home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 15

Оказавшись в великой долине Инкванок, Ванесса мгновенно раскаялась, что так необдуманно напросилась быть спутницей Креола. Но отступать было уже поздно – даже если маг и смог бы отправить домой ее одну, в чем Ванесса сильно сомневалась, его мнение о ней ухудшилось бы неминуемо. Этого ей отчего-то сильно не хотелось, хотя коленки уже начали предательски подрагивать. Впрочем, окружающий пейзаж у кого угодно вызвал бы те же самые чувства.

Небо Лэнга предстало перед пришельцами мертвенно-черным, без единой звездочки, по нему лишь изредка пробегали какие-то багровые всполохи. Вон почему-то сразу поняла, что это не потому, что сейчас ночь – здесь такое небо всегда. Солнцем тут и не пахло. Зато луна была – и не одна, а сразу две. Большие, кроваво-красные, и удивительно симметрично располагающиеся на небосклоне, они создавали впечатление чьих-то злобных глаз, взирающих с высоты на эту мертвую пустошь.

Кроме этих самых лун, тусклый свет порождало великое множество гулко ворчащих вулканов, занимающих все обозримое пространство вокруг. Вон почти сразу же насчитала семь штук, а за ними виднелись и другие, и конца им не было. Они даже не думали начинать извержение, но и потухать явно не собирались, – тлели подобно углям в костре. Вон попыталась представить, что будет, если все они одновременно начнут плеваться огнем, и ей стало дурно.

Землю под ногами покрывал толстый слой снега вперемешку с пеплом. Эта более чем необычная смесь была неприятной и на вид, и на ощупь. По-видимому, первоначально в Лэнге было холоднее, чем в Антарктиде, но этого не давали прочувствовать все те же вулканы. Получившаяся в итоге температура напоминала о ранней весне или поздней осени. Скорее, все-таки осени – в довершение ко всем прелестям в Лэнге поминутно шел мелкий противный дождик. В общем, атмосфера самая препакостная – у кого угодно испортится настроение, поживи он здесь подольше. Особенно способствовали этому человеческие кости, в бесчисленном множестве валяющиеся под ногами. Так называемый пеплоснег или снегопепл в иных местах скрывался под ними почти полностью.

– И они еще устраивают праздники? – неверяще распахнула глаза Ванесса. – С какой радости, хотела бы я знать?

– Поверь, Вон, весельем там и не пахнет, – горько усмехнулся Хубаксис. – Мой родной мир далеко не мед с сахаром, но по сравнению с Лэнгом это просто земля обетованная…

– И где же состоится это… мероприятие? – подозрительно покосилась на него Вон. – Только не говори, что прямо здесь!

– Оно состоится там же, где и всегда – в Ониксовом Замке Кадаф, – мрачно объявил Креол.

– И где же он?

– Скрыт вон за той огненной горой.

Вон проследила за пальцем Креола. Маг указывал на самый дальний вулкан – тот, что был едва виден на горизонте.

– Ты хочешь сказать, что мы пойдем туда пешком? – прищурилась Ванесса. – Может, наколдуешь что-нибудь? Ковер-самолет там, или еще что?

– Нас встретят и доставят, – отмахнулся маг.

– Только лучше бы мы все-таки шли пешком, – невесело хихикнул джинн. – Смотри, хозяин, нас уже обнаружили!

– Вижу! – огрызнулся Креол.

Вон проследила за их взглядами и ахнула – буквально у нее над головой в небе порхала жуткая тварь, похожая на отвратительную изуродованную обезьяну с невероятно длинными когтями и парой перепончатых крыльев за спиной. На всем теле у чудища не было ни волоска, лишь голая кожа цвета густых чернил.

– Птица Лэнга, – сообщил Креол. – Разведчик. Скоро за нами приедут.

– Кто?

– Тощие Всадники Ночи, – доверительно сообщил Хубаксис. – Один или двое… Лучше, если один – я их не люблю.

Тощий Всадник Ночи появился минут через десять. Он был один, но и одного хватало с избытком.

Непонятно, за что это создание назвали «тощим». Он напоминал обычного человека, хоть и невысокого роста, но достаточно крупного телосложения, широкоплечего и коренастого. Еще у него был горб, вздымающийся сантиметров на тридцать над головой. От человека тварь отличалась зеленым цветом кожи и парой длинных изогнутых рогов, растущих из спины по бокам горба. На нем было нечто вроде матерчатой безрукавки, оставляющей открытыми руки и ноги, голова же скрывалась под плотной маской, закрывающей все лицо, затылок и шею. Сквозь прорези виднелись только глаза – ярко-красные, без малейших признаков зрачка. В руке всадник держал кнут.

Впрочем, сколь бы ни был ужасен сам всадник, его конь мог дать ему сто очков вперед. Этот зверь больше всего напоминал огромного паука-сенокосца с нежно-розовой кожей. Ног у него было только шесть, зато каждая оканчивалась длинным острым когтем, похожим скорее на сталь, чем на кость. Глаз у твари не было, зато пасть имелась, растущая прямо на передней части туловища, без всякой головы. В отличие от большинства животных, зубы у него торчали не сверху и снизу, а слева и справа, и так же раскрывалась и сама пасть.

– Это не Всадник Ночи, – удивленно поделился Хубаксис. – Это Погонщик Рабов. Наверное, потому что нас трое.

Погонщик Рабов равнодушно оглядел Вон и Креола, а потом презрительно бросил:

– Садитесь. Вас ждут.

Ванесса вновь уловила некую странность – она понимала услышанные слова, совершенно точно зная, что этот язык ей незнаком. Хубаксис, видимо, понял ее замешательство, потому что шепнул на ухо:

– При магическом переходе знание языка даруется автоматически. Закон природы.

Сесть на это чудовище для Ванессы стало настоящим подвигом. Креолу пришлось буквально забрасывать ее на спину твари, причем Погонщик Рабов даже не попытался помочь, по-прежнему молча сидя к ним спиной.

Ванесса ехала, закрыв глаза, твердя про себя, что она едет на лошади, на простой лошади, только без волос и… с огромной пастью. Пасть все не шла у нее из головы – уж очень хищным выглядел этот мустанг. И как он только позволил себя оседлать!

Ехать было неудобно. Тварь была достаточно крупной, чтобы на ней уместились все трое (Хубаксис не считается), но форма спины у нее была не слишком пригодной для ездового животного. Приходилось раскорячивать ноги, как будто собираешься сесть на шпагат. Для Погонщика Рабов такая поза, похоже, была естественной, но Ванесса мгновенно устала. К тому же рога, растущие у него из спины, маячили у нее над головой, не причиняя вреда, но порядком раздражая.

Откуда-то издалека донесся жуткий вой, леденящий душу. Словно бы где-то там сидел голодный волк размером с гору, так силен был этот звук.

– На-Хаг… – мрачно произнес Креол, ни к кому не обращаясь. – Пять тысяч лет назад он точно так же завывал в своих пещерах…

– Он никогда не переставал завывать, – неожиданно подал голос Погонщик Рабов. – И Ктулху по-прежнему спит в подводном городе Р’льиех…

– А Азаг-Тот все еще не обрел плоти? – проявил интерес к местным новостям Хубаксис.

– К несчастью, нет, – ответил Погонщик Рабов. – Но однажды это произойдет, и тогда… Тогда проснется Ктулху и освободится На-Хаг, и Йог-Сотхотх выведет нас отсюда! И вот тогда! Тогда!

Вероятно, он сейчас улыбался – под маской не было видно.

– А что будет тогда? – нерешительно прошептала Вон, стараясь, чтобы ее не услышал ужасный возница.

– Тогда исполнится их вековая мечта, – таким же шепотом ответил Креол. – Признаться, когда я проснулся, то очень боялся, что за эти тысячелетия она уже исполнилась…

– А что у них за мечта-то?

– Поработить ваш мир, конечно, – мелко хихикнул джинн. – Когда-то их оттуда изгнали, и теперь они спят и видят, как бы им вернуться… И вот тогда-то вам, людям, придется несладко… К нам они тоже вторгались, но мы их быстро выгнали.

– Боже мой! – тихо ахнула Вон, с новой ненавистью глядя на горбатую спину Погонщика Рабов.

– К счастью, великий Мардук запер их надежно, – успокоил ее маг. – И если у меня получится закончить то, что он начал, их мечта так и останется мечтой…

– А почему его называют Погонщиком Рабов? – еще тише спросила Вон, косясь на уродливую спину сидящего впереди. К словам Креола она не прислушивалась.

– Можешь говорить нормально, он все равно не понимает по-английски, – успокоил ее маг. – И по-шумерски тоже. Вот если бы его вызвали в наш мир, тогда бы он все понимал… А Погонщиком Рабов его называют, потому что это его профессия.

– Так тут есть рабы?! – ужаснулась Вон.

– Да еще сколько! – рассмеялся Хубаксис. – Что ж тут такого ужасного? Их здесь полным-полно! Почти все здешние жители, вообще-то…

– Лэнг, в отличие от нашего мира, с веками почти не изменяется… – задумчиво произнес Креол. – Тысячи лет прошло, а здесь этого даже не заметили… Тут очень четкая кастовая система – переход из касты в касту невозможен. Все население делится на три касты – рабы, надсмотрщики и господа. Рабов больше всего, они слабые и глупые. Многие даже не умеют разговаривать… особенно шогготы. Ненавижу шогготов! Они несколько раз бунтовали против хозяев, но их каждый раз усмиряли, к сожалению… Надсмотрщиков меньше, и они тоже делятся на группы. Самый низший класс – те самые птицы, которых ты видела. Помнишь?

– И рада бы забыть…

– Потом идут Тощие Всадники, затем Погонщики Рабов. Выше всех Твари – они слуги Господ, они живут в замках, и никогда не выходят наружу. Надсмотрщики – это низшие демоны, почти не владеющие магией. Господа делятся на четыре ступени, и только они владеют магией по-настоящему. Низшая ступень – демоны средней руки. Слуги высокого ранга, адские духи, эг-мумии… Помнишь тех демонов, которых я вызывал? Они принадлежат к низшей ступени господ, легион Элигора. Ступень повыше – высшие демоны. Это Эмблемы, генералы легионов, Жрецы Древних, Духи Пространств, самые могущественные дьяволицы… Еще выше – архидемоны. Их совсем мало, их можно перечислить по именам. Азаг-Тот и Ктулху, Йог-Сотхотх и Хастур, Нъярлатхотеп и Шаб-Ниггурат, На-Хаг и Носящий Желтую Маску, Хумбаба и Пазузу, Кутулу и Акхкхару, Лалассу и Лаларту… Ну и еще с пяток помельче.

– А высшая ступень? – тихо спросила Вон.

– С’ньяк. На самой высшей ступени только он один. Видишь вон ту гору – самую высокую?

Гора, на которую указывал Креол, выделялась среди остальных, как великан среди карликов. Этот колоссальный пик был сделан словно бы из прозрачнейшего льда и тускло мерцал в кровавом свете двух лун.

– Он… там?… – поежилась Ванесса.

– На самой вершине… – еле слышно прошептал Креол. – Однажды я его видел, и этого я не забуду никогда…

Вон попыталась представить, каким же жутким должен быть этот С’ньяк, если даже в глазах привыкшего ко всему мага он способен затмить весь этот мир с полчищами чудовищ, но на такое у нее просто не хватило воображения. Спрашивать она не осмелилась.

– Этот С… как его там, он что – вроде Сатаны? – робко спросила она.

– Примерно, – ничуть не удивился Креол. – Ты думаешь, существует только один Мир Тьмы? С одним только нашим измерением соседствует целых четыре! В одном из них и правит тот, кого ты назвала…

– А Бат тоже из этого мира?

– Нет, – резко мотнул головой Креол. – Бат-Криллах-Меццкои-Некхре-Тайллин-Мо из другого мира. Но тоже Темного.

– А Светлые миры вообще-то есть?

– Конечно! – даже удивился Креол. – А как же иначе? Их примерно столько же, сколько и Темных.

– А наш какой?

– Наш – обыкновенный. На десять миров приходится один Светлый, один Темный и восемь обыкновенных, примерно такое соотношение.

– Замок Кадаф, – объявил Погонщик Рабов, прервав беседу о структуре мироздания.

Вон даже не заметила, как этот жуткий паук довез их до конца пути – еще одной ледяной горы, хотя далеко не такой высокой, как та, первая. На самой вершине возвышался искомый замок – жуткое строение из черного оникса. Небо над ним словно бы закручивалось исполинским водоворотом, а вокруг замковых башен тучами носились Птицы Лэнга. Вой На-Хага здесь был слышен гораздо лучше.

– Хастур… – вполголоса произнес Креол, глядя куда-то в сторону.

Ванесса посмотрела туда же, и глаза полезли у нее из орбит. Там, возле одного из вулканов помельче, медленно шествовал исполин, фигурой похожий на того же Погонщика Рабов, но больше раз эдак в сто. Он шел в такой позе, словно собирался танцевать вприсядку, широко расставив руки с тремя длиннющими когтями. Из разверстой пасти обильно сочилась слюна – даже отсюда было видно. И он размашистым шагом двигался прямиком в их сторону.

Еще никогда в жизни Ванесса не была так близка к обмороку. А она-то раньше думала, что у нее крепкие нервы! Вероятно, она все-таки потеряла бы сознание, но Креол вовремя заметил это, и, что-то пробормотав себе под нос, прищелкнул пальцами у нее перед глазами. Дурнота испарилась почти моментально.

– Все в порядке, женщина? – почти участливо спросил он. – Привыкай, тут есть кое-кто и похуже Хастура…

– Да, Вон, радуйся, что ты не увидишь ни Ктулху, ни Азаг-Тота, – попытался успокоить ее Хубаксис.

– Да ты и сам их не видел… – буркнул Креол.

– Ты тоже, хозяин, – не пожелал сдаваться джинн.

– Молчать, раб! – впервые с момента прибытия в этот мир разозлился Креол. А Вон-то уж подумала, что он начал терять хватку…


Ониксовый Замок Кадаф… Уже у самого входа гостей подстерегали новые ужасы. Прежде всего Твари, о которых упоминал Креол – многоголовые чудовища размером с медведя, больше всего похожие на нескольких чудищ из ужасников, сросшихся воедино – эдакие монстрообразные сиамские близнецы. Десятки лап, неизменно снабженных острейшими когтями, добрый десяток длиннющих хвостов, бесформенное туловище, головы, растущие из самых неожиданных мест. Как эти существа могли кому-то прислуживать, Вон так и не поняла – лично она не доверила бы такой коллекции органов даже вымыть грязную тарелку. Еще в замке было несколько эг-мумий – здоровенных мужиков с содранной кожей. У некоторых с затылков свисали пучки седых волос, другие были совершенно лысыми. Они носили нечто вроде прозрачных балахонов, не дающих им испачкать все собственной кровью, но зато дающих возможность каждому желающему полюбоваться их жуткими телами.

– Креол! – раздался оклик, отчасти даже добродушный.

Ванесса резко обернулась. Мужчина, окликнувший ее спутника, приятно отличался от всей этой коллекции ужасов. Высокий, широкоплечий, в чем-то вроде красной мантии без рукавов. В руках он сжимал нечто наподобие двуглавой косы с короткими рукоятками, направленными вверх и вниз. Длинные черные волосы ниспадали аж до подмышек, а сверху их украшала железная корона с одиннадцатью остриями.

– Элигор… – мрачно кивнул маг. – Так ты все еще жив…

– Разочарован? – усмехнулся тот, кого назвали Элигором. – Теряешь сообразительность, Креол, – разве не моя подпись стояла в конце послания?

– Как вы узнали?

– О чем? О том, что ты воскрес? – слабо улыбнулся Элигор. – Это было не так уж и сложно. Хотя, не скрою, ты нас крайне удивил… Порой случалось, что наши смертные друзья возвращались из царства мертвых, но они обычно не тянули с этим так долго… Надеялся избавиться от нашего договора или просто хотел обрести бессмертие?

– А как насчет и того и другого? – с вызовом взглянул на него Креол. – А еще лучше – совсем избавиться от вас всех?!

– Договор, к моему глубочайшему сожалению, расторгнут, – поджал губы Элигор. – Пять тысяч лет прошло… да… Что ж, маг, поздравляю, свою душу ты сохранил. Впрочем, что нам теперь твоя душа? Одно дело душа Верховного Мага Шумера и совсем другое – рядового мага…

– Я не рядовой маг! – мгновенно вспыхнул Креол.

– А кто же ты тогда? – ехидно хмыкнул Элигор. – Сейчас ты никто! Червяк. Плесень. Пустышка. Лучше бы ты оставался в Древнем Шумере. А там, где ты сейчас, магия – всего лишь мелкий природный казус. Так, суеверие…

– Это ненадолго, – грозно пообещал маг. – Дай мне встать на ноги, и я снова стану Верховным Магом! И теперь не Шумера, а всего мира!

– Обещал горшок шлемом стать, да в первой же битве треснул, – равнодушно отмахнулся демон. – Это всего лишь слова… Кстати, ты мог бы и совсем избавиться от нашего внимания, если бы…

– Если бы что? – напрягся маг.

– Если бы ты воздержался от призывания моих слуг, – счастливо осклабился Элигор. – Едва только Андромалиус вернулся в Замок Кадаф, он немедля доложил обо всем мне…

– Чрево Тиамат! – скрипнул зубами Креол. – Об этом я не подумал…

– Прошу, не поминай здесь… ее, – раздраженно поморщился Элигор. – Не надо… Вижу, Хубаксис все еще с тобой…

Маленький джинн что-то нечленораздельно пискнул, прячась за плечом Креола.

– А вот женщину я не знаю, – заметил Элигор, внимательно оглядывая Ванессу. – Новая наложница или просто знакомая?

– Тебя не касается, – огрызнулся Креол.

– Смерть не изменила твоего характера, – прищурился Элигор. – Да и ничего остального – ты все тот же некромант с отвратительным нравом… Хотя… зачем ты перекрасил волосы? Конечно, это тоже не мое дело, но черный цвет подходил тебе больше…

– Мы можем обойтись без этого? – исподлобья взглянул на него маг.

– Без чего? – сделал непонимающее лицо Элигор.

– Прекрати, Элигор! Наш договор расторгнут, не так ли? У тебя больше нет надо мной власти! Или ты хочешь снова помериться силами?

– Нет, пожалуй… – медленно покачал головой Элигор, внимательно глядя в глаза магу. – Хотелось бы, конечно, но… Признаюсь честно, Креол – на меня эти пять тысячелетий повлияли сильнее, чем на тебя… Это большой срок даже для бессмертного…

– Я этого и ожидал, – нехорошо ухмыльнулся Креол. – Еще поглядим, кто из нас шлем, а кто горшок… Ритуал представления не изменился?

– Только в мелочах, – пожал плечами Элигор. – Разберешься сам.

– На сколько мне назначено?

– С тобой, – сделал ударение на первом слове Элигор, – Йог-Сотхотх хочет встретиться как можно быстрее. Ты очень заинтересовал его, Креол… Нас давно не обманывали так… нагло.

Все еще улыбаясь, Элигор слегка поклонился всем троим, и двинулся обратно, ступая так медленно, словно шел по тонкому льду.

– Пошли, – бросил маг, окидывая удаляющегося демона подозрительным взглядом.

Несколько минут Ванесса молчала – настолько сердитый у Креола был вид. Но в конце концов любопытство пересилило.

– Кто он такой? – спросила она.

– Его зовут Элигор, – еле шевеля губами, ответил маг.

– Это я поняла, – кивнула Вон. – Но кто он все-таки такой? Твой знакомый?

– Элигор – Эмблема. У нас были… общие дела… – вяло сообщил Креол. – Контракт. Все демоны, подчиняющиеся мне – слуги Элигора. Я купил право на один призыв каждого раз в одиннадцать лет.

– И чем же ты заплатил за такое? – подозрительно спросила Вон.

– Стандартная цена – душа. Но в моем случае все обстояло несколько сложнее…

– А я тебя тогда отговаривал, хозяин! – подал голос джинн. – Говорил – не связывайся!

– Молчать, раб.

– То же самое он сказал и тогда! – пожаловался Хубаксис. – Не был бы я таким крохотным, со мной бы считались больше!

– Бедненький… – посочувствовала ему Ванесса. – Так что же у вас был за контракт?

– Условия предельно просты, – растянул губы в улыбке Креол. – Я пользуюсь услугами демонов Элигора неограниченное количество раз до самой смерти. Причем мне нельзя оттягивать свою смерть магией больше, чем на все те же одиннадцать лет. Ну а после смерти… после смерти я должен был стать его рабом. На пять тысяч лет. Обычно в таких договорах пишут «навечно», но у меня, к счастью, хватило ума настоять на определенном сроке.

– И… и как же ты выкрутился? – прошептала Вон, пораженная таким контрактом.

– Вон, ты еще спрашиваешь? – прыснул джинн. – Неужели до тебя еще не дошло, зачем хозяин вообще затеял всю эту мороку с воскрешением?

– Сам не знаю, как мне это удалось, – пробормотал маг. – Крохотная юридическая лазейка, маленькая неточность в толковании договора… Одна моя знакомая подсказала. Я умер, да, но моя душа продолжала сидеть в теле. Очень прочно сидеть – так прочно, что все демоны Лэнга не смогли бы ее извлечь! А даже если бы и смогли – я наложил на свою гробницу такое заклятие, что никакие силы не смогли бы обнаружить ее… кроме, как выяснилось, ваших охре… как ты их называла?

– Археологов. Но зачем ты вообще заключал такой договор?!

– Как и всегда в таких случаях… Хотелось получить побольше силы, не слишком утруждаясь. Молодой был, глупый, не знал еще, что к чему…

– И сколько же тебе тогда было?

– Пятьдесят четыре, – буркнул Креол. – Для мага это молодость… Но теперь это неважно – пять тысяч лет прошло, и все эти пять тысяч лет Элигор имел полное право захапать мою душу. Он этого не сделал – его проблемы. Пять тысяч лет истекли, моя душа осталась при мне, так что теперь я свободен. И не просто свободен, но и сохранил полное право на элигоровых демонов – в договоре не говорится, что я лишаюсь этого права после смерти. Ха! Что значит уметь читать между строчек! Хотя на вершину придется карабкаться заново… Ладно, вскарабкаюсь, мне не впервой… Элигор еще пожалеет, что вообще со мной связался…

Вон помолчала, переваривая информацию. Похоже, Креол мог похвастаться бурной биографией, ничуть не хуже, чем у какого-нибудь героя легенд. Правда, кое-что все-таки оставалось непонятным.

– Что такое Эмблема? – в лоб спросила она.

– Ты не знаешь, женщина? – искренне удивился Креол. – Да чему же вас учат ваши жрецы?!

– Прости уж! Можешь просто ответить?

– Эмблема – это Отражение Бога, – все еще удивленно поведал маг. – По-настоящему могучий бог может разделиться на несколько самостоятельных личностей, и чем он сильнее, тем их больше. Первая, самая сильная часть, сохраняет имя и личность самого бога, остальные становятся Эмблемами. Они независимы от своего породителя, но каждая из них – Его Отражение, и они верно служат Ему. Эмблема не может предать, не может пойти против породителя, и Он всегда может видеть их глазами и слышать их ушами.

– И какой же бог породил этого… Элигора? – ошарашенная услышанным, пробормотала Ванесса.

– Йог-Сотхотх, конечно. Он породил тринадцать Эмблем, по числу служащих ему легионов. Каждому он вручил по одному. Правда, с тех пор число легионов выросло многократно…

– Так этот Йог – бог? – нечаянно срифмовала Вон.

– Темный, – утвердительно кивнул Креол. – Но светлые тоже иногда так делают. Когда Великий Мардук становился богом, он породил пятьдесят Эмблем, и повел эту армию против полчищ Лэнга. И эта ваша книга, помнишь? Библия? Тот, кого называли Иисусом Христом, скорее всего тоже Эмблема вашего бога…

– Да ты что, совсем сдурел?! – возмутилась от такого богохульства Ванесса. – Христос – Сын Божий!

– Конечно, – спокойно кивнул маг. – И даже больше. Эмблема – это гораздо больше, чем дитя, но в человеческих взаимоотношениях «сын» – самое близкое понятие. Иисус Христос, судя по той книге, был на редкость достойной личностью… поэтому он никак не мог быть Эмблемой Яхгве! В измерении Рай царствует Светлый бог Саваоф, и он действительно очень похож на твоего Христа… А владыка иудеев Яхгве – Темный бог! Пожиратель младенцев и разрушитель городов, вот он кто! Это из-за него наш мир чуть не погиб в Великом Потопе! Он всегда хотел, чтобы вымерли все, кроме иудеев!

– Ах вот оно как… – вздохнула Ванесса. Ее религиозные представления стремительно изменялись. Не увеличивались и не уменьшались, а просто меняли форму.

– Но я не уверен! – быстро возразил Креол. – Может быть, Христос вовсе и не Эмблема, а, например… например, новая аватара Эбела.

– Кто такой Эбел?

– Слишком долго рассказывать, потом как-нибудь… – поморщился Креол, останавливаясь у большой двери. – Мне надо к Йог-Сотхотху… Ритуал представления – самая неприятная часть, так что лучше уж поскорее…

– Это здесь? – поежилась Вон, с неприязнью глядя на каменную дверь.

– Нет. Ожидают только меня одного, поэтому вы двое будете ждать меня здесь.

– Хозяин, а можно я полечу к другим джиннам? – жалобно попросил Хубаксис. – Я так давно не видел кого-нибудь из своих…

– Молчать, раб! – погрозил ему жезлом Креол. – Думай, о чем говоришь! Как я эту женщину тут одну оставлю, а?

– Но ее же никто не тронет! – заныл джинн.

– Да ладно, пусть летит, – поторопилась заступиться за Хубаксиса Вон. – Что я, маленькая?

– Спасибо, Вон! – просиял джинн, стремительно упорхнув прямо сквозь стену.

– Как знаешь, – фыркнул маг. – В общем, зайдешь сюда и будешь ждать меня там. Вот, возьми на всякий случай.

Он подал ее свою магическую цепь. Ванесса приняла ее, тупо оглядела со всех сторон, и недоуменно спросила:

– Зачем это мне?

– Говорю же, на всякий случай, женщина! – повысил голос Креол. – Мало ли что… Любой из рабов или надсмотрщиков, если хлестнуть его этой цепью, просто рассыплется в прах. Господ низшего уровня она парализует. Элигору или кому-нибудь вроде него причинит сильную боль. Даже против Йог-Сотхотха может помочь…

– Ладно, – согласилась Ванесса, с новым уважением глядя на цепь. Раньше она не придавала этой вещице большого значения, но теперь начала понять, зачем Креол повсюду таскает ее с собой. – А что там, за этой дверью?

– Купальная комната, – торопливо ответил маг. – В основном там такие же гости, как мы с тобой.

– Минуточку! – выпучила глаза Вон. – Ты что, не мог раньше предупредить!

– А что?

– Я же купальника не захватила!

– Чего? – не понял Креол. – Что тебе опять надо, женщина!

– Купального костюма! – сделала злое лицо Вон. – Ты что, совсем дурак?

– В мое время люди купались нагишом… – пробормотал Креол, но увидел глаза Ванессы, и поторопился исправиться: – Ладно, успокойся, женщина! Сейчас что-нибудь придумаем…

Он извлек из сумки свой магический фолиант, полистал страницы, ища нужное заклинание, а потом принялся что-то бормотать.

Секунд через пятнадцать воздух сгустился, и из него появился сероватый комок прямоугольной формы. Чуть присмотревшись, Ванесса поняла, что это ткань, причем очень хорошая.

– Круто, – оценила она. – Но это же не купальник!

– Как я тебе сотворю твой купальник, если даже не знаю, как он должен выглядеть? – пробурчал Креол.

– И что мне – вместо полотенца эту штуку использовать?!

– Дуракам половину работы не показывают… – усмехнулся маг, нащупывая на груди амулет Слуги. – Слуга! Сшей этой женщине костюм для купания по ее мерке!

Ткань взвилась в воздух, и начала стремительно менять форму. Невидимый Слуга чрезвычайно ловко орудовал невидимой иглой и невидимыми ножницами, и уже через пару минут ткань преобразовалась в довольно сносный купальник. Не совсем такой, какие обычно носила Вон, но все же его вполне можно было одеть, не рискуя, что на тебя будут показывать пальцами.

– Довольна, женщина? – буркнул Креол, насмешливо глядя, с какой придирчивостью Ванесса осматривает свой новый предмет одежды.

– Круто, – еще раз сообщила Вон. – А… а чего-нибудь поесть ты вот так сделать не можешь?

– Так ты же… а где твоя сумка?

Креол только сейчас заметил, что рюкзак Ванессы куда-то подевался.

– Я забыла ее, когда мы садились на того паука… – смущенно призналась Вон, виновато глядя на мага.

– Ладно, женщина, потерпи немного, – усмехнулся Креол. – Вернусь от Йог-Сотхотха – будет тебе все, что пожелаешь.


Глава 14 | Архимаг | Глава 16