home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



16

Даллас не заметил, как уснул. Вот только что он сидел рядом с Кэт, окружённый безмолвными мумиями, и вдруг оказался на узкой каменной террасе. Сверху с грохотом падала вода и, обдавая его облачками ледяной пыли, исчезала за краем пропасти. Ник сделал несколько шагов в сторону, остановился, здесь брызг почти не было. Он стоял как бы внутри водопада. С одной стороны обзор закрывала отвесная скала, с другой — плотный поток несущейся невесть откуда воды. Терраса была узкой, но длинной. Ник не сразу заметил фигуру, застывшую на другом её конце.

— Эй! — крикнул он, не особо надеясь быть услышанным.

Тем не менее фигура медленно повернулась и двинулась ему навстречу. Нетрудно догадаться, что это был Фрэнк.

Звуки водопада ушли на второй план, в голове Далласа зазвучал насмешливый голос погибшего друга:

— Привет! Давно не виделись, молодец, что зашёл попрощаться…

Ударение на слове «попрощаться» неприятным холодом отразилось в голове и так уже успевшего промокнуть и начавшего слегка коченеть Ника.

— Что же ты натворил, Ник?! Я ведь только просил тебя помочь мне уничтожить астероид, а ты что устроил? Зачем ты полез внутрь? Как теперь прикажешь с тобой поступить?

— Хватит! — бросил Ник. — Натерпелись! Я намерен прикончить тебя!

— Неужели… — осклабился Фрэнк. — Могу ли я надеяться на снисхождение?

— Для начала объясни, что происходит, — огрызнулся Даллас. Он никак не мог избавиться от ощущения, будто беседует именно с Фрэнком, а не с использующим его образ энергетическим монстром, это отвлекало на совершенно неуместные переживания. Ник изо всех сил пытался абстрагироваться и сосредоточиться на главном.

Фрэнк остановился в двух метрах от него, заложил руки за спину, напустил на лицо снисходительное выражение. Теперь он стал похож на преподавателя младших классов, глумящегося над природной тупостью доставшегося ему ученика.

— Тебе же всё рассказали, или ты ничего не понял?

— Значит, это правда, что никаких ударов по Земле не было?!

— Более того — это факт! — улыбка сошла с лица Фрэнка, оно стало каким-то кукольным, гримасничая невпопад, он продолжил: — Я использовал биологическую энергию людей, для того чтобы сначала уничтожить пришельцев на астероиде, а потом и всю их цивилизацию, замороженную в недрах Луны. При этом я спас человечество от порабощения… не так ли?

— Нет! Не так! В первую очередь ты спасал самого себя!

— Что в этом плохого?!

— Подожди! Давай начнём сначала. Почему Салли напала на меня?

— Ты стал опасен…

— Для кого?

— Для всех! В твоей голове оказалось слишком много ненужной людям информации. Мне стоило больших усилий постоянно блокировать твою память.

— Если ты можешь свободно манипулировать людьми, к чему тогда все эти сложности. Заставил бы меня спрыгнуть с крыши и всё.

— Я, к сожалению, могу лишь косвенно влиять на поведение большинства людей, а манипулирую только индивидуумами с сильно ослабленной психикой, наркоманами, алкоголиками и тому подобное… Твоя подружка была наркоманкой со стажем… Не замечал?

Теперь многое во взбалмошном характере Салли стало для Ника понятным. Надо же, каким он был ослом…

— Потом, тебя слишком хорошо охраняли. Им даже, несмотря на мою блокаду, удалось выкачать из твоего мозга кое-какие образы. При первом удобном случае я устроил автомобильную катастрофу, но и тут ты выжил. Мне ничего не оставалось, как пойти на взаимовыгодное сотрудничество, — Фрэнк криво усмехнулся. — Рептилии не рассчитали дистанцию, и как только астероид вошёл в зону поражения, я его атаковал, используя энергию людей, находившихся в тот момент с ним на кратчайшем расстоянии. Каюсь, это был мой первый опыт такого рода, поэтому несколько десятков человек погибли от нервного истощения. Но главной задачей оставалось уничтожение врага, закопошившегося в недрах Луны. Для этого требовалось гораздо больше энергии и мощный направленный излучатель. Вот тут-то ты и помог мне организовать плотное кольцо из сильных тренированных мужчин. Они в нужный момент и стали таким излучателем. Надо сказать, что в уничтожении лунных спор участвовали все жители Земли. В тот день многие почувствовали недомогание, головокружение, слабость, но не придали этому значения… однако, заметь, никто не погиб…

— Благодетель ты наш… — скривился Ник.

— А что тебя так смущает?

— Между прочим, пришельцы считают тебя космическим Вирусом, паразитирующим на нашей цивилизации.

— Хорошо, давай разберёмся! Почему «космическим»? Потому что прибыл на Землю из космоса? Допустим. Но ведь и вы, люди, до сих пор не знаете истинного источника своего появления на этой планете, а ну как окажется, что вы тоже не местные… Почему «паразитирующим»? Потому что использую биологические ресурсы Земли? А что, позвольте спросить, делаете вы? Да то же самое, только уровнем ниже, при этом гораздо более варварскими методами. Во что превратили голубую планету… Так кто же из нас в большей степени паразит?

— И всё-таки я не понимаю смысла твоего присутствия здесь, — глухо произнёс Ник.

Фрэнк неестественно засмеялся, можно сказать — заржал. Даллас терпеливо ждал окончания истерики. Насмеявшись вволю, Фрэнк с неожиданной злостью спросил:

— А смысл своего присутствия ты понимаешь?

Хороший вопрос! Не дождавшись ответа, Фрэнк продолжил:

— Беда в том, что ты невольно отождествляешь меня со своим другом, то есть воспринимаешь как человека. Да, я использую его психоматрицу, ибо никаким другим способом мы общаться не сможем, но я далеко не человек. Понять мотивы и оценить результаты моей деятельности ты просто не в состоянии.

— Допустим, — согласился Ник. — Но понять, является ли эта деятельность благом для человека, я в состоянии?

— А является ли благом сама жизнь? Я лишь один из элементов мироздания… Как, например, ты относишься к планете Юпитер? Вот так же относись и ко мне — как к неизбежной объективной реальности. Вселенная — это море энергии, и этой энергией необходимо управлять. Человек не освоил ещё и тысячной доли существующих в природе взаимодействий, а уже возомнил себя венцом творения, высшей формой разумной жизни во Вселенной. На самом деле это далеко не так…

Пока Ник слушал, в его голове мелькали какие-то подозрительные ассоциации: психоматрица, управление энергией, природные взаимодействия… Где-то что-то подобное уже было…

— Какой же вид энергии или взаимодействия является для тебя основным? — осторожно спросил Ник.

— У вас нет единого понятия на этот счёт, но в общих чертах сюда подходят такие термины, как «психическая энергия», «биополе», «телепатия», «телекинез»…

— Короче, биологическая энергия, возникающая в результате разумной деятельности людей! — перебил Ник.

— Приблизительно так, — поморщился Фрэнк. — Но скорее, не «разумной деятельности», а эмоциональных переживаний.

Далласа осенило, он наконец-то вспомнил старый фантастический фильм, в котором люди содержались в гигантских инкубаторах, являясь лишь элементами питания, батарейками для поработившего их сверхразума, однако за счёт транслировавшейся в мозг специальной программы им представлялось, что они живут нормальной, полнокровной жизнью. Тогда это показалось Нику сущим бредом, спрашивается — зачем организовывать мозговую деятельность «батареек», если достаточно снабжать их питательным раствором, получая взамен лишь тепловую и электрическую энергию, и пусть они остаются дебилами.

Действительность, как всегда, переплюнула все фантастические домыслы. Оказывается, для всяких там «залётных монстров» была лакомым кусочком именно энергия эмоциональных переживаний человека. Пришедшая следом мысль заставила Ника похолодеть, хотя до этого он чувствовал, что и так почти совсем замёрз. Длительное общение с Вирусом явно не шло ему на пользу.

— Ты как-то стимулируешь выделение этой энергии? — спросил Даллас как можно более безразличным тоном.

— Конечно! Люди так устроены, что их отрицательные эмоции гораздо сильнее, ярче, чем положительные. Впрочем, следующая за сильным стрессом радостная эйфория также может быть достаточно энергоёмка.

— Ты хочешь сказать, что влияешь на судьбы людей, заставляя их страдать? — Ник с трудом унимал зубовный стук. Пытаясь согреться, он подпрыгивал на месте и растирал плечи руками.

— Ну, судьба отдельного индивидуума — слишком мелкий объект для воздействия… Я работаю в более глобальном масштабе…

— Ты влияешь на ход Земной истории?! — ужаснулся Ник.

— Что тебя так поразило? Жизнь — это движение, борьба, иначе она превратится в никому не нужную тупую жвачку… Это один из основных законов существования нашей Вселенной, относящийся ко всем уровням разума.

Пора просыпаться, подумал Ник, трясясь всем телом, иначе я так точно «кони двину». Он закрыл глаза.

— Уже уходите? — насмешливо поинтересовался Фрэнк. — Не мучайтесь понапрасну: человек, принявший сильную дозу снотворного, не может проснуться по собственному желанию. Давайте лучше продолжим нашу увлекательную беседу. Я постараюсь скрасить вам переход в мир иной… Это не займёт много времени, ещё пара минут — и ты уснёшь навсегда.

— Чем же я обязан столь высокой чести? — прохрипел Ник. — Ты ведь говорил, что не занимаешься судьбами отдельных индивидуумов.

— О! Ты не простой индивидуум, с тобой не грех разобраться персонально! Ник, ты и впрямь считал, что держишь меня за горло?

— Я и сейчас так считаю! — прошептал Даллас. Силы покидали его.

— Ты поразительно упрям и безосновательно самонадеян даже за полшага до смерти! — всплеснул руками Фрэнк. — Что ж, это делает честь твоей выдержке! Напоследок хочу потешить твоё самолюбие — ты был действительно достойным противником!

Ник вымучил из себя подобие улыбки. Как всё это было похоже на Фрэнка, именно так говорил бы и жестикулировал его друг, если бы ему довелось сниматься в кино в роли космического злодея.

Окружающий мир подёрнулся дымкой, поплыл, стал ещё более призрачным. Даллас понял, что умирает. Ему было страшно, но не поставить победную точку в их противостоянии он не мог.

— Ты поторопился, — шевельнул губами Ник, пытаясь сфокусироваться на физиономии Фрэнка, в надежде увидеть ужас в его глазах. — Следовало на этот раз лучше покопаться в моих мозгах… Рядом со мной находится женщина, если я вдруг умру, она осуществит то, чего ты так боишься…

Холод отступил. На лице Фрэнка возникло недоумение, потом ярость. Оскалившись, он прорычал:

— Кстати, я забыл тебе сказать: человек, не имеющий возможности самостоятельно проснуться, также находится полностью в моей власти!

Даллас почувствовал, как какая-то внутренняя пружина развернула его тело и бросила в пропасть. Попав под ледяные струи воды, он вдруг ощутил нестерпимый ожог и, лишь успев удивиться этому, потерял контроль над своим телом.


предыдущая глава | Претенденты из вечности | cледующая глава