home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



11

Тот же комод, покрытый белой салфеткой с кружевной оборкой, квадратное зеркало с зеленым лепестком в углу, моток ниток, проткнутый длинной иглой, старинные фотографии в овальных рамках с тиснеными золотом фамилиями фотографов. Мало что изменилось в этой комнате. Только вместо широкой кровати с горой подушек стояли две узкие койки: одна, огороженная занавеской, для тетки, другая для Генки. На маленьком столике в углу – детекторный приемник, пачки тонкого шнура в белой обмотке, шурупы, гайки, винты, отвертка.

Генка присоединил антенну к приемнику, надел на голову наушники и, осторожно тыкая острием иглы в камешек, пытался поймать какую нибудь станцию. Из наушников доносились шипение, хрип, свист. Генка положил наушники в стакан. Сквозь хрип и свист донесся далекий глухой голос: «Из Парижа передают: правительство Пенлеве Бриана Кайо поставило в палате депутатов вопрос о доверии…»

– Ну что? – торжествующе спросил Генка.

– Блеск!

– Красота!

Однако опять хрипение, свист, треск и шум…

– Ничего, – сказал Генка, – будет работать не хуже итальянского.

– А ты его видел, итальянский? – спросил Славка.

– Рассказывал тут один тип, Валентин Валентинович, предлагал даже. Зря ты, Мишка, отказался. Была бы хоть польза от нэпмана.

– Он не нэпман, а агент по снабжению.

– Один черт! Посмотри на костюм, галстук, лакированные ботинки.

– Ты примитивный социолог, – сказал Миша, – для тебя одежда – главный признак классовой принадлежности.

– Больше того! – подхватил Генка. – Признак его психологии. Человек, возводящий в культ лакированные ботинки, пуст, как барабан.

– Культом могут стать и стоптанные сапоги.

– Просто у меня нет других.

– Возможно, Валентин Валентинович не так уж плох, – заметил Славка.

– Тогда с Витькой другой бы побоялся ввязаться, а он вышел и сказал правду.

– Это так, – согласился Миша, – и все же… Гладкий, сладкий, обходительный…

– Коммерсант, он и должен быть обходительным.

– Зимин приказал задержать его вагон, а Красавцев отправил. Потом я их видел вместе в ресторане. В чем суть махинации?

– Дает Красавцеву в лапу, а тот ему побыстрее отпускает товар, – объяснил Славка.

– Спокойно ты об этом говоришь…

– А что?! Стенать, рыдать, посыпать голову пеплом? Только слепой не видит, что делается. Хапают, рвут, тащат, дают взятки, берут взятки. Мелкота все сваливает на четыре «у»: усушка, утруска, угар, утечка; крупняки становятся миллионерами на четырех «без»: бесхозяйственность, безответственность, безграмотность, безразличие. Какое мне дело до Навроцкого, до Красавцева, когда их тысячи.

– Рано ты складываешь оружие.

– Просто я вижу немного больше. Другая, знаешь ли, площадка.

– Эстрада для оркестра.

– Ты хочешь меня оскорбить?

– Просто я хочу сказать, что ресторан не такая уж высокая площадка для обозрения жизни.

– Тебе остается добавить, что я гнилой интеллигент.

– Не надо говорить за меня, – возразил Миша. – Я могу сам за себя сказать…

– Пожалуйста, говори!

– Могу. Не следует собственные невзгоды превращать в барометр, в мерило жизни всего человечества. Тебе сейчас плохо, да, плохо, трудно. Но это не значит, что наступил мировой потоп. Он еще не наступил. Ты видишь нэпманов, аферистов, взяточников, но жизнь – это не только ресторан «Эрмитаж», жизнь значительно больше, чем ресторан «Эрмитаж». И если кучка паразитов, именно кучка, обворовывает государство, крадет и расхищает народное добро, вряд ли можно быть безразличным.

Этот разговор должен был рано или поздно произойти, он просто откладывается. Все же Генка примирительно сказал:

– Я думаю, вы оба неправы. Безусловно, ты, Славка, субъективен. Нэп – это временно, и нельзя так обобщать. С другой стороны, ломать голову над их делишками тоже не следует. Нам в их коммерции не разобраться, да и есть кому разбираться помимо нас. У нас свои задачи и свои обязанности, мы уклоняемся от них, прямо говорю. Юра и Люда шатаются по ресторанам – разве им место в советской школе? А мы молчим, мы в стороне. Витька Буров разлагает учащихся нашей школы, малолетних, заметьте, – мы опять в стороне, опять молчим.

– Им интересно с Витькой, – сказал Славка, – он их заворожил Крымом.

– Ах, так? У него, у Витьки, значит, романтика, а у нас скучная проза. Это ты хочешь сказать?

– Именно это, – подтвердил Славка.

– Ну, знаешь… Защищать Витьку… – развел руками Генка.

– А что такого? В сущности, он не злой парень.

– Он бездельник! – сказал Миша.

– Не забывай, что у него дома, – напомнил Славка.

– Ах да, отец алкоголик, это – оправдание?

– Не оправдание, а объяснение.

– Витька Буров достаточно взрослый человек, чтобы отвечать за себя самому, а не прятаться за отца алкоголика, и не сидеть на шее у матери, и…

Генка перебил Мишу:

– Тише, тише! Слышите? Говорит Нижний Новгород…


предыдущая глава | Выстрел | cледующая глава