home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Подполковник еще раз опросил обслуживающий персонал. Выслушал их показания, закурил. Официантка подала кофе. Отпив глоток ароматного напитка и откинувшись на диване, посмотрел на Полякова:

– Интересно получается, Алексей Николаевич. В ночь с 6-го на 7-е кафе подвергается нападению бандитов, троих бандитов, прибывших сюда явно не пешком. Но никто машины не видел. Следующим поздним вечером сюда вновь являются трое молодчиков, один из которых вооружен пистолетом. Кстати, ограбление в ночь нападения на кафе было осуществлено с помощью пистолета. Они пьют, отдыхают и уезжают. Опять-таки никто не видит их транспорта, а через некоторое время, на расстоянии в пятьсот метров от кафе, из засады неизвестный киллер хладнокровно расстреливает эту троицу. Да, забыл, за время между первым нападением и расстрелом на дороге ваших сегодняшних гостей умирает официантка Любовь Устинова. И еще… господин Шаранский вдруг исчезает из города вместе с семьей! Что-то мне подсказывает, что все эти события связаны между собой!

Поляков пожал плечами:

– Черт его знает, может, и связаны, но бармен узнал бы убийц Любы и сообщил бы об этом мне. А я вызвал бы милицию и до ее прибытия принял бы все меры, чтобы удержать бандитов в кафе! Но бармен не опознал их. И потом, не думаю, чтобы убийцы решились уже на следующий день вновь явиться на место преступления, прекрасно сознавая, что их видели и ищут!

Подполковник поставил чашку из-под кофе на стол, затушил окурок в пепельнице:

– Да, ерунда получается. Но факт остается фактом. За сутки в самом кафе или рядом убиты четверо человек, которые имели непосредственное отношение к вашему заведению. Устинова работала в кафе, убитые в нем развлекались. А до этого за все время владения Шаранским участком у озера здесь случались лишь мелкие стычки. Что это, случайность? Или все же убийства имеют какую-то связь с кафе или с его владельцем?

Голос подал Матвеев:

– Да что ты, Владислав, гадаешь? Отработают твои ребята место расстрела, идентифицируют трупы, возможно, все станет ясно! Хотя, честно говоря, сомневаюсь в этом! Пацанов заказали. И уж точно не из-за какой-то официантки, даже если и предположить, что в кафе и сегодня были те, кто убил ее!

Алексей воскликнул:

– Но это же невозможно! Бармен непременно узнал бы убийц Любы! А заказывают обычно боссов преступных группировок или крупных чиновников, но никак не отморозков типа тех, что пальцевали здесь перед тем, как успокоиться в кабине машины! Скорее, имели место какие-то разборки внутри одной банды. Наших клиентов выследили и убили.

Подполковник поднялся, прошел к окну, посмотрел на черную гладь озера и причалы. Спросил:

– Сейчас лодками кто-нибудь пользуется?

– Редко, но бывает. А больше дворник, он же смотритель причала, у которого весла и ключи от замков. Он иногда, когда не пьет, рыбачит. Ну и, бывает, парочка какая вздумает поплавать. Катера же поставлены на прикол. Для них навигация кончилась. Шаранский и моторы снял. Теперь до весны.

– Понятно! Еще кофе можно?

– Конечно!

Алексей вышел в зал. Передал Костику заказ, увидев, как в углу с Галиной беседует женщина из бригады Баланина. Милиция работает. Что ж, пусть работает, ищет преступника, это ее предназначение.

Полседьмого почти рассвело. А уже в 7.20 в двери кабинета появился старший лейтенант Кудрин:

– Разрешите, товарищ подполковник?

– Входи, Слава, входи! Присядь, отдохни!

– Да отдыхать, собственно, некогда!

– Вот как? Накопал что?

– Так точно, и у меня на данный момент есть несколько вопросов к сотрудникам заведения, но сначала доложу о том, что нами идентифицированы трупы в «девятке». Ими оказались члены преступной группировки Тахира, или Георгия Тахирова, известные под кличками Пыж, Клоп и Жаба. Они представляют, точнее, представляли собой в банде Тахира ударную группу, проводившую разборки с конкурентами своего босса. Но это не главное. Главное состоит в том, что отпечатки их пальцев и отпечатки тех лиц, что совершили нападение на кафе в ночь с 6-го на 7 сентября, оставленные в кабине, где была изнасилована официантка заведения Людмила Устинова, полностью совпали. Я только что получил результат экспертизы, – старший лейтенант устало присел на стул. – Исходя из вышеизложенного, я и хотел бы задать несколько вопросов работникам кафе, скрывшим правду.

Подполковник строго взглянул на Полякова:

– Что все это значит, Алексей Николаевич?

Матвеев отвел взгляд, укоризненно покачав головой.

Алексей ударил кулаком по столу, встал и, выйдя в коридор, крикнул:

– Константин!

– Да? – послышалось в ответ.

– А ну иди сюда!

В кабину вошел явно встревоженный бармен.

Ни подполковник, ни старший лейтенант, ни даже отставной майор Матвеев не заметили, как ободряюще подмигнул ему Поляков, начав собственный допрос голосом, не предвещающим допрашиваемому ничего хорошего:

– Ты, Костя, помнится, после того, как появилась троица молодцов, сказал мне, что это не те, кто громили кафе накануне, так?

– Да, так!

– И продолжаешь утверждать, что парни, расстрелянные неподалеку от заведения, вчера не были здесь?

Бармен оглядел офицеров милиции, опустил голову:

– Нет, я больше не утверждаю этого!

– Так, значит, у нас сегодня сидели убийцы Устиновой?

– Да!

Поляков повысил голос:

– Так какого черта ты солгал мне?

Константин ответил просто:

– Извините, Алексей Николаевич, я испугался.

– Но я же предупреждал тебя. Оставил на вторую смену как раз для того, чтобы ты и опознал убийц, если они решились бы вернуться. Бандиты вернулись, а ты?

Бармен вскричал:

– А что я? Амбал сразу так посмотрел на меня, что я решил лучше соврать, чем потом оказаться в роли Любы! Их милиция не взяла, что бы вы сделали? Да они всех бы нас тут положили, ведь у них был пистолет, и, возможно, не один. А я еще жить хочу!

– А Устинова жить не хотела?

Капитан сплюнул на пол:

– Слюнтяй! Я-то, дурак, думал, на тебя можно положиться! Ты же… дерьмо!

Поляков прошел к окну, уткнувшись в прохладное стекло лбом.

Барменом занялся подполковник:

– Значит, вы узнали бандитов, убивших официантку?

– Да!

Баланин кивнул:

– Ясно! Вы не сообщили об этом Полякову, когда бандиты только вошли в зал, но почему не предупредили управляющего, когда в кафе прибыл человек в форме майора милиции?

– Не знаю!

– А кто знает?

Бармен вновь вскричал:

– Да поймите вы, я испугался! Испугался! И не только за себя. За всех! Или это карается законом?

– Нет, Константин, законом данное деяние не карается, оно наказывается совестью, что гораздо хуже, нежели преследование по закону. Своим молчанием, вернее, своей ложью вы обрекли бандитов на смерть!

– Они этого не заслужили?

– А вот это уже решать не вам, молодой человек, и даже не нам, сотрудникам милиции. Кстати, а нам-то уже после гибели насильников почему продолжали лгать?

– А как бы я сказал правду?

Подполковник повернулся к старшему лейтенанту:

– Слава, забери отсюда бармена и в зале сними с него подробные показания!

Кудрин поднялся, указал Константину на дверь:

– Идем, бармен!

Оставшись втроем, подполковник неожиданно спросил Полякова:

– Вы, Алексей Николаевич, насколько мне стало известно, ранее служили офицером в армии?

Алексей повернулся к Баланину:

– Служил, ну и что?

– Если не секрет, в каких частях, в каком звании и должности?

Поляков ответил:

– В спецназе, командиром разведывательно-диверсионной группы в Афганистане в 1984–1986 годах, затем командовал разведротой в Забайкалье, уволен в звании капитана в 1987 году из-за дискредитации.

– Награды имеете?

– «Красное Знамя», две «Красных Звезды», «За отвагу», «За БЗ», пару афганок и за безупречку.

Подполковник удивленно поднял брови:

– Ничего себе! Воевали, видать, геройски! И это практически в тылу противника?

– Не всегда в тылу! Иногда и у себя духов принимали!

– Следовательно, человек вы, в смысле боевой подготовки, весьма и весьма подготовленный. Профессионал.

Поляков криво усмехнулся:

– Возможно. Являлся таковым… двадцать лет назад! Сейчас уже не то! Жизнь, знаете, особенно когда ее ломают, меняет человека.

– Но навыки остаются!

– Не без этого, а на что вы, Владислав Семенович, собственно, намекаете? Подозреваете, что это я завалил бандитов?

– Как знать, как знать! Но подозревать вас у меня нет никаких оснований. Желания тоже. И вряд ли они появятся. Просто, чувствую, ЭТО преступление нам не раскрыть.

– Но надеюсь, вы будете искать убийцу?

Подполковник вздохнул:

– Конечно, будем, куда ж денемся? Дело-то не в этом, Алексей Николаевич!

– А в чем?

– Сами не догадываетесь?

– Представьте себе, не догадываюсь!

– Между тем все просто! Мы будем искать киллера, убившего бандитов Тахирова, но не сомневаюсь, что и Тахир станет делать то же самое. А у него возможностей, главное, желания гораздо больше, чем у нас.

– С каких это пор у криминала больше возможностей, чем у милиции?

– С недавних! Где-то с начала девяностых годов, когда в России перестала существовать законность! Тахиров – бандит, но имеет свободный доступ к чиновникам самого высокого областного уровня!

– Почему же вы не арестуете Тахирова, если уверены, что он бандит?

Подполковник снисходительно взглянул на Полякова:

– А потому и не можем, что Тахир вхож к этим самым высоким чиновникам! Или о коррупции слышать не приходилось? Вот так, капитан!

– Как же со справедливостью, подполковник?

Баланин переспросил, хотя прекрасно слышал вопрос Полякова:

– Со справедливостью? А вы сможете мне назвать хотя бы один пример из новейшей истории нашего государства, когда принцип справедливости возобладал бы над другими принципами построения современного общества? Не сможете, потому как не было этих примеров, к нашему величайшему сожалению! Так что мой вам совет, будьте предельно осторожны! Тахир уже сегодня пошлет лучших рексов рыть землю в поисках убийцы своих бойцов! И если они что-нибудь пронюхают, то… процессуальные нормы соблюдать не будут! Мы же сворачиваем работу!

Поляков с Матвеевым проводили подполковника и его подчиненных. После чего Алексей подошел к стойке бара:

– Как дела, Костя?

– Я не опозорился?

– Ну что ты, напротив, сыграл, как надо! Молодец! Надеюсь, не обижаешься на мою грубость?

– О чем вы, Алексей Николаевич? Какие могут быть обиды?

– Вот и хорошо! Готовь смену и поезжай отдыхать.

– Понял!

Капитан обернулся к родственнику:

– Выйдем на улицу? Что-то душно здесь стало!

Тот согласился:

– Пойдем! К машине. Мне домой пора! Учти, у Вальки непременно возникнет масса вопросов, и тебе не отвертеться от ответов на них! Сам знаешь, какая она ревнивая и мнительная!

– С сестрой как-нибудь разберусь. Идем, омоновец!

На выходе сотовый телефон Полякова издал сигнал вызова. Дисплей аппарата выдал номер домашнего телефона капитана. Алексей ответил:

– Доброе утро, Оля, почему по городскому звонишь, и так рано, что-нибудь случилось?

– Здравствуй, спаситель. Ничего не случилось, просто не смогла заснуть этой ночью, так подремала, а с пяти сон как рукой сняло. Звоню по городскому телефону, потому что, как оказалось, на моем мобильном кончились деньги. Я думаю сходить оплатить, не подскажешь, где рядом с домом можно карточку экспресс-оплаты купить? Да и продуктов взять не помешает!

Алексей запретил:

– Из дома не выходи, раз рядом опасность. Карточку я куплю, куплю и продуктов, ты только номер свой продиктуй и то, что приобрести из еды надо!

Ольга подчинилась.

Записав перечень продуктов и мобильный номер новой знакомой, Поляков положил листок бумаги в карман под удивительным взглядом родственника.

– Ну чего уставился? – спросил Поляков.

Матвеев прищурил глаза:

– С кем это ты мило беседовал?

– С любовницей!

– Да ты что? У тебя объявилась любовница?

– По-твоему, я не способен иметь подругу жизни?

– Да нет, просто странно. Ты о ней за ночь ни словом не обмолвился!

– Тебе это надо, Матвей? И смотри, Валентине о женщине ни слова, а то в момент прилетит устраивать смотрины.

Отставной майор вздохнул:

– Это точно! Но ты не волнуйся, ничего не узнает Валюша, если сам только случайно не выдашь тайну.

Поляков заверил:

– Не выдам! Ну ладно, как думаешь, каким образом среагирует Тахир на убийство своих боевиков?

– Тебе же подполковник ясно сказал, будет искать и убийцу, и заказчика, так как наверняка решит, что данное действие направлено против него лично, а значит, конкурентом, который сам на дело не пойдет. Здесь либо он, либо кто-то из его окружения уже сегодня объявится непременно, тем более Тахиров имеет к кафе немалый интерес. Возможно, выйдут и на тебя. В городе. Что, впрочем, вряд ли. Им проще наехать на тебя здесь. Вопрос, когда? Скорее всего, когда шум утихнет, бандюков с почестями похоронят, а дело положат под сукно. Тахир в состоянии повлиять на следствие через свои связи в областной администрации!

Алексей поинтересовался:

– А этот Баланин что собой представляет?

Матвеев ответил категорично:

– Свой мужик, правильный мент! Ему не дают работать, но на подлость или низость не способен. Если что, на него можно рассчитывать!

– Посмотрим! Давай поезжай. Возникнут проблемы с Валей, пусть звонит мне, но… на мобильник.

– Боишься подругу обнаружить?

– А мне это надо?

– Нет! Ладно, поехал! Да, а пузырь?

Поляков крикнул в зал, вызвал Костика, попросил принести бутылку дорогой водки и хорошего французского вина. Матвеев со спиртным убыл в сторону города.

Проконтролировав смену, в Переславль направился и Алексей. Заехал в супермаркет, благо денег у него теперь было в достатке. Купил несколько карточек экспресс-оплаты услуг сотовой связи и два пакета отборных, достаточно дорогих продуктов. Взял и коньяк с шампанским. Подумав, прихватил и вино с американскими сигаретами. По ходу прикупил в ларьке букет роз, спрятав его в третьем большом целлофановом пакете. Оставил «шестерку» где обычно: во дворе своего дома. Вошел в подъезд, сразу столкнувшись с Серьгой. Физиономия Романова выглядела опухшей, впрочем, как всегда по утрам! Сосед, увидев Алексея, воскликнул:

– О! Леха! Ты кстати!

– На охоту за пузырем вышел?

– Да не помешало бы похмелиться. Вчера с Лизкой неслабо оторвались!

– По какому поводу пили?

Сергей усмехнулся:

– Открой календарь – вот и повод, то День шахтера, то чьи-то именины. Повод – ерунда, пойло бы было. Пойло было, вот и нажрались, а как встал, всю хату обшарил – пусто. Только тара порожняя. У Лизки заначка, может, и есть где, но спит благоверная. А встанет злей мегеры, просить без толку. Сама-то отойдет быстро, а тут мучайся весь день до блевотни. Не поможешь?

Поляков достал из кармана сто рублей, протянул соседу:

– Сотни хватит?

Тот расплылся в довольной улыбке:

– Хватит! Как раз на пузырек, да еще на лобастый останется. Спасибо, Леха, бабки появятся – верну непременно, ты меня знаешь! – Романов увидел в пакете розы. Спросил: – А чего ты с цветами? Собираешься куда?

– Нет! Просто так купил.

– Просто так? – Тут какая-то мысль возникла у соседа Полякова: – Погоди, погоди! Я вчерась вечером, когда еще до «ручки» не дошел, с кухни слышал, будто кто-то у тебя в квартире шебуршится. Подумал, показалось! А…

– Показалось тебе, Серьга, показалось! Иди давай.

Романов выскользнул на улицу. Поляков поднялся на четвертый этаж, возле квартиры № 14 остановился. Вытащил из пакета букет, расправил его. Подхватив сумки, свободной рукой достал ключи, открыл дверь и сразу увидел Ольгу, стоящую возле зеркала. Поляков прошел в прихожую, протянул даме букет:

– Еще раз привет. Это тебе!

Ольга удивилась:

– Мне? Цветы?

– Да. Ты видишь в этом что-то странное?

– Мне редко дарили цветы!

– Времена меняются.

Капитан разулся. Прошел на кухню. Поставил пакеты на стол:

– Здесь провизия и еще кое-что поднимающее настроение. Хозяйничай. Да, чуть не забыл. – Капитан достал из кармана куртки карточки экспресс-оплаты сотового телефона, протянул их женщине: – Держи!

– Спасибо!

Пока Ольга занималась продуктами, Алексей прошел на балкон, просунул десантную сумку с бронированным костюмом и пистолетом за ящик, стоявший на балконе Романовых, прикрыв ее какой-то курткой. После чего, раздевшись, отправился в душевую. И уже выбритый, посвежевший вышел в гостиную, где его ждала случайная знакомая. Быстро натянул на себя спортивный костюм. Женщина явно хотела что-то сказать Полякову, но ждала, когда тот окончательно приведет себя в порядок. Этого не мог не заметить отставной капитан. Надев куртку, он спросил:

– Значит, плохо спала? И что не давало тебе покоя?

Ольга произнесла:

– Тебе не безразлично, кто я, почему оказалась на дороге, чуть не попав под машину, почему попросила помощи и укрытия?

– Конечно, не безразлично! Ты хочешь рассказать мне свою историю?

– Да! Это просто необходимо, чтобы ты знал, кого спрятал у себя!

– Для кого необходимо? Если считаешь для меня, то знай, я помогаю людям просто так. Только лишь из-за того, что им нужна помощь, так что в принципе можешь не раскрывать своей тайны. Но если для тебя, то пройдем на кухню. Я выслушаю тебя!

Ольга согласилась:

– Хорошо! А то, что я хочу сказать, думаю, нужно нам обоим!

– Без вопросов! Заодно и позавтракаем.


Черный «Мерседес» Георгия Тахирова в сопровождении джипа с охраной въехал в особняк около 8 утра в понедельник, 8 сентября. Встретил хозяина его заместитель Самед. Тахиров, выйдя из салона лимузина, потянулся:

– Ох и тяжело прошли сутки!

Заместитель поинтересовался:

– Удачно ли съездил, Тахир?

Главарь банды ответил:

– Об этом не здесь и не сейчас! А почему меня не встречает Ольга?

Самед отвел глаза в сторону:

– У нас тут в твое отсутствие, босс, кое-какие проблемы образовались!

Тахир грозно взглянул на заместителя:

– Я тебя об Ольге спросил, а не о проблемах, которыми ты успел обложиться, пока меня не было. Где баба?

– Так она и создала одну из проблем!

– Что? Говори понятней, какого черта змеей извиваешься?

Самед вздохнул:

– Сбежала Ольга, босс!

– Что??? Что ты сказал? Сбежала? Ольга? Отсюда? Из усадьбы, которую охраняет десяток твоих головорезов? Что ты мелешь, узбек?

– Прости, босс, но то, что я сказал, правда, а как…

Тахиров не дал договорить заместителю, приказав:

– А ну давай за мной в кабинет!

Хозяин особняка и его первый заместитель вошли в особняк. Водители поставили иномарки в гараж, охрана босса прошла в отдельный домик, где для нее был приготовлен сытный завтрак. Дела главарей не касались вооруженных молодых людей. Они свое дело сделали и теперь имели право на отдых, если, конечно, босс не наложит табу на этот отдых.

Тахиров устроился в большом кожаном кресле своего шикарно обставленного кабинета. Самед хотел устроиться напротив. Преждевременно. Перед тем как выслушать доклад заместителя, Тахир приказал тому налить сто пятьдесят граммов коньяку. Самед выполнил распоряжение босса. И только после того, как последний медленно выпил обжигающую внутренности жидкость и вернул ему стакан, который Самед убрал, он присел на кресло перед хозяином.

Тахир, на которого спиртное подействовало не как всегда, не успокаивающе и расслабляюще, а, напротив, раздражающе, посмотрел на Самеда взглядом, не предвещающим заместителю ничего хорошего:

– Как Ольга сбежала? Как ей удалось обвести вокруг пальца всех твоих людей?

Самед тихо, виновато проговорил:

– Это произошло вчера. В десять часов женщина, как обычно, вышла во двор прогуляться. Попросила свозить ее в город. Я, помня твои инструкции, отказал. Она вроде ничего, отказ приняла спокойно и устроилась в беседке за домом. Напротив калитки в заборе. Я проследил. Ну сидит, пусть сидит…

Тахиров перебил Самеда:

– Во что была одета Ольга?

– По-моему, в джинсы, кофту и белую куртку!

– У нее с собой была сумочка?

– Нет!

– Продолжай!

Самед послушно кивнул:

– Ну сидит и сидит. Я ушел, потому как у калитки оставался охранник. А потом слышу крик. Мужской. Из-за дома! Мухой туда. Беседка пуста, охранник, Фрол, ты его знаешь, надежный пацан и боец стоящий, стоит, держится ладонями за лицо и воет. Калитка закрыта. Я к охраннику, спрашиваю, что произошло? Он отвечает – Ольга ему в глаза газ из баллончика пустила и сорвала ключ с пояса. Что было дальше, не видел, слышал только, как открылась, а потом закрылась калитка и женщина побежала от дома. Я к калитке. Закрыта на замок! Тут же с центрального входа отправил бригаду на перехват беглянки. Но время упустили, Ольга успела скрыться. Один из бойцов рассказал, что недалеко от усадьбы в переулке слышал визг тормозов. Так тормозят, когда перед машиной внезапно возникает препятствие. Он метнулся к этому переулку. Следы торможения машины на асфальте увидел, но больше ничего! Я вторую бригаду привлек. Весь район прочесали – Ольга словно сквозь землю провалилась. Но ни на железнодорожных вокзалах, ни на автобусных, а также стоянках междугородних такси и маршруток не появлялась. Там мы сразу все перекрыли. Судя по всему, укрылась в городе и где-то неподалеку!

Тахир вскричал:

– Где? У кого она могла скрыться? Ольга здесь никого из чужаков не знает. А к знакомым моим не пойдет. И не пошла, потому что те еще вчера доставили бы ее обратно!

Самед вновь кивнул:

– Твоя правда!

Тахиров передразнил заместителя:

– «Правда»! Правда правдой, но ты упустил эту сучку, тебе и отвечать! Готов ответить?

Самед поднял голову:

– Я всегда готов ответить и за слова свои, и за поступки, но разве я отпустил твою любовницу? Или помог ей бежать? Разве охрана была выставлена не в том порядке, который определил ты? И разве я виноват в том, что она решила бежать? Если считаешь, что я, – спрашивай, отвечу!

Пыл Тахирова после слов заместителя поостыл. В том, что сбежала Ольга, если быть до конца честным, виноват он сам. Тахир. И никто больше! Это он превратил женщину в рабыню. Он издевался над ней. Унижал, оскорблял, бил, когда Ольга пыталась хоть в чем-то перечить ему! Ни Самед, ни охранник в этом случае ни при чем! Иногда Тахир мог быть справедливым. Редко, но мог.

Он решил еще выпить и на этот раз не стал заставлять заместителя исполнять работу прислуги. Сам прошел к бару, налил коньяк в пузатый бокал, резко в три глотка выпил спиртное. Достал из коробки сигарету. Настоящую «Гавану», прикурил ее. Пуская облака дыма, не затягиваясь, а лишь полоская им рот, вернулся в кресло. Произнес:

– Ладно, Самед! Я погорячился! Но поиски Ольги надо усилить. Далеко ей не уйти!

Самед спросил:

– А к матери с дочерью она не могла рвануть?

– Вряд ли. Ольга не глупа, понимает, что Волочаевск мы перекроем в первую очередь. Хотя… с другой стороны… пошли туда небольшую, неприметную группу!

– Понял!

– Но не для того, чтобы навести шухер в доме ее матери, а для того, чтобы установить контроль над нужной хатой! Логику женщины понять трудно!

– Я все понял, босс! Сейчас все организую.

Самед нажал клавишу сотового телефона:

– Бубен?

– Да, шеф!

– Будь готов с одним из пацанов отправиться в Волочаевск!

– И что там сделать?

– Это я объясню тебе отдельно. Через полчаса вы должны быть готовы к выезду!

– Стволы брать?

– Нет, никаких стволов! А ксивы не забудьте. Тачку используйте старую!

– «Москвич», что ли?

Заместитель главаря банды повысил голос. Он со своими подчиненными был так же строг, как Тахир с ним:

– Тебя, Бубен, что-то не устраивает? На иномарках привык по городу летать? Не нравится «Москвич» – на ишаках в Волочаевск поедете. Я специально для вас, придурков, их из местного зоопарка возьму! Вопросы, Бубен?

– Нет вопросов, шеф!

– Через полчаса – доклад о готовности к убытию! Командировочные у бухгалтера возьми. Из расчета на трое суток!

Самед отключил телефон.

Тахиров облокотился о стол:

– Ты при встрече сказал о нескольких проблемах. Пока я узнал суть одной. Что еще «приятного» ты приготовил мне, Самед?

Заместитель поднес руку ко рту, кашлянул. Затем проговорил:

– Ты приказал прошедшей ночью отправить к кафе «У озера» бригаду Пыжа. Дожать Шаранского. Я так и сделал. Пыж с ребятами отправились в бадыгу. Но ничего сделать не смогли.

– Почему?

– Потому что, во-первых, их встретил охранник, которому Шаранский передал управление своим заведением, что сначала сбило Пыжа с толку. Затем к этому управляющему неожиданно заявился друг – майор в форме сотрудника ОМОНа. Пришлось бригаде засесть в кабине терема. Я приказал им находиться там до часу. Ровно в час Пыж вышел со мной на связь. Держать парней в кафе не имело смысла, и я разрешил им вернуться в город. А сегодня утром… где-то за полчаса до твоего прибытия, позвонил человек из УВД и сообщил, что недалеко от кафе, в кювете обнаружена «девятка» с номерами А 347 БД. Наша «девятка». В ней три трупа!

Тахиров поднял взгляд на заместителя, переспросив:

– Три трупа?

Самед кивнул:

– Да!

Тахир спросил:

– Они что, перевернулись? Автокатастрофа?

Заместитель вздохнул:

– Если бы так! И Пыж, и Жаба, который управлял автомобилем, и Клоп были расстреляны. Каждый из них получил по пуле в голову. Причем Пыжа и Жабу неизвестный стрелок прибил, когда машина находилась еще на дороге, через лобовое стекло, а вот с Клопом этот киллер, похоже, побеседовал перед тем, как снести тому полчерепа.

Тахир сощурил глаза:

– Что??? Бригаду расстреляли?

– Да, босс!

Самед в подробностях, которыми владел сам, поведал боссу то, как, по версии милиции, было совершено нападение на «девятку», продолжив:

– Действовал, Георгий, профессионал! И место для засады выбрано удачно, и использован фактор неожиданности в виде внезапно появившегося на трассе препятствия, что лишило ребят возможности среагировать на нападение. И обстрел произведен безукоризненно, и следов никаких. Вернее, следы киллер оставил, но так, чтобы их специально заметили менты. Так что следы – подстава!

– А гильзы?

– Я же говорю, работал профессионал! Гильзы на месте происшествия не обнаружены. Ясно одно, стрелок пользовался пистолетом ПМ. Ты прекрасно представляешь, КАК надо владеть «макаровым», чтобы двумя выстрелами поразить две цели, которые перемещались из стороны в сторону в болтающейся на мокром асфальте «девятке». Ночью, метров с пятнадцати-двадцати!

Тахир потер подбородок:

– Да-да! Сюрпризы ты мне к возвращению из столицы подбросил, лучше не придумаешь! С Ольгой ладно, здесь ситуация понятна, объяснима и разрешима, но кто завалил Пыжа с компанией? Почему неизвестный профи выступил против них? Откуда он знал, что пацаны ночью поедут к озеру? И почему не завалил их на стоянке, когда те выходили из тачки по приезде или садились в нее, намереваясь уйти в город? Почему он выбрал самый сложный вариант ликвидации наших людей? Ведь на мокрой дороге любая случайная мелочь могла помешать ему выполнить задачу. При этом засветив себя.

Самед предположил:

– Может, этот киллер, знакомый или жених той девки, что умерла после того, как ее изнасиловали Пыж с пацанами? Ведь именно их завалил неизвестный! И возле кафе, где и рвали бабу.

Тахиров спросил:

– А что, у нее был такой знакомый?

– Мужиков она, конечно, имела, но разных и эпизодически. С последним познакомилась за три дня до гибели. Но этот знакомый – простой учитель, в простой средней школе, он и в армии-то не служил!

Тахир заглотил дым сигареты, закашлялся:

– Тьфу, твою мать! Крепка, зараза! А у этого учителя случайно в родственниках никакой спецназовец не состоит?

– Да нет! Один он у матери, с которой и живет у карьера! И знаком он с официанткой был всего три дня, вряд ли даже переспать с ней успел. Нет, этот мстить не стал бы, не из той породы.

– А прежние ухажеры этой сучки?

– Те все женаты! Так, мелочовка!

Тахир повысил голос:

– Мелочовка? Тогда кто завалил бригаду Пыжа?

– Я думаю, дело тут не в девке!

– А в ком или в чем?

– В Шаранском! Я же говорил, что он слинял. Вместе с семьей, оставив за себя управляющего, бывшего охранника, мужика лет 45! Вот Шаранский мог нанять профи, «бабла» для этого у него достаточно!

– Зачем, Самед?

– Ну хотя бы затем, чтобы показать нам, что тоже может ответить!

Тахир отрицательно покачал головой:

– Нет! В таком случае он не стал бы уезжать! Семью спрятал бы, но, имея силы для противостояния, сам остался. И потом, мне до сих пор непонятно, почему все же чертов профи выбрал самый сложный вариант ликвидации бригады Пыжа?

Самед пожал плечами:

– У меня нет на это ответа!

Главарь банды, немного подумав, произнес:

– А у меня, кажется, есть! Профи вынужден был действовать на трассе! И знаешь почему?

– Почему?

– Потому, что не мог светиться перед кафе!

– Как бы он засветился, если бы расстрелял пацанов из придорожных кустов?

Тахир вновь задумался:

– Подожди, подожди! Да он мог бы завалить Пыжа с компанией и у кафе, но не сделал этого. А что это значит? То, что этот киллер не знал, появятся ли там клиенты! А сидеть в засаде не имел возможности, потому что должен был быть в кафе! Так… а почему он должен был быть в кафе? Потому, что работает там! Если принять эту версию, то картина проясняется. Некто из кафе просчитал наши возможные действия. А именно то, что мы будем дожимать Шаранского. И решил отомстить за официантку. Он не был уверен, появятся ли наши люди и в ночь после погрома, однако опыт, а возможно, интуиция подсказали ему, что должны появиться. Но когда? Неизвестно! Поэтому мститель приготовил засаду на дороге! У него просто не было другого выхода. Профи должен был находиться в кафе. Там он и находился, когда прибыли Пыж, Жаба и Клоп. Наверняка кого-то, кто мог опознать наших бойцов, этот спец в кафе оставил. Тот опознал пацанов, и профи решил действовать. На трассе. Точно, Самед! Убийца наших бойцов – один из персонала кафе, кто работал в ту смену. А кто работал в ту смену?

Самед достал из кармана блокнот:

– Я на всякий случай поинтересовался этими ребятишками. Значит, в кафе прошлой ночью были бармен… – Заместитель поднял глаза на босса: – Слушай, Георгий, а ведь барменом этой ночью работал тот же парень, что и предыдущей… как я не обратил на это внимание раньше?

Тахир поднял указательный палец вверх:

– Вот! Он и опознал ребят! Дальше?

Самед продолжил:

– Дальше, официантка, управляющий, дворник, он же смотритель причалов, но тот, говорят, спал мертвым сном, как обычно, вечером надравшись вдрызг, еще там был шашлычник, но он почти не отходил от мангала, в домике у озера гуляла приличная компания. Стажер охраны. Этот никуда не выходил. Ну и мент, прибывший сразу за Пыжом к новому управляющему!

– Откуда у тебя эти данные?

– От Рината, из УВД!

– Ясно! Значит, в роли киллера могли выступить четверо – управляющий, мент, стажер и шашлычник. Двое последних отпадают. Остается мент и управляющий! Так, мусор появился в кафе после Пыжа и его ребят! Но мент вполне мог прибить пацанов и на стоянке! Светиться нежелательно было только управляющему! Кстати, про майора этого что-нибудь узнали?

– Узнают! Ринат еще ничего не сообщал о нем!

– И все же получается, что управляющий завалил наших ребят!

Раздался звонок на мобильнике заместителя Тахирова. Самед сказал:

– Ринат! – И ответил в трубку: – Слушаю тебя, дорогой!.. Что? Вот как?.. Даже так?.. Ясно! Да, все понял… Что? Конечно, как узнаешь, сразу позвони, Тахир очень переживает! Все, спасибо! До связи!

Отключив телефон, Самед произнес:

– Мент, что приезжал к управляющему кафе, не мент!

Тахир удивился:

– Не понял?

Заместитель объяснил:

– Вернее, он был ментом, майором. Его уволили из органов. Сейчас он пенсионер, получается. Но главное, сестра нового управляющего, Полякова, знаешь кто?

– Не тяни, Самед!

– Жена этого бывшего мента!

– Вот как? Родственники, значит?

– Родственники!

– Понятно! Чем еще напряг Рината?

– Попросил его, если будет возможность, заняться поиском Ольги? Мало ли какая в ментовке появится информация? Ведь она сбежала без документов. Глядишь, где-нибудь нарвется на патруль или участкового! Или не надо было подвязывать его к этой теме?

– Нет, отчего же? Пусть работает, но вряд ли менты зацепят Ольгу. Ее придется искать нам! И найдем. Ты вот что, Самед, немедленно займись Поляковым! Мне надо знать все, что касается его прошлого, от рождения до сегодняшнего дня! Привлекай кого хочешь, но к вечеру у меня должна быть самая полная информация по этому управляющему! Вопросы?

– А Ольга?

– Ею я займусь сам!

– О результатах встречи с Суреном рассказать не хочешь?

Тахир поморщился:

– Давай, Самед, позже! Сначала хотя бы одно внутреннее дело разгребем, потом поговорим о Сурене! Работай! И позови ко мне Сучка с Рожей!

– Без вопросов!

Самед вышел из кабинета своего хозяина Тахирова.

Вскоре туда вошли бригадиры банды Андрей Сучков – Сучок и Владимир Рожков – Рожа. Главарь приказал им выслать в город машины с целью возможного обнаружения сбежавшей Ольги. Шансов обнаружить беглянку было мало, но они были. Как и во всяком деле. Отпустив бандитов и приняв душ, Тахир решил немного отдохнуть. Прошедшие сутки вымотали его, да и спиртное давало знать о себе, вызвав в конце концов сонливость.


Позавтракав, Ольга быстро убрала посуду и присела перед Поляковым:

– Вот! Теперь можно и поговорить.

Отставной капитан спецназа закурил.

Ольга начала рассказ, из которого следовало, что родилась она в поселке Волочаевск в небольшой семье. Отец рано умер, так что ее и старшего брата воспитывала мать. Понятно, что жили в нищете. Хорошо, что брата Игоря не поглотила улица и он не пошел по этапу на зону, как пошли многие сверстники брата. Игорь, напротив, рос парнем правильным, не маменькиным сынком, хотя много занимался хозяйством. Годы шли, Игорь вырос и уехал поступать в военное училище. Окончил его и попал сначала в какую-то учебную часть Подмосковья, а затем в Афганистан, где служил в спецназе.

Алексей переспросил:

– В Афгане? В спецназе? В какие годы?

Ольга задумалась, затем тряхнула головой:

– Сейчас и не помню, где-то в середине восьмидесятых!

И неожиданно спросила:

– Ты ведь тоже был там?

Поляков взглянул на женщину:

– С чего ты это взяла?

– Извини, но я видела китель капитана десантных войск и награды! В мирное время такими не награждают!

– Ты весьма осведомлена в делах военных, но слишком любопытна!

– Извини, но так получилось, что я открыла платяной шкаф!

– Ладно, проехали, продолжай, пожалуйста!

Женщина вернулась к прерванному рассказу. Как уехал брат, жить стало тяжелее. Тем более повзрослела, естественно, и Ольга, у нее появились поклонники, но это так все несерьезно. Было! До того момента, пока она не познакомилась с одним мужчиной. Он приехал из Переславля, точнее, его прислали из областного центра на местный деревообрабатывающий комбинат главным инженером, а Ольга как раз только устроилась работать на этот комбинат. На производстве и познакомились. Стали встречаться. Поженились. Любила ли его Ольга? На этот вопрос она долго пыталась найти ответ, но так и не смогла. Скорее ей просто хотелось уйти от нищеты и иметь рядом мужчину, иметь семью. Муж был добрым, но однажды при разгрузке леса лопнул трос, и его завалило насмерть. А Ольга уже пятый месяц носила под сердцем ребенка. Это стало катастрофой. Вновь домик матери, вновь нищета плюс беременность. Родила дочь. К этому времени в стране начались изменения, и Ольга не смогла найти в поселке работы. Вернее, работа, конечно, была, но платить за нее не платили. А на руках дочь и как средство существования – лишь пенсия матери. Правда, Игорь иногда присылал деньги! Или привозил, когда ему предоставляли отпуск. Но этого все равно было мало. Поэтому Ольга решила поехать искать работу в Переславль. Приехала в город, остановилась у дальней родственницы, женщины капризной, своенравной, давшей сразу понять гостье, что долго терпеть ее у себя не будет. Ольга сразу начала искать работу. Купила газету и в колонке «Работа на любой вкус» нашла объявление о том, что развлекательному центру требуются девушки от 20 до 25 лет в качестве официанток. Предполагалось обучение. Затем сменная работа, хорошая зарплата до 500 долларов, а главное – иногородним обещалось общежитие. Позвонив по контактному телефону и получив приглашение прийти в офис на собеседование, Ольга отправилась в этот развлекательный центр. Беседовал с ней некий Александр Викторович – высокий, худой, бледный мужчина лет под сорок. Он осмотрел женщину и дал заполнить анкету. Затем забрал паспорт, позвонил кому-то и отправил принятую на работу Ольгу в общежитие агрегатного завода. На следующий день она вновь явилась в офис. Ее отправили в центр, началось обучение. Затем работа. Первые две недели прошли нормально и быстро. Получив 200 долларов, она должна была отдыхать следующие пятнадцать дней, но мужчина, которого в ресторане центра все звали почему-то Кабаном, возможно, из-за фамилии Кабанов, потребовал, чтобы Ольга продолжила работу, мол, не хватало рабочих рук. Пришлось согласиться. Вот только в первую же ночь внеплановой смены ее отстранили от обслуживания клиентов в зале ресторана и отвезли на дачу за город вместе с двумя другими девушками. Где их ждали трое мужчин. Что было дальше, и вспоминать не хочется. Их просто заставили раздеться и бросили в бассейн. Там же потом оказались голые мужчины. Ольга попыталась сопротивляться, но охранники быстро сломили это сопротивление, пригрозив забить до смерти, если она будет брыкаться. В результате Ольга оказалась в постели с мужиком. Хорошо, тот нажрался до чертиков и ничего ночью не смог с ней сделать. А утром женщин увезли в офис. К Кабанову. Тот, ничего не объясняя, бросил каждой по пятьдесят долларов и сказал, чтобы отдыхали, вечером их ждет очередной выезд к клиентам. Ольга поняла, куда попала. Но бежать не могла. Во-первых, ее перевели в отдельную комнату чердачного помещения центра под охрану бритоголовых молодчиков. Да Кабан платил ежедневно по 50 долларов, но разве такой работы хотела Ольга? Казалось, выхода не было. Но однажды она попала к одному нерусскому клиенту. Ее отвезли к нему в особняк.

Клиент повел себя с ней вежливо, что удивило Ольгу. А затем, после того как она переспала с ним, наутро ей объявили, что хозяин особняка выкупил женщину у Кабана и она стала рабыней кавказца.

На глазах у Ольги выступили слезы. Она, немного помолчав, взглянула на Полякова:

– Понимаешь? Меня выкупили, как вещь! Я стала, да и была, рабыней, которой кидали подачки за то, что раздвигала ноги перед этими ублюдками.

Алексей, затушив сигарету и прикурив новую, произнес:

– Понимаю!

Ольга воскликнула:

– Что мне было делать? Я даже матери позвонить без разрешения Георгия не могла, узнать, как там в Волочаевске моя дочь!

Поляков спросил:

– Георгий – это перекупивший тебя новый хозяин?

– Да!

– И ты решила бежать?

Ольга кивнула, подтвердив:

– Да! Два раза в день меня выводили во двор на прогулку, как заключенную. Этим и воспользовалась, когда Георгий уехал по делам в Москву. Пустила струю газа из баллончика охраннику тыловой калитки забора особняка и бегом на улицу, в тот самый переулок, где чуть не угодила под колеса твоей машины. Остальное ты знаешь!

Женщина замолчала, устремив взгляд на окно, по стеклу которого вновь забарабанил мелкий осенний дождь. Молчал и Алексей, задумчиво куря.

Паузу прервала Ольга. Повернувшись к Полякову, спросила:

– Ты презираешь меня?

Капитан отрицательно покачал головой:

– Нет! – Встал, налил себе коньяку, выпил сто граммов. – За что мне презирать тебя? За то, что тебя заставили заниматься проституцией? Нет, Ольга, я презираю тех, кто совершил насилие над тобой, а не тебя…

Ольга вздохнула:

– Тахиров, наверное, сейчас везде ищет меня!

Услышав фамилию бывшего хозяина женщины, Поляков резко повернулся к ней:

– Тахиров? Так фамилия Георгия Тахиров?

– Да, а почему ты так среагировал на это?

Капитан взял себя в руки:

– Так! Просто… ничего, все нормально! Извини, но я очень устал, пойду прилягу! Тебе из квартиры лучше не выходить! А насчет того, как избавить тебя от угрозы, я что-нибудь придумаю. Обещаю!

Алексей прошел в спальню, разделся, лег, накрывшись одеялом и повернувшись к стене. Ему надо было оценить ситуацию. Но помешала Ольга. Она легла рядом с Поляковым. Капитан почувствовал ее голое тело. Женщина прошептала:

– Я так хочу тепла, Леша! Ласки! Хоть немного счастья! Всего капельку! Или ты не сможешь с… проституткой?

Алексей повернулся к женщине, сжав ее в объятиях. Желание овладеть Ольгой, такой близкой и доступной, обуяло боевого офицера, и он начал неистово целовать ее лицо, шею, груди, забыв обо всем на свете! Природа, несмотря ни на что, взяла свое!


Глава 3 | Афганские сны | Глава 5