home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4

И наступили в озере ужасные времена.

Что ни день рассказывали о новых жертвах - о крупных рыбах, пойманных и съеденных четвероногим зверем. Маленьких рыб он не трогал, и они могли разглядеть его повнимательнее, но все-таки делали это украдкой, откуда-нибудь из-за камышей или из-под нависшего над водой куста.

Вскоре все заметили, что чудо-зверь, хотя и плавает быстро, по-утиному, ибо на лапах у него перепонки, - должен время от времени подниматься на поверхность, так же, как это делали утки. Рыбы не понимали, зачем это ему нужно. Сами они могли дышать в воде, и поэтому им было невдомек, что выдра, хоть и плавает как рыба, дышать в воде не может. Впрочем, и плавала она не совсем по-рыбьи и даже не совсем по-утиному. У нее было четыре ноги, и во время плавания она перебирала ими, как при беге. Рыба же плавает с помощью плавников, и выглядит это совсем иначе.

Страшно пугали всех огромные зубы выдры. Таких зубов у рыб не бывает. Рыбьи зубы мелкие, похожи на иголки. Своими зубами рыба не разжевывает пищу. Они помогают ей лишь схватить и удержать добычу в пасти; пищу рыбы глотают целиком. У выдры же, как и у всех хищников, зубы большие. Ими она разгрызает и разжевывает свою жертву. И рыбы, узнав об этом, испытывали и жуть, и отвращение. Маленькие рыбки, которым часто приходилось быть свидетелями того, как Удрас расправлялась со своей добычей, были прямо-таки потрясены и, рассказывая об увиденном, дрожали от ужаса.

А Удрас на новом месте чувствовала себя прекрасно. Пищи вдоволь, а врагов вообще нет. Правда, люди здесь бывали, но они пока не знали, что в озере поселилась выдра, а поэтому и не беспокоили ее. Появлялись и рыболовы со своими удочками и сетями, но жили они далеко и приходили на озеро лишь изредка. Поэтому, если б они даже увидели выдру, - вряд ли она привлекла их внимание, и они, наверно, не стали бы заниматься ею. Только рыбак, домик которого стоял на берегу озера, жил тут постоянно. Все здесь для него было родным и близким, вот почему он всегда интересовался тем, что творилось в озере и что делали его обитатели - рыбы.

Рыбак этот пока еще не заметил на озере выдры, и она имела неограниченную свободу действий. Лесник с собакой и ружьем здесь тоже не показывался.

Не давали выдре покоя только заботы о жилье. Берега озера были пологие, и ей никак не найти было убежище со входом из воды. Встречались, правда, кое-какие углубления и пещеры под корнями деревьев, но только на суше, и залезать туда пришлось бы с поверхности земли. Это не устраивало Удрас. Она инстинктивно понимала, что в случае опасности - например, если за ней будет гнаться собака, - такая нора не спасет: собака сможет проникнуть вовнутрь. Другое дело, когда вход в нору под водой, - туда уж ей не пробраться.

Пока Удрас ночевала где придется: и под корнями деревьев, и между камней, а иногда даже в лесу под кустами. Врагов у нее еще не было, и никто ее не преследовал. Но рано или поздно ей необходимо найти или построить настоящую нору, - это Удрас знала твердо. По крайней мере, к зиме у нее должна быть такая нора, в которую можно было бы забираться из воды, но в которую проникал бы воздух. Зимою выдра охотится подо льдом и нередко случается, что полыней и трещин во льду нет, так что набирать воздух она может лишь в своей норе.

Как-то Удрас, сытая и довольная, ковыляла по берегу озера и увидела в лесу в песчаном бугре отверстия, которые вели в какую-то нору. Это заинтересовало Удрас. Правда, нора находилась на суше и была довольно далеко от воды, но она имела много ходов, поэтому ее можно было использовать хотя бы временно. В случае нападения из такой норы нетрудно выскочить и скрыться в озере: ведь преследователям не уследить сразу за всеми отверстиями.

Удрас просунула голову в один из ходов и принюхалась, желая выяснить, свободна ли нора, а если нет, то кто в ней живет.

Из норы донесся едкий запах. И Удрас тут же поняла, что имеет дело с лисой. Лисы Удрас не боялась. С этой госпожой она уже сталкивалась и раньше: лиса нередко бродила по берегу той реки, где выдра жила прежде. Они встретились и в лесу, когда выдра шла к озеру. Удрас стала медленно пробираться в нору и вскоре услышала, как кто-то проворчал:

- Что это еще за шутки? Это моя нора! Вон отсюда! Но Удрас, усмехнувшись в усы, проговорила:

- Ну-ну! Кто же так неприветливо встречает гостей!

- Каких гостей! - послышалось изнутри. - Известная воришка-рыболов! Таких я в гости не приглашала.

- Тише, тише, - пропыхтела Удрас. - Воришка-рыболов?! Честно пойманную рыбу ты называешь кражей! Вот о тебе я слышала, что ты действительно крадешь кур. Об этом рассказывала мне на берегу белка, которая не раз бывала у людей.

- Фи, белка! - последовало из глубины норы. - Что такое белка! Я даже не охочусь на нее. Она и несъедобна-то. Грызет без конца свои шишки и насквозь пропахла сосновой смолой. Кто такую вообще есть станет? К людям она могла ходить, не спорю, но знаешь, зачем она туда ходила? Воровать! Воровать из сада яблоки. Я собственными глазами это видела. И если бы она еще умела ценить хорошие яблоки, как я! Так нет же! Она разгрызает яблоко, достает из него семечки, а все добро выбрасывает. Просто дура!

Удрас пробралась вниз, к ложу лисы, снова втянула в себя воздух и сказала:

- Ох, и воняет же здесь у тебя! Нечего так пренебрежительно говорить о белке, будто она пропахла сосновой смолой, если сама ты воняешь, тьфу, я даже не знаю чем! Что это у тебя гниет в углу? Смотри-ка, тут и куриные лапки, и крылышки, и... ох ты, жалкая зверюга, ты ешь даже жуков и букашек: их у тебя там в углу целая куча. Ну-ка, выметайся отсюда, освобождай жилье!

У лисы даже язык отнялся.

- Что?! - наконец закричала она. - Мне убираться? Из собственной квартиры? В своем ли ты уме, старая утиная лапа?! Сама убирайся, иначе...

- Тише, тише, я тебе не барсук, - зло усмехаясь, проговорила Удрас. - Мне известно и то, что жилье у тебя тоже краденое. Умная белочка рассказала мне, как ты выгоняешь бедного барсука из его норы и забираешь ее себе. Только и знаешь воровать. Так что нора эта принадлежит не тебе, а бедняге-барсуку. Поэтому выметайся поскорее!

Лиса сердито зафыркала.

- Наглая клевета! - завопила она. - Ну попадись мне только эта белка! Я в поте лица трудилась. Два месяца и восемь дней рыла себе нору. И теперь приходит какой-то ни зверь, ни рыба, ни рак, даже не знаю кто, и требует, чтобы я бросила плоды своих трудов, своих усилий и ушла! Ну нет, не будет этого! Не выйдет! Скорее я буду драться, да так, что с тебя, рыбоеда, чешуя полетит!

- Попробуй же, - оскалила выдра зубы. - Я не барсук. А угрожать будешь - шутить не стану. В последний раз спрашиваю: уберешься или нет?

Вместо ответа лиса бросилась на выдру. Но выдра так больно укусила ее за нос, что кумушка, взвизгнув, отскочила и с воем и причитаниями выбежала из норы.

- Ну и времена! - скулила лиса. - Ну и дела! До сих пор жила себе тихо, спокойно, ни горя, ни забот не ведала. И вот явился в наши мирные края этот отвратительный рыбоед творить свои мерзкие дела! Ох-ох-ох, несчастная я, бедная, честная лисонька! И за что я должна сносить такую несправедливость!

- Поплачь, мошенница! - холодно засмеялась выдра. - Небось, снова выгонишь какого-нибудь барсука из его норы. Сама-то ничего не умеешь!

- А ты? - обернулась лиса к Удрас, всунув свою морду в отверстие норы. - Как будто ты лучше? Насильно вторгаешься в нору порядочного зверя и выгоняешь его. Хорошо это?

- Я здесь временно поселюсь, - ответила выдра. - Потом можешь получить свое логово обратно. В таком я не намерена жить долго. Мои дворцы всегда около воды, и ход в них под водой.

- Ничего, когда-нибудь ты свою шкуру на суше оставишь! - съязвила лиса и исчезла в чаще.

Таким образом Удрас обзавелась приличным жильем. Разумеется, нора эта, на ее взгляд, была не слишком хороша, но все-таки служила надежным убежищем на случай опасности. А опасности могли не заставить себя ждать.

И Удрас еще усерднее принялась охотиться в озере. В еще большем количестве стали исчезать в ее утробе прекрасные крупные рыбы - щуки, налимы, плотва, судаки, лещи, окуни.

Вопли отчаяния раздавались в озере. Старые рыбы дни и ночи совещались о том, что предпринять, как положить конец этому разбою. ч

Обратились к Железной Голове, самой большой щуке в озере, с просьбой, чтобы она вступила в бой с чудовищем. Железная Голова достигала в длину почти полутора метров, одна голова ее была с полметра. И ею она могла наградить любого мощным ударом - Щуку не зря прозвали Железной Головой. А какие челюсти были у нее! Походили они на две лопаты, утыканные гвоздями. Кто попадал в эту пасть, тому уж не было спасения. Рассказывали, что Железная Голова хватала и уток, и гусей, а однажды съела даже поросенка, принадлежавшего жившему на берегу рыбаку, когда этот поросенок решил искупаться в озере.

Кто, как не Железная Голова, сумел бы одолеть выдру? Сил у нее было побольше, чем у выдры, - в этом никто не сомневался, ведь выдра была вдвое меньше. И такой стремительности, и такой жестокости, какая была у этой щуки, выдра никогда еще не обнаруживала. Рыбы считали, что Железная Голова могла бы шутя справиться с ней, откусив голову или наградив таким страшным ударом, что та бы сразу испустила дух.

Но Железная Голова ни за что не хотела вступать с выдрой в борьбу. Это была уже пожилая и очень осторожная рыба, хотя и обладала еще силой и стремительностью. Свою силу она использовала лишь на охоте. Добычей ей служили, как и выдре, крупные рыбы. Только требовалось ей их значительно меньше. Но щука только о себе думала и не любила ничего делать для других. И поскольку борьба с выдрой не сулила Железной Голове никакой выгоды, то она и рисковать не хотела.

Щука иногда тайком наблюдала за выдрой из-за кустов или тростника и пришла к довольно правильному заключению, что этот четвероногий зверь - ловкий и умелый пловец и что зубы у него намного опаснее щучьих. Щука не может быстро и ловко разворачиваться, она бросается на своего противника напрямую и менять каждый раз направление для нее не так-то просто, как для выдры.

Железная Голова прекрасно все это понимала и избегала поединка с выдрой, который мог оказаться опасным для щуки, несмотря на то, что она была и больше и сильнее выдры. И, наконец, зачем ей лезть на рожон! Железная Голова считала, что и выдра не осмелится напасть на нее. "Должна же выдра видеть, что я ей не по зубам, да и могу оказаться серьезным противником", - рассуждала щука.

Но жадность выдры не шла ни в какое сравнение со щучьей. Силу и ловкость рыб она ставила не слишком высоко, полагая, что можно справиться с любой из них, как бы велика та ни была. Выдра знала, что рыбы умеют заглатывать, но не могут грызть и рвать рыбу, как звери. Кроме умения быстро плавать, никакой другой защиты от врагов у них нет. И по-собачьи рыба, как выдра, не кусается. Длиннее рыба на полметра или короче - для выдры это значения не имеет. Для нее важно другое: если рыба побольше - значит, и еды на дольше хватит. Боялась выдра лишь силы рыбьих ударов, но так как сама она была ловкой, увертливой, а рыбы, умеющие защищаться таким образом, встречаются редко, то и это не беспокоило ее.

Удрас давно уже заприметила Железную Голову - самую большую щуку в озере. Щука эта своею величиной разжигала аппетит выдры. "Вот где еды-то! - думала она. - Вот где можно наесться!" Пищи у выдры и так хватало, но ненасытная жадность побуждала ее охотиться за более крупной рыбой. К тому же подобная охота была для нее интересным и приятным развлечением.

Больно уж прельщали Удрас размеры Железной Головы. То была всем рыбам рыба, точно королева рыб! Вот бы изловить, вот бы поживиться такой!

Видала Удрас и сома Черный Призрак. Но это черное существо, покрупнее даже, чем Железная Голова, не привлекало ее. Сом, скорее, походил на зверя, чем на рыбу, - по крайней мере, по цвету и внешнему виду. Конечно, Черный Призрак был рыбой, но выдре он напоминал собаку лесника, которая донимала ее у реки. У той собаки были такие же желтые глаза. И высматривала она так же, как сом из своей илистой ямы. Слишком неприятные воспоминания. И поэтому сом вызывал у выдры неприязнь.

Вот щука - совсем другое дело. То была большая, стройная, блестящая рыба, сверху, правда, довольно темная, но бока у нее были медного цвета, а брюхо серебристое. Поохотиться за такой рыбой и поймать ее было бы одно удовольствие.

И однажды, когда Железная Голова дремала в своем укрытии рядом с большим затонувшим деревом, ветви которого скрывали ее, она услышала над собой подозрительный плеск, совсем не такой, какой обыкновенно производит какая-нибудь рыба.

Место, где лежала Железная Голова, было глубоким. Дерево, упавшее некогда в воду, уплыло на середину озера и там, зацепившись ветвями за камень и пропитавшись постепенно водой, опустилось на дно.

Взглянув наверх, Железная Голова увидела над собой, у самой поверхности воды, выдру. Щука потихоньку прижалась поплотнее к стволу и почти слилась с ним в одну темную массу. Она решила, что выдра оказалась здесь случайно, - вступать с ней в бой Железная Голова по-прежнему не хотела. "Пусть лучше, - думала щука, - это подозрительное существо плывет своей дорогой. Не то еще заметит и потревожит меня". Того, что выдра могла на нее напасть, - щука не допускала.

Но вдруг что-то черное стремительно мелькнуло над Железной Головой - и выдра уже сидела на спине у щуки. Сидела точно всадник, свесив задние лапы по обе стороны туловища щуки, а передними вцепившись в бока.

Рассказы о животных

Щука стрелой метнулась в одну сторону, в другую. Но что она могла сделать! На ее беду, место здесь было глубокое - середина озера. Окажись она поближе к берегу, где много тростника, камней, водорослей, даже кустов, ей, может, удалось бы скинуть выдру, или, по крайней мере, выдра не смогла бы так удобно восседать на ее спине. Щука сделала несколько кругов под ветвями дерева, лежавшего на дне озера, но ветви эти успели прогнить и размокнуть. Они обламывались, не причиняя Удрас никакого вреда.

Напрасно металась щука то туда, то сюда. Враг прочно сидел у нее на спине. Он успел уже вонзить ей в шею свои острые зубы, как раз в том месте, где позвоночник, и прогрыз его. Через несколько минут должен был наступить конец этой большой и сильной рыбе. Удрас поднялась наверх, чтобы набрать воздуха. Вместе с ней всплыла на поверхность и ее жертва - Железная Голова. Железная Голова умирала. Еще некоторое время она била хвостом по воде, но это были ее последние движения.

Удрас схватила зубами щуку, которая была почти вдвое больше нее, и поплыла к берегу. Здесь, среди камней, она приступила к трапезе. Ела весь день, даже ночь и еще утром следующего дня, лишь изредка делая передышки. Потом, бросив остатки, отправилась в нору спать. А остатков было так много, что еще на несколько дней хватило и ракам, и водяным крысам, и чайкам. Сама Удрас этих остатков уже не касалась. Проснувшись, она поймала замечательного судака и съела его за ужином.

Такое обилие пищи все больше разжигало жадность этой хищницы, обжоры и расточительницы.


предыдущая глава | Рассказы о животных | cледующая глава