home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 12

За северными воротами

Серый густой туман лениво клубился в холодном воздухе хмурого утра, рвался клочьями, зависая на скалах, подступающих к воде. Словно сквозь сито, землю накрывал мелкий моросящий дождь. Александр глубоко вдохнул влажный воздух и шагнул в лодку, где по-хозяйски уже устроился Паша. Это была та самая, найденная в Мертвом городе лодка, на которой они проплыли через первые ворота.

Александр оглянулся. Армада кораблей неподвижно застыла в напряженном ожидании, бросив якоря. Сквозь пелену дождя таинственная гора Гетест едва заметным силуэтом виднелась из-за поворота реки.

Александр и Павел чувствовали на себе взгляды сотен тысяч глаз. Александр наклонился и зачерпнул воду ладонью, глядя, как капли воды стекают с пальцев, словно секунды с потока времени, вновь становясь рекой. Паша терпеливо ждал, глядя на друга. Он видел, что Александр медлит, всматриваясь вперед, туда, где клубился туман, видимо, стараясь понять, что же там за этой серой завесой, поднимающейся до небес. Куроедову тоже хотелось это понять. Сейчас Александр отпустит канат, течение подхватит лодку, и они погрузятся в эту равнодушную серую непроглядную мглу. Что за ней? А вдруг там окажется мир, откуда они пришли, их мир, кипящий, суетливый, разный и такой знакомый? А этот сказочный мир, что оставался за их спиной, исчезнет, забудется, словно сон.

Над рекой застыла тишина.

Александр ослабил ладонь, и канат выскользнул из пальцев. Течение плавно увлекло лодку в неизвестность. Серый туман приближался, его длинные тонкие отростки-щупальца тянулись к лодке.

– Туман Забвения, – вспомнил Александр. Сейчас он погрузится в эту холодную мглу и, забыв все, проснется в своем мире,

«Не хочу, – подумал Александр. – Пока не хочу».

Он оглянулся на Пашу. Тот напряженно улыбнулся и сжал ладонью рукоять своего меча.

Первые клочья тумана медленно вовлекли лодку в свои объятья. Все вокруг погрузилось в молочно-белую мглу. Лишь темная гладь воды за бортом напоминала об окружающем мире. Туман густел, вытесняя дневной свет. Александр сжал рукоять Клинка Силы.

«Может быть, там ничего нет? – мелькнула у него мысль. – Ничего нет, кроме этой вязкой бесконечной темноты?»

Сумрак густел. Уже не видно ладони протянутой вперед руки. Ничего не видно, словно глаза потеряли ощущение воспринимать свет, ослепли. Александр почувствовал, как растворяется в этой холодной темноте, сам становится темнотой, туманом, воздухом, небом, всем. Ощущение было захватывающе-нереальным, вбирающим в себя весь мир. Туман, превратившись в небольшой холодный сгусток, темным кольцом сжал сердце, стучавшее гулко колоколом.

– Разорви его, – прозвучал голос. – Ты можешь. Ты есть все. Разгони Туман Забвения. Разорви его сердцем. Вспомни, кто ты. Открой путь.

– Кто я? – переспросил Александр, узнав голос Ахарунга, и почувствовал, как в его груди разгорается огонь. Свет огня разорвал темноту тумана, разлился по телу, по рукам, ударил в глаза, и Александр увидел небо, синее небо с темными грозовыми облаками на горизонте. Далекая молния ударила в вершину сопки. Мелкий моросящий дождь исчез, пропал, растворился, словно серый призрак, вместе с туманом. Александр оглянулся и увидел паруса, тысячи парусов. Мир не исчез. Он стал шире, уходя в бесконечность. Поток Реки Времени терялся за поворотом, уходя в неизвестность, в продолжение пути. Александр посмотрел на Пашу.

– Мы разорвали его, – серьезно произнес Паша.

– Да, – кивнул головой Александр, взглянул назад на тысячи парусов и почувствовал, как напряженное ожидание, царившее там, взорвалось единым великим устремлением. И имя этому устремлению – Продолжение Пути. – Ждать их не будем? – Александр показал рукой за спину.

– Догонят, – махнул рукой Паша и откинулся головой на корму.

Александр обследовал взглядом берега и, не найдя ничего примечательного, последовал примеру Куроедова, – закинув руки за голову, лег на дно лодки. О борт маленького судна мягко шлепала речная волна. Фантастические фигуры облаков бесконечными вереницами тянулись к горизонту, растворяясь в синеве неба. Александр вспомнил себя маленьким мальчиком, сидящим на крыше своего дома в деревне, где он жил до переезда в город. Ему нравилось смотреть в синее небо с плывущими по нему облаками. Нравилось наблюдать, как меняют они свои причудливые формы. Они притягивали его. Какие же они были неповторимо разные! Нежно-золотистые в легком утреннем воздухе, ослепительно-огненные в вечернем свете последнего луча заходящего солнца, свинцово-черные, грозовые с разрывами молний. Все это были облака – вечные странники голубого неба. Ему всегда хотелось быть ближе к ним, дотронуться до них, узнать о них побольше, понять, что такое облака. Когда ему исполнилось шесть лет, в подарок он получил подзорную трубу. Вот это была радость! Он тут же влез на крышу и направил трубу к небу. Как же он был разочарован! Вблизи облака оказались размытыми белыми пятнами. Не было той прежней красоты. Мальчик опустил трубу, поняв, что наблюдал за иллюзией. Вблизи она рассеялась. Позднее он узнал, что облака – это обыкновенный туман. Но он не хотел верить, что это так. Обыкновенный туман? Это так скучно! Вечные странники голубого неба не могут быть простым туманом.

– Прошу на корабль! – послышался голос, вырвавший Александра из плена воспоминаний. Он поднял голову. Борт флагмана Сильгура навис над лодкой. Вождь арануков смотрел на открывших ворота с почтением и нескрываемым восхищением.

Александр и Паша поднялись на борт в полной тишине. Напряжение пути в неизвестность не исчезало, пронизывало воздух.

– Что там было? – спросил Сильгур Александра.

– Где там?

– Там, в тумане.

– Ничего, – покачал головой Александр. – Ничего кроме темноты.

– Я так и думал, – многозначительно хмыкнул Сильгур.

– Почему?

– Мой дед пытался пройти через туман, когда был молодым. Выпив изрядно веселящего напитка, он на спор ринулся в туман. Его выкинуло обратно без памяти. Очнулся только на следующий день. Говорил, что кроме темноты ничего не видел и не помнил.

– И ты думал, что нас тоже выкинет обратно без памяти? – криво усмехнулся Александр.

– Нет-нет. Я верил в вас. Я знал, – поспешил оправдаться Сильгур.

– Уважаемые, а мы, похоже, к чему-то приближаемся, – сообщил Паша.

Александр повернул голову в сторону правого берега реки, туда, куда был устремлен напряженный взгляд Куроедова. На первый взгляд там не было ничего необычного. Разве что какое-то чрезмерное нагромождение множества скал. Но по мере приближения он все более явно различал, что это не что иное, как остатки каменных стен, когда-то высоких, очень высоких, разрушенных безжалостным временем, зияющих провалами, через которые проглядывали вековые деревья.

– Опять мертвый город? – задал вопрос Паша, прекрасно понимая, что никто не сможет ему ответить.

От картины некогда живого, полного людей, а теперь же пустого и покинутого города веяло чем-то мистически жутким, потусторонним. Что здесь произошло? Когда? Черные стены мрачно взирали на проплывающие мимо корабли.

– Там кто-то есть, – заметил Сильгур и показал рукой в сторону каменистого мыса, выдававшегося в реку. Да, несомненно, Александр тоже увидел на оконечности мыса силуэт сидящего на камне человека.

– К берегу! – скомандовал Александр. – Три корабля за мной. Всем остальным остановиться и приготовиться.

И без того предельное напряжение возросло, передалось всей армаде. Флагман в сопровождении трех боевых судов повернул к берегу. Остальная флотилия неподвижно застыла на воде, бросив якоря.

Корабль приближался к берегу. Нет, это не камень, похожий на человека, как было подумал сначала Александр. Это человек, неподвижно застывший, словно камень на берегу. Он смотрел в сторону флотилии и не двигался.

Флагман, повинуясь веслам гребцов, коснулся берега и остановился. Все, кто был на корабле, внимательно вглядывались в неподвижную фигуру. Лицо сидящего было скрыто капюшоном длинной накидки.

– Спустите трап, – скомандовал Александр.

– Тебе не стоит сходить на берег, Властитель, – остановил Александра Сильгур. Властитель – так теперь именовали Александра, командующего объединенными силами Эзергуира.

– Не беспокойся, – усмехнулся Александр. – С нами Клинок Силы.

Трап коснулся берега. Фигура на берегу не шелохнулась.

«Да что же это такое? Где-то я его видел», – подумал Александр.

– Пошли, – скомандовал он, первым спустился по трапу и подошел к сидящему.

Сильгур, Паша и десяток воинов последовали за ним. Незнакомец вдруг неожиданно приподнялся с камня.

«Нет, не может быть!» – молнией мелькнула мысль. Александр вспомнил эти длинные узловатые руки, это лицо, высеченное будто из куска скалы, этот взгляд глубоко посаженных глаз. Он или нет? Но тогда сумрак скрывал его лицо.

Александр подошел ближе.

– Лодочник? – спросил он.

– Меня зовут Олзир, – произнес вставший со скалы низким хрипловатым голосом.

– Олзир? – переспросил Александр.

– Да, – коротко ответил тот.

– Здесь есть еще кто-нибудь?

– Нет.

– Ты здесь один? Что ты здесь делаешь один?

– Я охраняю город.

– Охраняешь город? – Александр недоверчиво прищурил глаза – От кого? Я вижу, что это мертвый город. Кому он нужен?

– Да, это мертвый город, – охотно согласился Олзир. – Живые покинули его очень давно, опасаясь злых духов, выходящих из тумана. Они покинули город, гонимые страхом. Теперь я здесь один.

– И давно ты здесь один?

– Давно, – кивнул головой Олзир.

– Как назывался этот город?

– Никто не помнит, – ответил Олзир и загадочно улыбнулся краем рта.

– А что там дальше? – Александр кивнул в сторону течения реки. – Что там? Ты знаешь?

– Знаю, – кивнул головой Олзир.

– Тогда говори.

– Отдайте мне лодку, – не попросил, потребовал Олзир.

– Что? Какую лодку? – не понял и переспросил Александр.

– Ту, что привязана к борту твоего корабля. Она вам больше не понадобится, а мне еще пригодится. Это хорошая лодка, крепкая.

– Странные у тебя просьбы, Олзир, и ты сам весь какой-то странный, – усмехнулся Александр. – Хорошо. Отвяжите лодку.

– Будете плыть по реке до вечера, – начал объяснять Олзир, убедившись, что приказание выполнено и лодка привязана к выступу скалы. – К берегу не приставайте. На закате увидите стены крепости. За крепостью по реке дороги нет. Там скалы, разбивающие корабли. Возле крепости сойдете на берег.

– А дальше? Что это за крепость? Что там за ней? Хаккадор? – вмешался Сильгур, видя, что Олзир замолчал.

– Там все узнаете, – коротко ответил Олзир.

– Немного же ты нам рассказал, – произнес Александр, нахмурив брови.

– Все что мог, – ответил Олзир и добавил: – Клинок у тебя хороший, воин.

– Ладно, пошли, – не обратив внимания на последние слова Олзира, произнес Александр. – Спасибо тебе и на этом, Олзир. Удачи тебе в охране города.

– До встречи, – еле слышно обронил Олзир с едва заметной усмешкой.

Паша и Сильгур уже уходили и не слышали этих слов, а вот Александр остался на месте.

– Лодочник? Это ты? – спросил он.

– Меня зовут Олзир, – вновь прозвучало в ответ.

– Ты не помнишь меня? – настойчиво произнес Александр.

– Ты еще ничего не сделал для того, чтобы тебя запомнили, – последовал ответ.

Олзир медленно повернулся и пошел в сторону темного провала в стене.

– Постой, – крикнул ему вслед Александр.

Олзир не оборачивался. Он вошел в темноту и растворился в ней.

– Странный тип, – услышал Александр голос Паши за спиной. – Почему ты с ним разговаривал, как со знакомым?

– Мне показалось, – ответил Александр.

– Мне тоже показалось.

– Что?

– Что я его знаю. Видел. Но где – не помню. Пошли, нас ждут.

Александр оглянулся в сторону темного провала, пристально всматриваясь в холодный сумрак. Где-то за развалинами стен, в лесной чаще, скрывающей некогда живой, полный людей город, протяжно закричала одинокая лесная птица. Подул ветер, донося из провала запах сырого мха. Олзир растаял словно призрак. Только лодка монотонно покачивалась на речных волнах у берега

– О чем ты говорил с ним? – спросил Александра Сильгур, когда тот поднялся на борт корабля.

– Пытался узнать подробнее, где мы.

– И что?

– Ты же видел. Он ушел.

– Он тебе говорил что-то. Что?

– Он сказал, что мы все узнаем там, – Александр кивнул головой в направлении движения реки.

– Загадками говорил, значит, – нахмурился Сильгур.

– Да, загадками.

– Так-так, – задумчиво произнес Сильгур. – Похоже, что этот отшельник просто немного не в себе. Первый человек, встретившийся нам за туманом, ненормальный. Нормальные люди не живут в таких местах. Хотя еще неизвестно, что там дальше будет. Хорошее начало. Я бы выставил кораблей десять вперед в боевое охранение.

– Согласен, – мрачно кивнул головой Александр. – Дай команду. Десять кораблей вперед! Всем полная боевая готовность! Следить за берегами!

Гребцы медленно выводили флагман на середину реки. Над водой раздался троекратный звук трубы. Десять кораблей отделились от общей массы флотилии и ушли вперед. Встречный порыв ветра, ворвавшийся в долину реки со стороны черных туч, клубившихся на горизонте, вздыбил водную гладь. Паруса затрепетали, забились беспорядочно. Встречный ветер усиливался, словно кто-то невидимый, скрывающийся там, за горизонтом, очень не хотел, чтобы корабли двигались вперед.

– Убрать паруса! – скомандовал Сильгур.

Поперечина с парусом на флагмане опустилась одновременно с парусами других кораблей. Гребцы дружно ударили в весла, и вся армада двинулась дальше, навстречу громоздящимся друг на друга черным грозовым тучам.



* * * | По Закону зверя | * * *