защищать свою спину…

– Тогда как вы собираетесь действовать? Может быть, договоритесь с джиннами? Великий Хан точит на вас зуб с тех пор, как вы похитили у него это жалкое нечто, ошибочно именуемое джинном…

Хубаксис, услышавший последнюю фразу, оскорбленно фыркнул, но возражать не осмелился. Более того – он поднялся повыше, а потом и вовсе исчез в безоблачном небе. Креол не слишком любил, когда джинн подслушивал его разговоры с этой гостьей.

– Я подумывал о договоре с Хвитачи… – осторожно заметил Креол.

– Еще того лучше! Это всего лишь означает променять гиену на льва! Хвитачи равнодушны к нашему миру, но сейчас они сильны, как никогда! Пригласите их сюда – они сожрут Лэнг и закусят нами! Что, по-вашему, достанется нам с вами после того, как по Лэнгу пройдется Зеленый Огонь?

– Но Мардук же как-то справился? – прищурился Креол.

– Вы, к сожалению, не Мардук, – усмехнулась его собеседница. – Мардук был Высшим, а вы всего лишь архимаг. У Мардука было пятьдесят Эмблем, а у вас всего лишь жалкий джинн. У Мардука была огромная армия, а у вас только небольшой отряд стражи и горсть послушных лично вам демонов. Мардуку покровительствовали все боги Девяти Небес, а вам помогаю одна я.

Креол почувствовал себя оплеванным. Он бессильно скрипел зубами, не смея поднять глаз на ту, кого называл Прекраснейшей.

– Ты хочешь сказать… – с трудом выдавил из себя он, – что через сотню экцей у меня все это появится? Как же, интересно?

– Не появится, конечно же, – улыбнулась дама. – Но вы, во-первых, освободитесь от контракта с Лэнгом. Это уже плюс. Во-вторых, такой длительный сон скажется положительно на вашем теле, разуме и даже душе – сейчас вы мне откровенно не нравитесь.

– Это чем же?! – тут же оскалился Креол.

– Вы слишком легко выходите из себя. Чрезмерная вспыльчивость вредит, – строго заметила его собеседница. – А смерть и воскрешение очищают душу – кому знать это лучше, чем мне? Но главная причина, по которой я это затеяла – сейчас Лэнг все еще слишком силен. С тех пор, как мой… Мардук запечатал переход, Азаг-Тот и остальные очень ослабли, но они все еще сохраняют значительную часть прежнего могущества. Слишком значительную для нас двоих. Но они продолжают слабеть, друг мой, слабеть. Медленно, но неотвратимо. Увы, вы смертны, вам вряд ли удастся дожить до тех времен, когда они ослабеют достаточно, чтобы мы могли бросить им вызов. Но если вы последуете совету вашего джинна… должна признать – иногда даже такое ничтожество может принести пользу…

Креол задумался. Крепко задумался. Ему очень не хотелось бросать все то, что он накопил здесь за девяносто лет. Шахшанор, дворец его отцов, хоть и пришлось отстраивать практически из ничего целых четыре раза, все же был настоящим домом. Креол здесь родился и вырос, здесь он прожил долгие годы.

– Сто экцей… Это большой срок… – вздохнул Креол.

– Ну, не сто, а всего лишь восемьдесят три, – поправила его собеседница. – Нам ни к чему усыплять вас слишком надолго – может получиться, что за эти годы умру даже я. Того срока, что обозначен в вашем контракте, вполне достаточно.

– Все равно это очень долго. Мир очень изменится… Все, кого я знаю сейчас, умрут… почти все. Я буду там один… совсем один…

– А почему бы вам не захватить с собой это одноглазое создание, которое так противно пускает слюни, когда видит меня без одежды?

– Айзу-Ши, что ли? – удивился Креол, с трудом припомнив имя своего раба-банщика. Кроме банных рабынь он был единственным в этом доме, кто видел прекрасную гостью нагишом, да и ему это позволялось лишь потому, что Айза-Ши лишился мужского достоинства еще до того, как научился толком разговаривать. К тому же он действительно был одноглазым. – Он-то мне зачем сдался?

– Нет, друг мой, разумеется я имела в виду не этого безмозглого евнуха, – улыбнулась дама. – Я говорила о вашем джинне. Хубаксис, кажется?

– А, он… – недовольно скривился Креол.

Маг и сам не понимал, почему до сих пор не избавился от Хубаксиса. Польза, которую он все же иногда приносил, была так ничтожна по сравнению с его умением доводить до белого каления, что любой другой маг на месте Креола давным-давно отправил бы джинна обратно в его мир, навстречу позорной казни. Заодно и с Великим Ханом бы помирился – владыка джиннов не из тех, кого следует иметь в недоброжелателях.

– Он не займет много места, – усмехнулась Прекраснейшая. – И его даже не придется включать в заклинание – джинны могут впадать в спячку самостоятельно.

– Я знаю, – недовольно поморщился Креол. – Хорошо, я сделаю, как ты говоришь. Думаю, надо будет построить гробницу… прочную гробницу…

– Самое главное – тайную гробницу! – строго заметила дама. – Вам придется очень расстараться, чтобы защитить ее от ваших недоброжелателей! Впрочем, здесь я полагаюсь на вас – в ваших интересах, чтобы…

– Хозяин, тревога!!! – заорал Артод, метая в воздух короткий дротик.

Креол посмотрел вверх, и с его пальцев тут же сорвалась ослепительная молния. В воздухе металось около полусотни тварей, похожих на крупных горгулий. Темно-коричневая змеиная чешуя, морды, отдаленно напоминающие львиные, перепончатые крылья, скрюченные когти на руках. Еще секунду назад ничто не предвещало угрозы – они появились словно бы прямо из воздуха.

– Кимидины! – гаркнул Креол, поднимая жезл и активируя еще какое-то заклинание. – И это все, на что ты способен, Трой?! Поднять щиты, открыть кристаллы, выпустить планетников!

Артод и Артераид послушно помчались выполнять приказания хозяина. Джинн Хубаксис появился возле Креола, получил подзатыльник от разгорячившегося мага и снова исчез.

Кимидины быстро сориентировались, собрались в единую кучу и помчались прямо на Креола, угрожающе выставив жуткие когти. Прекраснейшая отступила на несколько шагов, но не сделала ничего, чтобы хоть как-то помочь архимагу. Впрочем, тот особо и не беспокоился – жезл Креола выпустил еще одну молнию, и один из кимидинов упал куда-то за стену с диким воем. Но остальные ударили прямо в Креола.

Ударили – и отскочили. За мгновение до того, как когти передних кимидинов коснулись мага, вокруг него вспыхнуло оранжевое сияние Мерцающего Доспеха. Твари взвыли от боли и вновь поднялись в воздух, где еще одного достала молния Креола.

Снова и снова раз кимидины пытались дотянуться до своей цели, но вновь напарывались на Мерцающий Доспех и отлетали с криками. А тут еще на всех пяти башнях дворца поднялись крупные ромбовидные кристаллы, а в центре внутреннего двора раскрылся огромный квадратный люк.

– Убить их всех! – скомандовал Креол, вытаскивая из сумы пухлый пергаментный том в обложке из потускневшей меди. – Я вам покажу, как правильно финики собирать…

Кристаллы одновременно выстрелили в мельтешащих кимидинов ярко-зелеными лучами. Две твари упали, поджаренные до состояния шашлыка. Вслед за первым залпом последовал второй, третий…

Из открывшегося люка вылетел десяток существ неизвестного вида. Неизвестного, поскольку каждого из них окружала небольшая грозовая туча, а сами планетники оставались невидимыми. Существа молча ринулись к кимидинам и две стаи смешались вместе. Кимидины рвали планетников когтями, планетники били кимидинов током.

– Вот оно! – восторженно выкрикнул Креол, отыскав в книге заклинаний то, что искал. – Ну, Трой, тебя ожидает сюрприз…

Кимидины, кимидины, подданные Агни-бога

Бога вашего прославляю я!

Да возопят кимидины, пожирающие кимидины!

Прими мое жертвенное возлияние, Агни!

Кимидины, кимидины, подданные Агни-бога

Волю вашу разрушаю я!

Да возопят кимидины, одержимые кимидины!

Прими мое жертвенное возлияние, Агни!

Кимидины, кимидины, подданные Агни-бога

Вас себе подчиняю я!

Да возопят кимидины, покорные кимидины!

Прими мое жертвенное возлияние, Агни!

С каждой фразой Креол рассеивал в воздухе зеленоватый порошок, оставляющий после себя радужное сияние. И как только было дочитано последнее слово заклинания, кимидины, как по команде, прекратили битву с планетниками, а кристаллы опустились на свои прежние места. Уцелевшие кимидины приземлились на крепостную стену и смирно расселись вокруг Креола, взиравшего на них с язвительной усмешкой.

Их осталось тридцать с небольшим. Трое погибли от молний Креола, десяток был уничтожен лучами защитных кристаллов, и еще пятеро были убиты планетниками. Впрочем, планетников тоже осталось лишь семеро.

– Кому вы теперь служите, кимидины? – насмешливо спросил у них Креол.

Кимидины не умели разговаривать, и маг это отлично знал. Но они смотрели на него с такой преданностью во взорах, что и дурак бы догадался, кому они теперь служат.

– Отправляйтесь к своему прежнему хозяину! – приказал Креол. – Ведите себя как ни в чем не бывало. Притворяйтесь, что вы по-прежнему преданы ему. И как только у вас появится удобная возможность – убейте его!

Кимидины захлопали крыльями, поднялись в воздух и с тихим свистом исчезли. Демоны, произошедшие из далекой Индии, предпочитали пересекать большие расстояния не на крыльях, а немного… другим способом.

– Ну как, Прекраснейшая? – гордо обернулся к собеседнице Креол. – Можно со мной иметь дело?

– Вы действительно думаете, что эти тупые твари смогут выполнить такой сложный приказ? – недоверчиво покачала головой та.

– Конечно, нет! Но они доставят Трою несколько неприятных минут, а большего мне и не нужно. Даже если он ухитрится вновь подчинить их себе (в чем лично я сомневаюсь), ко мне он их больше не пошлет. Нет, Прекраснейшая, Трой будет придумывать что-нибудь новенькое…

Креол перегнулся через стену и с удовольствием посмотрел на валющиеся трупы кимидинов. Выглядели они непрезентабельно – почерневшие, обуглившиеся. Более или менее целым остался лишь один – самый первый, убитый метким броском дротика. Даже простому рабу удалось убить одного из этих полудемонов.

– Кимидины… – хмыкнул Креол, глядя на этот труп. – Поодиночке они стоят не больше, чем вот этот сломанный дротик. Вот когда они собираются в стаю…

– На что же расчитывал тот, кто их послал? Неужели Трой надеялся, что им удастся убить вас, друг мой?

– Конечно, нет! – осклабился маг. – Чтобы убить меня, потребовалось бы по меньшей мере пять таких стай… хотя нет. Заклятие Подчинения не делает разницы между одним и тысячей – сколько бы их ни было, всех бы постигла одна участь… Вот если бы это были разные демоны… Неделей назад Трой посылал против меня редехора, до него был кровавый голем, еще раньше сюда являлось стадо вирик, а в прошлом месяце – наемный убийца из Та-Кемет верхом на гигантском грифоне. Если бы Трой послал их всех разом, вот тогда, может быть…

– Почему же он этого до сих пор не сделал? – приподняла бровь Прекраснейшая.

– По той же причине, что и я, – пожал плечами Креол. – Мы с Троем – кровные враги. В случае моей смерти он ничего не выиграет…

– Кроме титула Верховного.

– Да, верно, – озадачился Креол. – Да, верно, он желает получить его… но это неважно. Главное то, что мы с ним жаждем убить друг друга лично. Придет время, и мы сойдемся в поединке, и вот тогда я его убью…

– Тогда зачем же все это? – указала на трупы кимидинов Прекраснейшая.

– Разведка. Мы прощупываем друг друга, ищем слабые места… Знание противника – половина победы. К тому же каждое чудовище, которого я посылаю против Троя, немного ослабляет его…

– Вот как? А те, что посылает он… они ослабляют вас, друг мой?

– Меня?! – растянул губы в улыбке Креол. – Вот уж нет! То, что не убивает меня, делает меня сильнее, Прекраснейшая! Я же все-таки маг!

Дама насмешливо улыбнулась. Пару секунд Креол непонимающе смотрел на ее улыбку, а потом до него дошла вопиющая нелогичность его слов.

– Чрево Тиамат… – раздосадованно пробормотал маг. – Впрочем, неважно. Я предпочитаю сражаться с достойными противниками. О Прекраснейшая, мы с Троем враждуем уже столько лет… Клянусь Мардуком, мне будет не хватать этой войны, когда я покину Шумер! Вот уж не подумал бы…

– Так вы все же решились, друг мой? – нетерпеливо перебила его дама. – Вы будете строить гробницу?

– Придется… – снова вернулся к прежней угрюмости Креол. – Но мне непонятно – зачем я вообще тебе понадобился? Неужели у богов не хватает своих воинов? Чем плох тот же Мардук?

– Вы сами только что ответили на этот вопрос, – на лицо Прекраснейшей набежала тень. – У нас те же проблемы, что и у вас, магов – на чужой территории мы стоим немногого… Даже хуже. В Лэнге я стану слабее простой смертной, а Йог-Сотхотх утратит все свое могущество на Девяти Небесах. Для того-то боги и используют таких смертных, как вы, друг мой. Демоны Лэнга некогда обратились к небезызвестному вам Азаг-Тоту, а Девять Небес в свою очередь вручили свою судьбу Мардуку Двуглавому Топору. И тот, и другой выполнили свою задачу, но после этого они сами превратились в богов и, как ни парадоксально, стали бесполезны. Поэтому теперь мне нужны вы. Вы согласны?

Креол явно остался доволен. Он наконец-то получил объяснение на самый сложный вопрос – почему? Почему боги не разбираются между собой сами, а все время просят помощи у смертных? Разумеется, он отлично знал ответ и без этой богини, но ему было очень важно услышать подтверждение из ее уст.

– Я согласен, Прекраснейшая, – ухмыльнулся он.

– Хорошо. Тогда вот что я скажу вам – вы должны соблюдать максимальную тайну. Лишите языков рабов, которые будут строить ваше убежище, а по окончании строительства убейте их. Пожалуй, стоит использовать чужеземцев, у которых нет родни и друзей в Шумере. Не привлекайте демонов и джиннов – нет гарантии, что они будут хранить вашу тайну. Вообще не используйте при строительстве магию – вас могут услышать ваши враги. До самого последнего момента не приближайтесь к строительству сами – пусть ни одна живая душа не узнает, что вы этим занимаетесь. Окутайте вашу гробницу заклятием Высшего Скрытия – я понимаю, что за него придется дорого заплатить, но оно обеспечит максимальную надежность.

– Думаю, я построю ее…

– Не говорите даже мне! – повысила голос Прекраснейшая. – Вообще не называйте места вслух! Не берите с собой много вещей – по ним вас могут отыскать. Захватите только то, без чего вы не сможете обойтись. Когда же вы проснетесь… думаю, вряд ли удастся рассчитать время вашего пробуждения с большой точностью, поэтому на всякий случай назначьте немного больший срок – чтобы окончательно разорвать договор с Лэнгом. Первая половина нашего плана – целиком ваша забота. Я не стану разыскивать вас – вы сами меня разыщете после того, как построите коцебу. И обязательно проведите разведку в Лэнге после пробуждения – как вы знаете, мне туда вход воспрещен!

– Думаю, я дождусь начала трехгодичных празднеств, – задумчиво кивнул Креол. – Постараюсь проснуться за месяц-полтора до начала очередного созыва. Тогда я смогу проникнуть туда, не вызывая ни малейших подозрений…


Глава 13 | Архимаг | Глава 15