home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

По разумению сержанта Арта Ридзика, в Чикагской полиции существовали две основополагающие точки зрения. Одни из его коллег придерживались мнения, что Ридзик являет собою образчик преданного, героического служаки, чьи неортодоксальные методы возносят его из разряда достойных до уровня истинно великих. Детективы, придерживающиеся сего мнения, к числу коих относился и сам Арт Ридзик, пребывали, однако, в меньшинстве. Согласно другой точке зрения, Ридзик был просто бандюгой и вообще редиской, каковую следует немедля вырвать из их стройных рядов, покуда не нанесла ещё серьёзного вреда. Однако и те и другие сходились во мнении, что трудно было найти лучшего оперативника и что работать с ним было, по меньшей мере, не скучно. Ибо Ридзик имел свойство притягивать пули — словно намагниченный.

В тот день воздух на юге Чикаго раскалился до предела — и все старались оставаться дома, возле несущих прохладу кондиционеров. Все, кроме троих полисменов в автомобиле, затормозившем у сломанной тумбы посреди грязной, облезлой улицы. Арт Ридзик сидел, развалившись, на заднем сиденье, потный, мрачный и мечтающий лишь о том, чтобы побыстрее убраться отсюда.

Его непосредственный начальник, лейтенант Чарльз Стоббз, молодой человек в безукоризненном костюме, возглавлял отделение: весь его экстерьер словно гласил: перед вами комиссар. Стоббз сидел за рулём. Рядом с ним расположился третий оперативник — Том Галлахер. Все трое рассматривали изрядно подызносившееся строение, возле которого остановилась машина.

— А твоему наводчику доверять вообще-то можно? — спросил Стоббз.

— Как человеку? — ответил Галлахер. — Нет. Ведь на своих дружков доносит. Таких разве можно любить? Подонок — но ведь это его работа. Можно сказать, даже призвание. Но информацию он даёт верную. По крайней мере, как правило.

Стоббз погладил свои аккуратно подстриженные усики:

— Не верю я размерам, которые он называет. Получается, что тут просто настоящий рынок за последние пару месяцев вырос.

— Знаете что, — сказал Ридзик, — вместо того чтоб сидеть здесь, стоило бы чем-нибудь заняться. А то в нас каждый за десять секунд фараонов узнает.

Стоббз обернулся:

— Почему вы так считаете, Ридзик? «Чёртов Ридзик, — подумал он, — вечно строит из себя всезнайку и тут же норовит об этом сообщить».

— Да вот сидят тут пара бледнолицых в раздолбанной колымаге рядом с негром — то есть с вами, лейтенант, — и негр при этом разодет так, словно только что слез со страниц модного журнала. Как вы полагаете, что народ подумает? Что это команда архитекторов прибыла?

— Заткнись, Арт, — пробормотал Галлахер. Ему вовсе не хотелось злить Стоббза.

— На улице цены по 145 баксов…

— Сейчас новые расценки, Стоббз, — сказал Ридзик, тоскливо зевая.

Стоббз проигнорировал его реплику. Галлахер последовал примеру Стоббза.

— Я понимаю, что это бессмысленно, — сказал Галлахер. Ему захотелось защитить своего наводчика. — Но я верю, когда он говорит, что они просят больше, причём гораздо больше.

— Да ведь рынок завален. Перенасыщен, — настаивал Стоббз.

— О-па! — указал Ридзик с заднего сиденья. Он выпрямился и уставился в окно. — Внимание, боевая готовность номер один. Справа по курсу истребитель-перехватчик.

Мимо по улице шествовала исключительно привлекательная девица. Но внимание Ридзика было приковано отнюдь не к её мордашке, а к весьма объёмистому бюсту, лишь весьма условно прикрытому плотно облегающей блузкой с изрядной глубины вырезом. Впрочем, тот факт, что сей бюст вообще был чем-то прикрыт, казался скорее недоразумением, нежели истинным намерением обладательницы.

— Ладно, Ридзик. Успокойся. Пойдём, пока тебе дурно не стало.

— Полагаете, она их купила? — спросил Ридзик. — А я так считаю, что нет. Мне вот кажется, что она их дома выращивает.

— Арт! — застонал Галлахер. Ридзик ухмыльнулся:

— Каждый имеет право высказать своё мнение.

— Мы тебя не для того с собой брали, чтобы выслушивать твои мнения.

Арт Ридзик проводил даму сладострастным взором.

— Я ведь человек, — сказал он, — и ничто человеческое мне не чуждо.

Парадная дверь в доме была не заперта. Войдя в тесный подъезд, сыщики остановились и насторожённым взглядом обвели запущенное помещение. Со второго этажа слышались звуки включённого телевизора. Тёмная лестница отнюдь не вызывала желания подниматься по ней.

— Так ты уверен, что твой парень не врёт?

— Да, — сказал Галлахер.

— А как ты его прижал? — спросил Ридзик. Девица на улице была забыта.

— Поймал, когда он расфасовывал. Освободили под честное слово. Вот я ему и сказал: либо станешь постукивать, либо тот, что задерживал, припомнит про пистолет. Вот он и стукнул насчёт этих Бритоголовых.

Ридзик повёл плечами:

— Ох, старик, только не говори, что мы здесь отлавливаем Бритоголовых. Я их терпеть не могу.

Галлахер схватил Ридзика за руку и оттащил его в сторону.

— Разреши нам на секунду, а Чарли? — спросил он Стоббза.

— Ладно.

— Арт! — зашипел Галлахер Ридзику в лицо. — Хватит выпендриваться. Это точная наводка. Горячая и верная. Усвоил?

Ридзик отбросил его руку:

— А я что, разве удираю?

Галлахер показал головой в сторону Стоббза.

— Он тебя с собой взял, — зашептал детектив. — Никто его не заставлял. А ты его обгадить норовишь. — Галлахер заговорил ещё тише. — Ради Бога, Арт, ведь этот человек будет писать отчёт о твоей пригодности. Я думал, ты хочешь вернуться. Я думал, ты даже здорово этого хочешь, — и, говоря все это, Галлахер даже сам недоумевал, почему он так борется за то, чтобы сохранить Ридзику карьеру.

Впрочем, Ридзик тоже недоумевал. Уж если ему-то наплевать, то не все ли равно Галлахеру? Он улыбнулся:

— Нет, серьёзно, Том. Я хочу. Ты только взгляни на меня. Меня аж всего переполняет. По уши. Просто утопаю в адреналине.

— Пожалуйста, Арт. Мне ведь нужна помощь. Мы делаем крутую работу и никто нас не любит — верно?

Ридзик кивнул. Ладно, ради собственной карьеры отлавливать Бритоголовых он не станет, но возьмётся за это ради Тома Галлахера.

— Улажено, — сказал он. — Поехали. Галлахер похлопал Ридзика по, спине. Вот это уже лучше.

— Квартира 305, — сказал Стоббз. Третий этаж. Они вскарабкались по тёмной лестнице, вынимая по дороге оружие. Нашли квартиру, ещё раз проверили пистолеты и негромко постучали, после чего Стоббз обрушил весь свой вес на старую деревянную дверь, разнося её в щепки.

Первым, что увидели трое полисменов, ворвавшись в квартиру — была горка крэка[1] на голом деревянном столе посреди комнаты и двое негров, которые, сидя, тщательно отмеряли наркотик и рассыпали его по маленьким пакетикам.

Оба подскочили на ноги с криками негодования:

— Это что ещё за хрен сюда припёрся?

— У вас есть ордер, чтоб сюда соваться? Трое детективов двигались быстро и уверенно, словно уже прорепетировали весь этот номер заранее. Ридзик с Галлахером ткнули носами обнаруженную парочку в стенку, приставив к головам торговцев наркотиками пистолеты. Оба мужчины были лысы — их волосы сбриты до кожи — потому-то они и звались Бритоголовыми.

Один из Бритоголовых обернулся к Ридзику:

— Дерьмо, — выругался он, вперив в Ридзика полный ненависти взгляд.

— Только не выпендривайся, говноголовый, — Ридзик отошёл, а Галлахер приковал обоих наручниками к водосточным трубам.

— Ну вот, — сказал Стоббз, — вы, засранцы, арестованы, — он вытащил из кармана карту Миранды[2]. — Имеете право не отвечать на вопросы.

Оба Бритоголовых решили не отвечать.

— Любое ваше слово может быть использовано против вас на суде. У вас есть право посоветоваться с адвокатом, прежде чем мы станем задавать вам вопросы, и на его присутствие на допросах.

Ридзик слонялся по комнате, в дальнем конце её обнаружилась дверь, закрытая, быть может, запертая.

— Если средства не позволяют вам нанять юриста, он может быть предложен вам до начала допросов, — продолжал читать Стоббз. — Если же вы решитесь отвечать на вопросы сейчас, в отсутствие адвоката, вы, тем не менее, имеете право прервать допрос в любое угодное вам время.

Арт Ридзик повернул дверную ручку и, распахнув дверь, воодушевлённо переступил порог, но немедленно влетел обратно в комнату, преследуемый оглушающим грохотом пистолетного выстрела.

— Черт возьми! — возопил Галлахер.

Оба Бритоголовых попытались броситься на пол, что оказалось нелёгким делом, учитывая тот факт, что руки их оставались прикованными к трубам над головой.

Полисмены сгруппировались. Ридзик услыхал отчётливый звук перезаряжаемого пистолета. Он метнулся в двери и выпалил, лишь чудом не попав в третьего Бритоголового, выскочившего через боковую дверь в коридор. Стоббз и Галлахер последовали за ним. Но отнюдь не Ридзик. Он отправился в сторону главного входа в квартиру.

— Арт! — заорал Галлахер. — Какого хрена ты…

— Эй, мужик, — крикнул один из прикованных. — А как же мы?

Ридзик встретил стрелявшего на лестнице возле квартиры и выпустил по нему пару зарядов, однако тот ускакал по лестнице на другой этаж. Появившиеся Стоббз и Галлахер поскакали вслед за ним. Но отнюдь не Ридзик. Он запрыгал по лестнице вниз, подальше от неприятностей.

— Вот сукин сын! — закричал Стоббз. — Вот только поймаем этого засранца — и я лично прослежу, чтобы этого Ридзика…

Но его слова потонули в треске выстрелов, возникших в сумраке лестничной клетки у них над головой. С дребезгом разлетелась дверца пожарного крана, осыпав полисменов стеклянными осколками.

— Он меня с ума сведёт, — проскрежетал зубами Стоббз. Галлахер так и не понял, имел ли он в виду Бритоголового или Ридзика.

— Аида, — поторопил Галлахер. Фараоны вынырнули из своего укрытия и рванули наверх, одолевая по четыре ступеньки зараз.

Тем временем стрелявший взобрался аж на крышу дома. Но прежде чем направиться к пожарной лестнице, которая зигзагами спускалась вниз, словно уродливый шов, он несколько задержался, дабы пальнуть по Стоббзу и Галлахеру, возникшим в проёме дверей. Оба повалились на липкий толь.

Бритоголовый покарабкался вниз по металлическим ступеням, высматривая через плечо Стоббза и Галлахера. Хотя вообще-то ему лучше стоило бы глядеть вперёд, ибо первый признак присутствия в недалёком соседстве Ридзика он почувствовал лишь тогда, когда тёплый ствол револьвера уткнулся ему в затылок.

— Замри, сучонок, — прошептал Ридзик. Бритоголовый медленно поворотил голову и обнаружил улыбающегося Арта.

— Бляаааа, — сказал Бритоголовый.

— Только не нужно нервничать, — сказал Ридзик. — Я этим на жизнь зарабатываю.

Вскоре и Галлахер со Стоббзом сползли по лестнице, Галлахер веселился.

— Ай да Арт, ай да сукин сын. А мы-то думали, у тебя нервы сдали.

— Это ты мог такое подумать, Том, — отвечал Ридзик невинным тоном, — но вот лейтенант Стоббз никогда бы так не подумал. Он-то сразу усёк, что я собираюсь сделать. Верно, лейтенант?

Стоббз медленно покачал головой, убирая оружие в кобуру:

— Напомните ему о его правах, Ридзик. А как этих ребят сдадим, у меня будет ещё работка для вас обоих.

— Сомневаюсь, что такая же весёлая, — сказал Ридзик.


* * * | Красная жара | * * *