home | login | register | DMCA | contacts | help |      
| donate

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 4

Немножко хочется.

Обнаженная Джинни присела на постель и рассмеялась. «Немножко хочется» — это все равно что «немножко беременна».

Она провела рукой между ног.

Сухо. Ни единого признака игры гормонов.

Джинни растянулась на постели, которую почти не покидала в течение сорока восьми часов, и заложила руку за голову. Вот так. Уже и не хочется.

Она закрыла глаза. Ей было плохо и казалось, что разум навсегда покинул ее.

Горечь утраты? То, о чем толкуют кретины в бесконечных телевизионных ток-шоу?

Едва ли. Джинни знала, что такое боль и горечь утраты. Но для нее печаль всегда была временным состоянием и лишь помогала убедиться, что она все еще жива, способна мыслить и чувствовать. Из-за обычного расстройства Джинни не кинулась бы голая на постель, не стала бы прикасаться к своим интимным местам, чтобы проверить, сохранилось ли у нее желание.

Джинни не хотелось думать, что с Джейком ушла в могилу се сексуальность, что именно ему достались ее последние сводящие с ума оргазмы. Ведь он не обладал выдающимися мужскими талантами, его пенис весьма скромного размера, как правило, безвольно висел, а не указывал радостно на нее. Потому-то Джейк неизменно прощал жене шашни с другими мужчинами, от которых она надеялась получить неизмеримо больше.

С появлением Лайзы в жизни Джинни произошла перемена — неожиданная и даже пугающая. Она уже не мечтала о «большом». У Джинни были муж и дочь, которые — черт знает почему! — хотели и впредь оставаться рядом с ней.

Джинни повернулась на бок и провела ладонью по груди — конечно, силиконовой, после операции, оплаченной Джейком. Все, что она получала в последние годы, Джейк безотказно оплачивал.

Чудо, что он так и не узнал про случай с Брэдом.

Джинни сжала пальцами сосок, но не ощутив ожидаемой вспышки между ног, предалась воспоминаниям о ночи, проведенной в постели с сыном Джейка.

На Джинни тогда было одно из самых вызывающих ее платьев, оно оставляло неприкрытыми бедра и имело вырез почти до пупка. Джейк в очередной раз уехал из города, оставив жену одну. В поисках радостей жизни Джинни отправилась в клуб «Лемонд», где на нее положил глаз какой-то парень. Однако вскоре выяснилось, что он девственник и смотрит на Джинни как на мамочку.

Ей быстро надоело в клубе, и она, совершенно пьяная, вернулась домой. Здесь Джинни налила себе еще порцию виски и залпом выпила.

А потом появился Брэд, стройный, мускулистый. Она видела, как под джинсами наливается силой его мощный пенис.

Джинни позволила ему снять с нее платье, нежно погладить, поцеловать и приласкать ее губы теплым и влажным кончиком языка. А затем он опустил голову и захватил ртом сосок.

— Как я хочу тебя! — жарко прошептал Брэд. — Я хочу тебя с того самого дня, когда впервые увидел.

Джинни казалось, что она протестовала. Тем не менее его язык уверенно, страстно гулял по ее груди…

Она застонала и раздвинула ноги.

— Укуси меня, — приказала Джинни.

Его зубы вошли в ее плоть…

— Сильнее! Сделай мне больно!

Он снова укусил ее.

Джинни дрожала от возбуждения. А когда что-то очень большое и твердое вошло в ее тело, она уже только кричала, стонала и требовала еще.

Но сейчас даже воспоминание о той жаркой ночи не разбудило в ней желания.

Джинни выругалась, встала, распахнула дверцу шкафа и вспомнила о том, что после происшествия с Брэдом сожгла все свои самые сексуальные, самые откровенные наряды.

Потом, конечно, у нее появились другие, а желание осталось прежним. Ну а сейчас Джинни нужны только пижамные брюки и просторная, уютная рубаха. Рубаха Джейка. Покойного Джейка.

Когда раздался звонок в дверь, Джинни стояла у окна в гостиной, время от времени бросая в рот крохотные тостики.

Наверное, что-нибудь прислал очередной поклонник Лайзы, самой милосердной из дочерей, которую Джинни в этот час совсем не хотелось видеть. А кто ей нужен или что, она не знала. Во всяком случае, пусть Консуэлло поскорее выпроводит незваного гостя.

— Джинни! — послышался осторожный голос. — Это я, Джесс.

Джинни посмотрела в темный дверной проем. Джесс? Нет! Но она уже знала — да. Как это похоже на Джесс — прочитав о смерти Джейка, примчаться на другой конец страны. Джесс — добрая, как Лайза.

Ее подруга из другого времени и пространства.

— Господи Иисусе, — прошептала Джинни, — каким ветром тебя сюда занесло?

В сущности, не в таком уж далеком прошлом остался день, когда появилась Джесс и рассказала Джинни про свои идею встречи. В тот раз она тоже нагрянула без предупреждения. С тех пор они ни разу не виделись, но продолжали общаться, если два-три телефонных звонка в год и обмен рождественскими поздравлениями и фотографиями детей можно назвать общением.

Джесс двинулась к ней, робко улыбаясь.

Джинни опять взглянула в окно. Выхода не было. Она не слишком охотно приблизилась к Джесс, обняла ее и поцеловала.

— Наверное, излишне говорить, что ты свалилась как снег на голову.

— Прости, Джинни, но мне нужна твоя помощь. Однако если я не вовремя, скажи, и я уеду.

Джинни заметила, что глаза Джесс покраснели, а веки опухли. Это удивило Джинни — ведь та едва знала Джейка. Ей вспомнилось, как в юности у Джесс глаза частенько были на мокром месте, и в «Ларчвуде» много ночей она плакала в подушку, убиваясь по своему парню, которого так больше и не видела. Неужели Джесс пустила слезу из-за смерти Джейка?

— Ты что, весь полет проплакала?

Джесс поставила свою изящную сумочку на кожаный диван (тот самый, на который еще при жизни Джейка, когда Джинни была истинной женщиной, Брэд повалил ее). Джинни бросила в рот очередной тостик, ожидая услышать слова соболезнования и утешения. Но Джесс проговорила:

— Боже мой, сколько воды утекло. Ты прекрасно выглядишь.

— Больше всего я похожа на кусок дерьма, — желчно возразила Джинни. — Хочешь тостиков?

Джесс отрицательно покачала головой.

Не зная, что сказать, Джинни взяла еще один тостик и начала рассматривать его, словно надеясь прочитать между белыми крупицами соли нужные слова. Конечно, ей следует поблагодарить Джесс за приезд, сказать, что она тоже прекрасно выглядит, и это, кстати, чистая правда. Должно быть, миниатюрные женщины долго не стареют, а потом в одночасье превращаются в трясущихся склеротичных старух, закутанных в шерстяные пледы.

— Садись, — предложила она.

Джесс присела на диван рядом со своей сумочкой.

— Джинни, — начала она, — со мной случилось нечто крайне странное.

И она поведала Джинни о письме от «дочери», о сообщении на автоответчике, о смерти мисс Тейлор, о своих сомнениях и терзаниях. Джинни слушала как завороженная и все время механически жевала.

Ни слова про Джейка.

— Мне не к кому обратиться, кроме тебя, — сказала Джесс. — Только ты меня поймешь.

Разумеется, это было не так. Джинни абсолютно не понимала, о чем Джесс толкует и для чего явилась в Лос-Анджелес.

— Я поняла одно: мисс Ти больше нет.

Джесс кивнула:

— Она умерла прошлым летом.

— Черт! В голове не укладывается, что она в могиле.

В течение тридцати лет мисс Тейлор следила за приключениями Джинни так же внимательно, как охотник за своей добычей. Казалось, ей было известно каждое слово Джинни и каждая ее мысль.

— Она была стара, — вздохнула Джесс. — А вот Эми…

Джинни отвернулась к окну.

— Или Джейк…

Наступила тишина — та жутковатая тишина, которая обычно предшествует потоку слез.

— Что?

Джинни провела ладонями по бедрам, чтобы успокоиться, и вновь повернулась к подруге. Лицо Джесс выражало изумление.

— Послушай, я думала, ты приехала из-за него. Лайза невероятно популярна, и по всем каналам сообщили об этом.

Джесс поднялась и погладила Джинни по руке.

— Джейк?

— Ну да. Он умер. Совсем умер, понимаешь?

Огромный, удушающий комок стоял у нее в горле.

— Я… была так поглощена своими проблемами, что не включала телевизор. И газет не читала… — призналась Джесс.

Джинни с трудом глотнула.

— Да что ты, ничего страшного. Сейчас я попрошу эту неповоротливую Консуэлло приготовить нам кофе. И наверняка после поминок в доме осталось что-нибудь съестное.

Джесс опустила глаза и по привычке повернула на пальце кольцо. Она всегда делала это, когда была чем-то расстроена или что-то обдумывала.

— Джинни, — сказала она, — у меня есть идея получше. Давай где-нибудь поужинаем. И ты мне все расскажешь.

Джинни взглянула на пижамные брюки и рубаху Джейка:

— По-моему, у меня неподходящий наряд.

Джинни не упомянула о том, что уже два (или три?) дня не принимала душ.

Джесс махнула рукой:

— Я подожду.

Столики в ресторане были сдвинуты попарно, совсем как в Манхэттене. Официанты с загорелыми лицами истинных калифорнийцев были одеты в плотно облегающие сорочки.

— Я очень тебе сочувствую, — Джесс посмотрела на Джинни, которая тщательно пережевывала большой кусок хлеба с маслом.

Она была рада, что приехала. Джинни, конечно, ни за что не позвала бы ее. Не набрала бы номер и не сказала: «Джесс, мне нужен друг».

— Ладно, жизнь есть жизнь. Мы прожили несколько неплохих лет.

— И у тебя есть Лайза, — добавила Джесс.

Джинни кивнула, и Джесс отвела взгляд. Джинни невероятно изменилась. Даже сквозь макияж проступала мертвенная бледность. Казалось, кто-то высосал из нее жизненные соки, и она умерла вместе с Джейком. И это прямое коричневое платье вовсе не в ее стиле. В нем нет… никакой сексуальности.

— Джинни, что ты теперь собираешься делать? — осторожно поинтересовалась Джесс.

Движения Джинни становились все медленнее, будто у нее, как у механической игрушки, кончался завод. Она прикрыла глаза.

— Джейк, к счастью, не успел начать новый проект, так что мне не придется хлопотать о его делах. Не беспокойся за меня. Со мной все будет хорошо.

Хорошо. Джесс сделала глоток вина.

— Мы все боимся перемен, — вздохнула она. — Их у нас с тобой было немало.

Джинни не ответила. Она явно не хотела обсуждать эту тему, и Джесс, конечно, не стала настаивать.

— Так что ты посоветуешь? — спросила она. — Стоит мне попытаться выяснить, от кого это письмо? Вдруг мой ребенок жив?

— Да что ты меня спрашиваешь…

— Но ведь у тебя с Лайзой все вышло так удачно!

— Нуда… — Джинни слабо улыбнулась. — Лайза славная девочка.

— Но как узнать хоть что-нибудь? Ведь мисс Тейлор умерла…

— Ты же говоришь, ее сестра жива.

— Жива, да. Но разговаривала она не слишком дружелюбно. Да и что она может знать?

— Может, мисс Ти рассказывала ей что-нибудь. Или остались какие-нибудь записи. Помню, у мисс Ти были тетради в кожаном переплете, и она вечно в них что-то писала.

— Как тогда, когда ты удрала?

Джинни рассмеялась:

— И как только старая чертовка меня нашла!

— У нее было много друзей.

— Старый шериф Уилсон, например. С огромной такой бляхой. Черт, поверить не могу, что она с ним спала. Послушай, может, мисс Ти и про него в тетради что-то писала?

Джесс обрадовалась, увидев наконец в глазах Джинни искорки веселья. Конечно, это было не то пламя, что пылало в глазах подруги в юности, но хотя бы появилась надежда, что она оттает.

— Сомневаюсь. — Джесс улыбнулась. — А здорово было бы найти что-нибудь эдакое!

— А, так вот чего ты добиваешься! — Джинни взяла последний бутерброд. — Ну да, отправляйся к сестре мисс Ти. Она не устоит перед твоим обаянием, и ты спросишь ее, не осталось ли каких-нибудь записей.

— Ох, Джинни, даже не знаю…

— Брось. — Джинни заметно повеселела. — Если хочешь узнать о судьбе своего ребенка, то, по-моему, это лучший способ. Помнишь, чему я когда-то тебя учила?

Джесс улыбнулась:

— Это было так давно…

Джинни пожала плечами.

— Короче, у тебя есть Шанс. — Она обвела глазами ресторан. — Пора выяснить, подают ли тут пристойные десерты.


Глава 3 | По зову сердца | Глава 5







Loading...