home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 29

Джентльмен, расходясь с истиной, не забывает вежливо поклониться.

Лорд Браммел

Безземельный король Шотландии, лорд-протектор Британии не мигая смотрел на Лиса, точно пытался сообразить, не чудится ли ему этот пройдоха с картофельными фрегатами, плавающими в поблескивающем море растопленного масла.

Колоритные спутники моего друга, с длинным клоком волос, свисающим от макушки до уха, обряженные в странного вида рубахи и штаны столь широкие, что их можно было бы использовать в качестве паруса на рыбацком баркасе, в свою очередь поедали взглядами расфранченное общество, прикидывая в уме, сколько ж всего полезного можно накупить, продав, скажем, один только затканный переливчатыми каменьями жупан, одетый на Лисовском собеседнике. Насколько я мог видеть Рейли глазами напарника, свадебное возбуждение не добавило ему на щеки румянца. Да и плотно сжатые то ли в надменной усмешке, то ли в гримасе подавленного негодования губы весьма недвусмысленно давали понять, что сейчас творится на душе недавнего сорвиголовы.

– Так я не понял! – не слишком смущенный молчанием лорда-протектора, продолжал Рейнар. – Тебе королева нужна или нет? Мадам, прошу прощения, я это не о вас! – Он поклонился Марии Стюарт, едва удерживая в равновесии блюдо с угощением.

– Грэнвилл! – резко повернулся назад Рейли, нарушая молчание. – Шевалье укажет вам, куда ехать. Ступайте привезите сюда маркизу Дорсет!

– Как это «ступайте»! – Лис возмущенно протянул блюдо ближайшему из казаков, чтобы иметь возможность активно помогать себе в изъяснении мысли руками. – Это шо тут, частная благотворительность? Я ее пер, надрывался! Головоломная комбинация, полет ума над бездной суеверий! Парней вон напряг, а он – «приведи». А награда, значится, тому, кто доставит?! Слышь, Грэнвилл, не суетись! – через плечо Рейли прикрикнул Лис. – Никто никуда не едет!

– Вы забываете, где находитесь, шевалье! – тоном, полным королевского величия, проговорил лже-Габсбург.

– Да ну?! – искренне всплеснул руками Рейнар. – Я шо, ошибся адресом? Это не Темза, это не Лондон? Ой, извините! А, простите, вы не подскажете, как тут в Англию пройти? Мне там один лорд-протектор сделку предлагал: королеву на ее содержание в золотом эквиваленте. У меня и бумажка о том имеется! – Сергей жестом фокусника выхватил из-за пазухи сложенный пополам листок, не так давно оставленный капитаном «Вепря Уэльса» в его покоях. – Смотрите все! Здесь все четко указано – и стоимость королевы, и просьба доставить ее пред грозные очи. Только, чиф, дурных нэма! Тебе нужна королева, мне нужно золото! Я понимаю, у тебя тут свадьба, накладные расходы, но потом же тебя не дозовешься, не допросишься! Мне ваши «Зайдите на недельке!» нужны, шо осьминогу маникюр! Королева здесь, неподалеку. Это без дураков! С ней мои люди. И заметь, я им еще монет в мошну не наметал, они ждут-ждут, но могут и разобидеться, драку на свадьбе устроить. Тебе это надо? Так шо примитивный натуральный обмен: я получаю золото, ты – Бэт Тюдор.

– Ты ставишь мне условия? – На мужественном лице Рейли в эту секунду не было ни малейшей доли тщательно натренированной царственной надменности. Перед Лисом стоял безжалостный корсар, готовый до последнего драться за вожделенную добычу. – Стража!

Грохот падающего блюда походил на звук гонга, объявляющего начало боксерской схватки. Обжаристые до корочки съедобные кораблики рушились на брусчатку, разлетаясь в куски и превращаясь в месиво под каблуками высоких казацких сапог.

«Стража!» наряду с «Взять их!» и еще несколькими словечками из того же лексикона были накрепко заучены сечевиками и, с легкой руки Лиса, вызывали у них единственную, но весьма четкую реакцию. Стволы абордажных пистолетов, до времени упрятанных за широкими кушаками, неприветливо уставились во все стороны, грозя выплюнуть смертельный заряд в ближайшего недруга.

– Чиф, забыл предупредить. У моих друзей так плохо с английским, как у вас будет плохо со здоровьем, ежели вы не бросите эти глупости! Милорд! Шо вы кочевряжитесь, как угорь на сковородке! Я же не прошу ничего сверх того, шо вы мне обещали! Я только хочу получить свой гонорар и унести ноги подобру-поздорову. Можете на меня обижаться и не есть того, шо я приготовил с такой любовью, – д’Орбиньяк, качая головой, поглядел на остатки «разгромленной армады», – но продажа воздуха с открытых платформ по безналичному расчету меня не интересует! Золото в обмен на королеву! Все честно! Посылайте Грэнвилла за казначеем. Ежели не хватает монетами, так и быть, по старой дружбе возьму изделиями по весу – и едем за их величеством!

– Где она? – мрачно отрезал Рейли.

– Да тут по карте буквально рукой подать! – не смущаясь грозного самозванца, брякнул Лис. – Хозяин ласковый, у меня шо, с произношением проблемы? Я вижу деньги, и мы, ежели хочешь, со всей твоей королевской конницей и, опять же, королевской ратью отправляемся за робкою Дианой. Другие варианты не рассматриваются. Попытка давления на больные мозоли приравнивается к объявлению войны!

Гул не то одобрения, не то возмущения, а всего вернее и того, и другого вместе, катился над папертью величественного собора, точно мраморный шар, ускользнувший из-под лапы оскалившегося каменного льва у дворцовых ворот. На гoре церемониймейстеров, ночами не смыкавших глаз, чтобы сделать сегодняшнее венчание зрелищем незабываемо величественным, ритуал был окончательно и безнадежно скомкан. Охочая до зрелищ толпа, намеревавшаяся еще с утра тешить рассказами о королевской свадьбе всех тех, кто не смог узреть ее воочию, искренне радовалась неожиданной импровизации. Сотни оголтелых зевак, сбившихся в плотную людскую массу, лезли друг другу на плечи, желая увидеть и услышать побольше, самозабвенно ругались с городскими стражниками, обряженными в честь праздника в блестящие кирасы и надраенные каски кабасеты с плюмажами из петушиных перьев. Десятки карманников, пользуясь редкостным случаем, спешили пополнить личный бюджет, также добавляя ажиотажа в бурно участвующее во всех перипетиях разыгрывающейся драмы многолюдство.

Слух, быстрый, как ночной пожар, и такой же неудержимый, из дома в дом, из двора во двор, мчал по городу, выдергивая из-за закрытых дверей всех тех, кто по какой-либо причине не пожелал изъявлять верноподданническую радость по случаю благословенной женитьбы.

«Королева в Лондоне!» – передавалось из уст в уста, где шепотом, с печальным вздохом, а где и с радостью в полный голос.

«Рейли покупает Елизавету Тюдор у турок за все сокровища казны!» – толковали на окраинах. «Рейли продает Англию туркам! – округлив глаза, твердили в пригородах, хватаясь за дедовские копья и палаши. – Султан прислал ему Великую Армаду, груженную золотом!»

Боюсь и подумать, в каком виде этот слух докатился бы до предгорий Шотландии, но здесь и сейчас весь Лондон и вся его округа, все Лондонское графство от мала до велика вывалило на улицы в тщетной попытке уразуметь, что же все-таки происходит. Ах, как дорого дали бы все эти десятки тысяч горожан, чтобы своими глазами увидеть происходящее! Но где там! Поди рассмотри из «Дупла сороки» то, что толком не разберешь и с колокольни Святого Павла! И все же, покинув дома и лавки, народ стекался к собору, тараща глаза в тщетной попытке что-либо рассмотреть, не обращая внимания на мелкие неудобства вроде исчезновения кошелька или же помятые ребра.

– Проклятье! Чертов хвост! – невольно теряя обычное самообладание под взглядами толпы, слившимися в единый сверлящий немигающий взгляд, процедил Рейли. – Ладно! Золото будет здесь через сорок минут, от силы – час. Все, как я и обещал. Сложите оружие и ждите.

– Уолтер, какой ты хитрый, это что-то! – Лис почесал затылок вытащенным из-за голенища перначом. – Утри слезу, все будет по-другому. Мы будем стоять здесь, и ты будешь стоять здесь, пока не доставят бабло, в смысле, деньги. Миссис Рейли, к вам я никаких претензий не имею. Вы можете вернуться в собор, послушать орган и попросить доброго Боженьку, шоб он надоумил вашего ненаглядного супруга и нашего старого приятеля Уолтера не выкидывать очередных фортелей. Иначе, мадам, вы скоропостижно переживете и этого мужа! Теперь, милорд, можете командовать Грэнвиллу, шоб он брал стражу и поторопился с доставкой золота. – Лис сделал несколько шагов к Рейли, во время разговора неспешно отступавшего к воротам храма. – Уолли, я, конечно, понимаю, шо за колонной можно укрыться от пуль, но, поверь, я уже все просчитал, ты до нее не добежишь!

Глаза отчаянных храбрецов встретились, как пара запущенных с размаху клинков. Поднеси сейчас кто-либо электрическую лампочку – она бы загорелась ярким светом и лопнула от перенапряжения.

– И еще! – Рейнар неспешно поднял пернач на уровень груди лорда-протектора. – Зря ты картохи не попробовал… Я корячился, думал порадовать!

Хохот, которым разразился выряженный в шелка и бархат самозваный повелитель Британии, можно было принять за сумасшествие. Казалось, напряжение последних месяцев, точно перебродивший эль, вышибло дно бочки, ломая несгибаемого Уолтера Рейли пополам в неостановимом, неудержимом приступе истерического смеха.

– Ну шо, Капитан, – подытоживая увиденное, удовлетворенно проговорил Лис. – Готовьте встречу и не скупитесь, умоляю, не скупитесь на спецэффекты! Это ж просто неуважение к потомкам – входить в историю с постными лицами!


Замок Бейнард находился на королевской земле. Стены его трапецией вклинивались в густо застроенную частными домами Темз-стрит, отделяясь от простолюдных хибар широкой полосой немощеной пустоши. Еще полвека назад здесь красовался глубокий ров, засыпанный по приказу Генриха VIII. Обычно незабвенный батюшка нынешней опальной королевы устраивал здесь смотр гвардейцам личной стражи, временами тут проходили рыцарские турниры, подобные героическим ристаниям прежних веков, в остальное время тут красовались балаганы, веселившие лондонцев язвительными шутками кукольных баталий.

Нынче балаганы были свернуты. По замыслу неведомого распорядителя празднеств на пустоши располагалась команда фейерверкеров, ожидавшая лишь приказа залить огненным сиянием небо над Темзой. Стоит ли говорить, как были удивлены мастера огневого боя, увидев перед собой королеву в окружении сотен обряженных в длиннополые кафтаны стрельцов. Местное население, не посвященное в тонкости программы торжеств, как я и надеялся, сочло странного вида воинов частью обещанного празднества. Однако у фейерверкеров такой возможности не было. Им оставалось либо погибнуть, либо перейти на сторону законной государыни. Что они, надо сказать, и сделали незамедлительно.

– Капитан! – раздалось на канале связи. – Надеюсь, к встрече гостей все готово? А то мы уже подъезжаем!

– Не волнуйся, – обнадежил я друга. – Как шоу начнется, бегите к стене замкового сада. Там вас будут ждать.

– Ясно. Понял, – подтвердил Лис. – Ну, теперь держите кулаки, шоб все у нас срослось.

Колонна всадников, стесненная жмущимися друг к другу стенами домов, превращающих улицы в ущелья, двигалась неспешно, и звон доспехов, смешанный с цокотом копыт, был слышен издалека.

– Приготовились! – скомандовал я Олуэн, стоящей рядом со мной. – Когда я махну рукой – начинай вращать колесо. Только не очень быстро.

Девушка поглядела на меня, на сооруженное нами устройство и молча кивнула. Видеть подобный агрегат, а уж тем более подобный агрегат в действии ей никогда не доводилось. Впрочем, как, пожалуй, любому из европейцев этого времени. Ее смертельно подмывало узнать, чего вдруг я посадил ее с самого утра вырезать фигурки людей в листах пергамента. Но, проникнутая сознанием важности происходящего, мисс Тавис мучительно боролась с любопытством и пока что одерживала над ним верх.

– Так. Зеркала на месте. Все держится, все вращается. Мушкетный ствол смотрит прямо в тигель. Зажигаем горелку. Надеюсь, магниевых зарядов на пару минут хватит. Только бы оно все не взорвалось к чертовой матери! Теперь слово за фейерверкерами. – Я посмотрел в окно, пытаясь разглядеть, не появилась ли меж ближних к замку домов голова кавалькады. Звук движения слышался все ближе, а вместе с ним все явственнее доносился гомон толпы, старающейся поспеть за всадниками, чтобы не упустить ничего существенного из предстоящего зрелища.

– Ну, вот и они! – прошептал я, наблюдая, как появляются из закоулка лорд-протектор на рыжем ирландском скакуне, как рядом с ним на поданной «высокому гостю» лошадке гарцует д’Орбиньяк, а вслед за ними бок о бок движутся сечевеки и доспешная стража Рейли. – Господи, только бы все сошлось!

Я бросил взгляд в сторону пустоши. Елизавета Тюдор восседала на снежно-белой кобыле, и рыжее пламя ее волос металось на ветру, грозя подпалить неосторожной искрой сложенные неподалеку ракеты фейерверка. Вокруг нее то ли конвоем, то ли почетным караулом красовались шевалье де Батц и пятеро гугенотов Адмиральской своры.

– Шо я вам говорил! – вытягивая вперед руку и указывая на королеву, веско промолвил д’Орбиньяк. – Вы, господин Рейли, можете сами убедиться. Королева английская, одна штука. Цвет волос огнекудрый. Имя – Элизабет. Все согласно заказу. Получите и распишитесь.

При этих словах Сергей вальяжно махнул рукой, демонстрируя готовность и впредь быть полезным состоятельному клиенту. Уж не знаю, насколько этот жест поразил Рейли, но для фейерверкеров, как и для сопровождающих их шотландцев, он значил весьма многое. Грохот десятка петард, взорвавшихся позади колонны, заставил коней испуганно присесть на задние ноги, а всадников – покрепче натянуть удила, чтобы удержать в повиновении испуганных животных. Переполошенные неожиданным шумом стражники едва ли заметили, как пробежал под стенами домов неприметный огонек и густой разноцветный дым, прорезаемый, точно молниями, длинными магниевыми искрами, затянул округу плотным занавесом.

– Тикаемо![77] – завопил Лис, и всадники эскорта лорда-протектора, понукающие испуганных коней, вовсе не желающих мчаться сквозь дымовую завесу, с удивлением обнаружили, что казачьи седла опустели. Лихие наездники исчезли так, будто неведомое слово, выкрикнутое д’Орбиньяком, было магическим заклинанием. И никто не увидел, как спустя считанные мгновения перемахивают они высокую садовую изгородь, держась за любезно сброшенные веревки.

– Назад! Назад! Это засада! – кричали перепуганные кавалеристы, пытаясь развернуться на узкой улице.

Надо отдать им должное – они были хорошими наездниками. Непривычные к дыму и грохоту кони имеют обыкновение в ужасе шарахаться в сторону, а то и вовсе нестись сломя голову, как свою, так и несчастного всадника. У нас имелся вариант действий на случай стремительного броска вперед ополоумевшей конницы. Но я искренне надеялся, что воспользоваться этим боевым устройством для травмирования лошадей и всадников нам не придется. Гвардейцы лорда-протектора, к немалой моей радости, справились с храпящими и брыкающимися скакунами, и тут наступила наша очередь.

– Давай! – тихо скомандовал я Олуэн, и она сноровисто повернула тележное колесо с закрепленными меж спиц резными пергаментами.

«Только бы мощности светильника хватило!» – взволнованно подумал я, забрасывая в мушкетный ствол первую завернутую в бумагу порцию магния. За ней еще одну и еще одну. Отраженные в целой системе зеркал, изъятых в замковых апартаментах, вспышки придали жизни вырезанным человечкам, проецируя их на дымный экран. Увы, мощности наскоро сработанного китайского фонаря едва-едва хватило, чтобы на густых клубах цветного дыма – предмета гордости местного алхимика, заметались белесые танцующие тени. Конечно, для проектора лучше было бы использовать телескоп вместо связки подзорных труб, да где ж его было взять!

– Стойте!!! – завопил я что есть силы в импровизированный рупор, еще недавно служивший огромной воронкой на местной куховарне. – Замрите и слушайте!!!

– Стойте! Стойте! Стойте! – на разные голоса эхом завопили в свои рупоры припрятавшиеся на крышах и чердаках окрестных домов люди Артура Грегори, с легкой руки Рейнара уже поджидавшие в Лондоне королевский десант. – Это говорю я – дух-хранитель Англии! Внемлите мне и повинуйтесь, ибо чаша грехов ваших переполнена и список злодеяний, начертанный кровавыми буквами, вопиет об отмщении.

Белесые пляшущие человечки, приводимые в движение рукою Олуэн, дергаясь, вытанцовывали джигу в рукотворном дыму, знаменуя отчаянный гнев растревоженного духа.

– Вороны готовы покинуть Тауэр! – озвучил я очередную угрозу. – Алчущие ныне власти и богатств, близок тот день, когда вы станете молить о корке хлеба и избавлении от бича мучителя!

– Дым рассеивается, – тихо проговорила Олуэн, опасаясь, что ее слова также будут услышаны замершей толпой. – Поторопитесь, мессир!

Ветер с реки немилосердно рвал в клочья дымовую завесу, вовсе не желая согласовывать действия с замыслами мистификаторов. Надо было спешить, чтобы наш обман не выглядел дурацкой выходкой.

– Вспомните о венце Гвендалайн! – со слезою в голосе простонал я.

«Вспомните! Вспомните! Вспомните! – расторопно отозвалось дисциплинированное эхо. – Венец Гвендалайн!!!»

Сколько времени заняло все это представление? Две минуты? Три? Пять… Не имею ни малейшего понятия. Мне эти считанные мгновения казались безумно долгими. Я с облегчением вздохнул, когда услышал за окнами суеверный шепот толпы, сливающийся едва ли не в рев:

– Венец Гвендалайн!

Еще мгновение – и все стихло. Древняя корона, выкованная из серебра лунной дорожки, как ни в чем не бывало лежала на полпути от всадников кортежа лорда-протектора к ощетинившимся пищалями стрелецким шеренгам за спиной королевы.

Как хотелось Елизавете сейчас выкрикнуть «Огонь!» и как мучительно переживала она мудрое решение прилюдно одолеть узурпатора в честной борьбе!

Из окна мне было видно лицо Рейли. Он был бледен, точь-в-точь кружево, лежащее поверх оплечий доспеха. Судя по кривой усмешке, он все сообразил уже после взрыва первой петарды. И все же, все же взгляд его был неотрывно устремлен на замшелый межевой камень, отделявший общинные земли от королевских. Поверх него, точно поверх алтаря ушедших в прошлое друидов, сиял венец Гвендалайн.

Новоявленный король Шотландии поднял было руку, чтобы скомандовать всадникам «Вперед!», но замешкался и, сменив гримасу на светскую улыбку уверенного в себе любезного хозяина, указал королеве на переливающийся светом майских звезд венец.

Невнятное шиканье и бормотание толпы стихло на вдохе. Никто не знал, сколько стволов сейчас наблюдает из укрытий за этой небывалой картиной, готовясь плеснуть свинцом, если вдруг возвышенная мистерия выльется в банальную уличную стычку враждующих сторон. Никто не подозревал, сколько сейчас поставлено на карту. Я, шепча под нос то ли угрозы, то ли молитвы, не отрывая глаз от происходящего, стучал кулаком об стену, словно от моих странных телодвижений зависело благоразумие сторон.

Пауза затягивалась. Рейли и Елизавета не сводили друг с друга холодных немигающих взглядов. Но вот, должно быть, решив, что ей, как законной правительнице, первой надлежит возложить на голову священный венец, Бэт Тюдор, отринутая дочь и обойденная наследством сестра, легонько пришпорила белую кобылицу, неспешным шагом направляя ее к заветному камню. Шевалье Мано де Батц д’Артаньян следовал за ней неотлучно, как тень, готовый в любой миг броситься спасать чужую нелюбезную королеву.

Вот они поравнялись с буро-зеленым постаментом, и спрыгнувший наземь гасконец помог спуститься гордо взирающей на соперника Диане-Вирджинии. Шепоток вновь прокатился по замершей толпе и, точно волна, медленно сползающая с берега в час отлива, пошел расползаться все дальше по многотысячной толпе, до отказа забившей окрестные улицы.

– Елизавета! Елизавета! – неслось от Темз-стрит до самых отдаленных городских окраин. Между тем отважный коронель Наваррской гвардии осторожно, точно драгоценную вазу, поднял с камня лучезарное сокровище бриттов и протянул его Бэт Тюдор. Еще мгновение…

– О-о-о-о-о!!! – в единый голос взвыла толпа. – Королева!!!

Обод короны, опушенный невиданным доселе мехом солнечных зайцев, мягко обхватил рыжекудрую голову Елизаветы, точно именно для нее и ковался ушедшим к затуманным островам великаном. Стараниями людей Артура Грегори вряд ли бы сегодня нашелся житель Лондона, который не ведал, что это означает.

– Ну шо, Капитан, – прорезался на канале связи возбужденный увиденным Лис, – крутим дырки для орденов?! Ушанка по мерке! Модель сезона, от времени не скукоживается!

– Погоди! – оборвал я речь друга. – Еще Уолтер не мерил!

– Да ну, скажешь! – отмахнулся Рейнар. – И так видно – ему такой ажур не по фасону! Не тот хвасон, не та хворма!

Однако, что бы там ни говорил неуемный в радостном предвкушении Сергей, молчаливое состязание претендентов на английский трон продолжалось. Лишь только венец Гвендалайн, под бурные изъявления верноподданнической радости, был возвращен на место, Уолтер Рейли, «чудом спасшийся сын Марии Тюдор и Филиппа Испанского», нынешний безвластный король Шотландии, без всяких помощников спрыгнул на землю и размашисто зашагал к межевому камню. Рука его, как это бывало в минуты волнения, крепко сжимала эфес шпаги, живо воскрешая в памяти слова другого, не менее грозного властолюбца: «Господь даровал мне корону и меч, чтобы ее защищать. И тот, кто пожелает отнять у меня первое, непременно познакомится со вторым!»

Он шел, на ходу отстегивая подбрадник бургундской каски, затем, справившись с непослушным замком, сорвал с себя шлем и, не глядя, отбросил в сторону, точно готовясь раз и навсегда прилюдно короноваться сверкающей древней короной. Один шаг, одно движение и… Зеваки ахнули и замерли, не зная, что и сказать! Я, нелепо хлопая глазами, повернулся к Олуэн, точно ожидая у нее объяснений происходящему. И в тот же миг в голове, подводя итог увиденному, раздался возмущенный голос Лиса:

– Не понял! Капитан, шо за понты! Тюбетейка-то нашему другану конкретно мала!

Я молчал, не находя ответа. Голова Рейли не превышала размер головы Елизаветы, не говоря уже о дядюшке Филадельфе, которому венец был великоват. Но факт оставался фактом. Легче мне было натянуть детский чепчик, чем самозванцу и авантюристу Уолтеру Рейли – священный венец Гвендалайн! Этот знак верховной власти Британии был ему мал! Окончательно и бесповоротно мал!

Должно быть, никогда еще любопытная, впечатлительная лондонская толпа не была столь шокирована. Она, точно баран, застрявший рогами в новых воротах, замерев, смотрела на вопиющее попрание древней легенды. В полном молчании, опустив на межевой камень озаряющий белый день головной убор полумифических королей, лорд-протектор резко повернулся и зашагал к прядающему ушами коню, роющему копытом землю в ожидании хозяина. Толпа расступилась, вжалась в стены домов, спеша пропустить этого небывалого человека. Даже Елизавета I, королева Британии по законному праву и волею небес, ошарашенно глядела вслед удаляющемуся фавориту.

Карканье и шум вороньих крыльев наконец разорвали затянувшуюся тишину, возвращая присутствующих в реальный мир.

– Это Хьюги – один из тауэрских воронов, – тихо произнесла Олуэн, указывая на чернокрылую птицу, вальяжно опустившуюся на сверкающий венец. – Он прямой потомок ворона Гвендалайн – того самого! Должно быть, это какой-то знак! Только я не знаю, что он предвещает.


Что предвещал сей знак, так и осталось невыясненным. Перевозбужденная толпа, наконец получившая возможность выплеснуть накопившиеся эмоции, со вкусом гуляла, празднуя невесть что – то ли свадьбу Рейли и Марии Стюарт, то ли воцарение Елизаветы, то ли чудесное явление миру пропавшего венца и все с этим связанное.

Придя в себя, Елизавета немедленно двинула к Тауэру стрельцов и новоявленную Шотландскую гвардию, полагая до подхода лорда Фаттлмаунта с его повстанцами и прочих внезапно объявившихся зерцал верности держать твердыню в осаде. Так бы оно, вероятно, и было, когда б не извечная традиция московитов, а вместе с ними и шотландцев – пить до дна тост «За здравие!».

Желающих диковинным гостям здоровья и долгих лет жизни в Лондоне сыскалось ой как немало, а потому ближе к рассвету самое здоровое, что у них было, – это беспробудный сон. Как говорят в Московии – «хоть святых выноси!».

Наутро в мою спальню ворвался Лис с глумливым выражением на лице, которое обычно не предвещало хороших новостей:

– Капитан! Шо было, шо было! Это ж просто прелесть!

– Сделай милость, выражайся конкретнее, – поморщился я.

– Как скажешь! – примирительно развел руками д’Орбиньяк. – Щас буду конкретно выражаться! «Счастливые молодожены» ни свет ни заря отправились в маленькое свадебное путешествие.

– Не понял, ты о чем? – нахмурился я.

– Проснись, прынц! Рейли утек!

– Куда? – Я вскочил с постели, точно ужаленный.

– В туманную даль. Перед рассветом «Дерзновение» подняло якорь и начало спускаться по течению Темзы. Не выдержал! Убег!

– Вряд ли, – покачал головой я. – Здесь другое, тебе, наверное, не понять. Это чисто английская черта. То, что мы называем честной игрой.

– Честная игра, говоришь? Ё-моё, шо ж я сразу не догадался? Это получается, все, шо Рейли из сокровищницы в Тауэре выгреб, – его честный выигрыш?

– Много выгреб? – качая головой, спросил я.

– Не-а, немного. Все! – успокоил меня Лис.

– Но вороны на месте?

– Шо с ними станется! Каркали они на все это с местной колокольни!

– Вот и славно. Тогда ничего еще не потеряно!


Глава 28 | Воронья стража | Глава 30