home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 18

В Лэнге тем временем продолжались празднества. Если, конечно, это можно было так назвать – Ванесса готова была поклясться чем угодно, что никогда не видела более тоскливой вечеринки.

После нескольких торжественных речей, произнесенных главными монстрами, большая часть разнокалиберных страшилищ разбрелась по замку. В том числе и наши друзья. Здешние массовики-затейники явно не собирались устраивать никаких мероприятий, предоставив гостям возможность развлекать себя самим. Получалось отвратительно, но это никого особо не волновало.

Ванесса от скуки листала магическую книгу Креола. Надо признать, местами это чтиво было по-настоящему захватывающим. И точно так же местами оно было скучнее, чем финско-норвежский словарь, напечатанный шрифтом для слепых.

К великому удивлению Вон, она случайно обнаружила в книге речь Азаг-Тота, до последнего слова совпадающую с тем, что она слышала в зале. Да и вообще у Креола имелось немало записей о Лэнге и его обитателях.

«Отдели главу мертвеца от тела его, по возможности не повредив ничего, что выше шеи. Размести главу мертвеца на медном блюде, лицом на запад, затылком на восток, либо, если над землей стоит ночь – наоборот. Окропи главу мертвеца порошком Ибн-Гази, одновременно читая необходимые заклинания, приведенные ниже. Если все будет сделано правильно, глава мертвеца откроет глаза и будет говорить с тобой. Будь осторожен! Не забудь перед началом ритуала произнести Слово Защиты, иначе мертвец, если он обладает должным искусством, может причинить тебе вред. Можешь спрашивать главу мертвеца о чем угодно, и он не сможет солгать тебе или утаить истину, но помни, что он может говорить неясно или двусмысленно. Если что-то показалось непонятным, переспроси его дважды, и трижды, и больше, если тебе покажется это нужным. Не лишним будет пригрозить мертвецу, но не следует грозить ему смертью – в его нынешнем состоянии для него нет ничего более желанного. Грози муками страшными и болью нестерпимой – ниже описано, как причинить ее оживленному мертвецу. Чего не следует делать – давать главе мертвеца есть и пить, это сделает его сильнее, и даст возможность противостоять твоим усилиям. Особливо берегись дать ему кровь, если только мертвец не настроен к тебе дружески или хотя бы не враждебно, в этом случае кровь, наоборот, может помочь разговорить его. Но если при жизни он был магом, враждебным тебе – нет более верного способа навредить себе», – прочла Вон. Да уж, стать писателем Креолу явно не светило – стиль сильно хромал, читать подобные корябусы было крайне затруднительно.

– А так мне идет? – с беспокойством спросил маг, чем-то занимавшийся сзади нее.

Ванесса обернулась и весело хихикнула. Креол сменил прическу, завязав волосы хвостом. Вообще-то, так ему действительно было лучше, и хихикнула она не поэтому.

– Что случилось, женщина? – нахмурил брови маг. – Что здесь смешного?

– Да нет, ничего… Хуби, это ты ему помогал?

– А кто ж еще… – проворчал Хубаксис, обиженно сопя. – Раньше хозяину заплетала волосы специальная рабыня, но где ж тут такую взять…

– Горе ты мое… – ласково покачала головой Ванесса, подсаживаясь поближе, и начиная все переделывать. Парикмахер из маленького джинна вышел паршивый. Хотя бы потому, что вместо резинки он стянул волосы хозяина кусочком ржавой проволоки. И где он ее только раздобыл в этом мире?

Расческа и резинка для волос у Ванессы были при себе. Какая настоящая женщина отправится в параллельный мир без походного косметического набора? Расчесывая волосы великого мага, она невольно призналась самой себе, что делать это очень приятно. Конечно, этому немало помогало то, что новые волосы Креола не только цветом напоминали сиамского кота, но, как оказалось, и на ощупь были точно такими же – мягкими и пушистыми. Создавалось впечатление, будто гладишь здоровенного кошака.

– И как же ты только додумался проволоку использовать?… – приговаривала она. – Резинки не нашел?

– Что это такое? – хмуро осведомился Креол, терпеливо ждущий, пока его прическу приведут в порядок.

– Неужели не знаешь, что такое резина? – удивилась Ванесса.

– Я знаю, что такое резина, женщина! – вспылил маг.

– Хозяин спрашивает, что такое резинка, Вон, – весело перевел Хубаксис. – А правда, что это такое?

– Вот это, – показала Вон. – Неужели в вашем первобытном веке такого не было?

– Мы использовали шелковые шнуры, – рассеянно ответил Хубаксис, рассматривая показанный предмет. – Но эта штука и правда удобней…

В комнату, ставшую пристанищем Креола с компанией, бочком ввалился маленький уродливый демон, похожий на скрюченного старичка с личиком дебила. Ростом меньше метра, коротенькие ножонки, ручки с растопыренными пальчиками, странная одежда, напоминающая женский чулок с дырками для рук и ног. В общем, по сравнению с большинством местных его можно было назвать даже красивым.

– Чего надо? – грубо осведомился Креол. Лично он твердо намеревался просидеть в этом помещении до самого конца праздника, а потом убраться по-английски – не прощаясь. Лэнг успел осточертеть ему еще пять тысяч лет назад, а все, что он хотел узнать, он уже узнал. Даже заполучил Камень Врат – неожиданный сюрприз, обещающий оказать немалую помощь в Великом Плане Креола.

Уродец что-то пробормотал на непонятном языке, радостно оскалился, обнажив пасть, полную гнилых зубов, показал на Ванессу, и снова начал что-то бормотать на неизвестном наречии.

– Ничего не понимаю, – удивилась Вон. – Это он по-каковски?

– На Ша-Ккине, – поморщился Креол. – В Лэнге несколько языков, а ты говоришь только на Наг-Сотхе. Эй, ты, ты говоришь на Наг-Сотхе?

Уродец покачал головой, продолжая тараторить.

– Но понимаешь, да? – вмешался Хубаксис.

Уродец обрадованно закивал.

– А ты его понимаешь? – настороженно спросила Вон у Креола. Ей не нравилось, как на нее смотрит этот демон.

– Не очень хорошо, – признался Креол. – Но все-таки понимаю.

– И чего он хочет?

Маг замолчал, вслушиваясь в тарабарщину чудика и беззвучно шевеля губами, пытаясь перевести. Уловив смысл, он ударил себя ладонями по коленям, откинул голову назад и весело расхохотался.

– Что он сказал, хозяин? – не смог сдержать любопытства Хубаксис. – Нам тоже интересно!

– Он хочет тебя купить, – утирая выступившие слезы, перевел Креол.

– Меня?! – удивился джинн. – А зачем я ему понадобился, хозяин?

– Да не тебя, раб! Тебя, женщина.

– Что-что? – недоверчиво прищурилась Ванесса. – Ты что, хочешь сказать, что этот скрюченный задохлик хочет купить… меня?!

– Точно, – довольно кивнул Креол, вслушиваясь в речь все еще тараторящего карлика. – Спрашивает, сколько я за тебя хочу… предлагает свою цену… ого! Неплохие деньги, между прочим…

– Передай ему, – едва сдерживаясь, сухо произнесла Вон, – что я свободная женщина и не продаюсь!

На лице карлика появилось насмешливое выражение, он слабо хихикнул, словно услышав смешную шутку, и снова что-то забормотал.

– Что он теперь говорит? – с подозрением посмотрела на него Вон.

– Говорит, что не продающихся женщин не бывает, – добросовестно перевел Креол. – Предлагает перестать дурить и сказать свою цену. Ты ему, похоже, понравилась… Еще говорит, что ему надо осмотреть товар, убедиться, что ты здорова и сможешь доставить ему удовольствие.

Карлик перешел от слов к делу, подойдя к Ванессе вплотную и пуская сладострастные слюни. Он даже протянул свою короткопалую ручонку, попытавшись пощупать ее грудь.

Вот этого Вон уже стерпеть не могла! Она никогда не была феминисткой, считая, что равноправие равноправием, но с ума сходить тоже не следует, однако допустить что-либо подобное было выше ее сил. Будь на месте этого карлика какой-нибудь монстр покрупнее, она потребовала бы, чтобы ее честь защитил Креол, но с этим коротышкой Вон вполне могла справиться и сама.

Карлик, отброшенный к стене прямым хуком справа, возмущенно завопил, тыча в Ванессу пальцем. Его правый глаз, в который угодил кулак девушки, моментально налился фиолетовым, и стал походить на переспевшую сливу.

– Извиняется? – гордо попыталась угадать Вон, довольная, что смогла постоять за себя. Даже не пришлось доставать пистолет, который она предусмотрительно захватила с собой.

– Не думаю, Вон… – хмыкнул Хубаксис.

– Теперь он требует отдать тебя бесплатно, в качестве компенсации за причиненные увечья, – мрачно перевел Креол.

– Что?! – возмутилась Ванесса, замахиваясь на обнаглевшего карлика. – Еще хочешь, урод?!

Скрюченный коротышка отскочил назад и снова что-то залопотал, опасливо косясь на ладони Ванессы.

– Это что-то новенькое… – удивился Креол, вслушиваясь в его тарабарщину. – Угрожает подать на нас в суд.

– У них тут и суды есть? Вот уж никогда бы не подумала…

Карлик, внимательно выслушавший ее реплику, всплеснул руками и затараторил еще быстрее. На этот раз Ванессе показалось, что она улавливает в его речи какие-то знакомые слова. Одно из них прозвучало очень похоже на «Америка».

– Что он говорит?

– Говорит, что систему правосудия они позаимствовали у вас, американцев, – меланхолично перевел маг. – Говорит, она им так понравилась, что они скопировали ее для себя один в один.

– Надо же… – с оттенком гордости заметила Ванесса. – Значит, хорошая у нас система, раз ей даже такие чудища пользуются…

– А что он сейчас говорит, хозяин?

– Говорит, что на Земле двадцатого века им больше всего понравились три вещи, и они устроили у себя их все.

– Это какие?

– Американскую систему правосудия… – перевел Креол, – …газовые камеры и ГУЛаг. Кстати, что это такое? Говорит, даже странно, что такие умные вещи придумали люди.

Ванесса нахмурилась. Ей пришлось не по нраву, что американскую судебную систему эти уроды поставили в один ряд с советскими лагерями и фашистским орудием казни. Она нехорошо прищурилась на скрюченного карлика, и тот нервозно завертелся, пытаясь спрятаться от этого угрожающего взгляда.

– Вот что! – решительно заявила Вон, ткнув пальцем в грудь Креола. – Скажи этому мерзкому старикашке, чтобы он шевелил своей задницей и убирался ко всем чертям, если не хочет, чтобы я показала ему маваси-гири!

– Мне, мне покажи! – возбужденно подался вперед Хубаксис.

– Ты о чем подумал, одноглазый? – насмешливо покосилась на него девушка. – Маваси-гири – это когда ногой по лицу бьют, а не то, о чем ты все время мечтаешь, озабоченный ты наш.

– А-а-а… – разочарованно отвернулся джинн. – Тогда мне этого не надо…

Креол все еще не мог прийти в себя от возмущения. То, что Ванесса осмелилась ткнуть его пальцем… его!… сильно задело его самолюбие. В прошлой жизни никто… никто!… не посмел бы проделать подобное. А уж тем более женщина. Впрочем, от прежних замашек дремучего рабовладельца Креол постепенно начинал избавляться. Поэтому он попросту указал все еще чего-то ждущему карлику на дверь и показал знаками, что с ним будет, если он не выполнит просьбу Ванессы. Коротышка что-то возмущенно залопотал, показывая одной рукой на Ванессу, а другой – на свой фингал. Креол продемонстрировал ему противодемонскую цепь, и дальше карлик спорить не осмелился.

Отвешивая карлику пинка для скорости, чтобы он, чего доброго, не вздумал вернуться, Ванесса выглянула в коридор. И обомлела. По коридору неспешно и величаво, не обращая внимания ни на Вон, ни на карлика, все еще почесывающего ушибленный зад, шествовал самый настоящий ангел. Накачанный мужик в белом хитоне, златыми кудрями и лебедиными крыльями за спиной.

– О… о… о… – попыталась сказать девушка, тыча пальцем в спину удаляющемуся ангелу.

– Что, Вон, опять Хастура увидела? – участливо поинтересовался Хубаксис, подлетая поближе. – И всего-то? – разочарованно произнес он, увидев объект, произведший на нее такое впечатление. – Ты что, ангела никогда не видела?

– Нет, конечно! – поразилась Ванесса. – Где я его могла видеть?

– Наверное, там, где живут ангелы, – растянул губы в улыбке Креол. – В Раю. Это Светлый мир, один из соседних с нашим.

– Мы с хозяином там однажды были! – похвастался джинн.

– Вы были в Раю?! – глаза Ванессы восхищенно округлились. Да уж, шумерский маг находил все новые способы произвести на нее впечатление. – И… и как там?

– Там здорово… – вздохнул Хубаксис. – Вот если бы нас туда в гости приглашали, а не в этот Лэнг…

– Да, только вот незваных гостей они тоже не любят, – холодно напомнил Креол.

– Но разве туда не попадают после смерти? – задумалась Вон. – Я думала…

– Конечно, – кивнул маг. – Праведники после смерти попадают в какой-нибудь Светлый мир, грешники – в Темный. Но одиннадцать человек на дюжину балансирует где-то посередине, так что и отправляют их просто в Мир Мертвых.

– А это где? – устало осведомилась Ванесса. – Тоже соседний мир?

– Мир Мертвых – вторичный мир, – не менее устало объяснил Креол. – Он не Светлый и не Темный, он Мертвый. Такой есть почти у каждого измерения.

– Что значит вторичный?

– Прикрепленный к нашему. В него можно попасть только из нашего мира, и из него только в наш. Ну, или в какой-нибудь другой вторичный. Если наше измерение почему-нибудь погибнет, все его вторичные миры тоже схлопнутся, – уже совершенно замученным голосом рассказал Креол. – Теперь понятно?

– Может, тебя в физический институт сдать? – вместо ответа задумчиво произнесла Ванесса. – Хоть объяснишь им, как что во Вселенной устроено, а то эти яйцеголовые морщат мозги, морщат, да все бесполезно… Одни гипотезы.

– Да все просто устроено! – весело пискнул Хубаксис. – Творец создал много-много миров, и все они состоят из таких маленьких-маленьких штучек… как же они называются…

– Молекулы? – подсказала Вон.

– Не знаю, как вы их теперь называете. Эти маленькие штучки состоят из других, еще меньше, те из третьих, третьи из четвертых, а дальше я не знаю.

– Молчать, раб! – слегка хлопнул своего джинна Креол. Сильнее он бить не решался, чтоб не размозжить его крошечную головенку. – Есть будете?

– Есть?! – почему-то возмутилась Вон. – Буду.

Мебели в комнате, волей судьбы доставшейся двум людям и одному джинну, имелось до чрезвычайности мало. Минимальный типовой набор. Кровать, больше похожая на армейскую раскладушку, стол, настолько низенький, что комфортно себя за ним чувствовать мог бы разве что какой-нибудь узбек, и кресло. Как ни странно, к креслу претензий не было.

Вот столом Креол и занялся. Он вырезал на столешнице несколько более-менее ровных кругов, соединенных тонкими линиями, в каждом нарисовал несколько заковыристых значков, коснулся их по очереди своим жезлом, а затем торжественно произнес:

Сотворю мясную пищу, съедобную пищу создам.

Сделаю ее разной и сытной, но неизменно съедобной.

Возьму половину – съем, половину приберегу.

Приберегу сотворенную пищу, чтоб в жертву богам принести.

Воистину боги получат часть моей пищи.

Размеры жертвы определит сам Владыка.

Что пожелает – себе возьмет, остальное разделит.

Эа и Энлиль, Шамаш и Мардук останутся довольны.

Вон, хотевшая было сострить по поводу стихотворных способностей Креола, мгновенно передумала, увидев, как из воздуха материализуются бронзовые блюда с красиво разложенными яствами. По форме и размерам они точно совпадали с начерченными на столешнице кругами. В самом центре появилась глиняная бутыль с вином, литра этак на четыре.

Примерно на середине трапезы в комнату ввалился еще один демон. Полная противоположность того скрюченного старикашки – волосатый амбал с темно-коричневой кожей, выпирающей вперед челюстью и парой бычьих рогов. Через плечо ему заглядывала сногсшибательная красотка в черной коже. От человека она отличалась только чересчур длинными когтями на руках.

– Волосатая задница Кингу! – ругнулся демон. – И здесь занято! Слышь, мужик, вы тут надолго еще?

– Надолго, – мрачно покосился на него Креол. – А вам что, негде?

– Да вот… – насупился рогатый. – Не знаешь, нигде свободного местечка нет?

– Попробуй через три двери направо, – посоветовал маг.

Демон сумрачно кивнул, быстро утрачивая интерес к Креолу и остальным.

– Эй, а можно и я с вами! – с надеждой попросился Хубаксис.

– Ха! – оскалилась девица. – Да таких, как ты, для меня десятков пять нужно!

– Ты еще не знаешь, что я умею! – возмутился джинн.

– Пробовала я вашего брата – ничего особенного… – фыркнула когтистая дама.

Хубаксис обиженно замолчал и вгрызся в свиную грудинку. Ванесса вопросительно посмотрела на Креола, ожидая комментариев по поводу гостей.

– Дьяволицы… – усмехнулся уголком рта Креол. – Здесь их пруд пруди… Помню, однажды…

– Что однажды? – нехорошо прищурилась Вон.

– Ничего, – быстро отвернулся маг. – Раб, подтверди.

– Верно, хозяин, совсем ничего, – вздохнул Хубаксис. – Они мне всегда одно и то же говорят, девки когтистые… А вот ты им всегда нравился…

– Молчать, раб! – рявкнул Креол, потянувшись за жезлом.

Доедая фазанью ножку и невнимательно слушая вопли Хубаксиса, увертывающегося от взмахов жезла, Вон рассеянно размышляла. В последнее время ей не давала покоя одна мысль, но она никак не решалась заговорить об этом. Решив, что в другое время такой возможности может не представиться, она все же решила изложить свою просьбу.

– Креол? – нерешительно начала она.

– Не мешай, женщина, я занят! – огрызнулся маг, орудующий своей палкой, словно всю жизнь только тем и занимался, что колотил нерадивых рабов. Впрочем, вполне могло оказаться, что так оно и есть.

– Хозяин, прости, я больше не буду! – взмолился джинн.

– Ладно, отложим пока, – неохотно согласился Креол, уже слегка уставший. – Чего тебе, женщина?

– Знаешь, я тут слышала, что есть какие-то проверки… ну… способен ты стать волшебником, или нет. Понимаешь?

– Разумеется, – нетерпеливо кивнул Креол. – И что дальше?

– А ты не мог бы меня… ну, проверить?

– То есть? – недоуменно моргнул Креол. – Ты хочешь стать магессой, женщина? Но для этого мало иметь способности, нужно еще найти учителя… погоди-ка… Ты же не думаешь, что я?…

– Ну да, вообще-то… – умильно улыбнулась Ванесса. – Как тебе такая идея?

– Даже и не надейся, женщина! – возмущенно завопил маг. – Да чтобы я добровольно взвалил на себя такую мороку?! Да ты хоть знаешь, сколько времени обычно занимает учеба у мага?! Пятнадцать лет – это самый минимальный срок!

– Я никуда не тороплюсь, – пожала плечами Вон. Надо признать, упоминание о продолжительности учебы несколько охладило ее пыл, но не слишком сильно. Вообще-то, желание стать ученицей Креола сильно подогревал тот факт, что ученики магов обычно проводят со своими учителями очень много времени, а в последнее время ей все больше хотелось иметь для этого законный предлог.

– Зато я тороплюсь! У меня, между прочим, еще планов невпроворот, когда мне тебя учить?!

– Каких планов, хозяин? – тут же встрял джинн. – Мне ты ничего не говорил!

– Да что я, умом тронулся – тебе говорить? – презрительно фыркнул Креол. – Тебя это никак не касается, раб!

– Кхм! – напомнила о себе Ванесса.

– Нет, нет, и еще раз нет! – наотрез отказался маг.

– А я сказала – да! – не желала сдаваться Вон.

– Хозяин, да ты сначала проверь ее, – подал совет Хубаксис. – Если у Вон нет способностей, то ведь и спорить будет не о чем, правда?

– Умное замечание, раб, – не мог не признать Креол. – Ладно, женщина, садись сюда, будешь проходить вступительный экзамен…

Креол одним взмахом освободил стол от остатков еды и посуды, не особо смущаясь тем фактом, что все это переместилось на пол, затем взял одну-единственную виноградину с блюда (самую маленькую и подгнившую) и торжественно водрузил ее в самом центре.

– Уселась? – проверил он. – Хорошо… Смотри внимательно на эту ягоду. Сейчас я передам тебе столько магической силы, сколько смогу, и ты попробуешь поднять эту виноградину без помощи рук…

– Как мне это сделать? – перебила его Ванесса.

– Просто изо всех сил желай, чтобы это произошло, – немного подумав, ответил Креол. Похоже, он и сам не сразу вспомнил, как именно творит свою магию – настолько привычными и естественными стали для него все эти чудеса. – Еще можешь мысленно представить, как она поднимается в воздух, это тоже помогает. Готова? Начинай, когда я скажу «три».

Маг встряхнул руками, словно доктор перед началом операции, встал за спинкой кресла, и положил ладони на виски девушки. Она почувствовала, как из его рук словно бы льется что-то вроде жидкого огня, одновременно теплого и прохладного. Он наполнял ее тело какой-то неземной легкостью, ощущением огромной силы и еще чем-то непонятным. Чувство было довольно странным, но не сказать, чтобы неприятным.

– Три! – прохрипел Креол. Ему самому эта проверка удовольствия явно не доставляла.

Вон сосредоточилась на виноградинке, отчаянно желая, чтобы она приподнялась. Хоть чуть-чуть! Она приказывала ей, она просила, она умоляла, но ничего не происходило.

Но только в первые секунды. После очередного мысленного вопля, в котором Ванесса пригрозила пристрелить упрямую ягоду, если та сейчас же не послушается, виноградинка неохотно приподнялась над столешницей, словно ее подталкивал снизу невидимый палец. Вон это так удивило, что она тут же прекратила все свои потуги, и ягода тут же плюхнулась обратно. Подняться она успела едва ли на сантиметр. Впрочем, Креол тоже отпустил ее виски.

– Все-таки вышло? – с надеждой спросила выдохшаяся Ванесса. Это поднятие жалкой виноградинки вымотало ее так, словно она только что затащила на двадцатый этаж два цветных телевизора. По одному в каждой руке.

– Великолепно… – удивленно покачал головой Креол. – Как ни странно, очень неплохой результат…

– Так это значит…

– Да, Вон, ты вполне можешь стать настоящей магессой, – порадовал ее Хубаксис, крайне внимательно наблюдавший за испытанием. – Не архимагом, конечно, и даже не магистром, но на мастера вполне потянешь. Если, конечно, хозяин согласится тебя учить. Сама понимаешь, другого учителя магии в вашем сумасшедшем мире не найдешь…

– Я еще не давал согласия… – пробурчал Креол. Хотя всем было отлично понятно, что отвертеться ему уже не удастся.


Глава 17 | Архимаг | Глава 19