home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Пробуждение далось мне ценой чудовищных усилий, и я проснулся только благодаря тому, что вконец обнаглевшие солнечные лучи светили мне прямо в лицо. Повертев головой в поисках сигарет, я наткнулся взглядом на вчерашние наброски для книги.

– Какой бред… – самокритично отозвался я о своем творении.

Наконец я совершил подвиг – привел себя в вертикальное положение. По комнате были живописно разбросаны листы бумаги, ручки, карандаши, пустые бутылки пива и прочие составляющие обычного холостяцкого беспорядка.

– Сегодня же сделаю уборку, – твердо пообещал я в который уже раз. – Может быть… – поправился я.

Добравшись до ванной, я поборол себя и залез под душ. Затем несколько минут ушли на то, чтобы, сжав зубы, переключить горячую воду на холодную. Приведя себя в божеский вид, я отправился на кухню. Попытки найти что-нибудь от вчерашнего ужина закончились ничем. Зато мне удалось обнаружить смятую, но только ополовиненную пачку сигарет. Это порадовало, хотя и поставило на повестку дня еще один вопрос… где же, черт побери, зажигалка или спички?! Ругаясь сквозь зубы, я излазил все свои не слишком обширные апартаменты в поисках огнива. Наконец, когда все проблемы были решены или оставлены на потом, с твердым обещанием их как-нибудь устранить, на плите закипел чайник. Поигрывая сигаретой, я с видом победителя гордо восседал на табуретке и уже менее самокритично рассматривал наброски своей книги. Тут раздался громоподобный звонок телефона. Болезненно поморщившись, я отложил распечатки и побрел к этой шайтан-коробочке, готовой испортить любое, даже самое божественное, утро. Немного посидев у бесцеремонного аппарата в ожидании, что тому, кто сидит на другом конце провода, надоест трезвонить и он прекратит свои преступные действия, я взял трубку и ответил уверенным басом, призванным распугивать пенсионерок, которые очень любят ошибаться номером:

– Смольный на проводе!

– Оставьте ваши глупые штучки, Горский! – К несчастью, это оказался мой шеф из издательства.

– Как скажете, Александр Викторович, – примирительно сказал я, уже своим голосом. – Думаю, вы позвонили мне не просто чтобы пожелать доброго утра?

– Вы, как всегда, догадливы, Александр Павлович. Вы знаете, что до сдачи вашей книги осталось две недели, а я пока не видел даже черновиков.

– Книга в стадии написания… то есть, я хотел сказать, завершения. – Спорить не хотелось, да и было бессмысленно.

– Смотрите у меня. Через неделю ваше творение обязано лежать у меня на столе, а вы сами должны преданно заглядывать мне в глаза, ожидая моих замечаний и поправок! – сказал Александр Викторович тоном, не терпящим возражений, и положил трубку.

– Злые вы… уйду я от вас, – тихо ответил я телефонным гудкам.

Вернувшись к почти выкипевшему чайнику, я заварил кофе, выглянул в окно Ах эта наша питерская погода! Солнце уже скрылось, и хмурое небо Петербурга недружелюбно ворчало раскатами далекого грома. На улице было непривычно мало людей. Началась гроза. День сменился вечером, а столь необходимого мне вдохновения не наблюдалось. Дождь кончился. Я вышел из дома, бесцельно побродил по улицам и остановился на мосту через один из многочисленных каналов Питера, облокотился на перила, закурил. Взгляд лениво скользил по водной глади, слегка тронутой рябью Я увидел свор отражение и с удивлением обнаружил, что рядом со мной стоит какой-то незнакомец и также смотрит куда-то в воду. Но поскольку он не особенно напрягал меня своим присутствием, я быстро забыл о нем. Мои мысли заплутали в туманных уголках сознания…

С самого детства моим излюбленным занятием было придумывание миров, непохожих на тот, в котором я живу. Мне всегда казалось, что эта реальность слишком ограничена своими рамками. То, что я сочинял, было для меня куда роднее и реальнее, чем то, что я вижу и чувствую каждый день. Во многом это определило всю мою дальнейшую жизнь. После школы я умудрился поступить в ИТМО, но мне почти не удалось поработать по своей специальности – перебивался случайными заработками. Хотя за последний год у меня все более или менее устоялось, мне все же хотелось сменить обстановку. При всей моей любви к Питеру я мечтал переехать в какой-нибудь небольшой городок, осесть там на пару лет, а затем отправиться куда-нибудь еще…

Внезапно мои размышления были прерваны сильнейшим порывом ветра и потоками воды, неожиданно хлынувшими из огрузневших туч над головой. Угрюмый характер питерской погоды решил снова проявить себя. Я огляделся по сторонам в поисках укрытия и заметил свет в окнах какого-то небольшого кафе.

– Ну что ж, другой альтернативы не наблюдается, – сказал я сам себе и энергично пошлепал к призывно маячившей впереди двери забегаловки.

Когда мне удалось-таки добраться до спасительной двери, я увидел название кафешки – «Мокрый пес» и не сдержал нервного смешка: моя одежда была насквозь мокрая. В зале этого скорее ресторанчика, чем простой забегаловки, царил интимный полумрак. На стенах висели картины с пасторальными пейзажами. Под потолком покачивались какие-то незатейливые фонарики. У дальней от входа стены за стойкой сидел коренастый человек и тихо переговаривался с барменом. Почти все столики были свободны, и лишь за одним, который пристроился в углу, сидел тот самый человек, который стоял со мной на мосту. Он приветливо замахал рукой, подзывая меня к себе. Я неторопливо прошел через зал и присел напротив незнакомца. Он ослепительно улыбнулся, глядя на меня, промокшего до нитки, и с непередаваемо веселой восторженностью сказал:

– Похоже, этот прекрасный город окончательно решил не дать нам насладиться прогулкой по его замечательным улицам и проспектам!

– Это обычное явление для Питера. Дожди здесь постоянно… да, простите, как вас зовут? Там, на мосту, не успел спросить… – Дождь рисковал затянуться, а значит, нам предстояло довольно долго наслаждаться обществом друг друга.

– Ах да! Где мои манеры?! – спохватился незнакомец. – Многие называют меня – Хранитель Гажеро, но вы можете звать меня просто – Гаже. А как ваше имя?

– Меня зовут Саша… Александр Горский, – ответил я, прокручивая в голове возможные варианты развития событий. Может, он спятил? Или я двинулся от тоски? Какой такой Хранитель Гажеро? На иностранца не похож, по-русски говорит чисто. Одет прилично: белая рубашка и расстегнутая безрукавка поверх. Черные брюки слегка закрывают начищенные до блеска туфли. Рядом на вешалке висят немного поношенный темно-синий плащ и шляпа с узкими полями. На ухоженном, чисто выбритом лице красовались дорогие очки, из-под них на мир смотрели смеющиеся, но пронзительные глаза. Коротко подстриженная седая шевелюра и крепкое сложение делали его похожим на боксера. В общем, выглядит он куда более нормальным, чем я – насквозь промокший, голодный, замерзший и потому со слегка бешеным взглядом и нездоровым урчанием в животе.

«Ладно, будем считать, что у него такое своеобразное чувство юмора», – решил я.

– Приятно познакомиться. Вы простите мне маленькую вольность? – спросил он.

Я с недоумением посмотрел на Гаже.

– Я позволил себе заказать ужин и для вас, – объяснил он.

– Но мне нечем оплатить… – начал было я.

– Пустяки! – перебил Гажеро. – Я же не изверг, чтобы уплетать вкуснейший, а я в этом не сомневаюсь, ужин, глядя на то, как вы помираете с голода. Да и к тому же я достаточно состоятельный человек, чтобы позволить себе угостить симпатичного незнакомца хорошей едой…

Я, в общем-то, человек без комплексов и готов поужинать за чужой счет, потому через пару минут уговоров, не мучаясь угрызениями совести, принялся уплетать действительно очень вкусный ужин. Некоторое время мы наслаждались едой – нежнейшим тушенным в сметане кроликом с гарниром из жареной картошки. Блюдо было щедро посыпано зеленью. Гаже думал о чем-то своем, я размышлял над тем, что нужно от меня этому странному человеку. Наконец мой собеседник прервал молчание:

– Я не знаю, что вы предпочитаете пить за ужином, но я готов предложить кинвер. Этот напиток крайне редко кому удается попробовать. Рецепт – мой маленький секрет, но вам, я думаю, понравится.

Мой новый знакомый подошел к вешалке, пошарил в карманах своего плаща и достал простую глиняную бутылочку без этикетки, закупоренную пробкой. Вернувшись к столу, он разлил ее содержимое по стаканам. Я взял свою порцию и повертел стакан в руках. «Хм… А что, если я отравлюсь или это какое-нибудь снотворное?» – думал я, глядя, как Гаже медленно осушает свой бокал с янтарной жидкостью. Его лицо расплылось в блаженной улыбке. «Хотя какого черта!» – уверенно сказал я сам себе и сделал глоток. Напиток имел терпкий вкус и своеобразный букет с преобладанием аромата кофе.

– Ну? Как? – нетерпеливо поинтересовался Гаже.

– Фантастика! Что это? Не пробовал раньше ничего подобного! – честно признался я.

– Ну, могу сказать только то, что за рецепт этого счастья мною отдано очень многое. – Гажеро решил не раскрывать своих секретов.

Мы немного посидели, прислушиваясь к собственным ощущениям. По телу разлилось приятное тепло. В голове, вопреки ожиданиям, прояснилось.

Я решил взять быка за рога:

– Ладно, ближе к делу, вы… Гажеро, видимо, не просто так угощаете меня прекрасным ужином и напитком? Зачем я вам понадобился? Надеюсь, все это не просто сиюминутная прихоть богатея? Прошу простить меня, если кажусь грубым.

– Нет, что вы! Но вы правы, пора переходить к делу. – Лицо его приняло серьезное выражение. – В то, что я вам сейчас расскажу, будет трудно поверить, но… постарайтесь внимательно меня выслушать.

Гажеро вновь открыл свою бутылочку и подлил нам обоим. Залпом осушив свой стакан, он спросил:

– Александр, я думаю, вы слышали, что существует теория о множественности миров во Вселенной?

– То есть что кроме нашего мира существует некое количество других? – скорее утвердительно, чем вопросительно ответил я.

– Да-да! Именно это я и имею в виду. Так вот, это не просто теория. Кроме вашего мира действительно существует бесконечное множество других миров. Они могут быть похожи или совершенно не похожи друг на друга, но есть мир, точнее город, который имеет все их свойства, кроме того, из него легко попасть в другие миры! – Гаже сделал театральную паузу. – Это очень древнее место, у него множество названий, но самое распространенное – мир-город Феншер. Там, уже очень давно, создана организация, служащие которой следят за тем, чтобы миры не погибали раньше назначенного срока. Я один из Хранителей Бесконечности…

– Но какое отношение ко всему этому имею я? – перебил его я, прикидывая, что хорошо бы уже пойти домой, да и вообще что-то я тут задержался.

– Самое непосредственное, – холодно сказал мой собеседник. – Судя по нашим предсказаниям, именно вы станете причиной разрушения этого мира. Меня отправили, буду говорить прямо, убить вас. Там, на мосту, я чуть было не сделал этого. Но ваша тоска по несбыточному отчасти передалась мне, и это заставило меня задуматься… а стоит ли убивать вас, Александр? Я хочу дать вам шанс начать новую жизнь в новом мире.

– Да? Ну тогда я, пожалуй, пойду собираться, нам же скоро в путь! – торопливо сказал я, вставая. Надо скорее идти домой, подальше от этого странного человека, а то еще передумает и пристукнет меня.

– Но вы должны пообещать мне больше не появляться в этом мире, – предупредил меня Гаже, вновь переходя на официальный тон.

– Конечно-конечно… – поддакивал я, быстрым шагом направляясь к выходу. На улице шел проливной дождь.

– Приятно было познакомиться! – крикнул он мне вслед.

Из ресторанчика я вылетел пулей. Несмотря на поздний вечер, вокруг было удивительно людно и машины мчались нескончаемыми потоком. Одна из них, лихо окатив меня грязью, пронеслась мимо. Обругав водилу, я сделал шаг назад, к двери «Мокрого пса». И прижался к чему-то шершаво-холодному, но явно не к двери. Обернулся и увидел, что никакого «Мокрого пса» нет и в помине. Надо мной нависала простая каменная стена с хаотично разбросанными по ней светящимися провалами окон.

– Что за чертовщина! – вырвалось у меня.

Я огляделся и понял, что нахожусь уже не в Питере.


Иван Серый Оружие миров | Оружие миров | Глава 2