home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



АРТЕЛИОН

Когда люк шаттла с шипением отворился, знакомый вид и запахи дворца разбудили в душе у Анариса бурю эмоций; та часть его, что оставалась должарианской, заставила Анариса подавить их. И все же что-то, должно быть, проявилось на лице, так как Моррийон, новый секретарь-бори, удивленно на него покосился.

«Гадкий слизняк», — подумал Анарис, презрительно посмотрев на него сверху вниз, и тот поспешно отвернулся.

Анарис ускорил шаг — они подходили к Малому Дворцу, где он рос заложником и откуда теперь правил Тысячей Солнц его отец. Он слышал хриплое дыхание Моррийона, отчаянно старавшегося не отставать. Бледный, полный бори нелепо смотрелся в сером, плохо подогнанном мундире обслуживающего персонала, зато на поясе его болтался не один, а сразу три коммуникатора.

«Как я и думал, при всей его полезности нет твари продажнее этого слизняка Барродаха».

Впрочем, поток информации от Барродаха прервался с завершением отцовского палиаха; когда же того отозвали обратно в Мандалу, Анарису выделили это ничтожество.

Ясное дело, папочкин шпион.

«Зато встреча обещает быть по меньшей мере любопытной».

На стороне отца — то, что он утвердил свою власть, на стороне Анариса — то, что он последний наследник. От него не избавишься просто так.

Кто-то дотронулся до его локтя:

— Аватар ожидает вас в той стороне.

Анарис едва не вздрогнул от отвращения. Право же, отцу и Барродаху пришлось как следует поискать, чтобы найти такого гармонично мерзостного типа. Один голос Моррийона наводил на мысль об умовыжималке; завывающие интонации превращали все, что он говорил, в выражение обиды на окружающий, такой огромный мир.

«Впрочем, ему есть на что жаловаться».

Бори был низкого роста, одутловат, с кривым, истыканным черными точками угрей лицом и бегающими глазками, так глубоко утонувшими в складках жира, что невозможно было определить, на кого он смотрит. Анарис до сих пор удивлялся тому, что Моррийон вообще избежал геночистки.

Шаги их разносились по коридору гулким эхом: на один шаг Анариса по мраморному полу приходилось два Моррийона. Провожатый-тарканец провел их через несколько дверей, по длинному коридору, в нишах которого стояли бюсты прежних Панархов и Крисархов. Анарис чуть улыбнулся: путь их был специально проложен так, чтобы провести их через аванвестибюль в Зал Феникса, пусть для этого им и пришлось сделать крюк.

«Отец пытается уколоть меня напоминанием о панархистском яде».

Проходя мимо бюста Лишенного Лица, он раздумывал, понял Аватар этот урок панархистской мести или нет.

Когда они выходили из аванзалы, что-то бесшумно скользнуло у них под ногами и растворилось в противоположной стене. Возглавлявший шествие тарканец охнул и вскинул оружие.

— Ни-Дольчу карра би-штешт ж'ча! — воскликнул другой их провожатый. — Проклятый Долом оборотень!

В голосе его звенели страх и бессилие.

Совладав с собой, Анарис продолжал шагать вперед, заставляя тарканцев поспевать за ним. Он-то сразу узнал эту тень. Старая обида бросилась ему в голову, однако не меньшим было и любопытство: кто реанимировал старую проказу Крисарха?

Впрочем, злость его прошла почти мгновенно при одной мысли: «Брендон мертв, и все, что от него осталось, — компьютерные призраки».

Он иронично засмеялся, застав этим тарканцев врасплох. Повинуясь импульсу, Анарис улыбнулся им и стукнул кулаком по стене в том месте, куда исчез призрак.

— Канимишж дууцни ни-пеландж мархх, — произнес он. — Тень моего врага не властна надо мной.

Один из тарканцев побледнел, поворачиваясь, чтобы идти дальше: значение слова «враг», которое использовал Анарис, не оставляло сомнений в том, кого он имел в виду. Сказанное сразу по выходе из Аванзалы Панархов, это произвело именно тот эффект, на который он рассчитывал. Моррийон рядом с ним молча смотрел на него; призрак явно не напугал его.

«Понимает ли он, что я делаю?»

Что важнее: донесет ли он об этом? Что бы ни думал бори, на его уродливом лице это никак не отражалось.

Наконец их провожатые остановились перед высокими резными дверями, охраняемыми еще двумя тарканцами. Часовые взялись за массивные ручки, и дверь отворилась, обдав Анариса волной свежего воздуха. За дверью мраморный пол сменялся мягким, ворсистым ковром бордовых и зеленых расцветок; облицованные темными деревянными панелями стены упирались в высокий белый потолок. Анарис узнал эту комнату: Панарх часто принимал здесь чиновников или тех, с кем не хотел разговаривать на глазах у придворных. У окна, на фоне тяжелых штор, почти не пропускавших в помещение дневной свет, сидел в кресле с высокой спинкой Аватар.

Рядом, в креслах поменьше, расставленных вокруг небольшого стола, сидели остальные. Первым был личный секретарь Аватара Барродах, которого Анарис не видел уже довольно давно; они общались, используя запутанные каналы связи. Невысокая, хрупкая фигура бори казалась еще более худой, чем обычно, а бледная кожа обтягивала скулы так, словно тот слишком долго жил в непрерывном напряжении. Барродах поднял на него взгляд, но темные глаза не выдали ничего, хотя он почтительно склонил голову.

Анарис перевел взгляд на остальных собравшихся. Одним был кювернат Ювяшжт, двух других Анарис сначала не узнал. Потом, уже приблизившись к отцу, он понял, что один — Лисантер, специалист по урианской технике. Второй, пухлый молодой человек, смахивающий на техника, был ему совершенно незнаком.

Он остановился перед отцом и, выдержав соответствующую паузу, поклонился ему. Эсабиан ответил ему коротким кивком, и он занял место за столом напротив отца. Моррийон сел рядом с ним.

Некоторое время все молчали. Ювяшжт сидел неподвижно, словно изваянный из камня.

«Не связано ли присутствие капитана, — подумал Анарис, — с тем непонятным происшествием на орбите неделю назад, когда „Кулак Должара“ преследовал кого-то, уходящего в космос, уничтожив в процессе погони Узел?»

Немедленно после этого Ювяшжт был вызван на поверхность, и с тех пор Анарис его не видел — до этой самой минуты. Никто так и не сказал ему, что случилось.

Глаза Барродаха перебегали с Анариса на Аватара и обратно; Анарис не сомневался, что его собственный секретарь занят тем же самым. Он с трудом удержался от улыбки, представив себе взгляд свиных глазок Моррийона.

«Никто не знает, на кого он смотрит сейчас. Для выживания на Должаре очень даже полезно».

Наконец Барродах, повинуясь едва заметному знаку Аватара, поднялся на ноги.

— Все основные центры Панархии захвачены, — начал бори. — Наши силы приступили ко второй фазе оккупации — захвату второстепенных центров, назначению новых администраций. Действуя через Синдикаты на Рифтхавене, мы организовали ряд налетов не присоединившихся к нам рифтеров с целью запутать противника. Результаты можно назвать блестящими.

Слова бори подтвердили надежды Анариса: взятое вместе с появлением Моррийона, его приглашение на эту встречу однозначно означало сигнал от его отца, что их неизбежная дуэль за обладание властью началась. В обычной ситуации она растянулась бы на несколько лет, но они находились теперь не на Должаре.

«Понимает он это или нет, но Панархия опаснее для него, чем Чжар Д'Очча. Здесь больше простора для ошибок».

Он испытал легкий трепет: только сейчас до него дошло, что это в равной степени относится и к нему самому. Он заставил себя успокоиться и принялся слушать доклад бори.

— ...так что теперь ничего не стоит между нами и полной властью над Тысячью Солнц.

— Ничего, если не считать Арес и Флот, — ровным голосом заметил Ювяшжт, не поднимая глаз на Аватара.

— Против мощи Пожирателя Солнц они бессильны — даже при части той энергии, что мы ожидаем получить, когда в руках у нас окажется Сердце Хроноса, — возразил Барродах.

Сердце Хроноса? Анарису было известно про Пожирателя Солнц, но это название он слышал впервые. И какое отношение это имеет к оружию древнего Ура? Он покосился на Моррийона и даже удивился немного, увидев, что тот старательно записывает все на один из своих коммуникаторов.

«Может, от него все-таки будет хоть какой-то толк?»

— Скажите это Эйшелли. — Покрытое шрамами лицо Ювяшжта скривилось в недоброй улыбке. — По меньшей мере одному панархистскому капитану уже известно, что никакое оружие — каким бы мощным оно ни было — не способно компенсировать тактическую тупость.

Барродах гневно вспыхнул.

— Уж не этим ли ты объяснишь бегство Крисарха Брендона нур-Аркада три дня назад? В качестве наглядного пособия по тактической тупости ты мог бы рассказать, каким это образом «Кулак Должара» не смог остановить судно длиной меньше ста метров, не имеющее на борту мало-мальски значимого оружия?

Бори замолчал и торжествующе посмотрел на капитана.

Эта новость пробудила в Анарисе смешанное чувство удовольствия и досады. Удовольствия от того, что планы отца сорвались хоть в чем-то; досады на то, что этот дурак Аркад жив и на свободе. Впрочем, в двойственности этой была и своя прелесть, своего рода симметрия.

«Мой отец свободен, а я пленник; отец Брендона в плену, а сам он на свободе».

Моррийон повернулся и протянул ему свой коммуникатор. Что ж, теперь он знает, кто реактивировал призраков.

«Он устроил налет на дворец, похитил важного пленника, выведя при этом из строя Узел, и оставил “Кулак” в дураках. Теперь ясно, почему Аватар в таком гневе».

Анарис посмотрел на Ювяшжта с новым уважением: должно быть, он лучше, чем считал его раньше Анарис, если отец оставил его в живых и даже не разжаловал после такого впечатляющего провала. Однако еще больше удивляло его то, что Брендону удалось провернуть все это и остаться при этом в живых.

Лицо Ювяшжта не дрогнуло даже под взглядом Аватара. В глазах того играл странный огонек, понять который Анарису не удалось.

— Если вы имеете в виду Эренарха Брендона лит-Аркада, — ответил кювернат, нарочито старательно перечислив титул и полное имя Брендона с учетом его нового статуса официального наследника, — приказ на перехват поступил слишком поздно.

Жирный техник извлек палец из ноздри и обиженно дернул подбородком.

— Это не моя вина. Личный секретарь сераха Барродаха отказался выслушать меня, а дворцовый компьютер направил по ложному адресу, когда я попытался напрямую соединиться с ним, чтобы доложить о присутствии во дворце Аркада.

Барродах испепелил техника взглядом. «Неверный ход, — подумал Анарис. — Теперь ты заработал смертельного врага». Толстый юнец был, судя по всему, старшим компьютерным инженером в отцовском окружении, но и это вряд ли спасло бы его от ненависти Барродаха. Анарис знал, что бори не прощает таких упреков — если он их расценивает именно так — на глазах у Аватара. Впрочем, парень, похоже, даже не понял, что совершил — подобный сброд редко понимает тонкости придворных взаимоотношений.

«Надо подумать, не стоит ли мне защитить его: он тоже может оказаться полезным».

— Доложи лучше, каких успехов ты достиг в изгнании... — Барродах замялся, подыскивая нейтральное слово.

— Галлюцинаций, — провыл Моррийон, стараясь не терять при этом почтительного вида. Одновременно с этим он повернул свой коммуникатор так, чтобы Анарис мог видеть экран: «ФЕРРАЗИН, СТАРШИЙ КОМПЬЮТЕРНЫЙ ТЕХНИК». Значит, Анарис угадал верно. Моррийон убрал коммуникатор обратно и опустил взгляд. Анарис задумчиво смотрел на него.

— Ну? — рявкнул Барродах, свирепо глядя на Ферразина.

Аватар едва заметно пошевелился. Анарис встретился с ним взглядом и вдруг понял, что странная искра в глазах Аватара означала скрытое веселье — на Должаре с отцом ничего подобного не случалось. Выражение это не исчезло и тогда, когда взгляд Эсабиана задержался на мгновение на Моррийоне, словно приглашая Анариса позабавиться вместе с ним, и Анарис позволил легкому подобию улыбки коснуться его лица, прежде чем переключить внимание обратно на техника. Пухлое лицо того блестело теперь от пота, а губы беззвучно шлепали, пытаясь выдавить ответ.

— Почему ты не можешь просто отключить программы, отвечающие за наведение галлюцинаций? — спросил Барродах. — Не далее как вчера по причине твоей беспомощности в решении этой проблемы двое тарканцев, стоявших на посту в аванзале Слоновой Кости, застрелили друг друга, когда эта... галлюцинация появилась прямо между ними.

С этим Барродах, пожалуй, погорячился. Обвиняя человека в том, в чем тот разбирался куда лучше его самого, он показал Ферразину путь к спасению, и тот не замедлил этим воспользоваться.

— Отк-к-ключить п-п-программы? — взвизгнул техник, от волнения заикаясь еще сильнее; впрочем, даже так сарказм в его словах звучал совершенно ясно. — Вы, наверно, считаете, что дворцовый компьютер что-то вроде вашего коммуникатора — так, плевая микросхема? Этой системе почти тысяча лет, она охватывает тысячи... да нет, скорее миллионы узлов по всей Мандале, а может, и по всей планете, она полностью автономна... — Он замолчал, и на лице его появилось странное выражение, а в голосе зазвучал почти суеверный страх, — ...почти разумна!

Анарис слушал внимательно, стараясь не обращать внимания на раздражающее заикание техника. За словами его он ощущал страх того, что эти галлюцинации больше, чем просто компьютерные артефакты, — а может, это был просто панархистский страх Ферразина перед нарушением Запрета. Так или иначе, большинство должарианцев во дворце наверняка считало эти призраки чем-то сверхъестественным, какие бы объяснения им ни предлагались.

Это могло сделать призраки полезным элементом в кампании Анариса — ведь он знает их возможности.

«И я один обладаю опытом общения с ними и понимаю, что это такое».

— Тогда найди узел с призраком и отключи его! — У Барродаха начало дергаться правое веко. Он понял, что допустил ошибку, произнеся вслух слово «призрак», и зажмурился. Аватар нахмурился, а лицо Ювяшжта отчасти утратило свою бесстрастность.

— Разумеется, серах Барродах, — с издевательской вежливостью произнес Ферразин, позабыв от злости про страх и заикание. — С таким же успехом вы можете попросить своего врача найти нейрон, помнящий о том, как вас застали за тушжпи, и удалить его, чтобы не краснеть при воспоминании об этом.

Должарианский синоним рукоблудия был открытым оскорблением; Анарис даже пожалел о дерзости техника, ибо так его труднее будет защитить от Барродаха.

Однако тут Аватар фыркнул от смеха, отчего тик у Барродаха усилился, а злосчастный техник взбодрился.

— Любая информация в этой системе не имеет определенного адреса в том смысле, в каком мы это понимаем точно так же, как нет адреса у памяти в вашем мозгу. Тайны тысячелетнего правления Аркадов спрятаны в ней, и, если мы будем наугад шарить и выключать ее сектора с целью избавиться от безобидного голографического изображения, мы можем потерять их все. Пока же мы пытаемся убрать проекцию из наиболее важных зон дворца, но компьютер восстанавливает их, а эту его способность невозможно уничтожить, не погубив всю систему.

— Довольно, — сказал Аватар. — Мы будем терпеть эти галлюцинации до тех пор, пока ты сможешь извлекать из компьютера информацию. А когда она иссякнет, ты уничтожишь систему.

Ферразин поклонился и сел; по лбу его катились крупные капли пота. Барродах быстро огляделся по сторонам и переключился обратно на Ювяшжта. Тик его заметно уменьшился: он явно рассчитывал отыграться на другой жертве.

— Когда нас прервали, кювернат, ты объяснял мне что-то насчет тактики, — бархатным голосом начал бори. — Возможно, хоть сейчас ты объяснишь нам, почему до сих пор боишься панархистского флота, хотя Пожиратель Солнц в наших руках?

Анарис понимал, что Барродах пытается противопоставить Ювяшжта Аватару, провоцируя его на преуменьшение силы Пожирателя Солнц и, следовательно, палиаха Аватара. Впрочем, Ювяшжт был не из робких и принял вызов.

— Именно так. Эйшелли — отличный пример того, что, боюсь, будет происходить еще не раз, несмотря на все мои усилия. Он неплохо справился, действуя из засады против ничего не подозревавшего противника, но против настоящего тактика он оказался бессилен, как аррачи против чулата в ямах для забав. Мы можем заставить наших союзников-рифтеров драться, угрожая отключить их от энергии Пожирателя Солнц, но грамотнее они от этого не станут. До тех пор, пока мы не найдем и не уничтожим Арес, панархисты будут постоянно нападать на нас. С моей точки зрения, это для нас даже важнее, чем найти Сердце Хроноса.

Как и полагалось этикетом, говоря, Ювяшжт не поднимал глаз на Аватара, но Анарис готов был поклясться, что тот исподволь наблюдает за реакцией его отца. Хорошо развитое периферийное зрение являлось важным условием выживания в высших должарианских кругах.

Эсабиан чуть нахмурился, поощряя Барродаха на отповедь.

— Аватар предельно ясно изложил наши цели. Возвращение Сердца Хроноса является нашей первоочередной задачей. Поместье Омилова на Шарванне и тамошний университет в настоящее время разбираются по камешку. К сожалению, этот идиот, Таллис Й'Мармор, застрелил омиловского дворецкого, когда тот отказался сотрудничать, так что нам неизвестно даже, получил ли Омилов Сердце Хроноса — остальные слуги не смогли сообщить ничего внятного даже под умовыжималкой. Поскольку ДатаНет в системе Шарванна уничтожен тамошним эгиосом при сдаче планеты, нам потребуется некоторое время, чтобы проследить перемещения посылки.

В дополнение к этому Синдикаты на Рифтхавене, равно как и все имеющиеся в нашем распоряжении эскадры, оповещены о той значительной награде, которая обещана за любой урианский артефакт. К этому прилагается краткое описание Сердца — разумеется, без упоминания об его истинном значении. Лисантер, — при упоминании своего имени специалист по урианской технике поднял взгляд, — должен идентифицировать его подлинность при обнаружении.

Ювяшжт упрямо набычился.

— Все будет сделано так, как повелел Аватар. Однако теперь по меньшей мере одному панархисту известно о существовании сверхсветовой связи — или он по меньшей мере догадывается об этом. По мере того как эта новость будет распространяться, мы все в большей степени начнем терять свое преимущество. Что же касается Рифтхавена, то он давно уже служит логовом панархистской контрразведки — так неужели же Синдикаты смогут долго хранить сверхсветовую связь в секрете? Вспомните: я с самого начала выступал против передачи им устройств, ибо как только информация о них распространится по Рифтхавену, панархисты об этом узнают.

— Вся связь через Рифтхавен идет с тщательно рассчитанной задержкой, — возразил Барродах.

Анарис заметил, что Моррийон сделал еще одну пометку в своем коммуникаторе, и едва заметно улыбнулся.

— А что будет, когда первый оборудованный урианскими приспособлениями корабль причалит на Рифтхавене — а этого никак не миновать?

— Когда это произойдет, нам уже нечего будет бояться, — ответил Барродах.

— Отлично. Я принимаю ваши заверения. Но есть еще одно обстоятельство. Объем корреспонденции по сверхсветовой связи постоянно растет, и большую часть его составляет пустая болтовня. Вам необходимо приложить все усилия к тому, чтобы это не начало наносить ущерб нашей боеготовности. Дешифраторы и так работают на пределе.

Прежде чем Барродах успел ответить, Ювяшжт поднял руку, требуя внимания.

— В настоящий момент мне хотелось бы послать Хрима Беспощадного, — капитан брезгливо скривил губы, произнося имя рифтера, — с Шарванна на Малахронт. Наша агентура там сообщает, что постройка линкора близится к завершению. Я уже отправил с Должара его будущий экипаж; они прибудут туда практически одновременно.

Барродах поколебался.

— Я уже отрядил на эту операцию Чартерли, как только он завершит...

— Чартерли слишком далеко, — перебил его Ювяшжт. — Мы не можем терять времени — крейсер может разогреть реакторы и уйти от нас. У нас нет мгновенной связи с Малахронтом, так что информация нашего агента и без того опасно устарела. Если верить последним сводкам, Хрим единственный находится оттуда достаточно близко.

Кроме того, я считал бы целесообразным отозвать несколько эскадр из наименее значимых в стратегическом отношении флотов и разместить их здесь, — продолжал капитан. — У меня нет сомнений в том, что панархисты предпримут контратаку, так что нам следует быть наготове. В качестве первого шага я намеревался назначить «Коготь Дьявола» в патрулирование.

Ювяшжт сделал достаточно долгую паузу, чтобы Барродах раскрыл рот для возражений, но говорить ему не дал.

— Надеюсь, вы одобрите эти мои шаги?

Шаткость позиций Барродаха сделалась еще очевиднее, когда Аватар заговорил второй раз, так и не дав ему открыть рот.

— Пусть будет так, как ты сказал. Совещание окончено. С этой минуты вы можете не скрывать более ничего от моего сына, — Анарис обратил внимание на подчеркнутую официальность, с какой прозвучало слово «сын», — с тем, чтобы он мог вносить свой вклад в преображение Тысячи Солнц.

Аватар встал и, сопровождаемый Барродахом, вышел из комнаты.

Анарис ощутил некоторую гордость за то, что верно разгадал намерения отца. Однако та часть его, которая получила панархистское образование, отреагировала на слово «стратегический» с досадой. Как бы ни обдумывали свои планы должарианцы и их слуги, оставаться связанными здесь, на Артелионе, было верхом тактической глупости. В военном отношении Артелион не значил ровным счетом ничего, зато этот Пожиратель Солнц — если он действительно является основой их мощи, как на то намекал Барродах, — стоит охранять как зеницу ока.

«Но эти дураки этого не понимают; вся их оборона построена на поклонении моего папочки требованиям ритуала. Пусть он наслаждается обладанием домом и сокровищами врага, но неужели панархисты не поймут, где истинный источник его силы?»

Остальные оставались на местах, выжидающе глядя на него. Ферразин, казалось, готов был сорваться с места и бежать без оглядки.

Движением руки он удержал их на месте.

— Нам есть еще что обсудить.


* * * | Властитель Вселенной | ГИПЕРПРОСТРАНСТВО: АРТЕЛИОН — ДИС