home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



22. Друзья – враги

Поворачиваясь перед аппаратом, Борис Григорьевич продолжал:

– Химики – народ особенный. Вы думаете, химия наука? Нет, химия – это миросозерцание. Я вижу все совсем иначе, чем вы. Вы видите, например, охру и говорите, что это желтая краска, та самая, которой натирают паркетные полы. А для меня это железо, сгоревшее в огне кислородного горения. Вы не замечаете, что весь мир объят страшным пожаром кислородного горения, – а я вижу этот страшный неугасимый пожар. Вы ходите по глине, и для вас она только глина. А для меня это алюминий, сгоревший в огне кислородного горения, окислившийся, что одно и то же. Если бы не кислород, вы ходили бы не по глине, а по горам алюминия. И нам пришлось бы и горшки и печки делать из чистейшего алюминия. Да, все металлы, все почти элементы мира сгорают в огне кислорода. И мы также сгораем. Вы говорите – старость, а я говорю – горение. Вы говорите – человек умер, я говорю – сгорел.

Вот я и обсох. Хорошо! Да, о чем я? Приехали сюда, – опять несчастье. Но в этом уж Аленка виновата. Она химичка, но с биологическим уклоном. Ну вот, потащила меня покататься на лодке. Планктон, видите ли, ее интересует.

– Борис Григорьевич, но ведь вы сами... – начала девушка.

– Молчи, Аленка, молчи! Я пятьдесят два года Борис Григорьевич, а такой непоседы не встречал. Одним словом, наняли какого-то китайца или японца – я их плохо различаю, – поехали или поплыли, как у вас там говорится. Драги, шесты, сачки, крючки, все как следует. Плывем. И вдруг какой-то морской дуралей, акула или спрут, приняв наш инструмент, вероятно, за аппетитную приманку, так дернул за шест, что все мы полетели в воду.

– Борис Григорьевич, – решился прервать многоречивого собеседника Конобеев. – Вы меня простите, старика. Это я – дуралей морской и есть. Я вас чуть не потопил. Случай такой вышел. У нас японцы рыбу да водоросли воруют...

– Хе, хе, хе! – вдруг неожиданно высоким тоном засмеялся Масютин. – Поймали рыбку, да не ту? Макар Иванович, вы тут ни при чем, это все планида моя надо мною шутит. Я уже говорил вам, что со мной происходят самые невероятные вещи.

– А черта вы когда-нибудь видели, если с вами такое невероятное приключается? – неожиданно спросил Ванюшка.

– Черта? – удивленно протянул Масютин. – Нет, черта не видел.

– Вы забыли, Борис Григорьевич, – отозвалась Пулкова. – А помните в пещере?..

– Да, да, в самом деле! Чем не черт? Эдакий черноносый нас испугал.

– Так это ж я! – сказал Ванюшка.

Аленка всплеснула руками.


21. Неожиданная встреча | Подводные земледельцы | * * *