home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

Ростислав проснулся от холода, а еще оттого, что в ребра что-то больно упиралось. Он сонно приоткрыл глаза, зябко поежившись протянул руку, чтобы привычным движением нашарить на тумбочке очки… Вот только очков не было. Не было ни тумбочки, ни кровати, не было даже комнаты. А были только черные скалы под лазурно-голубым небом, освещаемые ярким, но холодным солнцем. Ростислав лежал на небольшом уступе, продуваемом всеми ветрами, а вокруг, насколько хватало глаз, возвышались бивни утесов и горные хребты, на вершинах накрытые белыми шапками ледников.

Ростислав вскочил, и босые ноги больно чиркнули по острым камням. Паренек охнул и снова сел.

За спиной была какая-то непривычная тяжесть, словно там висел рюкзак или еще что-то. Ростислав пошарил по телу в поисках лямок и конечно же ничего не нашел. Он вывернул голову, оглянувшись назад, и обомлел: за спиной откуда-то появилось два серых крыла. Кожистые перепонки росли из протянувшихся от лопаток дополнительных конечностей и своим строением напоминали крылья европейских драконов или летучих мышей. На сгибах росли внушительного вида когти, возле плеч и на боках бугрились маховые мышцы…

Ростислав попробовал развернуть крылья, и у него легко получилось отдать неосознанную команду, словно собственной руке или ноге. Две серые перепонки живой стеной перегородили скальный уступ, на котором стоял подросток. В размахе крылья могли поспорить с небольшим самолетом или, скорее, дельтапланом. Ветер тут же наполнил их, словно пытаясь унести человечка, посягающего на его небо… Юноша быстро сложил крылья. Еще не хватало свалиться со скалы.

— Ни хрена себе! — громко сказал Ростислав. — Где это я?

Ответом на этот вопрос было только жутковатое завывание ветра. Он снова поежился от колючего холода: всё-таки трусы — не самая подходящая одежда для похода по горам… К тому же воздух вокруг был разреженный, хотя и несильно. Однако у Ростислава немного кружилась голова с непривычки.

Тут взгляд юноши упал на меч, который был воткнут в скальную стену до половины клинка. Тот самый меч.

— Почему мне кажется, что ты виновен в том, что я оказался тут, а? — спросил Ростислав у оружия. Ответ был таким же, как и на первый вопрос: вой ветра среди черных скал.

И вдруг Ростислава осенило. Он видел и меч, и скалы, и небо совершенно четко. Так он не видел никогда в жизни, даже в раннем детстве, и даже в самых лучших очках.

— Я вижу! — заорал паренек. — Без очков!

Его восторгу не было предела. Сбылась еще одна его давняя мечта: он стал нормально видеть.

Ростислав достал меч. Тот вышел из скалы, словно из мягкого масла. Парень чуть не упал, не рассчитав силы. На клинке вдруг из ниоткуда постепенно появились ножны, потом перевязь. Крылья крестовины сложились по обе стороны лезвия, будто специально, чтобы не мешать ношению оружия, а заодно обеспечили дополнительное удерживание клинка в ножнах.

— Ну ладно, — сказал Ростислав, надевая перевязь. Пришлось повозиться, так как крылья сильно мешали, но в конце концов ремни удобно легли на тело, идеально подогнавшись под худощавую фигуру. При этом удалось устроить ремни так, чтобы не мешать крыльям. Клинок повис у бедра, весело сверкнув на солнце камнем в рукояти.

Юноша еще раз огляделся. С уступа не было никакого спуска или даже подъема, и попасть сюда без альпинистского снаряжения, похоже, можно было, лишь прилетев по воздуху…

Прилететь.

Ростислав еще раз покосился на свои крылья. Если исходить из чистой логики, никакие крылья не позволили бы нормальному человеку взлететь, разве что парить, как на дельтаплане. С другой стороны, желание Ростислава звучало как «уметь летать», а не «уметь планировать». Кроме того, здесь был сильный ветер и, похоже, гравитация была несколько ниже, чем…

— Я не на Земле! — дурным голосом заорал Ростислав, до которого дошло значение собственной мысли. — Не на Земле!!!

Осознание того, что ни на каких крыльях не долететь до дому, до матери и отца, до родной школы, тяжелым грузом навалилось на душу Ростислава.

— Ну Молох! — выкрикнул Ростислав. — Ну исполнил желание, твою мать!..

Он еще долго ругался, произнося такие слова, которых от него никогда не слышали раньше ни мама, ни отец, ни даже одноклассники. Вообще от мальчика из такой хорошей семьи, как у него, трудно было бы ожидать подобного лексикона, но у Ростислава просто сорвались нервы. Он помянул всех родственников Молоха колена эдак до третьего, призывая на их головы кошмарные непотребства.

Когда не слишком большой запас ругательств иссяк, Ростислав попытался мыслить объективно. Итак, он находился на чужой планете (хотя, если рассудить логически, это было еще не доказано), в незнакомой местности, без средств к существованию, без связи и даже без мало-мальски приличной одежды. И кроме того — на уступе скалы, откуда можно было спуститься лишь одним способом: спрыгнуть и улететь.

— Ладно, — сказал Ростислав себе, немного клацая зубами. — Предположим, что я действительно умею летать. Почему бы не попробовать? Всё равно замерзну, если буду тут торчать…

Юноша встал на самый край скалы, развернул перепонки крыльев. Ветер тяжелым грузом ударил в несущие плоскости, чуть было не заставив сделать шаг назад.

«Я ничего не теряю», — подумал Ростислав и, поборов желание снова отступить, шагнул в пропасть, ожидая свиста ветра, падения и в конце — короткой боли, вызванной влажным «шмяком» о камни…

Крылья резко ударили, вспоров застонавший воздух, и Ростислав, подхваченный ветром, взвился над скалой, медленно поднимаясь в лазурную высь.

— Я лечу! — громогласно заорал юноша, испытывая беспредельный мальчишеский восторг. — Лечу!!!

Крылья, наполняясь холодным ветром, возносили Ростислава всё выше. Он раскинул руки, словно пытаясь обнять само небо, в глаза ему ударило яркое солнце, лазурная синева приняла в себя человечка, обласкав его ветрами и свежестью, куда-то делось ощущение пронизывающего холода… Паренек плакал от счастья и не замечал своих слез. Он всегда, всю сознательную жизнь мечтал об этом. Летать — вот была самая заветная мечта детства и отрочества Ростислава. Летать как угодно — как Питер Пэн, как беляевский Ариэль, как Данька Назаров… всё равно как, лишь бы летать…

Через какое-то время юноша почувствовал, что маховые мышцы начинают уставать. Он расправил крылья пошире и, отдавшись во власть ветра, начал планировать над скалами в поисках жилья, или хотя бы какой-нибудь долины, или альпийского луга…

Вокруг, насколько хватало взгляда, простирались черно-серые скалы, изредка припорошенные шапками ледников, в отдалении виднелся резкий обрыв, где до самого горизонта раскинулось море. Солнце висело в зените, и почему-то Ростиславу казалось, что в низинах обязательно должно быть тепло. Он успел заметить жидкие облака, которые проплывали даже ниже того уступа, с которого он начал свое пребывание в этом мире.

— Я высоко в горах, — сказал самому себе Ростислав. — Значит, надо спуститься вниз… Вся цивилизация обычно у рек, в низинах.

Он, методом тыка подобрав нужное положение крыльев, направился в сторону моря, тем более что вряд ли стоило рисковать и садиться снова на скалы. Его всё еще переполнял восторг от осознания полета-на-собственных-крылъях. Как же это было прекрасно — парить по небу, ощущая опирающимися на потоки воздуха перепонками приятную тяжесть, давящую снизу вверх… Даже лютый холод почти перестал донимать юношу, разогревшегося, словно от бега.

Когда скалистый массив внизу сменился морской гладью, Ростислав огляделся и увидел то, что давно искал, — место для посадки. А именно — просторный песчаный пляж.

Ростислав немного сложил крылья, неуклюже развернулся, едва не потеряв поток воздуха, и направился к берегу.

Пару раз крылья чуть не подломились, но парень всё же совладал со своей новой плотью и неуклюже приземлился на песок, прокатившись пару метров кубарем по инерции. Каким-то чудом он ничего не подвернул и не напоролся на ножны своего меча.

— Тепло! — Паренек улыбнулся, складывая крылья.

Действительно, в низине солнце припекало, а ветер, пронизывавший наверху до костей, теперь лишь обдавал озябшее тело теплыми потоками бриза.

Ростислав подошел к морю, умылся. Вода была теплой, на вкус оказалась пресной, словно в озере, и, главное, кристально чистой, что казалось вдвойне странным, учитывая пресность воды. Мелкий песок на дне виднелся совершенно четко, никакой мути или водорослей не было. Ростислав решил искупаться. Он зашел по пояс, несколько раз окунулся в ласковые объятия инопланетного моря. Плавать он не умел, поэтому глубже не пошел, к тому же опасался возможных хищников вроде земных акул или еще кого-нибудь, кто не лучше. Да и крылья мешали бы наверняка…

Он так и провалялся на пляже до вечера, который наступил часа через четыре. Видимо, здесь был разгар второй половины дня, когда Ростислав прибыл на эту планету. Солнце постепенно стало спускаться к морю, окрашиваясь в медные оттенки, слегка переменился ветер…

Желудок неожиданно заурчал, привлекая внимание своего хозяина к насущной необходимости. Ростислав, оглядевшись, не нашел абсолютно ничего, даже отдаленно напоминающего пищу, и не спеша пошел вдоль берега. Раз тут есть воздух и вода, то, безусловно, и пища должна быть.

Волны с тихим шелестом накатывались на берег, где-то в вышине изредка раздавались крики незнакомой птицы, по голосу напоминающей чайку. Ростислав, насвистывая свою любимую мелодию из фильма «Небесный тихоход», вовсю глазел по сторонам, в полной мере наслаждаясь своим новым зрением…

— Мелинро велдо ивер! — неожиданно произнесли сзади резким голосом, а в голую спину парня ткнулось что-то острое и холодное.

Ростислав не знал языка, но смысл понял. Он замер, подняв руки вверх.

— Арран орано лаг! — Холодная сталь кольнула его посильнее, и он почувствовал, как по спине покатилась капелька крови. Ростислава замутило от осознания этого факта, он согнулся пополам и вывернулся наизнанку. В следующее мгновение на его затылок опустилось что-то тяжелое, и сознание почти мгновенно погасло…


Ростислав очнулся. Он лежал на чем-то жестком, туго связанный по рукам, ногам и крыльям, с черной повязкой на глазах. Голова страшно болела, кисти и лодыжки затекли. Крылья подобного ущерба не ощущали — видимо, там не были пережаты кровеносные сосуды. Паренек тихо заскулил, представив, что его могут убить либо, хуже того, съесть или принести в жертву. От местных дикарей (а в том, что живут тут дикари, он не сомневался) можно было ожидать чего угодно.

Повязку сдернули. Ростислав заморгал от резкой перемены света, потом огляделся, насколько позволяла его нынешняя поза. Он лежал на каменном полу, в ярко освещенном помещении со стоящими у стен канделябрами в виде круглых светящихся шаров. Судя по затхлому воздуху, запаху сырости и прохладе, они находились под землей или, по меньшей мере, где-то в глубине большого каменного здания.

Рядом стояли двое людей, одетые в кожано-металлические доспехи, закрывающие почти всё тело. Оба имели легкий склад фигуры, один был даже почти такой же худой, как и Ростислав… А за спиной у обоих виднелись сложенные крылья, но не такие, как у него, а покрытые сизыми перьями. Лица у странных существ были обветренными и горбоносыми, навевающими ассоциации с орлами. Волосы, спадающие с плеч и перетянутые на лбу тесемкой, переливались почти снежной белизной.

Один из людей-птиц достал нож и перерезал веревки, стягивающие конечности Ростислава. Сказал что-то на певучем, мелодичном языке. Юноша встал и развел руками: не понимаю, дескать.

Второй крылатый спросил о чем-то Ростислава на другом языке, резком и отрывистом. Юноша отрицательно помотал головой, показал на себя и сказал:

— Ростислав.

— Велорр, — указал на себя первый страж.

— Каллиар, — представился второй.

Ростислав облегченно вздохнул. Первый контакт налажен, и, похоже, его не собираются убивать. По крайней мере пока.

Велорр сделал знак следовать за ним и вышел в коридор не оглядываясь. Каллиар пошел сзади Ростислава, когда тот двинулся следом. Пока тянулись бесконечные коридоры без окон, Ростислав старался объективно оценить обстановку. Судя по разреженному воздуху, они снова были в горах. Но здесь, несмотря на каменные стены, пол и потолок, было вовсе не холодно, хотя его гардероб по-прежнему состоял лишь из плавок, в которых он ложился спать дома.

— Паргес аррано зельдор, Лия! — произнес Велорр, останавливаясь возле деревянной двери.

Он обернулся и знаками приказал Ростиславу заходить. Тот пожал плечами и перешагнул порог.

Комната, в которую он попал, принадлежала, похоже, какому-то вельможе. Роскошное ложе под балдахином, гобелены с красивыми пейзажами на стенах, кругом дорогая мебель и блестящие украшения. За окном было видно лишь бескрайнее небо без единого облачка, откуда-то сбоку светило солнце.

На ложе полулежала девушка, красивее которой Ростислав никогда не видел. Аристократическое лицо, каскад светлых, почти что белых волос, лазурно-голубые глаза, стройное, но совсем не хрупкое тело… белоснежные пернатые крылья, сложенные за спиной. Наряд красиво подчеркивал фигуру, сочетая в себе шелка, какую-то плотную ткань и всевозможные перевязи и ремни, поддерживающие одежду так, чтобы та не мешала крыльям.

Ростислав мгновенно покраснел под взглядом этих глаз. Стоять в одних трусах перед девушкой он ужасно стеснялся. Тут его посетила идея, и он завернулся в крылья, словно в плащ. Получилось здорово, словно в мультике про горгулий.

Девушка мелодично рассмеялась и что-то произнесла, обращаясь к конвоирам Ростислава. Те коротко поклонились и вышли.

«Здравствуй, — прозвучало в мозгу Ростислава. — Отвечай мне мысленно. Кто ты такой?»

«Я… — У Ростислава слегка спутались мысли, но он совладал с собой и четко оформил немую фразу: — Меня зовут Ростислав Коротков, я человек… русский, ученик десятого класса…»

«Ты не гарр, — передала девушка. — Но и на квостра ты не похож…»

«Квостры — это ваш народ, да?» — спросил Ростислав.

«Да. А ты странный…»

«Почему?»

«У тебя белое тело квостра, темные волосы Всадников и крылья гарра. — Девушка улыбнулась, показав белоснежные зубы. — Скажи, за кого ты сражаешься?»

Ростислав вздохнул.

«Я ни за кого не сражаюсь… Я вообще тут случайно…»

«Ты знаешь, с кем ты общаешься?» — спросила девушка.

«Понятия не имею. — Ростислав виновато улыбнулся, подняв руку к переносице, словно поправляя несуществующие очки. — Вы, очевидно, здесь отдаете приказы… Хотя я не знаю… Всё, чего я хочу, — попасть домой».

«Я — Лия, ворожея из Радужного Города, дочь Архимага Лоарина. Тебе это говорит о чем-нибудь?»

«Нет».

«Ясно». — Лия задумалась.

Ростислав стоял, переминаясь с ноги на ногу. Крылья всё так же скрывали его от глаз ворожеи, но он всё равно чувствовал себя неловко.

В дверь постучали. Лия кивнула, словно пришедший мог ее видеть сквозь плотное дерево. Дверь отворилась, и на пороге возник Каллиар. Он что-то возбужденно говорил, размахивая руками и показывая на окно. Лия вскочила и подбежала туда, побледнела.

— Гарр! — крикнул Каллиар, обращаясь к Ростиславу. — Гарр лагор аррах!

— Я понял. — Ростислав кивнул. — Нас атакуют эти ваши гарры…

Он подошел к Лии, выглянул в окно. Внизу медленно проплывала земля, перечеркнутая множеством рек, покрытая зеленым покрывалом лесов и полей, вздымающаяся высокими холмами, вдалеке переходящими в скалы, рядом с которыми, очевидно, и подобрали его, Ростислава. Он и все остальные находились на настоящем парящем острове, вершину которого венчал небольшой замок, из окна его башни смотрели сейчас они с Лией.

А со стороны солнца приближались тяжело взмахивающие крыльями силуэты…

«Это гарры?» — спросил Ростислав, мысленно обращаясь к Лии, но та не ответила. Видимо, она могла передавать и читать мысли только тогда, когда хотела.

Паренек тронул ворожею за плечо, спросил, указывая на приближающиеся фигуры:

— Гарры?

— Гарр. — Она утвердительно кивнула, потом обратилась мысленно: — «Они нападают на наш остров…» «У них есть шансы?» — спросил Ростислав. «Нет, если с ними нет колдуна, — ответила Лия. — Если есть, тогда спорно».

Ростислав кивнул и снова повернулся к окну. Вскоре он уже смог как следует рассмотреть нападавших. Приглядевшись, почувствовал, как на голове зашевелились волосы. К острову приближалось около тридцати тварей, более всего походивших на серых горгулий: мускулистое тело, словно вытесанное из камня, — сплошной комок когтей, шипов и клыков, гибкий хвост с лезвием на конце. На гротескной морде с зубастым клювом зловеще горели алые глаза, в пасти метался длинный раздвоенный язык. Помимо всего прочего, каждый гарр держал в передних лапах оружие. У кого-то Ростислав разглядел арбалеты, у других — кривые мечи, а самый крупный сжимал что-то вроде длинного посоха с алым камнем на конце. Все чудовища рассекали воздух могучими кожистыми крыльями с когтями на сгибах и по переднему краю.

«Колдун, — сообщила Лия. — Более того, огненный. Я не знаю, смогу ли я справиться одна…»

«Я буду драться!» — заявил Ростислав, не представляя, как он сможет убить хоть кого-то, если от одного вида крови его мутит.

Каллиар протянул Ростиславу ножны с его мечом, словно догадался, о чем речь. Камень в рукояти блеснул в свете солнца.

«Откуда у тебя это?» — спросила Лия.

«Что?» — не понял Ростислав.

«Меч…»

«Это… трофей, в некотором роде…» — мысленно произнес юноша. Да, похоже, в этом мире меч сразу стал видимым.

Лия, казалось, немного задумалась. Каллиар, стоявший сзади, положил руку Ростиславу на плечо.

«Если хочешь драться, иди с ним», — проговорила Лия, делая пассы руками. Между изящных ладоней начал появляться шар золотистого огня.

Ростислав не успел досмотреть, что же будет дальше. Каллиар, ежеминутно понукая паренька, быстро повел его вниз. По нескольким коридорам они вышли в обширный зал, где примерно десяток квостров готовились к битве. Крылатые люди облачались в легкие доспехи, доставали со стеллажей оружие и еще какие-то непонятные предметы.

Каллиар вручил Ростиславу сверток плотной материи, что-то сказал. Паренек стоял, не понимая, чего от него хотят. Квостр процедил что-то сквозь зубы, сам принялся разворачивать ткань. Вскоре на свет была извлечена плотная одежда, приспособленная для полета на крыльях, и легкие кожаные доспехи. Каллиар сам помог Ростиславу облачиться, потом указал на его меч и махнул рукой в сторону медленно раскрывающихся ворот. После этого он отбежал в сторону, достал с одного из стеллажей странное механическое оружие, смахивающее на дикую помесь автомата, булавы и коловорота.

Створки ворот раскрылись, и квостры с боевым кличем рванулись в лазурное небо. Ростислав расправил свои крылья, неуклюже ими взмахнул, пытаясь поймать поток. Чувствуя себя полным идиотом, подбежал к краю. Душа ушла в пятки от страха, но он всё же выпрыгнул наружу, бросив свое тело в воздух мощным рывком крыльев. Воздух подхватил новоявленного воина, Ростислав неумело дернул из ножен меч…

Крылья на рукояти с лязгом раскрылись, образовав гарду, лезвие засверкало ослепительным золотым пламенем. Ростислав, выставив вперед оружие, рванулся туда, где в жестокой схватке схлестнулись гарры и квостры… Было видно, как с жезлов квостров срываются потрескивающие золотые шаровые молнии, оружие Каллиара с грохотом швырялось маленькими шипастыми шариками. Гарры тоже не отставали, стреляли из арбалетов и метали ножи, несколько тварей уже подлетели к защитникам острова вплотную, и зазвенела сталь мечей.

Откуда-то справа вынырнула одна из тварей и, ощерив пасть, замахнулась своим ятаганом, одновременно создавая крыльями встречный поток воздуха, сбивающий полет Ростислава. Паренек инстинктивно и неуклюже отмахнулся мечом, и тот как масло рассек и подставленный ятаган, и доспех из черного металла, и толстую шкуру… Мимо Ростислава потоком хлынула красно-бурая кровь. Гарр, издав полурев-полухрип, начал стремительно падать вниз.

Юношу снова замутило, но потом словно подстегнуло что-то, и он, совладав с собой, ринулся дальше, туда, где колдун-гарр кидал в башню Лии многократно виденные в компьютерных играх фаерболы, формируя их на кристалле своего жезла. Было видно, что вокруг башни мерцает голубоватая пленка волшебного щита, по которому проходила болезненная рябь, когда очередной комок пламени с грохотом взрывался в каких-то метрах от башни. Лия изредка ухитрялась бросать из окна маленькие сгустки золотого огня, но колдун ловко и, похоже, без особого труда от них уворачивался.

Ростислав поднял клинок, направив лезвие в сторону гарра, резким рывком подлетел наверх, занимая атакующую позицию. В следующий миг юноша сложил крылья и с хриплым воплем «ура» понесся вперед и вниз, целясь колдуну в затылок. Но тот вдруг резко развернулся, и огненный шар, уже сформировавшийся на конце посоха, с торжествующим гудением устремился пареньку в лицо.

Гарр расхохотался, когда Ростислав с испуганным криком исчез во всполохах взрыва. Колдун снова повернулся к башне, формируя новый огненный шар. Ворожея истратила много сил на щит, ей долго не выстоять, а этот странный квостр с крыльями гарра наверняка сейчас на полпути в Преисподнюю…

Ростислав влетел в эпицентр взрыва, изо рта вырвался крик ужаса. В это самое мгновение камень на мече вспыхнул ярким светом, и Ростислава словно обволокло алой прозрачной пленкой: всё стало видно как через красное стекло, а кожи словно коснулся холодный полиэтилен. Через какие-то мгновения парень вылетел из огненного ада и оказался прямо перед широкой спиной колдуна.

Гарр, как раз закончив формирование очередного шара, вдруг почувствовал, как между его лопаток резко входит горячая и острая сталь. В обычном случае неожиданное и яростное нападение врага, может, лишь напугало бы колдуна, защищенного могучим заговором, но в этом разящем лезвии чувствовалась такая Сила, что магический щит рассыпался, словно пыль. Гарр громко взревел, из его пасти хлынула кровь пополам с пламенем, крылья сбились с ритма и подломились…

Ростислав почувствовал, как лезвие меча пронзает плоть чудовища, услышал мерзкий хруст разрезаемой плоти. На его руки хлынул настоящий водопад горячей и густой крови, гарр забился на клинке, словно приколотая к доске бабочка… Тут парень не выдержал, и его опять вырвало. На этот раз прямо на колдуна… Хорошо еще, крылья с ритма не сбились.

Колдун еще слышал, как кругом раздается торжествующий хохот квостров, успел почувствовать, как по его спине неожиданно разлилось что-то горячее и липкое… А потом его поглотила Тьма, которой он служил всю свою жизнь… Улепетывающих в панике гарров преследовать не стали. Каллиар махнул рукой, и крылатые воители начали залетать обратно в ворота замка. Некоторые наиболее горячие воины, правда, выпустили вслед тварям несколько стрел или зарядов из посохов, но никто особо не целился.

Ростислав спрятал меч в ножны и тут же чуть не рухнул вниз: крылья стали словно чужими и едва не потеряли воздушный поток. Юноша неловко взмахнул ими, проламываясь сквозь ветер, кое-как удержался на лету. Захотелось позвать на помощь, но он совладал с собой, расправил крылья и начал планировать. Вскоре восходящий поток снова лег под перепонки, и Ростислав неуклюже полетел к острову. «Потрясающе, — мимоходом подумал он, глядя на раскинувшийся внизу пейзаж. — Я в каком-то фэнтезийном мире, кругом чудовища, магия и летающие замки… А я теперь крылатый и умею летать… Вернее, кое-как держаться в воздухе, словно мультяшная жирная утка».

А внизу действительно было на что посмотреть. Разноцветные квадраты и прямоугольники полей, река, сбегающая с не слишком далеких гор, белые и желтые купола каких-то строений. В общем, внизу раскинулся вполне типичный для известного рода книг пейзаж. Из общей картины выбивались только несколько высоких башен с площадками наверху, возле одной из которых висел пришвартованный дирижабль.

Если бы Ростислав взглянул в другую сторону, он увидел бы, что там, вдалеке, берег кончается, но не упирается в водный простор, а резко обрывается в бездну…


Квостры вернулись на парящий остров, и встречать победителей вышла Лия. Она грациозной походкой подошла к Ростиславу, который тяжело ввалился в ворота крепости, мысленно сказала: «Прими это в знак своей доблести и нашей благодарности, человек Ростислав. — Она надела юноше на голову венок из искусно сделанных золотых листьев. — Ты победил огненного колдуна и обратил гарров в бегство».

Коротков скромно потупил глаза, покраснев под взглядами крылатых воителей. Четко оформить мысленный ответ он не смог, поэтому только вяло кивал на поздравления окружающих.

Подошел Каллиар, что-то сказал, потом, улыбаясь, положил руку Ростиславу на плечо. Кругом отчего-то рассмеялись, и Ростислав зарделся еще больше. Он был почти уверен, что смех вызван его недавним неуклюжим полетом.

Лия покачала головой, улыбнувшись, взяла юношу за руку и потянула за собой. Тот, не смея поднять глаза, послушно шел следом. В дверях он сильно задел крыльями за дверной косяк и сдавленно зашипел от боли. Лия вздохнула, в голове у Ростислава прозвучали слова: «Теперь я вижу, что ты раньше был бескрылым… Ты такой же неуклюжий».

Ростислав после такого заявления чуть не расплакался, хотя Лия и сказала это абсолютно беззлобно. Паренек шел, не зная, куда деть руки, страдая от немыслимого смущения…

Через какое-то время Лия привела Ростислава к себе, сказала: «Надо помочь тебе общаться с нами. А то тебе, наверное, надоело говорить только со мной».

«Вовсе нет!» — мысленно крикнул паренек и снова жарко зарделся.

Ворожея улыбнулась и положила ладони на виски Ростислава.

«Закрой глаза, — попросила она, — будет легче…»

Ростислав не успел ответить, да и закрыть глаза тоже. Мир вокруг закружился, неведомый хор голосов ворвался в голову, нашептывая, напевая, выкрикивая в уши непонятные слова, постепенно обретающие смысл… Ростислав почувствовал, что теряет сознание…

Очнувшись, он осознал, что лежит на диване в комнате ворожеи, а та стоит над ним и медленно проводит над его лбом ладонью.

— Ну как? — спросила Лия вслух, и Ростислав понял.

— Всё в норме, — ответил он. Не по-русски, но очень бегло и четко, словно на родном языке. — Я прекрасно себя чувствую, спасибо…

— Ну и хорошо. — Ворожея улыбнулась. — Сейчас принесут поесть, и ты расскажешь поподробнее, откуда ты, где взял меч Огнекрылого и, главное, почему решил сражаться за нас.

— Ну, это просто, — Ростислав тоже улыбнулся. — Сражаться за квостров я стал, потому что на людей вы похожи гораздо больше, чем гарры, меч я приобрел недалеко от своего дома…

Ростислав еще долго рассказывал. О своей встрече с Молохом, о Земле и своей жизни. Правда, в лишние подробности не вдавался. Лия слушала, не перебивая, только иногда кивала. Потом принесли еду, и Ростислав, изо всех сил стараясь есть медленно, принялся за неведомые фрукты и закуски, какое-то мясо и мягкий белый хлеб…

Он как раз приканчивал очередное блюдо, когда Лия наконец сказала:

— Ростислав, ты совершил страшную ошибку, вытащив меч из груди Молоха.

— Почему? — спросил паренек с набитым ртом.

— Потому что гарры — демонопоклонники. А тот, кого ты называешь Молохом, — архидемон Аргаррон, которого Силы Тьмы послали им в помощь…

Ростислав поперхнулся, широкими глазами уставился на ворожею.

— Что?!

— Ты уничтожил то, ради чего сто лет назад погиб герой нашего племени — Огнекрылый. Он тогда победил Аргаррона, но вложил в последний удар самую душу, после чего демон был повержен. Но, видимо, он сумел как-то выбраться из своего плана бытия и, более того, нашел наивного юношу, который сумел окончательно освободить его…

— Какой же я дурак… — медленно проговорил Ростислав, хватаясь за голову. — Эгоистичный, недальновидный дурак… Возмечтала курица об орлином полете…

— Ну не переживай, — улыбнулась Лия. — Всё еще можно поправить… Не так ли, Огнекрылый? — спросила она, и Ростислав не понял, к кому она обращается. До него дошло, только когда в ножнах мягко качнулся меч, взмахнув пару раз крыльями-гардой, а красный камень в рукояти приветственно вспыхнул.

Ростислав издал невнятный вопросительный звук, показывая на меч…

— Да, — кивнула Лия, — душа Огнекрылого теперь живет в его оружии. Меч дался в твои руки, а это значит, что ты должен будешь исправить свою ошибку.

Ростислав жалобно улыбнулся. Он мог бы сказать, что у меча особого выбора не было, но почему-то промолчал.

— Если ты считаешь, что не в силах сделать это, наши маги, я думаю, смогут вернуть тебя домой, — сказала ворожея. — Но при этом заклятие Аргаррона будет снято, и ты снова будешь тем, кем был. А здесь ты сможешь стать героем. Богатым и знаменитым, храбрым и сильным… Ну, что ты выбираешь?

Юноша задумался. Соблазн вернуться домой, к родителям, был велик, но что потом? Снова стать прежним? Полуслепым «ботаником» с романтическими идеалами, которого все в классе презирают? Обычным подростком с грандиозными мечтами, которым не суждено сбыться?..

— Я остаюсь! — решительно заявил он. — Я освободил этого Молоха, я его и загоню обратно в его преисподнюю!

— Только не думай, что это будет просто, — предупредила Лия. — Ты можешь и погибнуть, и даже потерять свою душу. Аргаррон — очень опасный противник. Кроме того, он сильный маг.

— Да уж, наверное. — Ростислав покосился на свои крылья.

— Еще тебе надо будет многому научиться. А то, если бы не Огнекрылый, ты бы уже сто раз потерял воздушный поток или напоролся бы на гаррский меч.

Ростислав опустил взгляд. Ну да, действительно, откуда еще могли взяться храбрость, сила и умение? Как-то и не пришло в голову, что всё произошло исключительно благодаря чудесному мечу.

Вошел Каллиар. Он слегка поклонился Лии, затем сказал:

— Мы подлетаем, госпожа. Уже показался Радужный Город.

— Хорошо. — Ворожея кивнула, потом повернулась к юноше: — Иди с ним, Ростислав. Он всё устроит для тебя.

Паренек кивнул в ответ, встал и пошел вслед за квостром. Они вышли из комнаты Лии, затем спустились на несколько уровней вниз. Шли молча: Каллиар ничего не говорил, а Ростислав просто задумался. Потом квостр всё же спросил:

— Так это ты станешь Избранником ворожеи?

— В каком смысле? — зарделся паренек, которому не пришло в голову ничего умного.

— Она разве не говорила тебе о пророчестве?

— Нет… — Ростислав почесал затылок. — Мы говорили о том, что я должен победить Молоха при помощи меча Огнекрылого… А что за пророчество?

Каллиар немного помедлил, потом нараспев произнес:

— И придет Избранник ворожеи царства Света, и будет Он иной, нежели все расы Каенора, и будет Он держать в руке пламенную душу героя. Он победит или проиграет, и да определит это дальнейшую судьбу мира…

Ростислав нервно сглотнул.

— А… э… А кто это предсказал?

— Всевидящий Оракул, конечно. В Радужном Городе, где мы будем вечером. Тебе нужно встретиться и с ним, и с Советом, и с Архимагом… Может быть, не сразу, конечно.

— А куда мы идем?

— Надо тебе подобрать что-нибудь из одежды. А то не ходить же тебе в полетном снаряжении.

— Ясно.

Они спустились куда-то не слишком глубоко, зашли в одну из многочисленных дверей. Им навстречу шагнуло странное существо, но Ростислав, насмотревшись на квостров и гарров, уже ничему не удивлялся.

Существо было примерно человеческого роста и представляло собой некую помесь человека и птицы. Всё тело покрывали иссиня-черные перья с проседью, хватательные пальцы росли на сгибах больших крыльев. Два круглых глаза, изредка моргающие третьим веком, уставились на вошедших. Правда, в отличие от обычных птиц, в этих глазах светился разум. Из одежды на существе были только просторные штаны, из которых торчали когтистые четырехпалые лапы, голова была построена; как у огромного ворона.

— Каллиар-р, кого ты пр-ривел? — вырвались из раскрывшегося клюва человеческие слова с каркающим акцентом.

— Привет, Карракх, — улыбнулся квостр. — Это Ростислав, новый воин ворожеи. Ростислав, это наш интендант, Карракх.

— Что нужно? — по-деловому осведомился человек-ворон.

— Подыщи парню что-нибудь поприличнее.

— Попр-риличнее? — переспросил тот, окинув Ростислава взглядом. — Попр-риличнее для чего? Для ср-ражения пар-ренек одет вполне пр-рилично.

— Нет, надо что-нибудь для дворцов Оракула и магов… — Карракх кивнул, подошел к одному из шкафов, порылся там и достал какой-то костюм на вешалке. Показал Ростиславу и Каллиару, спросил:

— Довольно ли хор-рош?

Ростислав вопросительно посмотрел на Каллиара. Тот кивнул.

— Вполне. Ростислав, иди, переоденься.

Юноша взял костюм, зашел за стоящую в углу ширму. Его новая одежда представляла собой довольно приличный костюм из тонкой, но плотной ткани, в меру украшенный золотистыми аксельбантами и нашивками, тоже отлично приспособленный, чтобы не мешать крыльям. В комплект входила мягкая обувь наподобие полуботинок. Во всей одежде преобладали синие цвета, а покрой напоминал военный мундир.

Ростислав переоделся, вышел из-за ширмы, неся полетное снаряжение на согнутой руке.

— Спасибо за костюм, — поблагодарил он Карракха. Тот кивнул, сказал:

— Это моя р-работа…

Но по всему было видно, что ему приятна благодарность паренька.


Ростислав с Каллиаром ушли из интендантской и направились снова куда-то вверх. Юноша спросил:

— Кто он?

— Кто, Карракх? — не сразу понял Каллиар. — Он отвечает за экипировку…

— Да нет, я про расу, — перебил юноша.

— Ах, это… — Квостр улыбнулся. — Он коргулл. Его родина далеко на западе, но коргуллы не любят чужестранцев. Мы с ними немного приторговываем, а они живут в своих горах, иногда нападая на конвои Всадников и Братства Молота, а еще на поселения Бескрылых.

— Постой, — сказал Ростислав, — а это кто такие все?

— Бескрылые — это расы Каенора, не умеющие летать. Шакмары, шуолы, криисы, саква-джуо, гроски и лотофаги. Всадники же похожи на тебя или меня, но у них нет крыльев и кожа темно-синего цвета. К тому же темные волосы, как у тебя.

Ростислав машинально поправил свою аккуратную стрижку.

— А почему Всадники?..

— Потому что они приручили огромных летающих животных и ездят на них.

— А эти… Братство?

— Горные карлики, которые умеют строить летающие машины. Огромные дирижабли и небольшие самолеты. А их оружие почти самое мощное в Каеноре, хоть и не магическое.

— Пули? — спросил Ростислав. Слово получилось русское — видимо, в языке квостров ничего подобного не было.

— Не знаю, что такое пули, — Каллиар пожал плечами. — Их оружие метает стальные иглы потоком, как не может никакой арбалет, изрыгает пламя и небольшие взрывающиеся снаряды… Мы, квостры, тоже можем многое, но наше оружие — волшебное, и мы можем, по крайней мере, понять принцип его действия.

Ростислав улыбнулся. Он мог представить себе скорострельные пушки и огнеметы, но не понимал, как действует магия в этом мире. Про волшебство он знал только из книг, фильмов и видеоигр и, если бы не видел, как колдун и Лия перебрасывались огненными шарами, до сих пор не до конца бы верил в волшебство, несмотря на собственные крылья и летающий остров, не говоря уже о невероятном перемещении с Земли в Каенор.

— Коргуллов и шуолов мы можем назвать своими друзьями, — продолжил квостр. — Гроски и шакмары на стороне гарров, а остальные нейтральны по отношению и к тем, и к другим. С ними мы иногда сотрудничаем, но доверять никому из нейтральных рас нельзя, они борются за выгоду, а не за идею. Еще есть несколько одичавших разношерстных племен, живущих на Бросовых Островах… Ну и конечно же драконы, но они живут на Пограничных скалах, вообще в наши дела практически не вмешиваются…

— Драконы! — вырвалось у Ростислава.

— Ну да, — кивнул Каллиар. — Я думаю, что, если бы они захотели, они давно завоевали бы весь Каенор.

— Интересно… А как они выглядят?

— Огромные огнедышащие ящеры с перепончатыми крыльями, кроме того, они могущественные маги.

— Круто, — тихо сказал Ростислав. Драконами он восхищался и всегда жалел, что такие существа были лишь легендами. Но здесь, похоже, легенды обретали плоть одна задругой.

— Драконы живут очень далеко, на самом краю мира, на дальнем острове… — продолжал тем временем говорить Каллиар.

— А разве мир не круглый? — Ростислав усмехнулся: да, похоже, у местных рас дикарские понятия о мироздании.

Каллиар расхохотался.

— Как же мир может быть круглым, Ростислав? Ведь тогда мы бы все соскользнули с него вниз, в Великую Бездну…

Ростислав, как мог, объяснил.

Каллиар перестал смеяться, покачал головой.

— У наших миров разные законы. Каенор не имеет однородной твердой поверхности, это архипелаг парящих островов, висящих над бездной среди облаков. И тот, кто не умеет летать, навсегда остается прикованным к своей родине.

— Так не бывает, — продолжал упорствовать Ростислав. — Всё во Вселенной имеет одинаковое строение: звезды и планеты вокруг них.

— Мы не изучили до конца всё пространство, но после драконьих островов больше нет твердой земли, начинается только бесконечный простор небес, а все экспедиции и отчаянные сорвиголовы, рисковавшие спуститься в Нижний слой облаков, закрывающий Великую Бездну, или отлететь прочь от Каенора, не вернулись… Нельзя ведь держаться в воздухе бесконечно, а внизу, наверное, нельзя жить.

— Постой, — сказал Ростислав. — Я же видел море, когда прибыл в этот мир. Оно что, тоже на парящем острове?

— Ну, ты попал на остров шуолов Алашом. У них на одном из краев действительно большое озеро, где жители ловят рыбу. Правда, рыба редко подходит к скалам — там мелко и нечего есть.

— А если прорыть канал из озера к краю острова?

— Наверное, озеро вытечет в Бездну. — Квостр пожал плечами. — Только кому это надо?.. Без воды даже гарры обойтись не могут.

— Такое большое озеро, — недоверчиво проговорил Ростислав. — Там волны морские ходят, а дальнего берега не видно.

— Ну, не знаю, — сказал Каллиар. — Противоположный берег — это сравнительно узкий перешеек, почти не поднимающийся над водой. Хоть он и широкий с точки зрения индивида, но издалека, да еще с поверхности, его конечно же не видно. Естественным путем его не размоет, он из самых водостойких пород, а искусственно лишать остров воды, как я уже сказал, никто не будет.

— Ладно, — согласился юноша. — А про гарров ты что мне скажешь?

— Они — порождения Тьмы и хотят переделать Каенор по образу своего общества, сделав рабами все остальные расы, — сказал Каллиар, но как-то неохотно.

— А на что похожа их страна?

— Несколько мрачных островов далеко на юге. — Квостр вздохнул. — Выжженные вулканами пустоши, скалы, пустыни и ядовитые болота Дэйланха…

— Что же они там едят? — спросил Ростислав.

— Всё, что найдут, — ответил квостр. — Но чаще всего то, что награбят на соседних островах Бескрылых или у нас…

— Ясно.

Они подошли к покоям Лии, Каллиар пропустил Ростислава вперед.

— Иди, — сказал он, — побудь у ворожеи до прибытия в город.

Юноша хмыкнул и зашел внутрь. Лия стояла возле окна и смотрела куда-то вдаль. Ростислав в очередной раз залюбовался красотой девушки. На вид ей было лет семнадцать, то есть чуть больше, чем самому Ростиславу, длинные белые одежды не скрывали ее потрясающую фигуру, а скорее подчеркивали. К тому же облик просто восхитительно дополняли ее крылья. Большие, белоснежные, перышко к перышку…

Ростислав деликатно кашлянул. Лия обернулась, сказала:

— А, Ростислав. — Она окинула юношу взглядом с ног до головы. — Ну вот, на цивилизованное существо похож.

— Спасибо, — сказал он. — Мы скоро прилетим?

— Да, взгляни. — Лия немного посторонилась.

Ростислав подошел, глянул в раскрытое окно. Под лазурным небом, сверкая в лучах солнца, раскинулся Радужный Город. Теперь Ростислав понял, откуда у него было такое название. Хрустальные здания и дворцы переливались всеми цветами радуги, преломляя солнечные лучи, сплетая из цветных отблесков феерическую симфонию в воздухе. Белый мрамор, хрусталь и золото сплетались в архитектуре зданий, создавая неповторимый, фантастический узор. Весь город стоял на исполинском парящем острове, и его окраины терялись в роскошной зелени садов…

Ростислав опустил взгляд и увидел неимоверно далеко внизу неподвижный облачный ковер, сплошной белой пеленой простирающийся до самого горизонта… Хотя горизонта как такового в Каеноре, похоже, не было. Просто вдали небо и эта мгла мягко сливались в единое целое, и нельзя было с уверенностью сказать, где небо, а где Великая Бездна.

— Это… прекрасно… — прошептал юноша, не в силах оторваться от этого зрелища.

— Да. — Ворожея подошла к Ростиславу и вдруг обняла его, положив голову на плечо паренька.

Тот мгновенно потерял дар речи, дыхание слегка перехватило.

— Т-ты ч-чего?.. — выдавил он, заикаясь. Как-то незаметно он перешел на «ты», но, похоже, Лия не возражала.

Она посмотрела на него, спросила:

— Я тебе неприятна?

— Нет, что ты… — зарделся Ростислав. — Просто как-то неожиданно…

— Если бы ты знал, как мне надоело это всё… — сказала ворожея, приобняв Ростислава крылом. — Война, гарры… И почему им не оставить в покое и нас, и всех остальных…

— Да ладно, — сказал Ростислав, которому в голову не приходило ничего, что можно было бы говорить в таком случае. — Образуется еще…

Они так и простояли, пока малый парящий остров подруливал к большому, потом вместе вылетели из окна, планируя к посадочной площадке, где их всех уже ждали. У Ростислава было так легко и хорошо на душе, что ему втайне хотелось, чтобы спуск к Радужному Городу никогда не заканчивался. У него даже получилось нормально поймать воздушный поток.

Пассажиры и экипаж летучего острова приземлились на нескольких площадках, венчающих высокие башни Радужного Города. Ростислава, Лию и нескольких ее телохранителей уже ждал почетный эскорт, состоящий из бескрылых и краснокожих гуманоидов, похожих на лысых и пучеглазых людей, облаченных в парадные латы, украшенные золотом и яркими перьями. Лия мимоходом передала Ростиславу мысль, что это шуолы, союзники квостров в их извечной войне со злом.

Эскорт расступился, и вперед шагнул одетый во всё белое квостр с благородным лицом, навевающим у начитанного Ростислава ассоциации с Древним Римом. За спиной у встречающего их господина были сложены белоснежные крылья, а в руке он держал огромный голубой посох с навершием в виде замысловатого сплетения крыльев и молний.

Едва ворожея и Ростислав приземлились, квостр подошел и сказал глубоким и сильным голосом:

— Приветствую тебя дома, дочь моя. Как прошел твой полет?

— Мое почтение, отец. — Лия чуть склонила голову. — По Голосу Неба сказали всё до конца, тайных сведений нет.

Квостр повернулся к Ростиславу и обратился к нему:

— Приветствую и тебя, благородный юноша. Я — Архимаг Лоарин, властитель Радужного Города и отец Лии.

— З-здравствуйте, — выдавил Ростислав и склонил голову. — Я… Ростислав.

— Да, я знаю, — улыбнулся Архимаг. — Но хватит… Все дела, вся официальщина потом. Добро пожаловать в Радужный Город, Ростислав. И прими мою благодарность за то, что принял участие в спасении моей дочери.

Ростислав покраснел и выдавил улыбку. Архимаг повернулся к нескольким квострам, стоящим позади него, и распорядился:

— Поместите нашего гостя в гостевых апартаментах, приставьте к нему сильфа, а вечером пригласите на заседание Совета.

— Да, Архимаг, — кивнул один из квостров и протянул Ростиславу руку. — Пойдем, молодой господин.

Тот вздохнул и шагнул вперед навстречу своей новой жизни в этом странном сказочном мире…


* * * | Заветное желание | cледующая глава