home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

Случай этот не подвернулся, а прямо-таки обрушился на него. Вскоре после беседы Юры с Бурундуком заболела учительница математики, преподававшая в старших классах. Болела она долго, а все учителя в Иленске работали с перегрузкой и не могли ее заменить. Тут в Иленск прилетела к родителям в отпуск некая Татьяна Игоревна. Иван Карпович Лыков, знавший Татьяну Игоревну с детства, упросил ее помочь школе Бурундука, провести с ребятами хотя бы несколько уроков, чтобы ребята могли наверстать упущенное. Татьяна Игоревна поколебалась (педагогического опыта у нее не было), потом согласилась. Оказалось, что никакой педагогический опыт ей не нужен, что дар преподавателя у нее от природы. Свой первый урок она провела так спокойно, уверенно, даже интересно, словно всю жизнь была учительницей. И вот в эту женщину влюбился Чебоксаров.

Татьяна Игоревна была стройна, красива лицом. Ярко-синий свитер очень шел к ее золотистым, аккуратно уложенным волосам. Но особенно пленило Юру то, что она прилетела в Иленск из самой столицы и, как он узнал, была не простой "учителкой", а научным работником в области кибернетики.

Тут Юра забыл неприятный разговор с Бурундуком о тех, кто "выпендривается" и о тех, перед кем "выпендриваются". Математика давалась ему нелегко, и теперь он часа по два просиживал над учебником. Многое ему было непонятно, и он донимал расспросами отца. Тот диву давался усердию своего троечника-сына и начинал верить в поразительную особенность школы, которой руководит Бурундук.

А на уроках математики Юра сидел развалясь на парте, со скучающим видом глядя на потолок, на стены, но только не на учительницу. Он нарочито зевал и потягивался, а иногда опускал подбородок на грудь, делая вид, что дремлет. И он все время ждал, что учительница наконец обратит на него внимание, и вот тут-то он покажет, кто перед ней: из разболтанного сонливого ученика он вдруг превратится в подтянутого, прекрасно соображающего математика.

Но урок шел за уроком, а Татьяна Игоревна не приглашала Чебоксарова к доске и даже не предлагала ответить на какой-нибудь вопрос с места, как будто его и вовсе не было в классе.

Отчаявшись, Чебоксаров решил использовать свое умение ходить на руках.

Урок математики был самым первым в тот день. Юра пришел в школу раньше всех одноклассников, сунул портфель в парту, чтобы руки были свободными, а потом долго околачивался в конце коридора. Когда коридор опустел, он встал перед дверью класса на руки, открыл дверь, стоя на одной руке, вошел в класс, аккуратно закрыл дверь и, идя на руках к свой парте, проговорил заранее подготовленную фразу:

– Извините, пожалуйста! Я немного задержался. Весь класс тихонько, но дружно ахнул, а Татьяна

Игоревна спокойно спросила Юру, когда он встал на ноги:

– Твоя фамилия Чебоксаров?

– Чебоксаров...

– Хорошо. Садись, Чебоксаров. Прошу тишины, ребята!

И она продолжала урок как ни в чем не бывало, а Юра сидел и чувствовал, что у него все внутренности корчатся от стыда и унижения. Ведь придя впервые в класс, Татьяна Игоревна взяла журнал и устроила беглую перекличку. При этом она лишь мельком взглядывала на того, кто вставал, услышав свою фамилию. К Юре она с тех пор ни разу не обращалась, а теперь вдруг сразу поняла, что он Чебоксаров. Ну, ясно! Бурундук предупредил ее, что есть в седьмом классе такой Чебоксаров, который из кожи лезет вон, чтобы произвести впечатление, проще говоря, любит "выпендриваться", а вы, мол, Татьяна Игоревна, не обращайте на это внимание.

И вот теперь за учительским столом стоит она, красивая, спокойная, словом, та, перед кем выпендриваются, а за три парты от нее сидит он – гот, кто выпендривается, жалкий, съежившийся от стыда.

И конечно, именно в такой день Татьяна Игоревна вызвала Юру к доске, предложила доказать теорему Пифагора. Никакой радости это ему не доставило, хотя он прекрасно знал теорему. Как видно, на нервной почве у него стало першить в горле и ему чуть ли не после каждого слова приходилось откашливаться.

– Пятерка, Чебоксаров. Садись, – равнодушно сказала Татьяна Игоревна, и он уныло поплелся на свое место.

По окончании урока наступило самое худшее. Зазвенел звонок, ребята повалили в коридор, и когда Юра проходил мимо учительницы, та сказала негромко:

– Чебоксаров, задержись на минуту. – А когда класс опустел, она добавила: – Мы сейчас пройдем с тобой к директору.

На душе у Юры стало уже совсем тошно. Он хотел бы крикнуть: "А я не хочу, не желаю!" и убежать, но понял, что это будет расценено как трусость, и сказал хладнокровно:

– Пожалуйста! Пойдемте.

Татьяна Игоревна рассказала Бурундуку, как Чебоксаров вошел в класс на руках, и Юра увидел, что директор заметно покраснел.

– Гм! Да! Садитесь, пожалуйста! – сказал он после долгой паузы.

Учительница села, а Чебоксаров предпочел остаться на ногах. Бурундук после этого еще долго молчал. Наконец он заговорил:

– Понимаете, Татьяна Игоревна... Тут в этом деле моя вина. Это я подсказал Чебоксарову такую мысль, чтобы на руках ходить. Это я, понимаете ли, сам перед ним на руках ходил.

Юра заметил, что учительница если не ошеломлена, то, по крайней мере, озадачена. А Бурундук продолжал. Он говорил, что ходил на руках, желая показать Чебоксарову, как это дешево дается – произвести эффект какой-нибудь глупостью.

– Так что вы уж извините меня! – закончил он. – Мой педагогический эксперимент, если так его можно назвать, не удался. Не сообразил я. Не сообразил, с кем имею дело. А Юру уж давайте не наказывать. И родителям его не сообщать. Тут я сам виноват. Я виноват.

Даже всегда невозмутимая Татьяна Игоревна оторопела от такого признания директора.

– Хорошо, Данила Акимович, – пробормотала она и, не добавив ни слова, вышла из кабинета.

Данила Акимович придвинул к себе какую-то деловую бумагу и стал просматривать ее. В это время зазвенел звонок об окончании перемены.

– Иди, Чебоксаров. На урок опоздаешь, – сказал директор, не отрываясь от бумаги.

И самолюбивый, так жаждущий популярности Юра не то чтобы ушел, а, как ему показалось, уполз из кабинета. И когда он поднимался на второй этаж, ему продолжало казаться, что он не идет, а ползет по лестнице, извиваясь, как червяк.

В тот же день Юра получил две двойки, потому что думал только о своем. В конце учебного дня он сменил в раздевалке тапочки на валенки, надел теплую куртку и шапку-ушанку и стал ждать во дворе, когда появится Данила Акимович.

Наконец директор вышел. Мороз был за тридцать, но Бурундук, по своему обыкновению, бегал домой в одном костюме и без шапки: ведь между школьным крыльцом и крыльцом жилого дома было не больше двадцати метров. Вот тут ему загородил дорогу Юра Чебоксаров.

– Данила Акимович, разрешите с вами поговорить! – сказал он каким-то особенным, звенящим голосом. При этом правый уголок губы да и правая щека его слегка подергивались.

– Знаешь, – сказал директор, – пойдем-ка в сени. А то ведь ты во как одет, а я – во как!

Они поднялись на крыльцо "летнего клуба", открыли и закрыли за собой две утепленные двери и поднялись по деревянной лестнице на площадку между этажами.

– Ну... здесь тоже не тропики, а разговаривать можно. Что ты хотел сказать?

Правая щека у Юры задергалась сильней. Он пристально смотрел на директора.

– Данила Акимович! Хотите... хотите, теперь я вас удивлю? Даже переудивлю. Хотите?

– А каким же образом переудивишь?

– А вот каким: больше я ни одного замечания не получу.

Данила Акимович улыбнулся.

– Это интересно! Только погоди! Какой срок ты устанавливаешь, чтобы меня переудивить: три дня, неделю, месяц?

– Нет! Просто до окончания школы. Вот этой школы.

Данила Акимович улыбался, поглаживая подбородок.

– Да-а! Это действительно... Если это тебе удастся, ты, и правда, меня переудивишь. Ну, давай, поглядим.

Тут Юра почувствовал, что лучше будет резко оборвать разговор именно в этот момент.

– Хорошо, Данила Акимович! До свидания! – сказал он и, не добавив ни слова, убежал вниз по лестнице.

А в июне, когда почти все, окончившие седьмой класс, готовились к экспедиции в тайгу, Данила Акимович случайно встретил Юру на улице и остановился.

– А ты, Чебоксаров, и впрямь умеешь удивлять. Ведь с тех пор ни одного замечания! Юра усмехнулся:

– Погодите, Данила Акимович. Ведь я сказал – до окончания школы.

– Это правда. Но и три с половиной месяца кое-что значат. В поход идешь?

– Иду, конечно.

Юра ответил так, будто он не сомневался, что этот вопрос решенный. На самом деле он не был уверен, что его возьмут в поход, но самолюбие не позволило ему прямо спросить об этом Акимыча. Вдруг тот скажет:

"Погоди, голубчик, я еще не уверен, что ты не выкинешь чего-нибудь там, в лесу". Он прилетел домой, как говорится, на крыльях радости и сразу принялся за сборы, но через день слег с острой болью в горле и с температурой в 39. Выздоровел он лишь через две недели после отправления экспедиции в тайгу. Теперь он сидел на крыльце рядом с подругой по несчастью Надей.


Глава 13 | На школьном дворе | Глава 15