home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 12

Родрик Эрдгейм по кличке Гребешок был в печали. Дымка погибла, во жуть-то! Со вчера это понеслось по сетям, в черной рамке, и многие признавались, как им от этого плохо и грустно, и говорили: «Это был самый светлый человек!» Гребешка ломало, он здорово скис вчера и бродил как потерянный, на всех огрызаясь, да тут еще солдат здоровенный какой-то пришел в «Три улыбки» искать ее — ищи теперь! У И-К-Б спроси, он знает. Сквозь зубы, нехотя Гребешок растолковал ему, в каком районе ее чаще видели — самому бы тоже надо было поискать, но… не то стыдно, не то страшно — идти в дом, где ее уже НЕТ, смотреть в лица девчонок, говорить неуклюжие и бесполезные слова… Уже ничего не исправишь. И на душе, как жаба, тяжесть горького недоумения — что, больше никогда? И не придет? Не засмеется?..

С утра его немного отпустило. Казалось — век будет давить, но помаленьку возвращаешься в норму, и самому удивительно, как оно проходит. Вчера ни видеть, ни слышать ничего не мог, а сегодня — запросто приобщился к зрелищу на канале V. Как было не посмотреть?! С прошлого дня в «NOW» обещали предъявить загадочного Хиллари Хармона — настолько темную личность, что даже у Дорана не было его портрета и вместо него показывали зловещего Принца Мрака из седьмой части сериала. И вообще война киборгов — это висяк на всю оттяжку! «Флайштурмы» над Городом, киборги-воины, таинственные взрывы — кибер-маньяк F60.5 вновь вышел на охоту! — и, наконец, Банш угнала куклу самой Эмбер! Благо у Гребешка был день учебы по сетям — даешь свободу детям! — когда уроки можно разбивать по времени, как тебе лучше. И лучше всего в 12.00 окунуться в шоу Дорана, потом высказать свои соображения об этом в «двойку», регион 999, почитать, что другие туда напишут, а на закуску придуреть на новой серии про Ротриа. Так Гребешок и сделал, и блаженствовал, глядя, как отвязанный помощник Хармона читает благодарности по списку и топчет задаваку Эмбер, пока в экран не выскочили кадры с той, пропавшей куклой.

Кукла там пела, танцевала, улыбалась и подмигивала совсем по-живому, а у Гребешка сердце покрывалось зябким, колким инеем.

Лилик, Лилик. Это она, точь-в-точь, один в один. Как там, на сходке. «Это наша сестра, — говорила Маска, — она учится в пансионе для девочек…», а сама она сказала — «Мое имя — Лилик». А кибер-полиция свою врезку в «NOW» дала: «Если вы видели ее, то позвоните нам, пожалуйста…» Дичь, бред, не может быть… Это нормальные девчонки!.. Но это та самая Лилик. Ее украли баншеры. Они гарпунят самых ценных, «теплых» кукол. Чертова карусель начала набирать обороты в голове Гребешка, цепляя и затягивая в круговерть мысли и клочья памяти, которые уже, казалось, тихо выпали в осадок. Вот «Аналитик» на канале VII говорит: «Уничтоженный киборг имел внешность девочки-подростка», вот показывают блиц — хрупкая фигура лежит навзничь, светлые волосы мертвой волной по плечам… «Это наша сестра». И Дымка — их сестра. Дымка погибла. Девочка-подросток… А Лилик — кукла Эмбер… А кто же тогда Коса и Маска? Баншеры или?.. Он-то хотел задружиться с Косой на все сто, навсегда! А Коса и целоваться не рвалась, дружила строго на ребячий лад — не потому ли, что… Неееет, быть не может! Это вообще ни в дверь ни в форточку!..

Но утрясти те мысли Гребешку не удалось. Доран еще не отпаясничал на экране, когда в квартиру позвонили, и мама после обстоятельных переговоров через домофон впустила двух каких-то одинаковых мужчин в штатском, с ласковыми и цепкими глазами.

— Ты что-то натворил? — мать была как туча, чреватая грозой. Гребешок без понятия глядел на раскладной жетон в руке гостя — кибер-полиция, спецслужба комиссара Дерека. Ну вот, все нити сходятся к узлу.

— Не беспокойтесь, мэм. Мы просто — поговорить, узнать кое-что. Возможно, ваш сын видел кое-кого.

Перед Гребешком появились фотографии — незнакомые женщины и девчонки, и среди них — Дымка с Косой.

— Нет, не видел, — помотал он головой. Он ничего не скажет. Он не из тех, кто сразу все выкладывает как трепло без тормозов.

— А вот мы знаем, что видел. Вчера ты это в «Трех улыбках» говорил агенту… Парень, зря ты упираешься. Сейчас мы без ордера, но быстро можем получить его — и тогда поговорим с тобой в другом месте.

— Родрик, — мать нависла над ним. — Не смей врать. Даже я знаю ее, — мамин палец ткнул в Косичку. — Ее фото есть в твоем альбоме, а ее волосы ты носишь в медальоне, как это у вас теперь принято. И никогда не думай, что ты можешь что-то утаить от матери. А я ведь чувствовала, что добром это не кончится! Порядочная девочка не отказалась бы прийти к нам в гости! Ну, сейчас-то мы узнаем, кто на самом деле твоя драгоценная Коса!..

— Спасибо, мэм, — улыбнулся глазами второй сыщик, — вы очень помогли нам!.. А вас не затруднит показать нам альбом и медальон?

Гребешок незаметно сжал зубы, стараясь прямо держать глаза и не моргать. Все рушится, когда приходят полисмены. И твой личный шкаф — уже не запретная зона, и сам ты — кандидат на учет в полиции. И мать заодно с ними, как ждала их! Матери никогда не были девчонками и не влюблялись, они сразу стали подозрительными, въедливыми занудами, и детей-то завели, чтоб кровь им портить и пилить нервы. А продавать девчонок он не станет все равно, даже если они баншеры! А может, никакие и не баншеры — просто решили завести себе подружку-куклу и через Сеть отловили Лилик, а этой Селене-Муане из банды Хармона почудился «гарпун»… Конечно, хакнули слишком по-крупному и влезли под статью закона… Может, они ее вернут? Ну, как машину — взяли, покатались и на стоянке оставили. Тогда им меньше влепят. Да, так они и сделают! Они — правильные девчонки, они против наркотиков и драк, и тусовались крепко и без дури. И даже жвачку с сольвой осуждали, хотя если жевать, а не курить, мозги не разлетаются. Они немножко сорвались, с кем не бывает — но они одумаются, обязательно…

— Он сам их принесет. Родрик, мы ждем.

Мы! Взрослые все — как мафия! Сквозь тугой, вязкий воздух Гребешок поволок тяжеленные ноги к себе в комнату. Ну, прямо в душу роют, самое святое лапают!.. Он грохнул альбом на стол, а медальон швырнул — вот, подавитесь. Пока один внимательно листал фотолетопись тусовки, другой пинцетом вынул несколько волос и подпалил на огне зажигалки. Обычно волосы горят быстрым и маленьким огнем, спекаясь на конце в крохотный черно-серый шарик, рассыпающийся на прикосновение, и при этом воняет паленым, но волосы Косы горели медленно ползущим пламенем, обтекающим тяжелую, свисающую каплю. Запах был странный, но полисмен обонял его как дорогие элитарные духи:

— Чарлин, это оно. Псевдоорганика.

— Теперь все ясно, — Чарлин отложил альбом, раскрытый на фото с Маской, Дымкой и Косой. — Мэм, ваш паренек дружил с киборгами из Банш. Правда, он этого не знал.

— Как — с киборгами?.. — мать оторопела, а уж что почувствовал Гребешок — словами не передается. — Я же видела эту девочку…

— Это была не девочка, а человекообразный робот.

— Парик, — отчаянно сказал Гребешок. — Она носит парик! Ну, этот, вживленный!

— Если бы, — вздохнул второй. — Родрик, мы не первый год в кибер-полиции и, поверь, можем отличить волокно вживляемых биопроцессоров от тех, что производит «Cyber Look». Думаю, и экспертиза это подтвердит. Извини — а ты не пробовал с ней целоваться?..

Гребешок сильно потер лицо ладонями. Глупая, мимолетная догадка вдруг стала правдой — но тогда… Это ужасно, ужасно!

— Вы никому не скажете об этом? — глухо спросил он, глядя вниз. — Никому, правда?.. Она… я… Все знают, что она — моя девчонка…

— Я понимаю, — Чарлин положил руку ему на плечо. — Ты боишься, что тебя засмеют в компании. Не беспокойся — если ты нам все расскажешь, мы не станем это разглашать.

— Никто не знал этого, честно, — забормотал Гребешок, не поднимая глаз. — Они приезжали на сходку, как все. Они ничем не отличались. Прикалывались, смеялись, ну, как обычно… Пили шипучку.

— Имитация, Родрик, имитация. Они на ощупь теплые, у них развитая мимика, объемистый интеллект и гибкие программы поведения. Они могут изобразить что угодно — смех, гнев, заигрывания, кокетство…

— Ну, и чем они тогда от людей отличаются?! — Гребешок вскинулся, сбросив с себя руку Чарлина. — Мотоциклы они водят, книжки читают, смотрят мультики… Да я сам у них брал и почитать, и посмотреть! Чего вы прицепились к ним?! Запишите их в люди, пусть налоги платят!..

Кибер-полиция ловит киборгов, Косичка — киборг из Банш. Гребешка мутило — но не от того, что он вмазался в куклу, а потому, что горящие волосы и слова Чарлина яростно спорили в нем с воспоминанием о Косичке. Ее слова, шутки, взгляды — все такое живое и непосредственное… Разум и Чарлин говорили одно, а чувства и Коса — другое, и одно не могло примириться с другим.

— А марки и номера их мотоциклов ты, конечно, помнишь?

— А нет ли у тебя книг и кассет, которые они давали? Киборги тоже оставляют отпечатки пальцев.

— Вот эта, так сказать, девочка в кадре называлась Дымкой? Позавчера она угнала флаер, но группа усиления проекта «Антикибер» выследила и поймала ее. А кто вот эта, с разрисованным лицом?

— Маска, — голос Гребешка ослаб. Его не слушали, а его горе было лишь поводом для шантажа. — Это их сестра… А… что с ними сделают?

— Перепрограммируют и вернут хозяевам, — весело ответил Чарлин. — Давай рассказывай. Я вижу, ты все понял и готов сотрудничать.

— Еще была Гильза, она чуть постарше. Ее на ваших фотках нет, и у меня нет. Она там редко появлялась…

Лилик. Ее видели с ним на сходке, и что они вместе уехали. Слишком много там глаз, чтоб надеяться на всех. Все равно это всплывет.

— В последний раз, тоже позавчера, к ним пришла еще сестра… Лилик. Ее показывал Доран сейчас, она… Короче, она от Эмбер ушла, — произнес Гребешок.

— Отлично, — словно выиграв у автомата горсть бассов, Чарлин схватил в кулак что-то невидимое. — Ты первый, кто нам дал наводку, — премия Дерека твоя!

Радости Гребешок не ощущал. Это не радость, а гадость, когда на тебя жмут, а потом хвалят, сколько соку вытекло. Но и теплоты к Лилик он теперь не чувствовал. Внутри у него стало досадно и пусто, впору встать и выйти, чтоб помолчать в одиночку, в подушку лицом. «Если мать еще по волосам потреплет — вообще взорвусь», — мысленно пригрозил Гребешок, но — обошлось. Он изнывал от ожидания — когда его отпустят с миром. Он называл и номера, и марки мотоциклов не как добросовестный свидетель, а чтоб отвязались.

— Не знаю, что за чума эта Банш, — возмущалась мать, провожая агентов к дверям, — но лично меня бесит, как «General Robots» смеет выпускать такие… такие копии людей! Я не слишком религиозна, но, по-моему, все это оскорбительно для Провидения. Этого не следовало делать с самого начала!

— Мэм, мы всего лишь полицейские, а не священники, — Чарлин протянул ей расписку об изъятии альбома, медальона с волосами, трех кассет с мультфильмами и пяти книг по мотивам тех же мультиков. — Провидение — вне нашей компетенции. Но что касается вашего парня — обязательно сводите его к психологу; у него могут быть большие личные проблемы, связанные с куклами.

Гребешка она нашла лежащим на постели вниз лицом. Мужчины не плачут — слезы у них текут внутрь и выжигают в душе язвы. Мать со вздохом села рядом.

— Да, конечно, ты думаешь, что я плохая и жестокая, раз помогла полиции. И что я не любила никогда и никого. Родди, ты ошибаешься. Я влюблялась и ревела от того, что он меня не замечает. А ты пойми, что твоя ошибка — не трагедия. Это была не девчонка, а кукла. Вряд ли она выбрала тебя, скорее ты — ее, потому что тебе пора влюбиться. Но это пройдет, поверь мне…

— Ну и пусть, что кукла, — тоскливо промычал Гребешок. — Ты ее по-настоящему не знала… Я даже думать не хочу, что она кукла и что их похватают. Они нормальные, как все! Ну почему их в покое не оставят?! Когда на Эридане рабство отменили, никто ведь не стал аморов, рабов этих, обратно загонять в бараки! Вот и их бы так…

— Эриданские аморы — люди, — терпеливо внушала мать, — у них человеческие права. А куклы — это совсем другое, это изделия…

«Изделия» совершенно не вязались с образом Косы, и Гребешок из упрямства гнул свое, переча матери, и учеба в тот день полетела к чертям, а с ней и Принц Мрака Хармон… то есть Ротриа.


* * * | Война кукол | * * *