home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12. НИКОЛАЯ УБИЛ КОЛЛОИДНЫЙ ТУМАН

Немного отдышавшись и совершенно смешавшись с толпой. Сергей поймал пробегавший столик с бутылочками и аппетитными сладостями. Съев пирожки, которые просто таяли во рту, и выпив пару бокалов газированного напитка, он почувствовал себя совсем ожившим. Потом он решил отыскать Елену.

Потом ему пришла в голову мысль, что девушка давно дома, ничего с ней случиться не может, потому что… В общем, почему-то он был убежден. К тому же с площади лучше было на всякий случай уйти.

Сергей вызвал такси и дал адрес отеля «Титан».

В номере он сбросил одежду и отправился под душ, и на этот раз чудным образом взбодривший его. Постояв под горячими струями, казалось, пронизывающими все тело, Сергей почувствовал себя отдохнувшим.

Из гардероба выбрал строгий черный, в размытую бордовую полоску костюм. Все остальное, на его взгляд, не подходило к торжественному приему, неотвратимо надвигавшемуся вместе с вечером.

На этом его одиночество было нарушено, и администратор нежным голосом сообщил, что к нему пришли, и уточнил: гость, посланец, человек.

Сергей изъявил готовность принять.

В дверь вошел молодой человек лет двадцати пяти. Стройный, гибкий, с беспокойным, немного ироничным взглядом больших темных глаз.

Он представился: Илья Бондарев, глава Пресс-центра и советник Премьер-министра. Называя должности, он улыбнулся милой и насмешливой улыбкой, словно бы говоря: вот я, а вот мои должности, и, пожалуйста, не путайте меня с тем, что я представляю. Илья как-то пристально посмотрел на Сергея и вдруг отвел глаза, словно смутившись. Потом огляделся вокруг и, не найдя ничего, кроме голых стен, покачал головой:

— Как это у тебя… пусто.

Он взял с полки у входа пульт управления и забегал пальцами по клавишам. Квартира вздрогнула, а он продолжал говорить, лишь временами, как бы случайно, остро посматривал на Сергея, отрывая взгляд от пульта.

— Я, когда узнал, что сегодня ты будешь на приеме, сам решил заехать. Обычно, по протоколу, ограничиваемся официальным приглашениям, но тут случай, как сам понимаешь, особый.

Сергей-то как раз не понимал, почему особый случай, но приготовился слушать дальше.

А между тем звуко-, цвето-, ароматические волны наполнили комнаты, наслаиваясь и сплетаясь в музыку цветов и звуков. Чувствовалось, что, в отличие от него, Сергея, парень хорошо знаком с этим аппаратом. Из пола возникли и заполнили номер кресла, диванчики, приспособления, назначения которых Сергей не знал, сверху свесились люстры, ожил и сам потолок — теперь по нему ползали, переливались и танцевали разноцветные светляки.

— Как вы это делаете? — поинтересовался Сергей, кивая на пульт.

— Как? Просто… — Новый знакомый отложил пульт и присел на один из возникших диванчиков у стены. — Я бы хотел поговорить, если не возражаешь. Кстати, мы теперь уже на «вы»?

— Можно и на «ты», — сказал Сергей, подумав, что, вероятно, они с Николаем были достаточно хорошо знакомы.

— Кстати, ты не знаешь Елену Ланскую? — на всякий случай спросил Сергей.

— Кто ее не знает, — рассеянно заметил он. — Женщина богатая, красивая и независимая.

Он взглянул на Сергея, перевел глаза на беззвучный настенный экран, а затем вздохнул и произнес:

— Прежде всего хочу сказать, что никто из нас просто не мог поддерживать с тобой связь на Уране. Ты сам это понимаешь лучше, чем кто-либо другой. Да, я обещал попытаться, но это оказалось невозможно.

— Уран система замкнутая, — согласился Сергей. — Никакой связи с внешнем миром.

— Вот, ты понимаешь, — оживился Илья. — Тогда не мог бы хотя бы сейчас объяснить, что это ты еще затеял? И зачем изменил личность? Для чего назвался каким-то Сергеем Волковым? Разве этим кого-нибудь здесь обмануть? Уж мне-то, как своему другу, ты можешь все открыть?

Он отвел взгляд. У него несколько раз выступили желваки на скулах. «Он что-то знает, — подумал Сергей. — Знает, но недоговаривает».

— Отпечатки пальцев и проверка глазной сетчатки… — начал Сергей.

— Это-то всех и удивляет, — неожиданно перебил его Пресс-секретарь. — Если бы ты изменил и внешность, было бы понятно. Но ты остался прежним, кроме такой малости, как отпечатки и рисунок сетчатки, которые можно изменить за один день, имея соответствующую аппаратуру.

— Илья, ты думаешь, она у нас была на Уране? Я — Сергей Волков, серийный номер XXII-635718, и больше никто.

— Поэтому все и задают себе вопрос, — вздохнув, опустил глаза Илья, — может, ты и впрямь замешан в убийстве своего отца?

— А какие еще вопросы задают?

— Сказать?

— Конечно.

— Всех интересует, каким образом ты попробуешь сместить с должности нынешнего Премьер-министра Кравцова Владимира Алексеевича. Если бы ты прибыл, как Николай Орлов, никто особенно не беспокоился бы.

— Не понимаю эту логику.

— Все ты понимаешь. Впрочем, не хочешь говорить, не надо.

Сергей решил сменить не совсем понятную ему тему.

— Ты знаешь, меня эти дни постоянно пытаются убить. Уже несколько раз.

— Что в этом странного? — пожал плечами Илья. — Ты сейчас непредсказуем. Темный неучтенный фактор. Конечно, будут пытаться убрать тебя. Твой единственный выход — самому всех нейтрализовать. Тем более что о вас, выживших на Уране, ходят такие легенды!.. — Он оживился. — Вы правда там становитесь такими?

— Какими «такими»?

— Непобедимыми, живучими.

— Не знаю. На Уране люди мрут как мухи. Там мы все были смертными и слабыми.

Они замолчали. Илья робко взглянул на Сергея, словно боялся, что тот рассердится. Волков видел это, но не мог разобрать, боится ли бывший друг Николая его нынешнего или причина тянется из прошлого?

— Я бы хотел тебя попросить об одной вещи, — сказал Сергей.

— Конечно, — с готовностью отозвался собеседник. — Все что угодно.

— Расскажи мне обо всем. Так, будто не знаешь меня и беседуешь с посторонним человеком. Все, что ты знаешь обо мне, об этих убийствах.

— Зачем? — удивился парень.

— Потом и я тоже расскажу тебе кое-что интересное. Илья хотел что-то возразить, но передумал. Он испытующе поглядел на Сергея и покачал головой.

— Я не много знаю об этом. Все было так засекречено! Почти никого не допустили.

— Тогда начни не с убийства, а с самого начала. Илья молчал, видимо, собираясь с мыслями.

— Ну что ж, если ты так хочешь… — начал он. — Мы с тобой знакомы с детства. Мы почти одногодки и всегда были друзьями. У нас даже учителя одни были. С нами еще дружила Вронская Маринка.

— Кто это?

— Как кто? Племянница Премьер-министра! Ее каждый знал!

— Почему — знал?

— Так ведь после того, как тебя осудили, через несколько лет она исчезла.

— Какая связь?

— С тобой? — переспросил Бондарев.

— С делом об убийстве.

— Какая может быть связь? Никакой, наверное.

— Хорошо, продолжай.

— Не знаю о чем говорить, — пожал плечами Илья. — Учеба, занятия. Тебя готовили к должности Премьер-министра. Потом жребий пал на моего отца и твоего брата. Они оба ушли с последним паломничеством. Я после смерти родителя обязан был возглавить Пресс-центр. А через полгода произошло убийство Премьер-министра…

— Неужели не о чем больше вспомнить?

— Не знаю. В детстве, да и потом происходило так много разных событий, не знаю, что тебе из них рассказать… Может, как один раз мы с тобой хотели сбежать в Дикую Зону, но нас быстро засекли почти на границе? Или о том, что мы соперничали с тобой перед Маринкой? Правда, это было давно, еще до того, как ты с ней… Она тебя ждала все это время. Ты знаешь. Но зачем тебе все это?

— Хотя бы потому, что я действительно Сергей Волков, а не ваш Николай Орлов. Орлов погиб у меня на глазах, его сожрал коллоидный туман, неужели вам никто об этом не сообщил?

Илья недоверчиво слушал Сергея. Настроенная им музыка заполняла комнаты. Сергею было все равно, поверит ли он.

— Кто же тогда ты, Сергей Волков?

— Я и сам хотел бы это знать…

Илья посмотрел на него, как глядят на сумасшедшего.

— Про себя я помню немного. Родом с Радуги, из семьи фермера, ныне уже усопшего. А потом я в какой-то драке убил соседнего парня, за что и загремел на Уран.

— Что-то все равно не сходится, — нахмурился Илья. — Что-то неправильно.

— Ну а то, что мы встретились с Николаем, было удивительным совпадением, которое может произойти раз в тысячу лет! Если ты веришь в совпадения…

— Допустим.

— Я могу о себе знать лишь то, что хранится в официальных банках данных. И еще то, что рассказали обо мне товарищи. В памяти сохранились события лишь последнего года до каторги. То, что меня зовут Сергей Владимирович Волков, потому что во время того несчастного случая при мне было удостоверение именно на это имя. С грехом пополам могу восстановить события, произошедшие примерно за двадцать часов до трагедии…

— Что у вас произошло?

— Извержение вулкана. Наш лагерь был разбит слишком близко у подножия Грозного, и сейсмологи неоднократно предупреждали, но никто ничего не предпринимал. Так бывает всегда. Я помню, как среди ночи нас разбудил страшный взрыв, рев огня, треск рушащихся зданий. В трещинах почвы и в разлившейся лаве погибла половина поселенцев из лагеря. Я помню красное огненное море, каменный дождь, пепел… Потом я, конечно, пришел в себя. Меня, как и других пострадавших, эвакуировали в госпиталь. Позже я узнал, что моего спасителя зовут Николай Орлов — он успел оттащить меня от края лавового потока…

— А что было дальше? — нетерпеливо прервал паузу Илья.

— Я очнулся лишь через два дня в госпитале. Николай пришел меня проведать. Вот тут-то все и начинается. Когда я пришел в себя, то подумал, что спятил. Я лежал на кровати, глядя в упор на самого себя… Тогда я стал своего рода знаменитостью: во-первых, у меня была абсолютная и полная амнезия, во-вторых, между мною и моим спасителем было поразительное сходство. С тех самых пор мы с Николаем не разлучались и все делили пополам. Передряг, в которые мы с ним попадали, вполне хватило бы на десятерых, и вскоре нас прозвали «братья-бесы».

Сергей помолчал, вспоминая тот ад, что теперь казался страшным сном. Вспоминать об этом было трудно.

— А пару недель назад, — продолжил он рассказ, — нас с Колей в составе небольшого отряда отправили на разведку к северо-востоку от карьера, где мы добывали нейрозит. Уже несколько дней в том направлении пропадали люди. Мы должны были разведать, в чем дело. Понимаешь, там… Ты сам что-нибудь знаешь об Уране?

— Ну, как все…

— Значит, ничего. Уран не просто планета смерти. Она постоянно продуцирует смерть. Это планета с повышенной мутагенной реакцией. Там постоянно возникают новые виды смертельно опасных организмов, а существа, завезенные с других планет, немедленно мутируют, причем в наиболее опасном для окружающего мира варианте.

— Почему?

— Никто не знает. Просто это есть. Вероятно, это так пожелал Создатель. Ну а его пути неисповедимы, как ты знаешь…

— Ты говорил о разведке, — вернул Сергея к рассказу Илья.

— Да. Аккумуляторов, как всегда, не хватило. Поэтому нам не разрешили углубляться далеко, но буквально через три километра мы попали в туман. Туман был не обычным, а больше похожим на какую-то коллоидную, очень густую смесь. Маски нашлись лишь у меня, Николая да Юры Семенова. Старший группы поручил нам втроем пройти еще метров на сто-двести. Остальные остались на границе тумана.

— А что за маски?..

— Это мы сами их так называли. На самом деле это силовые устройства, которые создают локальное поле отталкивания. Можно дышать, смотреть в воде или, как тогда, в тумане, не боясь контакта с кожей.

Втроем мы ушли, но недалеко. Оказалось, что в тумане невозможно было быстро двигаться. Стоило увеличить скорость, как туман начинал вокруг еще больше сгущаться, уплотняться и давить сверху. А потом вокруг стали мерещиться тени каких-то тварей… Казалось, опасность поджидает со всех сторон.

Потом выяснилось, что туман — это организм, состоящий из множества самостоятельных частиц-молекул. Мельчайший элемент — что-то вроде амебы, но в случае, когда внутрь него попадало биологически активное, живое существо, разрозненные молекулы мгновенно образовали более сложный организм, способный справиться и переварить источник раздражения. В тот раз источником раздражения стали мы.

Мы шли в связке, обвязавшись прочной веревкой, которую туман уничтожил почти сразу. Уже через десяток метров мы потеряли друг друга. Пробовали кричать, но звук совершенно поглощался этой молочной взвесью.

Позже оказалось, что этот коллоидный организм, каким и был этот туман, кроме всего прочего вырабатывал излучение, угнетающе действующее на психику жертв. Словом, нас охватывал ужас. Мы бродили, словно слепцы, уже понимая всю бесполезность нашей разведки и желая только одного: выбраться. Но ни я, ни Николай, ни Юра никогда не бросили бы друг друга.

Семенова я нашел первым. Наверное, он пытался бежать, чем и запустил механизм… Сначала я споткнулся обо что-то резиново-плотное, начал обходить — и совсем близко увидел мертвые глаза Юры, разинутый в немом крике рот. Снизу до шеи Юра был обвит упругой мускулистой плотью тумана, уже переваривавшего его. Я бросился к товарищу, попытался спасти, но было поздно— у меня в руках осталась лишь голова Юры, которую я положил в сумку. Когда я повернулся, чтобы уйти, то увидел нечто паукообразное, уже нависшее надо мной.

Наступал мой конец.

Вернее, я подумал, что мне конец. Я не понял, как это случилось, но в последний момент Николай буквально врезался в этого туманного паука. Понимаешь, он не решился выстрелить, во-первых, цель была совсем рядом со мной и меня мог задеть луч лазера, а во-вторых, непонятно было, остановит ли этого аморфного хищника выстрел. Вероятно, Николай хотел оттолкнуть меня, а может, действительно решил справиться с этой тварью. Этого теперь уже никто не сможет сказать наверняка. Знаю только, что он сделал все, чтобы спасти меня. И вот я жив, а он погиб.

Паук обхватил его мгновенно, образовав вокруг кокон, подобный тому, который я видел на Юре, — Сергей закончил рассказ и словно вернулся в те дни. Ему показалось, что жуткое молоко протоплазмы опять хаотично пульсирует вокруг него.

В комнате наступило молчание, нарушаемое лишь волнами музыки, нарастающими и протяжными, словно собирались вырваться из замкнутых стен номера.

— Что стало с Николаем? — решился спросить Илья.

— То же, что и с Юрой. Мне повезло, что фрагменты протоплазмы, занятые перевариванием жертвы, на некоторое время теряют активность. Я смог вынести их головы. А вот каким чудом вышел сам, можно только догадываться. Скорее всего, в состоянии ступора, в котором я находился, я не был способен на резкие движения и просто брел, куда несут ноги.

— Вы их похоронили? Сергей кивнул.

— Кое-что Николай мне до этого рассказывал, — продолжал Волков. — Я знал, что семьи у него нет, что отец погиб. Так что я оказался вроде как его единственным наследником. Когда мне отдали его вещи, я просмотрел их. Понимаешь, Николай даже со мной был скрытен, и только теперь я понял почему. В его сумке я нашел пленку с начатым им когда-то письмом. Вероятно, он просто забыл о нем, но мне оно пояснило кое-что из его прошлой жизни. Я читал его столько раз, что просто выучил его наизусть. — Сергей начал цитировать: — «Меня вышвырнули из Мечтограда три года назад. Отняли семью, положение, честь и мою девушку. Они лишили меня всего, что у меня было. Я любил ее, а она смеялась, глядя на то, что происходит, потому что сама была во всем замешана. Она смеялась, уходя под руку с этим негодяем. Это животное, которое работает на него, пытался прикончить и меня. Мне пришлось убежать, и бег мой закончился здесь, на Уране. Я сделал ошибку…»

— А дальше? — спросил Илья.

— На этом письмо обрывалось.

— Он не указал никаких имен, — заметил друг Николая.

— Верно. Там не было никаких имен. Да мне они и не нужны. Я все равно узнаю, кто эти люди. И тогда знаешь, что сделаю?

Сергей дал ему возможность догадаться самому.

— Зачем вы ввязываетесь во все это? — спросил он. Сергей понял, что Илья ему поверил, по тому, что тот невольно дистанцировался вежливым «вы».

— Затем, что Николай был мне другом. Вы тут никогда не сможете понять, что такое друг в мире, грозящем каждую секунду тебя уничтожить. Может, только наша дружба и помогла мне выжить. Возможно, из нас мог выжить только один, но то, что в живых остался я, делает меня должником. И я поклялся вернуть ему все, что у него отняли.

— Отлично! Очень здравое рассуждение. Наивное, конечно, но благородное. И вы уже заранее все решили, всех осудили, даже не зная, виноват Николай на самом деле или нет?

Сергей сухо улыбнулся:

— За год можно отлично узнать человека, с которым на Уране дерешься бок о бок. Я знаю Николая, как самого себя. Орлов никого не убивал.

Секунду Илья пристально смотрел на Сергея и вдруг, откинувшись, утонул в мягкой прозрачной спинке диванчика и шумно выдохнул:

— Все. Я вам верю. И я ваш союзник.

— Тогда давай обращаться друг к другу снова на «ты».

— Да? — удивился он. — А мы разве не перешли?

— Сначала ты говорил мне «ты», теперь — «вы».

— Хорошо, исправлюсь, — рассмеялся Илья. — Есть хочешь? — спохватился он. — Прием назначен на шесть, потом торжественная часть… Стоит перекусить.

Заказывая, он что-то долго требовал у администратора, добился своего, после чего из пола вырос большой стол, заставленный так плотно, что у меня невольно вырвался вопрос:

— Ты что, хочешь объесться?

— Учись. Ты должен схватывать на лету. Я заказал блюда вкусные, некалорийные и воздушные. Если ты даже сам все уничтожишь, то и тогда особенно не перегрузишься.

Все оказалось действительно очень легким и вкусным.

А потом Сергей решил продолжить расспросы Ильи о Николае.

— Ты говорил, что вы дружили с Мариной. Вронской, если не ошибаюсь. С племянницей Премьер-министра… Кстати, нынешнего или усопшего?

— Нынешнего.

— Ты упоминал о том, что у Николая с ней что-то получилось?

— Да. Они правда долго были просто друзьями. А потом… Знаешь, я очень не одобрял, когда он с ней… Это было как раз незадолго до смерти Премьера.

Сергей неожиданно для себя спросил:

— Ты тоже на нее виды имел?

— Да, — честно согласился он. — Я считал, что они не пара и что ей нужен другой человек.

— Ты имеешь в виду себя?

Он перестал есть, побагровел и быстро ответил:

— Да, именно так. Но Николай вскружил ей голову, влюбил в себя просто потому, что это было у него своеобразным спортом. Марина любила его так сильно, что даже после высылки на Уран оставалась верна ему.

Сергей улыбнулся:

— Бывает. Но это ваше дело.

И по совсем не сложной ассоциации спросил:

— Ты говорил, что знаешь Ланскую?

— Конечно.

— Она что, здесь настолько известна?

— Еще бы! Появилась несколько лет назад откуда-то с дальних звезд. В средствах, мягко говоря, не стеснена. Шикарная женщина. И очень заметная. А ты тоже?..

— Что? — переспросил Волков.

— Тоже… ее заметил?

Сергей не совсем понял, что Илья имел в виду, поэтому решил подойти к интересующему его по-другому:

— Мы сегодня по приглашениям были с ней у Мираба Мамедова в Магическом квартале. Там нас, а возможно, только меня, хотели убить. Потом я ее потерял. Можно ли узнать, где она сейчас?

— Конечно.

Илья вызвал робота и спросил, где сейчас находится Елена Ланская, и попросил срочно соединить. Робот некоторое время пребывал в прострации, потом суетливо задергался и сообщил:

— Абонента не могут найти.

— Как это не могут? — искренне удивился Илья. — Соедините немедленно.

Вдруг настенный экран помутнел, мигнул черным, багровым, фиолетовым, прояснился на мгновение, что-то показал невнятное… и тут возникла Лена, растерянно взирающая с экрана. Девушка сидела в кресле посреди комнаты возле металлического шеста, к которому была прикована цепью, закрепленной железным обручем вокруг ее талии.

Увидев нас, Лена обрадовалась и рассердилась одновременно:

— Что за дьявол! Меня похитили. Они сказали, что ты мертв. Илья! Ты тоже здесь? Очень хорошо. Сделайте что-нибудь. Идиотизм какой-то!

— Ты где?

— Этот мерзавец говорит, что в замке Императора, но этого, конечно, не может быть.

Из-за спины Лены словно бы материализовался давешний гном.

— Очень даже может быть, — вмешался он. Лена вздрогнула:

— И ты здесь, мерзавец!

— Где же мне быть? Я в некотором роде ответственный.

— Кто это? — спросил Илья.

— Наш проводник по мирабовскому магическому вертепу.

— Отвечай! — свирепо потребовал Сергей. — Где ты ее держишь?

— Она сказала правду. В замке Бога-Императора. И тебе придется прийти за ней. Выбора, однако, нет.

— Что за дьявол!

— Коля! — крикнула Лена. — Сделай что-нибудь! Экран вновь мигнул, вернул на место перламутрового робота, мелодично сообщившего:

— Абонент отключился.

— Местонахождение абонента? — быстро потребовал Илья.

— Замок Бога-Императора, — без промедления сообщила машина. — Будут еще какие-нибудь приказания? Распоряжений не последовало, и робот исчез с экрана.

— Знаешь что? — нарушил молчание Илья. — Сейчас пять часов. Отправлюсь ка я в Пресс-центр, попробую узнать что-нибудь, а ты около шести спускайся в вестибюль, я закажу машину сопровождения.

— Хорошо, — согласился Сергей.

Он ушел, и Волков снова остался один. Он еще до конца не понимал, что произошло. Как? Почему? Он смотрел на экран визора и ничего не видел. Как могло все это получиться? Во время их первой встречи Сергей даже не особенно присматривался к ней — красивая молодая женщина, первая из многих, что готовы помочь ему забыть проклятые годы. И даже сегодня ничего не предвещало того мучительного, чудовищного, неотвратимого переворота в нем, который он ощущал сейчас. Такое чувство, словно в нем возникло другое существо, которое неожиданно и прочно утверждается… Еще утром Волков просто бы рассмеялся, если кто рассказал ему… а сейчас впору было бы расплакаться, если бы умел. Это невероятное заточение Лены, будто поворот игрушечного калейдоскопа, разом изменило устоявшийся узор его мировоззрения. И с холодной ясностью Сергей понял, что дьявольский гном — или кто там за ним стоит: Мираб? Премьер-министр? — рассчитал верно: конечно, он пойдет в Дикую Зону, найдет ее, и тогда кое-кому не поздоровится. Кое-кто очень пожалеет, что осмелился вступать в подобные игры с человеком, прошедшим Уран!

Сергею хотелось немедленно броситься искать резиденцию Бога-Императора. Все остальное, нынешний прием у Премьер-министра, предстоящие разговоры… представилось ему теперь таким ничтожным, глупым!..

Но это уже похоже на сумасшествие. Нужно было взял себя в руки. Сергей несколько раз глубоко вдохнул, выдохнул. Походил по комнате. Попросил кофе. Взял мелко дрожащими пальцами чашку, выпил. А когда закурил, почувствовал, что дикий порыв, незаметно овладевший им, обуздан. Холодно, расчетливо он продумал свои возможные шаги. Остался доволен. Если понадобится, он взорвет этот Мечтоград, но Лену найдет. И конечно же отомстит. За нее, за Николая, за все.

Теперь он мог думать спокойно. Почти спокойно.

Да, все случилось неожиданно в один момент, когда он понял, что ее захватили из-за него, что он сам стал причиной. Как просто!..

Сергей подумал, что теперь память о погибшем друге и любовь к ней страшным образом сплетались: долг и любовь, смерть и любовь…

Волков ходил по комнатам. Автоматика едва успевала убирать все то «движимое» имущество, что сотворил Илья. Сергей ощущал все мышцы. Его будто зверя раздирали на части. Он сел, кресло подхватило его. Лена в опасности, и он должен спасти ее. Что, если она похищена с согласия Императора? Ну, тогда!.. Если понадобится, он снесет замок Бога-Императора!..

Он понимал, чувствовал, что все сможет.

Сергей не сразу сообразил, что робот-администратор обращается к нему.

— Да? Что? Повторите.

— Вам пора идти. Скоро приедет машина сопровождения.

— Хорошо. Я готов.

Глубоко вздохнув, Сергей снова попытался успокоиться. Ему надо на прием, который тоже не случаен. Вернее, приглашение ему сделали не случайно. Сначала он думал, что им хотят просто позабавить гостей — этакая экзотическая приправа к постной столичной жизни. Но теперь казалось, что на этом приеме что-то должно решиться. Илья! Начальник Пресс-центра… Он тоже может что-то узнать.

Внизу робот перламутрово улыбнулся.

— Машина ждет.

Сергей вышел за дверь, сразу несколько бластеров нацелились ему в грудь.

Все так переплелось: утреннее посещение Магического квартала, схватки, исчезновение Лены и вспыхнувшее, как порох, его чувство к ней… Сергей молча переводил взгляд с одного полицейского на другого. Десятилетняя привычка заставила его подчиниться.

— Руки за голову! — К стене!

У них на Уране полицейские были, по сути, такими же узниками, поэтому позволить себе идиотскую выходку, глупое издевательство, шутки ради, мог только потенциальный покойник.

Сергей увидел майора Михайлова и лейтенанта Стражникова и еще троих неизвестных ему легавых.

Когда он понял, что грубое ощупывание и обстукивание его ног служит лишь развлечением, он испытал удивление столь сильное, что это отразилось на его выражении лица. Полицейские дружно смеялись, потешаясь над ним, майор едва выговорил сквозь смех, сотрясавший его могучее тело:

— Нас просили проводить тебя, Волков Сергей Владимирович, на прием к Премьер-министру. Иди! Что застыл, словно девица?

Сергей направился к машине.

— И из-за этого козла еще полицию тревожить, — добавил лейтенант Стражников, когда Сергей проходил мимо него.

Волков не мог забыть, что именно лейтенант сбрасывал его с башни, и мгновенно схватил того за горло. Стражников дернулся. Помедлив секунду, все бросились разжимать пальцы. Сергей повернулся к майору:

— Ты, шутник, если будешь стрелять, Премьер тебя с потрохами сожрет.

Михайлов замешкался, трое его подручных дружно и безуспешно пытались отодрать пальцы Сергея, пока он с диким наслаждением наблюдал, как синеет, видимо, только заживленное после его прошлых побоев лицо полицейского.

В точно рассчитанное мгновение он бросил тело лейтенанта, Стражников сполз по гладкому боку патрульной машины, его подхватили.

— Ты мне еще за башню должен, — сказал Сергей. — Это была только шутка.

Ах! Как же хотелось сломать ему шею! И это почувствовали все. Зверь в человеке ощущается сразу. Майор Михайлов выругался злобно и длинно. Но Сергею было на него наплевать. Он молча сел в машину и прикрикнул на несколько растерявшихся служителей закона:

— Поторапливайтесь! Я могу опоздать из-за ваших нерасторопных шуток.

Держась за шею обеими руками, лейтенант не отрывал от Сергея горящего черной ненавистью взгляда. Майор тоже пыхтел. Волков перестал обращать на них внимание, а потом они полетели.


Глава 11. ПРОСТОЙ БОЙ У ВАРЯГОВ | Бог-Император | Глава 13. ПРИЕМ У ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА