home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 5

Вернувшись домой, Креол первым делом начал возиться с амулетом Слуги, проверяя его «на вшивость». А точнее – тестировал его на всякие встроенные пакости. Как он объяснил стенам, в случайно найденном амулете может встретиться все, что угодно, вплоть до еще одного демона – враждебного.

Стенам – потому что Ванесса и Хубаксис не пожелали смотреть на его работу. Им больше нравилось смотреть телевизор. Креол, разумеется, ужасно обиделся, но на это тоже никто не обратил внимания.

– Настоящих мастеров никогда не ценят, – приглушенно бурчал он. – Что здесь, что в Шумере…

Бурчал он приглушенно, но все же так, чтобы его слышали в соседней комнате. Даже дверь открыл пошире, чтобы все вокруг знали, как он недоволен. Вон немедленно сделала звук погромче.

– Я все равно не могу понять, – нахмурил единственный глаз Хубаксис, тупо пялясь в экран. Он не понимал ни слова, но все равно смотрел. – Если этот человек правильно ответит на вопрос, ему дадут деньги?

– Ага, – равнодушно кивнула Ванесса. – Двадцать долларов. Ответит еще – получит больше.

– А если он ответит неправильно? Его казнят? – с видимой надеждой спросил джинн.

– Нет, конечно! Просто он не получит приз.

– Что, даже палками бить не будут?

– Не будут.

– И даже гвоздь в спину не вобьют?

– Ну и фантазии же у тебя… – укоризненно покачала головой Ванесса.

– Ну и что же тут тогда интересного? – всерьез разочаровался Хубаксис. – Покажи лучше гладиаторские бои!

Ванесса и сама не любила все эти интеллектуальные шоу, поэтому без особых возражений принялась щелкать каналами, ища что-нибудь, что можно будет выдать за бой гладиаторов. Ей повезло – уже после пятого переключения она попала на рестлинг. Хубаксис моментально заинтересовался.

– Это гладиаторы?

– Да.

– А почему они без оружия?

– Такие вот гладиаторы! – раздраженно огрызнулась Вон.

– Кулачный бой – занятие для черни, – тут же вынес свой вердикт джинн. Он еще пару секунд смотрел, а потом возмущенно завопил: – Да это ненастоящий бой! Все подстроено! Смотри, смотри, как этот ударил того табуреткой, а у того даже ребра не треснули! Так не бывает!

– А может, он прикрыт силовым щитом, – подал голос все хорошо слышащий Креол. – Помню, когда я был подмастерьем, то подрабатывал тем, что помогал наемным бойцам выигрывать пари… Закутаешь такого в силовой кокон, и бей его чем хочешь, хоть храмом Энлиля…

– Не-а, хозяин, если б ты сам видел, ты бы так не говорил! – решительно отказался Хубаксис. – Да он же явно вполсилы ударил! Все подстроено, точно! В этом мире даже гладиаторы ущербные!

Ванесса недовольно поджала губы. Рестлинг ей и самой не нравился, но какое право имеет этот безногий коротышка ругать то, в чем он ничего не понимает?

Креол тем временем закончил с амулетом. Он не нашел ничего подозрительного, но все равно продолжал сомневаться. Чтобы успокоиться окончательно, он решил прибегнуть к тяжелому оружию – одному из своих личных демонов. Маг резко полоснул ритуальным ножом по запястью, капнул кровью в подставленную чашу и вполголоса пробурчал:

– Твоим именем и своей кровью я призываю тебя, Скарамах. Приди и расскажи мне все, что я желаю знать, именем Мардука и пятидесяти его воплощений. Приди и испей моей крови, отданной добровольно.

Скарамах не входил в легион Элигора, соответственно, не попадал под действие договора, заключенного Креолом в незапамятные времена. Поэтому ему приходилось платить – бесплатно он не работал. Впрочем, несколько капель крови не были очень уж щедрой платой, а терпеть боль Креол научился еще с пятнадцати лет. Его первый учитель был натуральным садистом и частенько развлекался тем, что отрезал своим ученикам конечности, а потом возвращал их на место. Тех, кто во время «операции» кричал от боли, он лупил до полусмерти своим посохом. Отлитым из чистой бронзы, между прочим.

Скарамах не замедлил явиться. Он появился прямо из воздуха и завис на уровне живота Креола – темно-бурая тварь размером с человеческую голову, похожая на неимоверно разжиревшего паука. Восемь паучьих ног на мохнатом туловище, несколько тонких и длинных «усиков», торчащих из спины, и голова, напоминающая жучиную, но с челюстями позвоночного.

Мелкий демон обычно использовался как раз для того, чтобы проверять предметы и места на затаенные пакости, но его можно было использовать и другими способами. Например, приказать убить кого-нибудь. Креол вдруг почувствовал жжение на груди – защитный амулет только что не кричал об опасности.

– Что это значит, отродье Лэнга?! – угрожающе обозрел Скарамаха маг.

Но тот не счел нужным даже поздороваться. Он внимательно посмотрел на Креола своими фасетчатыми глазищами, а потом резко раскрыл пасть и выстрелил тончайшей паутинкой. Его паутина могла пронизать насквозь даже прочнейшие металлы, но сейчас она бесславно растворилась, поглощенная заклятием Личной Защиты. Однако за ней тут же последовала еще одна, разрушившая еще одну Личную Защиту. Третья паутина прошла сквозь Креола, как сквозь масло, оставив за собой крошечную дырочку в правом легком и короткое ощущение резкой боли.

Все это заняло чуть больше трех секунд. Креол, не ожидавший предательства от Скарамаха, верно служившего ему не одно десятилетие, в первое мгновение не сообразил защититься. Но потом до него дошло.

– Чрево Тиамат! – возмущенно взревел он, одновременно активируя два заклинания – Доспех Мардука и Огненное Копье.

Доспех Мардука используется в основном против враждебных демонов Лэнга – он способен отразить большую часть их арсенала. Огненное Копье же… Представьте себе огненный столб толщиной в руку, бьющий из человеческой ладони, и вы поймете, как маги представляют себе копья.

Скарамах с нечеловеческой быстротой увернулся от Огненного Копья и поднялся к самому потолку. Креол гневно зарычал и бросил в противника заклятие Паралича. Впрочем, особого эффекта это не произвело – этот вид Паралича превосходно действовал на теплокровных, но практически совсем не действовал на тех, кто вообще лишен крови.

Летучий паук язвительно оскалился и выстрелил целым снопом паутин, прошивших насквозь мебель и стены, но не оставивших даже царапины на шумерском маге. Однако Доспех Мардука заметно потускнел – никакое защитное заклинание не может хранить своего обладателя вечно. Одни действуют только определенное время (обычно очень недолгое), другие могут поглотить или отразить лишь определенное количество ударов, третьи защищают лишь от чего-то конкретного, например, огня или молний, четвертые обладают неприятными побочными эффектами (Кокон Абсолютной Защиты сохраняет действенность практически вечно, но пока маг защищен этим заклятием, он не может даже шевелиться, так что если опасность не отступает, чародей просто задыхается внутри собственной защиты).

Креол совершил дикий кульбит, увертываясь от очередной порции демонической паутины и рыбкой прыгнул к кровати, где лежала магическая цепь. Однако Скарамах отлично знал, что это за штука (Креол неоднократно применял ее и против него), поэтому молнией вклинился между магом и его инструментами, угрожающе раскрыв пасть. Креол ударил в него Молнией, и пока демон бился в агонии (от Молнии почти невозможно увернуться, но против демонов, подобных Скарамаху, она не слишком-то эффективна), он ударил по нему Звуковым Резонансом, отбросив Скарамаха к стене.

– Ага! – проревел маг, хватая цепь. – Ну теперь держись, отродье Лэнга!

– Что у тебя здесь происходит?! – возопила Ванесса, только сейчас оторвавшаяся от телевизора. Они с Хубаксисом так увлеклись насквозь фальшивым, но, тем не менее, очень интересным боем современных «гладиаторов», что совершенно не слышали звуков магической битвы, разразившейся в соседней комнате.

– Прочь отсюда!!! – взревел маг, раскручивая над головой цепь.

Скарамах нисколько не испугался. Он опустился пониже и выстрелил паутиной в живот Креолу. Доспех Мардука отразил и эти заряды, но стал таким бледным, что даже дурак бы понял – еще парочка ударов, и он разрушится окончательно. А у Креола, как назло, в загашнике не было ничего полезного – он уже истратил почти все заклинания, загруженные в память. Нет, конечно, у него там была еще кое-какая мелочь, но от всего этого сейчас не было ни малейшей пользы.

Пока Креол хлестал цепью, стремясь хоть разок попасть по взбунтовавшемуся демону, Ванесса успела сбегать за пистолетом. Она так спешила, что по пути поскользнулась, упала и ужасно ушибла коленку.

– А ну, не двигаться! – завопила она, нацеливаясь на жуткую тварь.

Скарамах даже не почесался. Он разинул пасть пошире и выстрелил таким пучком паутины, что хватило бы убить пару бегемотов. Креол в последнее мгновение успел выбросить последнее, что у него оставалось – Огненную Ауру, но ее хватило лишь на две трети паутинок. Большую часть оставшихся погасили жалкие остатки Щита Мардука, но две или три паутинки прошили насквозь живот Креола.

Ванесса невольно зажмурилась, представив, как это должно быть больно и, почти не целясь, выстрелила.

– Йа-а-а-а!!! – дико заревел Креол, падая на спину.

– Я разве не попала? – испуганно пролепетала девушка.

– Попала… – прохрипел маг, держась за живот, из которого ручьями хлестала кровь. – О, мое брюхо… Сийла хезир мед’ау тек-керриб…

– Вон, стреляй, стреляй же! – завопил Хубаксис. – Хозяин пуст – все заклинания кончились!

Ванесса послушно выстрелила еще раз. И на этот раз все-таки попала туда, куда целилась – Скарамах никогда еще не сталкивался с огнестрельным оружием и понятия не имел, что пистолет может оказаться не менее опасным, нежели магия. Даже пример Креола не научил его осторожности.

Скарамах, пробитый пулей насквозь, тоненько пискнул, заваливаясь набок. Для демона его уровня такая рана – пустяк, он залечил бы ее за пару минут. Но Креолу этого времени вполне хватило, чтобы дочитать заклинание. На редкость убойное заклинание – Копье Мардука. Мардук – самое проклинаемое имя среди демонов Лэнга. Никто другой не причинил им вреда больше, чем этот воин-маг, после смерти ставший одним из сильнейших богов.

Скарамах, лишившийся глаза и половины лапок, упал на пол. Крохотная тварь выглядела мертвой, но он мог оправиться даже сейчас. Если бы ему дали такую возможность.

Однако Креол, пересиливая боль, поднялся на ноги и яростно хлестнул цепью по демону-предателю. Тот подскочил, как мячик – на его буром брюхе появилась ярко-красная полоса, как от ожога.

– Говори, червь в навозе Тиамат и военачальника ее Кингу! – прорычал Креол, хлестнув его еще раз. – Говори!

– Что говорить-то? – на чистом шумерском проскрипел Скарамах. Его челюсти не шевелились – голос словно бы рождался где-то в животе.

– Почему ты напал на меня, червь?! Кто тебя перекупил – Трой, Мешен’Руж-ах?! Кто?!

– Маг… – с трудом выдавил из себя искалеченный демон. – Маг…

– Какой маг?! Ну?! Раб, подай-ка мой нож!

– Сейчас будут пытки… – злорадно хихикнул кровожадный джинн.

– А ну-ка, стоять! – решительно пресекла его поползновения Ванесса. – Какие еще пытки?! Вы не у себя в Вавилоне, это вам Соединенные Штаты! Никаких пыток!

– Это демон, демонов можно, – обиделся Хубаксис. – Хозяин, скажи!

– Молчать, раб, – буркнул Креол. Он присел на корточки рядом с почти мертвым Скарамахом и тихо прошептал, наклонившись поближе: – Обещаю, отродье Лэнга, если ты не скажешь, кто заплатил тебе за предательство, я посажу тебя в клеть и буду пытать столько веков, сколько проживу сам – а жить я собираюсь до-олго…

– Трой… – прохрипел Скарамах. – Трой…

– Когда это было?! Когда ты продался ему?!

– Давно… Очень давно… Много веков…

– Но Трой мертв, ты, исчадие Лэнга! Разве договор с тобой действителен после его смерти?!

– Трой… жив…

– Трой жив?! Как?! Где он?!

– Не знаю… Больше ничего… отпусти…

– Отпустить тебя? – хохотнул Креол. – Отпустить?! Да ты, по-моему, спятил, демон! Я еще не сошел с ума – оставлять живых врагов. Ну-ка, раб, помоги…

Хубаксис отлично знал, что надо делать. Креол окружил не могущего даже пошевелиться демона магической цепью, а джинн закружился над ней, творя в воздухе иллюзорные печати одной и той же формы – кроваво-красный круг с поперечной полосой, украшенной волнистыми линиями и искривленной свастикой в левом углу. Маг поднял жезл и начал читать страшное заклинание:

Кипи, кипи! Гори, гори!

Я связываю тебя! Я сковываю тебя!

Я отдаю тебя Гирре, владыке Огня!

Да дарует Вечноопаляющий Гирра силу моим рукам!

Да дарует Владыка Огня Гибил силу моим чарам!

Утук Хул Та Ардата!

Да обратятся твои потроха в пепел!

Да обратится твоя плоть в пепел!

Да обратится твой разум в пепел!

Да обратится твоя душа в пепел!

Я отдаю твой Образ пламени Гибилу!

Гори!

Кипи!

Не я, но Мардук, сын Энки, приказывает тебе!

Каккамму! Канпа!

Отродье Тьмы, возвращайся туда, откуда ты произошел!

Отродье Тьмы, изыди в первозданный Хаос!

Отродье Тьмы, сим я разрушаю твою душу!

С каждым словом над магической цепью все выше вздымались языки синего огня, наклоняющегося над плененным демоном. Скарамах жалобно скрипел, но пощады не просил – он сам не пощадил бы Креола, буде в битве победил бы он, а не шумерский маг. А у него были вполне реальные шансы – если бы не удачный выстрел Ванессы, он вполне мог и одолеть Креола.

С последним словом заклинания Скарамах противно взвизгнул и буквально рассыпался серым пеплом. Ванесса зачарованно наблюдала, как гаснет синий огонь и как Креол подбирает раскалившуюся цепь, даже не обжигаясь.

– Трой жив… – мрачно почесал подбородок маг. – Жив… Чрево Тиамат, как ему это удалось?! И скольких еще из моих демонов он перекупил? Хорошо хоть, легион Элигора ему неподвластен… Но теперь придется работать осторожнее…

– Кто такой Трой? – потребовала ответа Ванесса.

– По крайней мере, он не знает, что я воскрес – иначе ударил бы сам. Пока что меня достала всего лишь старая ловушка…

– Кто такой Трой?!

– Как думаешь, раб, как ему удалось столько прожить? Может быть, конечно, он тоже спал все эти годы, но если нет… Архимагу не прожить пять тысяч лет… а вот Высшему… бр-р-р… Трой стал Высшим Магом?! Худший мой ночной кошмар…

– Кто! Такой! Трой?! – Ванесса уже едва сдерживалась, чтобы не ударить словно нарочно игнорирующего ее Креола.

– А тебя бы следовало отправить вслед за Скарамахом, женщина! – резко повернулся к ней Креол.

Ванесса аж рот раскрыла от такого заявления.

– За что?! – возмутилась она.

– А вот за это… – проскрипел зубами маг, снимая рубашку. В его животе зияла такая дырища, что будь на его месте обычный человек, он уже давно истек бы кровью. – Еще чуть пониже, и прощай, надежда когда-нибудь обзавестись потомством! Раб, подай мне нож!

– Я… я не хотела… – ужасно испугалась Вон. – Я же тебя спасла!

– Поэтому я на тебя и не злюсь, – мрачно сообщил Креол. – Что за безумный мир – любой дурак может взять такой амулет, как у тебя…

– Это называется «пистолет», хозяин, – ухмыльнулся джинн, дотащив наконец-то нож вдвое больше его самого.

– Какая разница… Нет, надо навертеть на себя побольше защитных заклинаний – твой мир еще хуже моего, а тут и Трой жив, оказывается…

– Так ты не сердишься? – осторожно уточнила Ванесса, глядя на окровавленного мага.

– Нет. Но и благодарить не буду – ты получила одно отрицательное очко и одно положительное. Итого – ноль.

– А зачем тебе тогда нож?

Креол злобно скрипнул зубами и показал, зачем ему нож – он начал ковыряться в ране, извлекая застрявшую пулю. Если ему и было больно, он этого не показывал. Вытащив пулю, маг пробормотал заговор Исцеления – пулевое отверстие начало стремительно уменьшаться, пока кожа не сомкнулась. За компанию исцелился и весь живот, став розовым и чистым.

– А все-таки – кто такой Трой? – не отставала Ванесса.

– Мой родственник… – неохотно ответил маг. – Позор нашего рода. Кажется, его прадед приходился братом моей бабушке… или наоборот – его бабушка была сестрой моего прадеда…

– Ты даже не помнишь, кем он тебе приходится? – удивилась Вон. – Племянником или дядей?

– Какая разница… – отмахнулся Креол. – У меня полно родственников… было. Дальних, правда – близких вообще никого. Мать умерла родами, отец… отец, по-моему, вообще вспоминал о моем существовании только когда я попадался ему на глаза. Я родился, когда ему было семьдесят – он тоже был магом, а мы стареем медленнее. Братьев и сестер у меня не было, детей – тоже…

– А жена?

Креол скорчил такую рожу, что Ванессе сразу стало ясно – он из тех, кого принято называть убежденными холостяками.

– Нет, надо срочно переселяться в другой дом, – поджал губы Креол. – Если Трой жив, нужно готовиться к обороне – Кингу его знает, где он сейчас и сколько сил накопил… Не добил я его… Этот дом слишком огромный – его постоянным щитом не окружить… Слишком долго. Шахшанор – это мой старый дворец – я конопатил почти два года… Хотя тогда я был моложе. Но все равно, нужно что-нибудь поменьше. Трой не успокоится…

– А почему он вообще хочет тебя убить? Я-то думала, родственники должны любить друг друга…

Креол и Хубаксис переглянулись, а потом одновременно захохотали. Они смеялись так долго и так громко, что Ванесса всерьез обиделась.

– У нас с Троем… старые счеты, – уклончиво сказал Креол, когда отсмеялся. – Еще с тех пор, как я занял пост Верховного Мага. Он всегда считал, что это его место, ну а я, сама понимаешь, не соглашался. Хотя нет, вру, на самом деле это началось гора-аздо раньше…

– Это он после того, как ты, хозяин… – встрял Хубаксис.

– Молчать, раб! – рявкнул маг. – Это все осталось в прошлом! Трой расплатился со мной сполна, и теперь уже он мне должен пару-тройку жизней! Поэтому я его убью, – совершенно спокойно закончил он.

– Обзяательно убьешь. Но перед этим тебе придется привести в порядок мою комнату! – непререкаемым тоном потребовала Вон. – И быстро!


Глава 4 | Архимаг | Глава 6