home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 6

– Я вызываю и заклинаю тебя, дух Агарес!

Ванесса вошла в комнату, когда маг заканчивал читать заклинание. Прямо перед ним висел Хубаксис, держащий в руках печать Агареса – туманный круг с чем-то вроде кувшина и креста на нем.

Воздух сгустился и в комнате объявился Агарес – крупный широкоплечий демон с лицом, покрытым рытвинами и буграми. Глаза его представляли собой зияющие дыры с жидким огнем внутри, руки – когтистые лапы.

– Слушаю и повинуюсь, о маг! – прогремел демон. – Что прикажешь?

– Обучи меня и моего джинна языку, на котором говорят в этой стране, – сдержанно приказал Креол.

– Наконец-то собрался… – проворчала Ванесса. – Еще вчера мог бы научиться. Учти – перед Луис притворяйся по-прежнему, ей я уже сказала, что ты по-английски не говоришь…

– Исполнять? – нахмурился демон, внимательно слушавший ее монолог.

– Исполняй, исполняй, – махнула рукой Вон. – Стоп, осади назад! Знаешь что, исполнитель желаний, обучи их еще и китайскому… так, на всякий случай…

– Подождите минуточку! – возмутился Агарес. – По договору я обязан исполнить всего одно желание! Одно! Я могу обучить языку, разыскать человека или вызвать землетрясение. Вы выбрали обучение языку – отлично! Но если я обучу языку двоих, это и так уже будет два желания!

Креол нехорошо оскалился и продемонстрировал демону магическую цепь.

– Нет, я же не отказываюсь! – поторопился исправиться Агарес. – Но два языка на двоих – это целых четыре желания, а это уже явный перебор! Знайте меру, человеки!

Креол немного посопел, но потом все же неохотно кивнул.

– Ладно, одному английскому… Но обоих!

– Обоих, обоих, – выставил лапы в оборонительном жесте демон. – Так что, исполнять?

– Исполняй!

– Американскому варианту! – снова встряла Вон. – А то еще будете с британским акцентом разговаривать…

Креол не совсем понял, о чем она говорит, но молча кивнул, соглашаясь с поправкой.

– Исполняю… подождите немного… исполнено. Прощайте!

Агарес исчез, и Ванесса довольно скептически посмотрела на Креола с Хубаксисом. На первый взгляд, никакой разницы не было.

– Скажи-ка что-нибудь, – с сомнением попросила она.

– Чего тебе сказать, женщина?! – окрысился маг.

Вон просияла. Слова были грубыми, но они были сказаны на хорошем английском языке. Просто великолепном, без малейшего акцента. Ни один американец не смог бы отличить мага от одного из своих соплеменников.

– Я хочу есть! – заявил Креол, распахивая дверь в гостиную.

– Я тоже, хозяин, я тоже! – присоединился Хубаксис.

– Молчать, раб, тебя никто не спрашивает. Женщина, ужин готов?

– Между прочим, у меня есть имя, – сухо заметила Ванесса. – И ужин не готов. Я его еще и не начинала.

– Понятно, – кивнул Креол. Против ожидания он выглядел неожиданно довольным. – Это даже хорошо – испытаем моего нового Слугу. Итак, Слуга, приготовь ужин на троих и накрой на стол!

Живой вихрь понесся на кухню и продукты замелькали в воздухе, с бешеной скоростью разделяясь на части и вновь соединяясь в новых композициях.

– Ну, подождать придется все равно, – с глубокомысленным видом воскликнула Вон.

– Это почему еще?

– Да потому, что каким бы шустрым он ни был, суп от этого быстрее не сварится, – усмехнулась девушка.

– Ты недооцениваешь моего Слугу, – растянул губы в улыбке Креол. – Он не связан подобными ограничениями.

Словно подтверждая его слова, на стол брякнулись три тарелки с каким-то варевом. Все молча воззрились на них.

– Спору нет, хозяин, готовит он быстро… – нарушил молчание Хубаксис.

– …но поваренная книга безнадежно устарела, – закончила Ванесса. – Что это за бурда?

В мутном бульоне плавали какие-то листочки, кусочки мяса и сала, и еще что-то неудобоваримое. Выглядела стряпня так, словно Слуга взял первое, что попалось под руку, все измельчил и свалил в одну кучу. Ирландское рагу Джерома, вот на что это было похоже.

– Я что-то не помню этой дряни в своем холодильнике, – принюхалась она. – Хотя пахнет аппетитно…

– Раб, попробуй, – скомандовал Креол.

– А почему я все время должен пробовать?! – взбунтовался джинн. – Пусть она попробует!

Вид у него был такой несчастный, что Ванессе стало жалко джинна-контрактника. Она осторожно зачерпнула немножко этой бурды и еще более осторожно отправила ложку в рот.

– Как ни странно, вкус у этой дряни лучше, чем внешность, – признала она. – На конкурсе кулинаров у нее не было бы ни малейшего шанса, но есть все-таки можно.

Креол неохотно попробовал и был вынужден признать справедливость этого утверждения. Вкус оказался далек от идеального, но не сказать, чтобы совсем отвратительным.

Хубаксис тоже решился попробовать. Но не успел – в дверях зазвенели ключи, и в гостиную вошла Луис. Бедному джинну ничего не оставалось, как уменьшиться до микроскопических размеров. И то его едва не заметили.

– Всем привет! – весело поздоровалась Луис, снимая куртку. – Ужинаете? О, да вы и на меня накрыли? Спасибо!

Угощение Луис неожиданно понравилось. Было бы очень сложно объяснить, кому предназначалась третья тарелка, поэтому Креол и Ванесса дружно сделали вид, что именно ей.

– Хозяин, она ест мою похлебку! – раздался возмущенный писк в левом ухе Креола.

Маг только натянуто улыбнулся, ковыряясь в ухе.

– Вон, сделай что-нибудь! – послышалось комариное стрекотание в ухе Ванессы.

Девушка сделала вид, что временно оглохла.

– Ну, как там у вас дела, в Тянь-Шане? – между делом поинтересовалась Луис.

– Да ничего, дела идут… – неопределенно ответил Креол, гадая про себя, где находится этот самый Тянь-Шань? Название показалось смутно знакомым, но он никак не мог припомнить, где его слышал.

– О, так вы говорите по-английски? – удивилась Луис. Вопрос насчет Тянь-Шаня она задала чисто машинально. – А вчера, помнится, не понимали ни слова. Как же вы так быстро научились?

– Ускоренный курс обучения, – коротко ответила Ванесса, бешено оскалившись в сторону Креола. Неосторожный маг одним словом разрушил всю легенду.

– Ускоренный курс?… Тогда конечно… – Луис сделала вид, что ей все понятно, хотя удивленные глаза красноречиво свидетельствовали об обратном.

Вон уставилась на нее предельно честными очами, словно они играли в гляделки. Ей ужасно не хотелось с кем-то делиться своим собственным личным магом. Даже с лучшей подругой.

– В «Монополию» сыграть не хочешь? – зевнув, поинтересовалась Луис, когда с супом магического производства было покончено.

Ванесса молча помотала головой.

– А в «Твистера»?

Ванесса снова отказалась.

– Ну, тогда спокойной ночи.

Луис еще раз подозрительно посмотрела на загадочного знакомого ее подруги, и скрылась в спальне. Ванесса поспешила затолкать мага к себе. Луис явно о чем-то догадывалась, но только вряд ли о том, что происходило на самом деле.

Креол устало вздохнул и разложил на столе свою рукопись. Сегодня он писал каждую свободную минуту, и умудрился заполнить почти сорок листов. Если учесть большой формат страниц и мелкий почерк мага, это был настоящий подвиг.

– Если будешь работать, иди в гостиную, – сонно буркнула Вон. – Я со светом спать не люблю.

– Я тоже не люблю, – поддакнул Хубаксис. – Хозяин, оставь нас с Вон наедине, а?

– Да пошел ты! Казанова одноглазая! – оскорбилась Ванесса. – И вообще – найди себе кого-нибудь по размерам!

– Мышь, что ли? – хрюкнул Креол. – А свет можешь гасить, дай мне только минуту, Ночное Зрение прочитать…

Маг закончил заклинание и самолично выключил лампу одним усилием воли. Теперь он писал в темноте.

– Только дотронься до меня – убью… – проворчала сквозь сон Ванесса, неожиданно охваченная приступом паранойи.

– Да он и не сможет! – мелко захихикал Хубаксис. – У него все, что ниже пояса, омертвело напрочь! Ой, прости, хозяин!

Креол смерил его тяжелым взглядом. В темноте было плохо видно, но Вон показалось, что он огрел джинна жезлом.

– Вот дойдут руки до исцеления, тогда посмотришь… – неопределенно пообещал Креол, отворачиваясь.

В следующую минуту Ванесса уже спала.

– Хозяин, я по-прежнему хочу есть, – тихонько захныкал Хубаксис, убедившись, что Ванесса удалилась в мир сновидений.

– Потерпишь, раб, – хмуро отрезал маг. – Вы, джинны, можете терпеть сколько угодно. Думаешь, я не знаю?

– Да, хозяин, но это не значит, что нам это нравится, – недовольно пробубнил Хубаксис. Однако больше он голоса не подавал. Тишину нарушало лишь поскрипывание перышка.


Новый звук послышался только в два часа ночи. Луис проснулась и захотела пить. Поскольку у нее не было привычки держать напитки в спальне, она с максимальной осторожностью прокралась к холодильнику. Будучи полицейским-профессионалом, Ванесса реагировала на чьи-то шаги по ночам одинаково – вскакивала с кровати, выхватывала пистолет из-под подушки и орала: «Стой, стрелять буду!» Иногда она после этого стреляла. Обычно все-таки сдерживалась, но испытывать судьбу все равно не хотелось. Поэтому Луис поневоле приучилась ходить очень тихо.

Она открыла дверцу и пораженно застыла, словно жена Лота. В холодильнике сидел крылатый чертик размером с сирийского хомячка и деловито, будто так и надо, ел сосиску вдвое больше его самого. Луис медленно закрыла глаза. Снова открыла. Ничего не изменилось.

– Стучаться надо, прежде чем дверь открывать, – поучительно сообщил уродливый лилипут.

– А… а… а… – выдавила Луис.

– Главное – не кричать. Мы же не хотим разбудить всех остальных? – задал резонный вопрос уродец. – А лучше просто не обращай на меня внимания. Между прочим, меня здесь вообще нет. Я тебе снюсь.

Луис медленно закрыла дверцу холодильника. Прислонилась к белой поверхности спиной и несколько секунд постояла неподвижно. Потом повернулась и решительно дернула за ручку.

Чертика внутри уже не было. Зато осталась недоеденная половинка сосиски. Если присмотреться, еще можно было разглядеть отпечатки крошечных зубов.

Луис внимательно посмотрела на сосиску. Подумала.

Потом она съела сосиску.


Ванесса проснулась, когда солнце уже давно встало. Солнечный свет заливал всю комнату, напоминая, что октябрь – это все-таки не декабрь, а Калифорния – не Аляска.

Креол сидел в той же позе, в какой она оставила его вчера вечером. С одной небольшой разницей – сейчас его голова лежала на книге, а глаза были закрыты. Похоже, маг все же переоценил свои способности, когда говорил, что теперь долго не будет нуждаться в сне. Ванесса посмотрела на него с умилением, почти так же, как она смотрела на Флаффи, когда он уставал играть с плюшевой мышкой и засыпал прямо посреди комнаты.

Скосив глаза вниз, она обнаружила и Хубаксиса. Несносный джинн, послав к чертям всю конспирацию, спал прямо у нее на животе. Сначала она хотела стряхнуть его на пол, но спящий джинн выглядел гораздо симпатичнее, чем летающий и отпускающий скабрезности, и Вон решила пощадить наглеца.

Но вставать все равно было нужно, поэтому она аккуратно выскользнула из-под одеяла, стараясь не потревожить разнежившегося Хубаксиса. Впрочем, он все равно проснулся.

Вон, не обращая внимания на продирающего глаз джинна, подошла к Креолу и осторожно заглянула ему через плечо. За ночь маг умудрился исписать почти сотню страниц. Ванесса снова поразилась его работоспособности. Может быть, он использовал какую-то магию?

Креол уснул на середине предложения. На этом листе не было непонятной абракадабры, все слова были понятными, и Ванесса начала с любопытством читать.

Сверху виднелся заголовок: «Сияющее Око». Под ним Креол начертил рисунок – довольно талантливо, надо признать. Ванесса невольно залюбовалась потрясающе красивой брошью, похожей на цветок с большим бриллиантом в центре и полутора десятками мелких вокруг него. По-видимому, это и было то самое Сияющее Око.

Ниже рисунка маг написал следующее: «И существует еще магический талисман, обладающий свойствами столь поразительными, что они волнуют дух и горячат кровь. Творец, сотворивший сие чудо, назвал его Сияющим Оком, и это воистину Око, ибо дает возможность увидеть далекие земли, а также предметы столь малые, что невозможно узреть глазом. И сквозь стены также можно зреть сквозь камень тот волшебный, и даже души людские можно приметить в том виде, в каком они были созданы богами. Но самое удивительное в талисмане то, что есть у него одна любопытная особенно…». Дальше текст обрывался.

– Интересно? – хитро поинтересовался Хубаксис, присаживаясь Вон на плечо.

– Очень, – холодно ответила она, дергая плечом, чтобы сбросить приставалу. – Только я раньше думала, что в книгах заклинаний пишут только заклинания.

– Ну что ты! – возразил джинн, нисколько не обидевшись, что его отвергли. – Ты посмотри, какая она большая и толстая! Все заклинания хозяина займут в этой книжище дай боги четверть. Нет, маги записывают в своих книгах все, что может оказаться полезным. Любой мусор. Видишь, дальше он напишет, где эту брошку искать, и как ее применять. А как же!

– Красивая штучка… – задумчиво произнесла Ванесса, разглядывая нарисованную драгоценность.

– Еще бы! Хозяин ее три года разыскивал, да так и не нашел. А теперь, думаю, и вовсе не найдет – мало ли что с ней произошло за эти годы…

Ванесса очень осторожно высвободила чудовищный том из-под вцепившегося в него Креола. Значительная доля исписанной части приходилась на ту самую белиберду, которую маги называют заклинаниями, но были и вполне понятные тексты. К примеру, о других волшебных предметах – что они из себя представляют и как их использовать. Имелись и статьи о магических животных и растениях, рецепты зелий, описание обрядов и ритуалов, астрологические таблицы, куда более сложные, чем обычная глупая возня со знаками Зодиака, и прочая, и прочая, и прочая. Первые несколько страниц занимал малопонятный текст, в котором, похоже, излагалась основная суть магии, как дисциплины. Увы, для непосвященного это казалось жуткой галиматьей, хотя каждое отдельное слово было понятным.

– А что произойдет, если я прочитаю что-нибудь из этого вслух? – задумчиво спросила Вон, открыв книгу на одном из заклинаний. Оно называлось «Звуковой Резонанс».

– Точно не знаю, но, по-моему, абсолютно ничего, – пожал плечами Хубаксис. – Ты ведь не маг.

– Вот так, значит? А долго надо учиться, чтобы стать магом?

– Смотря кому, – вторично пожал плечами джинн. – Хозяин рассказывал, что стал учеником мага в пятнадцать лет, но свое первое волшебство сотворил только в семнадцать. А полноценным магом стал только к тридцати. Ну а я поступил к нему в услужение еще через двадцать лет…

– Пятнадцать лет учебы? – поморщилась Ванесса. – Тут, конечно, дважды подумаешь, прежде чем браться…

– И это еще очень неплохой результат, – уведомил ее Хубаксис. – Многие и до сорока не выходят из ученичества. А иные до глубокой старости остаются подмастерьями. Тут без таланта никуда…

– А есть какой-нибудь способ проверить, можешь ли ты… ну, стать магом?

– Конечно есть! – фыркнул Хубаксис. – У вас, людей, так редко встречается настоящий магический дар… Мелочь всякая часто, а вот настоящий… Один на сотню, не больше. Есть какие-то проверки, а как же. Иначе пришлось бы брать учеников наугад, а как тут можно угадать?

– И что это за проверки? Можешь меня проверить? – с интересом спросила Ванесса.

– Я? Не-ет, я же не маг. Спроси хозяина, когда проснется. Хотя на моей памяти хозяин никогда не брал учеников. Вообще-то, было одно исключение, но это не считается… потом расскажу. Не любил отвлекаться. Что ни говори, а у хозяина дар мощный – нас даже боги уважали! Вот однажды, например, Госпожа Инанна…

– Да уж! – усмехнулась уголком рта Вон. – Не могу поверить, что ему девяносто лет! И это еще не считая этих тысячелетий…

– Девяносто три и несколько месяцев, – уточнил Хубаксис. – Для человека возраст внушительный…

– Слушай, Хуби, а сколько лет тебе? – вдруг обратила на него внимание Ванесса.

– О, джинны живут долго. Мы и так почти бессмертные. Великий Хан, например, прожил сорок тысяч лет. Не знаю, может, и сейчас жив…

– Я рада за него, но все-таки, сколько тебе лет? – отмахнулась Ванесса.

– Считая эти пять тысяч? – с надеждой уточнил джинн.

– Нет, без них.

– Пятьдесят шесть, – вздохнул Хубаксис.

– Что?! – Брови Вон невольно поползли вверх. – Маловато что-то… Это выходит, что на службу ты поступил только в тринадцать? – быстренько подсчитала она. – Хуби, так ты, выходит, всего лишь подросток? Ну, по меркам джиннам? Это многое объясняет…

– Но мы ведь не рождаемся старыми… – снова вздохнул Хубаксис.

Креол начал просыпаться. Он приподнял голову, повозил руками по столу, и подскочил, словно ужаленный.

– Где моя книга?! – бешено взревел он. – Воры!! Разорву! Разрублю на кусочки! Во мне просыпается зверь!

– Ой, да не боюсь я твоего хомячка, – саркастически усмехнулась Ванесса. – Успокойся, вот твоя драгоценная книга. Никто ее не взял.

Креол выхватил у нее том, обхватил его, словно младенец соску и крайне подозрительно уставился на Ванессу с Хубаксисом.

– Я что, заснул? – смущенно осведомился он. – О Иштар, сам не заметил, как это произошло… Слуга, принеси воды!

На миг родился вихрь, пронесшийся по комнате и тут же вернувшийся с чашкой воды. Чашка оказалась кофейная, но Креол даже не знал, что такое кофе.

– Ф-фу! – выдохнул он, напившись. – Выходит, я ошибался… Из чего сделан этот сосуд?

– Из фарфора, – ответила Ванесса.

– Что такое фарфор? Хотя какая мне разница? И все-таки непонятно… Я-то полагал, что отоспался за века…

– Выспаться впрок еще ни у кого не получалось, – ласково пропела Вон. – Анатомию учить надо.

– Кто такая Анатомия, и почему я должен ее чему-то учить? – подозрительно прищурился Креол. – О боги, я чувствую себя совершенно разбитым… И, кажется, от меня начинает пахнуть… Слуга, натаскай воды и… надеюсь, у тебя есть ванна, женщина?

– Разумеется, есть, – кивнула Вон. – Но можешь не утруждать своего придурка, обойдемся и без него.

– А, уже натаскали… – сделал ошибочный вывод Креол. – Где она?

Ванесса тяжело вздохнула и буквально за ручку отвела Креола в ванную комнату. Хубаксис скучающе летел следом.

Вероятнее всего, маг уже заходил в ванную. И тем не менее, он явно не знал, как здесь все работает. Ванессу в этом убедил его первый же вопрос.

– И где здесь печь? – осведомился Креол.

– Какая еще печь? – подняла брови Вон.

– Как это – какая? Для нагревания воды, конечно, – пренебрежительно хмыкнул маг. – И между прочим, где сама вода?

Ванесса вздохнула еще раз. Дело обстояло даже хуже, чем она думала.

Она молча повернула оба крана и сунула под струю костлявую конечность Креола. Тот с удивлением подержал руку в теплой воде, и его лицо расплылось в улыбке.

– Прекрасно! – выдохнул он. – Будущее не так уж и плохо…

– Нажмешь эту ручку, потечет горячая вода. Другую – холодная, – вкратце объяснила Ванесса. – Наполнится до краев – залезай и мойся. Пены добавить?

– Смею напомнить, хозяин, что я рассказывал тебе об этой системе еще вчера, – обиженно прогундел Хубаксис.

– Молчать, раб, – лениво отмахнулся Креол. – Женщина, отвернись, чтобы я мог раздеться!

– Да я уже все видела! – фыркнула Вон. – Помнишь, когда ты стоял голышом в комнате профессора? Вот уж насмотрелась, на всю жизнь впечатлений хватит…

– Логично, – вынужден был признать маг. – Но все равно – отвернись.

Ванесса, не прекращая иронически фыркать, отвернулась, и подождала, пока не раздастся плеск. После этого она повернулась.

Креол сидел в ванне по пояс. Сбросив одежду, он опять стал похожим на мертвеца – лицо он подлатал еще вчера, а живот – после неудачного выстрела Ванессы, но до остальных кусочков дело так и не дошло. Особенно плохо обстояло на груди – кожа там настолько истлела, что виднелись ребра.

– Боже! – выдохнула Вон. – Я и забыла, как скверно ты выглядишь! Тебе нужно срочно что-то с этим делать – иные трупы кажутся здоровее!

– Я как раз и собираюсь, – успокоил ее маг. – Слуга, принеси магическую книгу!

Волосы Вон взметнулись, подхваченные дуновением ветра, и через мгновение магическая книга уже висела рядом с магом.

– Слуга, открой ее на заклятии Исцеления и держи передо мной! – приказал Креол.

Прошуршали страницы, перевернутые невидимой рукой, и Креол начал вполголоса читать непонятные слова.

– А наизусть уже не помнишь? – подняла брови Ванесса.

– Не помню, – любезно откликнулся маг, дочитав последнее слово. – То, что я перенес на бумагу, из головы уже выветрилось. Сам не знал, что так будет…

Загрузив в память штук пять заклинаний, Креол одним махом активировал их все, одновременно. Ванесса зачарованно наблюдала, как его грудь, руки и все, что ниже, на глазах покрывается новой кожей, которая моментально приобретает розовый цвет, как у новорожденного. Правда, на ней не было ни волосинки, словно маг выбрил все тело опасной бритвой.

– Круто! – уважительно закивала Вон. – Даже если не найдешь другой работы, как врач сможешь зарабатывать миллионы. К слову, у меня тут прыщик на плече вскочил, можешь свести?

– Легче легкого, – пожал плечами Креол. – Мне потребуется вода, кошачья шерсть, горсть ячменя, несколько бобов и немного древесной трухи. Дерево все равно какое, но обязательно гнилое. Лучше всего – пенек.

– С этим пожалуй что повременим, – задумчиво сказала Ванесса. – Мойся побыстрее, и вообще приводи себя в порядок. Через три часа у нас встреча с агентом по продаже недвижимости.

– Продаже чего? – не понял Хубаксис.

– Домов!

– Это правильно, – одобрил джинн. – Нам с хозяином нужен большой дом.

– Но только чтобы там была такая же ванна, – потребовал Креол, заканчивая еще одно Исцеление. – А лучше – больше.

– Да, в старом дворце у хозяина была очень большая ванна, – доверительно сообщил джинн. – Там помещалась даже Великая Гула, когда она посещала нашу обитель.

– Молчать, раб! – неожиданно вспыхнул маг. Он мгновенно покраснел, и выглядел ужасно смущенным. – Тебя это не касается!

– Ладно, не будем тебе мешать, – вежливо вышла за дверь Вон, ухватив за крыло джинна. Оказавшись в гостиной, она тут же прошипела, сгорая от любопытства: – Кто такая эта Гула?

– Великая Гула! – уважительно поднял палец Хубаксис. – Она наполовину богиня, наполовину джинн. Между прочим, повелительница всех гулов и кутрубов! Лучшая врачевательница из всех, кого я знаю.

– Она что, была такого высокого роста? – удивилась Ванесса. После магов и джиннов богиня ее удивила уже не очень.

– Конечно! – покрутил пальцем у виска Хубаксис. – Ты же выучила наш язык! Что, по-твоему, означает ее имя?

– «Гула»?… – задумалась Вон. – «Большая»?

– Точно! А «гул» – «большой».

– И насколько же она была велика?

– Ну как тебе сказать… – неопределенно хмыкнул джинн. – В твоей хибаре она бы точно не поместилась.

За дверью раздался плеск пополам с ругательствами. Креол пытался вылезти из ванной, но получалось у него плохо. То ли конечности все еще плохо слушались, то ли в древнем Шумере ванны были совсем иными. Но в конечном итоге он все-таки выбрался.

– Слуга, возьми полотенце и оботри меня! – донеслось до Вон. Она невольно прыснула, настолько по-сибаритски это прозвучало. Однако в следующий миг барские интонации сменились диким ревом и грязными ругательствами.

Дверь распахнулась. Из ванной медленно вышел Креол с полотенцем Луис, кое-как обвязанным вокруг чресл. Ванесса рассеянно подумала, что Луис обязательно устроит скандал, когда обнаружит, что кто-то вытирался ее полотенцем. Однако все мысли тут же пропали, когда она заметила, в каком виде пребывает маг.

Нет, он был совершенно сухим, тут придраться было не к чему. Ни капельки влаги, даже волосы как из-под фена. В смысле, они были бы такими, если бы вообще присутствовали на своем законном месте. Но кожа выглядела так, словно по ней прошлись напильником, настолько красным и ободранным предстал перед ней маг.

– Совершенно забыл, что ему нельзя поручать личные услуги, – простонал Креол, с ненавистью глядя на висящий на груди амулет. – Иногда бывают случаи, когда излишняя торопливость только вредит…

Ванесса припомнила, с какой скоростью вытирается средний человек, мысленно помножила ее на сто, и ужаснулась. Даже самое нежное полотенце, прошедшееся по телу с быстротой молнии, превращается в нечто вроде наждачной бумаги.

– Черт, у нас же через час встреча с агентом! – взглянула на часы Ванесса. – Как же ты поедешь в таком виде?

Креол мрачно покосился на нее, что-то пробурчал вполголоса, и кожа стремительно вернулась к своему прежнему цвету.

– Между прочим, – вспомнил маг. – Я ночью немного поработал с твоими монетами… В общем, они на столе, можешь забрать.

Монеты, о которых говорил Креол, оказались вазочкой с одноцентовиками. Вон собирала их специально, для игры в лото. С ними все было в порядке, если не считать того, что теперь их стоимость возросла в десятки тысяч раз. Короче, Креол превратил горсть мелочи в горсть золота.


Глава 5 | Архимаг | Глава 7