home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 16

В сочельник в Париже шел снег. Направившись из аэропорта прямо к Фионе, Эдриен застал ее возле наряженной елки, под которой лежали завернутые в яркую бумагу подарки. Эдриен тоже привез ей из Нью-Йорка много всего интересного. В квартире Фионы царила атмосфера праздника. Но сама она выглядела как никогда серьезной.

На ней было белое бархатное платье, купленное у «Дидье Людо», и коротенький пиджак, отделанный горностаем, в стиле сороковых годов, от «Баленсиаги». Фиона выглядела изумительно-изысканно и элегантно. На вечер у них был заказан столик у «Вольтера», но перед этим им предстояло посетить Сен-Жермен д'Оксе — небольшую каменную готическую церковь. По дороге в церковь Фиона молчала, и Эдриен не пытался ее разговорить. Он просто молча держал ее за руку, а Фиона смотрела в окно.

В церкви их ждал Джон. Едва увидев Фиону, он счастливо улыбнулся. Было очень трудно все устроить, но Джон не упустил из виду ни одной детали. Все бумаги были в полном порядке. Предыдущий раз они венчались в протестантской церкви. Так что на этот раз ничто не мешало им обвенчаться в католической. Фиона обо всем рассказала Эдриену еще до его приезда, на случай, если бы он решил отменить свой визит. Но Эдриен настоял на том, что хочет быть в такой день с ней рядом. Потом он собирался навестить друзей в Марокко, а Джон и Фиона уезжали в Италию — провести там медовый месяц. Рождество они собирались встретить вместе. А на следующий день разъехаться в разные стороны.

Фионе очень хотелось, чтобы Эдриен был ее свидетелем. Все, что она делала, по-прежнему казалось ей безумием. Оставалось только надеяться, что она снова найдет в себе силы доверять Джону. В конце концов, разве любить не означает прощать?

Священник провел церемонию на французском языке, но попросил Джона и Фиону произнести свои клятвы на английском, чтобы они понимали смысл сказанных слов. И когда Джон взял ее руку в свою и осторожно надел на палец кольцо, Фиона ощутила себя его женой. В глазах Джона стояли слезы. Слезы текли по ее щекам, когда она давала ему клятву верности. А когда священник объявил их мужем и женой, Джон несколько секунд молча стоял, прижав Фиону к себе, прежде чем поцеловать ее в губы.

Потом он улыбнулся ей. Фиона на всю жизнь запомнила выражение его счастливых глаз.

Они вышли из освещенной свечами церкви на засыпанную снегом улицу, а через секунду уже, смеясь, бежали к машине, потому что Эдриен решил осыпать их снегом вместо риса.

Они отпраздновали свое бракосочетание в «Вольтере», а в десять часов вернулись домой.

Эдриен отправился к себе в «Ритц». Перед тем как он уехал, они с Джоном долго шептались о чем-то в прихожей.

В полночь они уже лежали в кровати и разговаривали. Им надо было многое обсудить. В ближайшие два месяца Джон собирался прилетать к Фионе на выходные, зато потом… Джону удалось убедить своих хозяев открыть в Париже филиал агентства, и он собирался руководить им лично. Им надо было подобрать себе дом, Джон собирался продать нью-йоркскую квартиру. Фиона все еще пыталась уговорить хозяев дома, где находилась ее квартира, продать ей весь дом целиком. Но те пока медлили.

Перед отъездом в Париж Джон серьезно поговорил со своими дочерьми. Он дал понять, что не собирается больше терпеть их возмутительное поведение. Они не обязаны любить Фиону — Джон не может их заставить. Но они должны вести себя с ней вежливо и уважительно. Или им будет хуже. Единственное, о чем жалел Джон, это о том, что не поставил своих дочерей на место два года назад.

Вдруг в дверь позвонили.

— Кто бы это мог быть? — встревоженно спросила Фиона.

— Наверняка Санта-Клаус, — улыбнулся в ответ Джон.

С довольным видом он направился к двери. На пороге стоял посыльный из отеля «Ритц», он вручил Джону большой сверток. Эдриен держал это до поры до времени у себя в номере, а затем, как они и договаривались, отправил Джону с посыльным.

— Что это? — Фиона подозрительно смотрела на входящего в спальню Джона.

— Я был прав. Это Санта. Просил передать тебе привет, поздравить с праздником и все такое… — говоря это, Джон опустил на руки Фионы мягкий сверток.

Она развернула голубой плед и увидела маленькую черную мордочку, глядящую на нее доверчивыми глазами. Существо напоминало нечто среднее между кроликом и летучей мышью. Фиона вопросительно посмотрела на Джона, затем снова на непонятное существо.

Перед ней был французский бульдог восьми недель от роду.

— О боже, неужели ты… — слезы уже подступали к глазам Фионы.

Положив щенка рядом с собой на одеяло, Фиона обнаружила, что ей подарили маленькую девочку.

— Не могу поверить, что ты сделал это…

— Она нравится тебе? — спросил Джон, присаживаясь на кровать.

Конечно, это был не сэр Уинстон, а лишь его дальняя французская родственница. Джон знал, как не хватает Фионе старого ворчуна.

— Она — чудо! Я обожаю ее, — Фиона была похожа на маленькую девочку, получившую долгожданный подарок на Рождество.

Она приготовила Джону в подарок картину одного из его любимых художников. Но разве могло это полотно сравниться с живым маленьким счастьем, которое преподнес ей Джон? Не выпуская щенка из рук, Фиона наклонилась и поцеловала своего мужа. Глядя на него в эту минуту, она была уверена, что на этот раз все будет хорошо. То, что было хорошего в прошлый раз, станет лучше, и появится много-много нового, что свяжет их в будущем еще крепче. Все будет совершенно иначе, еще чудеснее, чем прежде. Она снова доверяла Джону — и это было настоящим чудом. И она всегда, всегда любила этого человека. Только его одного!

— Спасибо, что дала мне второй шанс! — прошептал Джон, а щенок вдруг облизал крохотным розовым язычком лицо Фионы и принялся сосать ее палец.

Джон с умилением посмотрел на жену. Данные ими клятвы значили теперь для обоих куда больше. Они означали, что их навеки связала любовь, преодолевшая все преграды на своем пути.


Глава 15 | Вторая попытка |







Loading...