home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



VI

Йон и Видкунн плыли день и ночь, пока не добрались к Магнусу конунгу. А Свейн и Торир, возвращаясь со своим войском с севера, грабили по всему Халогаланду. Но когда они стояли во фьорде, который называется Харм, они увидели, что приближается Магнус конунг, и, решив, что у них недостаточно войска, чтобы сражаться, пустились наутек.

Торир и Эгиль поплыли в Хесьютун, а Свейн вышел в открытое море, некоторые же из их войска поплыли вглубь фьорда. Магнус конунг стал преследовать Торира и Эгиля. Когда корабли, причаливая к берегу, столкнулись, Торир стоял на корме своего корабля, и Сигурд Шерстяная Веревка крикнул ему:

– Здоров ли ты, Торир?

Торир отвечает:

– Руки-то здоровы, но дряхлы ноги.

Тут все люди Торира и Эгиля бежали на берег, а Торир был схвачен. Эгиль был тоже схвачен, так как он не хотел оставить свою жену. Магнус конунг велел отвезти их обоих на Вамбархольм. Когда Торира вели на берег, он пошатнулся. Тогда Видкунн сказал:

– Лево руля, Торир!

Затем Торира повели к виселице. Тогда он сказал:

– Четверо нас счетом

Было, кормчий – первый.

А когда он подошел к виселице, он сказал:

– На лихо жди лиха!

Затем его повесили. Торир был так тяжел, что, когда поднялась поперечина виселицы, его шея перервалась и туловище упало на землю. Торир был огромен: и высок ростом, и тучен.

Эгиля тоже повели на виселицу, и когда рабы конунга стали его вешать, он сказал:

– Не потому вы меня вешаете, что каждый из вас меньше заслужил того, чтобы быть повешенным. – Как сказано в висе:

Уста не солгали

Эгилевы, дева,

Слово к чуждым правды

Рабам обращая,

Всем бы им, – так ратник

Рек, – скорей веревка

Подошла. Жестокой

Не избег он казни.

Магнус конунг сидел около, когда их вешали, и он был в таком гневе, что никто из его людей не посмел просить о пощаде для тех. Но когда Эгиль уже висел на виселице, Магнус сказал:

– Твои добрые друзья теперь тебе не помогут.

Откуда следует, по-видимому, что он хотел, чтобы его попросили о пощаде для Эгиля. Бьёрн Безрукий говорит так:

Меч кровавил в сече

Князь, казня смутьянов,

Всюду в Харме ведьмин

Конь[474] вгрызался в кости.

Вождь пресек – повешен

Торир, спор победой

Увенчал зачинщик

Пенья Хильд[475] – измену.


предыдущая глава | Круг Земной | cледующая глава