home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

Пока Инна переживала все эти страсти, к крыльцу подошла Надя с кедровыми орешками в прозрачном мешочке. Ей, конечно, тут же сообщили, что приехала "эта самая", и поведали о том, что наврали про Акимыча, поведали о блестящем представлении дразнильщиков, а Томка, сильно приукрасив свою отвагу, рассказала, как она, чуть ли не с риском для жизни, приклеила изображение черепа к окну.

– Сейчас с Ядвигой Михайловной о чем-то толкует, – добавила тетя Валя. Побеседовать захотелось.

Наделив всех орешками, Надя села спиной к перилам, так, чтобы можно было смотреть на дверь в ожидании, когда появится "эта самая". Ждать пришлось лишь несколько секунд. Быстро сбежав по ступенькам, Инна, смущенно улыбаясь, обратилась к сидевшим на крыльце:

– Вы знаете... Она меня выгнала... Я в этом сама виновата: черемши наелась. Тетя Валя засмеялась.

– Да-а! Ядвига Михайловна у нас старушка нравная. Так давайте присаживайтесь, может, мы вам расскажем, что вас интересует.

Но Инна поблагодарила, сказав, что ее, должно быть, обедать ждут, и ушла. Она не прочь была побеседовать с тетей Валей, но не в присутствии Альбины, Демьяна и других ребят.

– По-моему, очень симпатичная дамочка, – сказала тетя Валя и снова заулыбалась. – А наш Данила Акимович не дурак. Вы глядите, без малого сорок лет прожил, и на всех ноль внимания, а тут приглядел себе – и красивая, и скромная, и, видать, образование есть.

Помолчали.

– Красивая-то красивая, – вздохнула Надя. – Только увезет она Акимыча, и школа без директора останется.

– Без директора школа не останется, другого назначат, – возразила тетя Валя. – А Даниле Акимовичу в самом деле пора свою личную жизнь устраивать. Мало он, что ли, на таких охламонов лет потратил, пора и своих детишек заводить.

– Ну, и пусть себе! – вдруг обиженно закричала Альбина. – Ну, и пусть уезжает себе, если ему какая-то личная жизнь дороже, чем школа. Единоличник! Это слово Альбина подслушала в разговоре отца с матерью и решила, что здесь оно придется весьма кстати.

В это время на пороге появилась Ядвига Михайловна.

– Добрый вечер! – сказала она.

– Добрый день, Ядвига Михайловна, – поправила ее тетя Валя. – Ведь мы с вами еще не обедали.

Ядвига Михайловна посмотрела на небо, подергала подбородком.

– Да. Действительно. Добрый день. – Бочком, опираясь на палку, она стала спускаться с крыльца. Ваня и Надя вскочили, чтобы помочь ей, но она отстранила их: – Не надо. Благодарю. Я сама. Я уж как-нибудь сама.

Когда Ядвига Михайловна спустилась, тетя Валя спросила ее, куда она идет. Ядвига Михайловна приостановилась, обернулась.

– Я на свою старую квартиру. Я там тарелку забыла. Это еще мамина тарелка. От старого сервиза дедушки осталась. Мама ею очень дорожила.

– Ядвига Михайловна, вас проводить? – предложила Надя.

– Благодарю! Я теперь в пространстве кое-как научилась ориентироваться. А вот со временем у меня что-то не получается. Путаю день с вечером, обед с ужином. Словом, не та уже голова.

И она пошла со двора, опираясь на палку, слегка опустив голову и улыбаясь каким-то своим мыслям. Все молча смотрели ей вслед, а когда она скрылась за углом, тетя Валя сказала:

– Вот так-то! Одна тарелочка осталась на память о родне. – Она сердито уставилась на Альбину и Демьяна, стоявших перед крыльцом. – А эти да еще тут некоторые, у которых солома в голове, такую же судьбу Даниле Акимовичу уготовили.

– Это почему – уготовили? – хмуро спросил Иванов.

Тетя Валя постукала себя пальцем по лбу.

– А ты сам сообразить не можешь? Разве пойдет она за Акимыча, когда про него такого наговорили?

И пьяница он, и не в своем уме, просто чудо, как его в директорах держут! Она первым же рейсом отсюда махнет.

– Ну и пусть, – сказала Надя. – Акимыч завтра другую найдет.

Это замечание так взъярило тетю Валю, что она приподнялась, но тут же снова села.

– Надежда! – почти закричала она. – Ну, вокруг тебя дети, ребята... Но ты-то, ты! Ты ведь без пяти минут невеста! Тебе бы уж пора разбираться!

– В чем разбираться? – буркнула Надя.

– В людях! Ну, ты пойми, что Акимыч за человек! Сколько женщин на него заглядывались, а он на них и смотреть не хотел. А уж если приглянулась одна, так уж это на всю жизнь. Думаешь, если она улетит, так он на другой женится? Нет, матушка, таких людей однолюбами зовут. Теперь останется бобылем до самой старости. Как Ядвига Михайловна. – Тут тетя Валя протянула указательный палец в сторону Альбины и Демьяна. – И все это вы сделали: решили судьбу человека, который на вас столько сил положил.

Круглоголовая, с короткой светлой челкой Альбина тихо заплакала, а довольно косматый Демьян прикусил нижнюю губу, чтобы не последовать ее примеру.

Внезапно в разговор вмешалась Томка Зырянова:

– Тетя Валя! Ну зачем вы людей зря расстраиваете?! У Ядвиги Михайловны из родни никого нет, а у Акимыча – сестра.

– "Сестра"! – передразнила ее тетя Валя. – У сестры кто всегда на первом месте? Муж да ребята собственные. Престарелому брату она-то будет помогать, это, конечно, да только так, как мы Ядвиге Михайловне помогаем. А вот жена, если она настоящая, она с мужем до гроба не расстанется.

И тут Надя вдруг переметнулась на сторону тети Вали. Она сузила глаза, не вставая со ступеньки, всем корпусом подалась в сторону Альбины и Демьяна и загремела на весь двор:

– Ну, что? Добились своего, да?! Испортили жизнь человеку, да?! Ну, вот теперь радуйтесь, радуйтесь, хвалитесь перед всеми! А что он вам сделал худого, Акимыч? Ну, что?

Альбина завыла тоненьким голоском и поплелась к воротам, Демьян заплакал молча и побрел в противоположную сторону. Скоро она скрылась за одним углом, а он – за другим.


Глава 20 | На школьном дворе | Глава 22