home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

Спустя десять дней. Пятница, 14 октября. 7.00.

Советник председателя правления коммерческого банка «ДонКар» Владимир Полухаров вел оформленный на него «Лэнд Круизер» по трассе, ведущей из Санкт-Петербурга в Москву. Карасев отправил его в Питер с простым поручением: встретиться в Северной столице с одним высокопоставленным региональным чиновником, передать ему кейс, получив взамен точно такой же «дипломат». Встреча состоялась за городом, в шикарном особняке. Чиновник принял кейс, предложив Полухарову отдых. Владимир же торопился к Татьяне, с которой жил, как с женой, более недели, сблизившись с женщиной сразу же после того, как прошли девять дней со дня кончины его матушки. Посему от отдыха отказался, забрал «дипломат» и тут же отправился в обратный путь.

И вот сейчас он приближался к столице. Еще каких-то сто с небольшим километров, и, отчитавшись перед начальником, он увидит свою Татьяну. Увидит ее дочь Ирину, которая постепенно начала привыкать к майору. Девочка не называла его ни папой, ни дядей Володей, она никак пока его не называла. Но это пройдет, со временем пройдет. А нет, так ничего страшного. Многие дети никак не называют своих отчимов. И не потому, что не любят, а потому, что не могут. Хотя и питают к ним самые лучшие чувства.

Владимир, которого тянуло в сон, закурил очередную сигарету, продолжая вести внедорожник на скорости 140 километров в час. Вне населенных пунктов. В поселках, селах, городах скорость приходилось сбрасывать, дабы не стать мишенью для бдительных инспекторов дорожно-патрульной службы. Приоткрыл форточку, и в салон ударил прохладный, осенний ветер. Да, сегодня пошли одиннадцатые сутки, как Полухаров последний раз заезжал в офис антитеррористической службы, где официально числился в отпуске, но откуда решил уйти. Жалел ли он о своем решении? Сейчас можно сказать, что втайне, обманывая себя, находя оправдание эмоциям, захлестнувшим его в конфликте с генералом Купавиным, он, конечно же, жалел о том, что написал рапорт об увольнении. Полухаров хорошо запомнил тот день, 3 октября, когда подъехал на новенькой «Тойоте» к воротам офиса охранной фирмы «Заслон» и базы группы специального назначения «Рокот». Подъехал, и перед ним привычно не отъехали в сторону ворота. Тогда Владимир впервые четко осознал, что стал чужим для своих. Хотя минутой позже охрана пропустила его на территорию, а причиной первичного запрета на въезд явилось то, что «Лэнд Круизер» не числился в списках автомобилей, которыми пользовались спецназовцы службы. Причину устранили быстро, но тягостное чувство отчужденности осталось. И слова Леонидыча, полковника КГБ в отставке, Абрамова Сергея Леонидовича, директора охранной фирмы, он запомнил надолго.

Тот, усмехаясь, подошел к внедорожнику, как только Полухаров поставил его на стоянку и вышел из салона.

– И где ж ты надыбал такого «железного» коня, Володя? Или поменял на свой «Пассат»? Не подскажешь, где и кто проводит подобные обмены? А то моя тачка, глядишь, вот-вот развалится. Я бы тоже приобрел внедорожник. Не такой крутой, конечно, попроще, но приобрел бы. Тем более бесплатно.

Полухаров сказал:

– Такие тачки бесплатно не меняют, Леонидыч. А о получении джипа мы со своим окладом даже мечтать не можем.

– Тогда где ж ты взял это чудо? Не угнал же?

Абрамов еще не знал о том, что Владимир подал рапорт, тем более отставному полковнику не было известно о новом месте работы майора.

– Нет, Леонидыч, не угнал! Его мне новый работодатель выдал!

Изумлению Абрамова не было предела:

– Что? Не понял?! О каком работодателе ты ведешь речь, майор?

Полухаров объяснил:

– Ухожу я со службы, Леонидыч! Рапорт подал. Купавин пока в отпуск отправил, но это ничего не решает. Уйду после отпуска. А так как бездельничать не привык, то устроился на работу в один из коммерческих банков. И знаешь, что я тебе скажу, ценят нас на гражданке, очень высоко ценят. Вот, джип дали в личное пользование, зарплату в месяц такую, которая здесь и не снилась.

– Понятно! Сломался, значит?! Нет, ты не подумай, я не упрекаю. Не имею на это права. Каждый волен решать свою судьбу так, как захочет. У каждого есть выбор. Ты свой сделал. Только, знаешь, Володя, без обиды, руки тебе я больше не подам.

Абрамов повернулся, чтобы уйти, Полухаров остановил его:

– Подожди, Леонидыч, ты же не знаешь, почему я написал рапорт?!

– А мне это неинтересно. Написал, ну и скатертью дорожка. Такое будет тебе от меня напутствие, сынок! Живи, радуйся жизни, если сможешь…

Отставной полковник ушел, а слова все звучали в ушах Полухарова. Звучат они и сейчас: «Руки тебе я больше не подам!»

Майор получил в тот день расчет. И видел своих подчиненных. Но никто из них не подошел к нему, никто не попытался заговорить. Разозлившись, послав все к чертовой матери, Полухаров уехал. Поминки прошли скомканно, и скорей всего майор сорвался бы, если бы не Татьяна. Она смогла найти те слова, в которых так нуждался Владимир. А сладостное наслаждение от близости с ней заставило посмотреть на мир совсем иными глазами. И предстал перед ним окружающий мир не таким уж и мрачным.

В среду, 5 октября, Полухаров приступил к исполнению своих новых обязанностей. Сегодня он возвращался из второй своей командировки.

За размышлениями и почти беспрерывным курением Владимир миновал МКАД, пост ДПС и припарковал автомобиль у первого же супермаркета. Достал из кармана стильного пиджака дорогой сотовый телефон, набрал номер Карасева. Тот наверняка еще нежился в постели своего шикарного загородного особняка, но Полухаров имел распоряжение докладывать при возвращении из командировки независимо от времени суток. Набрав номер, Владимир нажал клавишу вызова абонента. В динамике раздалась популярная французская мелодия. Играла долго, и Полухаров ждал, что вызов с секунды на секунду прекратится, но услышал сонное:

– Здравствуй, Володя! Быстро ты, однако, обернулся. Ожидал увидеть тебя завтра.

– Привет, Веня, а насчет возвращения, то я привык все делать быстро.

– Где ты сейчас находишься?

– На въезде по Ленинградскому шоссе.

– Ясно, все прошло без проблем?

– А они могли возникнуть?

– Нет, конечно, извини, я еще не совсем проснулся. Ты вот что, давай-ка двигай к загородному дому. Но в поселок не въезжай. Остановись на берегу озера, рядом с березовой рощей, вне охраняемой зоны. Там встретимся и поговорим. Можешь не торопиться. Позавтракай! Позвони супруге, сообщи, что скоро будешь, долго я тебя не задержу!

– Ты же знаешь, я холост!

– Как знаю и то, что живешь с очень красивой женщиной. Живешь как муж с женой. Но если тебе режет слух слово «супруга», то скажи, как называть твою Татьяну? Сожительницей? Квартиранткой?

– Ладно, проехали. Буду у озера где-то часа через полтора, если конечно, не застряну в пробках. При задержке отзвонюсь!

– Хорошо! Отзвонись в любом случае. Чтобы никто никого не ждал у водоема.

– Принял, босс! До встречи!

– До встречи, Володя!

Полухаров, развернув джип, вернулся на МКАД.

Ему следовало добраться до трассы М-8, на Ярославское шоссе. Как ни странно, окружная дорога оказалась неперегруженной, и Владимир прошел свой участок достаточно быстро. Свернул на трассу. По шоссе ему следовало проехать двадцать семь километров, затем повернуть направо, миновать еще километров шесть. Сразу за лесом, рассекаемым автомобильной дорогой, и находилось безымянное озеро.

Майор остановил внедорожник у кафе.

Добродушный и гостеприимный армянин тут же подошел к Полухарову:

– Здравствуйте, уважаемый! Решили покушать?

Майор кивнул:

– Да!

– Это вы правильно сделали, что остановились здесь. У меня самый лучший и дешевый шашлык по всей трассе.

Владимир улыбнулся:

– Разве хороший товар может быть дешевым?

Армянин, не задумываясь, ответил:

– Конечно, может. Если продавец хоть немножко совесть имеет и не дерет с клиентов незаработанные деньги. У меня все честно. Покупаю мясо дешево, дрова привозят тоже по сносной цене, так почему дорого должен стоить шашлык? Тот, кто умеет, делает его хорошо и быстро. Я умею. Шашлычник с детства, потому что отец был шашлычником, дед был шашлычником, прадед вообще свой ресторан имел. Потом комиссары отняли, сделали приют для бездомных. Ну и пусть бы, да? Бездомным тоже жить, кушать хочется. Среди них было много детей. Забирай ресторан, да? Зачем только прадеда стрелять надо было? Ведь он сам все отдал, ничего не оставил. Только дом небольшой, нашей семье где-то жить надо было? Нет, комиссары сказали – враг народа, а значит, должен умереть. Расстреляли. А семья, представляешь, сама в тот же ресторан, который стал приютом для бездомных, пошла. Революция – это плохо. Зачем резать, убивать? Человеку голова для чего дана? Чтобы думал, договаривался. А стрелять плохо.

Полухаров закрыл джип, спросил у шашлычника:

– Я, наверное, сегодня первый клиент у тебя?

– Вай! Откуда знаете?

– Говоришь много! Но говоришь правильно. В общем. А вот насчет шашлыка, так мы твои слова проверим. Где тут можно устроиться?

– А где хотите? Хотите в кафе, хотите в беседке, она сзади, недалеко в лесу, но сейчас в беседке холодно. Летом там хорошо!

Майор взглянул на армянина:

– Тебя как зовут?

Тот ответил:

– Ашот! Меня много людей знает.

– Не обижают?

Армянин вздохнул:

– Как вам сказать? Бывает! Люди-то разные. Но ничего, жить можно!

– Ну, раз можно, то хорошо! Устроюсь в кафе. Проводишь?

– Конечно! И провожу, и за стол усажу, вина своего налью, бесплатно, шашлык сделаю – пальчики оближешь.

– Вино это хорошо, но я за рулем, сам видишь!

– Э-э! Я разве водку или коньяк предлагаю. Ви-но! А к шашлыку подам травку. Съешь, никакой гаишник запаха вина не почувствует. Клянусь.

Полухаров отказался:

– Нет! Спасибо, конечно, но обойдемся без вина.

– Хорошо! Какой шашлык делать? Кусочками или на косточках?

– На ребрышках! Три порции. К шашлыку салат. Сок апельсиновый. И, пожалуйста, как можно быстрей, но не во вред качеству!

Армянин взмахнул руками:

– Какой вред? Только польза! Все сделаю. Быстро!

Шашлык у Ашота действительно оказался отменным, в меру прожаренным, мягким, вкусным и относительно дешевым. Для трассы, естественно.

Поблагодарив армянина и рассчитавшись с ним, Владимир продолжил движение. После знака, указывающего на поворот к деревне, а на самом деле к престижному, охраняемому, как военная база, коттеджному поселку «Затворье», свернул направо. На дорогу европейского качества. Для себя богачи строили, потому и была она как зеркало. Шесть километров пробежали быстро. Миновал лесополосу и сразу свернул на грунтовку, к озеру. Встал на поляне у березовой рощи. Озеро было большим, чистым. Напротив рощи – пляж и лодочные причалы, справа – лес, дорога продолжается по левой стороне и за поворотом упирается в поселок. С места стоянки Владимир видел металлический забор, который тянулся от леса у поворота к озеру и уходил за водоемом на восток. Видел и будку со шлагбаумом, преграждающим свободный проезд в «Затворье». Охраняемая зона.

Выйдя из джипа, Полухаров достал сотовый телефон:

– Веня? Я на месте!

– Понял! Минут через пять буду!

– Жду!

Владимир не успел выкурить сигарету, как к «Лэнд Круизеру» подъехал «Мерседес». Из него вышел Карасев. При-ехал без водителя и охраны. Тайная миссия, тайные поручения, тайные встречи. Свидетелей быть не должно.

Бывшие однокурсники пожали друг другу руки.

Карасев спросил:

– Тебя встретили должным образом?

– Да! Как и было оговорено. Встретили на въезде в город, проводили куда надо.

– Разговаривал с тем человеком, которого ты видел на пленке видеозаписи?

– Да? Один на один в его кабинете. Там же обменялись кейсами.

– Чем интересовался Эдуард Максимович?

– Твоим здоровьем!

– Больше ничем?

– Нет! Твой Селевич немногословный и заносчивый тип, курьер для него не человек.

Карасев задал неожиданный вопрос:

– Ты уверен, что встречался именно с Селевичем и именно ему передал кейс?

– Почему ты спрашиваешь об этом? Подозреваешь, что вместо Селевича мог быть двойник?

– Ты не ответил на вопрос, Вова!

– Ты тоже! Но ладно. Я встречался с тем человеком, которого ты мне демонстрировал по «ящику»!

– И подставы быть не могло?

– Послушай, Веня! Мне каждый раз напоминать, где я служил? Ты избавишься от сомнений, когда сам вновь прокрутишь пленку, что демонстрировал мне! Когда будешь смотреть, обрати внимание на кадр, где Селевич прикуривает сигарету. А точнее, на легкое подрагивание века левого глаза. Двойник подобный тик скопировать не сможет!

Карасев уставился на Полухарова:

– Тик, говоришь? Я ничего такого не замечал! Как ты уловил?

– Молча! Просто у меня в крови обращать внимание на многие мелочи, касающиеся субъекта отработки или контакта.

– Да! Ты действительно спец!

– А ты все сомневаешься?

– С этого момента нет! Давай его кейс!

Полухаров передал «дипломат», полученный в Питере, Карасеву. Тот обследовал его сканером, что вызвало улыбку Владимира, после чего бросил кейс на заднее сиденье «мерса».

– Молодец, Володя! Три штуки заработал! Пока отдыхай, но старайся находиться в Москве либо в ближайшем Подмосковье. Возможно, тебе предстоит еще одна дальняя поездка. И работа посложней. Но… пока отдыхай! В случае необходимости вызову.

Полухаров спросил:

– Мне что, можно и на работе не показываться?

– Можно! А что, собственно, тебе делать в офисе? На то ты и советник, чтобы советовать, когда босс позовет!

– Понятно, босс!

Карасев задал еще один неожиданный вопрос:

– Скажи, Вова, а как у тебя с разрешением на ношение боевого оружия?

– Нормально! У меня есть чем защищаться, а что?

– Ничего! Пока ничего. Просто спросил.

– Ты просто так ничего не делаешь. Колись, с чего вдруг заинтересовался моим вооружением?

Банкир вновь серьезно, незнакомыми Полухарову глазами посмотрел на майора:

– С того, Вова, что оружие может тебе пригодиться. Исключительно в целях самообороны, но пригодится. Впрочем, при необходимости я вооружил бы тебя сам. А сейчас давай езжай! Любимая женщина, наверное, ждет не дождется своего крутого во всех отношениях мужчину.

– Буду ждать звонка!

– Жди! Телефон не выключай!

– Спасибо, что напомнил.

– Ладно, Володь. До встречи. Благодарю за службу!

– Служу боссу! Пока!

Полухаров выехал на дорогу, повел внедорожник к трассе. По пути набрал номер телефона Татьяны. Она ответила тут же:

– Володя? Здравствуй, дорогой! Ты где? С тобой все в порядке?

– Здравствуй, Танюша! Со мной полный порядок, я подъезжаю к Москве. Скоро буду дома!

– Ой! А мы с Иришкой только встали. Я так в порядок себя привести не успею. Ну почему ты раньше не позвонил?

– Не волнуйся! Я у дома подожду, пока ты приведешь себя в порядок!

– Кто тебе даст! Я жду тебя.

– До встречи!

– До встречи, любимый!

Полухаров улыбнулся. «Любимый»! Слово вроде привычное, а сколько тепла и нежности в себе несет. Если, конечно, произнесено от души. Таня сказала от души, поэтому и настроение резко повысилось. Хорошо. Надо не забыть цветов и какую-нибудь игрушку купить. Все же глава семейства возвращается домой из командировки. А вообще надо окончательно решить вопрос в отношениях с Татьяной. А то действительно, кто она ему? И не супруга, и не любовница, и не сожительница, и уж не квартирантка. Пора определиться. А для этого сделать пустяк – предложить любимой женщине руку и сердце. И предложить сегодня же! Решено!

Проводив взглядом «Лэнд Круизер» Полухарова, Карасев осмотрелся, сел на заднее сиденье «Мерседеса», пододвинул к себе кейс. Набрал коды замков, поднял крышку. Увидел поверх целлофанового пакета, забитого пачками стодолларовых купюр, отпечатанную на старой пишущей машинке записку. Довольно улыбнулся. Достал мобильник. Нашел в памяти телефона нужный номер. Нажал клавишу вызова и тут же услышал грубый мужской голос с кавказским акцентом.

– Слушаю тебя, дорогой!

– Салам, Ваха!

– Салам, банкир! Как дела?

– Только что получил посылку из Питера!

– Ну и что?

– Пробную партию взяли по очень хорошей цене. Качество подтвердили. Обозначили объем товара, который могут взять. Весьма крупная партия, Ваха!

– Так это же хорошо! Надо решать вопрос с выбором маршрута доставки товара. Надо встретиться и тщательно проработать этот вопрос.

– Ты же знаешь, я не могу приехать на хутор, как и тебе необязательно появляться в Москве.

– Что предлагаешь?

– Я пришлю к тебе человека, которому доверяю, как себе!

– Кто он?

– Мой друг! Бывший однокурсник. И бывший спецназовец. Мужик крутой, профи высшего уровня!

– В Чечне воевал?

– Нет! Все больше в Афгане, Ираке, еще где-то, короче за «бугром»!

– Это хорошо, что он не воевал в Чечне. Ты за него отвечаешь?

– Да!

– Присылай. Он должен быть у меня 17 октября. Но учти, ты отвечаешь за него головой! А я у себя посмотрю, что он за профи! Порядок связи обычный. Все! Удачи тебе, банкир!

– Взаимно, Ваха! Любите вы понтоваться – «головой ответишь?!».

Говоривший прервал Карасева:

– Это не понты, Вениамин! Это реальная угроза! Отбой!

Банкир отключил телефон:

– Угроза? Эх, Ваха, тебе ли угрожать? Но, ладно, пора домой, затем после завтрака – в офис. Дела делами, но и работой в банке заниматься надо.

«Мерседес», минуя пост охраны, ушел в коттеджный поселок.

Полухаров подъехал к дому. Поставил внедорожник прямо у подъезда. Здесь «Лэнд Круизер» никому не мешал. Забрав букет и пакет с куклой в красивой упаковке, а также бутылкой шампанского и всякой другой мелочью, приобретенной в супермаркете, майор поднялся на второй этаж. Потянулся к звонку, но дверь распахнулась и без сигнала. На пороге стояла Татьяна. Она успела привести себя в порядок. Волосы уложены, лицо свежее, на плечах красивый голубой домашний халат:

– С приездом, Володя!

– Спасибо, Тань! Это тебе!

Полухаров протянул женщине букет.

– Цветы! Как это приятно, когда тебе дарят цветы. Не в праздник, не по случаю, а просто так! Спасибо, Володь!

Женщина поцеловала Полухарова и спохватилась:

– Ой! А что это я тебя в дверях держу? Проходи!

Майор шагнул в прихожую.

Из коридора вышла Ирина:

– Здравствуйте!

– Здравствуй, Ириш! Как твои дела?

– Хорошо!

– Ну и молодец! А я тебе подарок привез.

Полухаров достал из пакета упакованную в прозрачную коробку куклу.

Девочка приняла подарок, и было заметно, что он ей понравился.

Владимир спросил:

– Ты любишь играть с куклами?

– Да! Такой еще не видела. Красивая!

Татьяна наклонилась к дочери:

– А что надо сказать дяде Володе?

– Спасибо большое!

Майор улыбнулся:

– Пожалуйста.

Девочка взглянула на Татьяну:

– Мам! А можно я пойду в спальню?

– Иди! Играй!

Проводив дочь, она посмотрела на Полухарова:

– Вот! Ну никак не может назвать тебя хотя бы дядя Володя!

– Ничего! Разве в этом главное?

– А я тебе ванную приготовила и завтрак!

– И когда ты все успела?

– Пока ты ехал по Москве.

– Оперативно, ничего не скажешь!

Майор поднял пакет, прошел на кухню. Поставил его на стол:

– Здесь разная вкуснятина под шампанское. Разберись, пожалуйста, пока я не смою с себя дорожную пыль и не переоденусь.

– Да, да, конечно!

Полухаров закрылся в ванной комнате. После душа он позавтракал. Закурив, вздохнул:

– Эх, плохо, что не можем сейчас уединиться. Я так соскучился по тебе! А может, Ириша нам не помешает?

Женщина произнесла:

– Володя?! Ну нельзя быть таким нетерпеливым. Всему свое время. У нас вся ночь впереди. Хотя, если очень хочешь, то пойдем в ванную, сделаешь это для себя.

– Ну, нет, так я не хочу. Это не по-мужски. Мужчина обязан сначала удовлетворить даму, а уж потом и себя. А лучше, если одновременно. Так что ждем вечера.

– Тебе надо отдохнуть! Я уже разобрала постель в твоей комнате.

– Что совершенно не обязательно. Я и так без проблем отоспался бы.

– Однако чистая постель все же лучше накидки и пледа!

– Лучше. Ладно. Пойду!

– Конечно, Володя, отдохни.

Но выспаться Полухарову было не суждено. Только он задремал, как издал сигнал вызова сотовый телефон. Владимир подумал: черт, надо было его отключить. А так придется отвечать, но кто это может сейчас звонить ему?

Он взглянул на дисплей. Светилась фамилия Карасев. Швабре-то чего вдруг понадобилось, ведь с утра встречались уже? Ответил:

– На связи!

– Володя? Не разбудил? Или, что еще хуже, не оторвал тебя от любовных утех?

– Какая теперь разница? Чем обязан столь неожиданному звонку?

Банкир произнес:

– Понимаю, что нарушаю наши договоренности насчет отдыха, но мне срочно нужно переговорить с тобой.

Полухаров удивился:

– Переговорить? Срочно? После того как с утра все вроде бы обсудили по командировке. Или что-то не так с кейсом?

– Нет, нет, Володь, с кейсом и его содержимым все в порядке. Здесь другая тема образовалась.

– Подъехать в офис банка?

– Нет! Давай на Новый Арбат, и без машины. На метро. Встретимся в 13.00 у входа в Центральный дом книги.

– Отчего такая конспирация?

– Да какая, к черту, конспирация? Просто не надо, чтобы об этой встрече знали сотрудники офиса.

– Сам-то на своем «мерине» подъедешь?

– Нет, на такси!

– И без охраны?

– Естественно!

– Ты заинтриговал меня. Хорошо. В 13.00 плюс-минус полчаса, сам понимаешь, что сейчас и в метро застрять можно, буду у входа в Центральный дом книги. Черные очки или бородку не нацепить?

– Шуткуешь? Это хорошо! Значит, в форме!

– Я всегда в форме!

– До встречи, Вова!

– До встречи, Веня!

Полухаров отключил телефон. Задумался. Интересно, чего это вдруг он так срочно потребовался Карасеву? Но ехать на встречу надо. Он оделся, вышел в гостиную.

Татьяна, читавшая на диване книгу, удивленно взглянула на него:

– Что случилось, Володя? Не спится?

– Если бы! Босс срочно вызывает.

– Неужели опять командировка?

– А черт его знает, не исключено!

– Это было бы плохо!

– Кто бы спорил.

Майор посмотрел на часы – 12.01.

– Ладно! Я поехал, а ты отдыхай. Кстати, что читаем?

– Гоголя. «Мертвые души».

– «Мертвые души»? Это серьезно. Изучаешь первое в России пособие для наших нынешних бизнесменов?

– О чем ты?

– О «Мертвых душах». Там же подробно описано, как можно из ничего получить все! Или почти все!

– Как ты можешь так говорить о Гоголе? Это же классика.

– Он тебе в школе не надоел? Но все, все, молчу. Нравится Гоголь, читай на здоровье!

– Ты скоро вернешься? Извини за наивный вопрос.

Полухаров улыбнулся:

– Все нормально. Увидишь под окном джип, не удивляйся, я в центр на метро поеду. Если что, отзвонюсь.

Он поцеловал Татьяну и покинул квартиру.

В 13.00 майор спецназа прогуливался по тротуару, рядом со входом в Центральный дом книги.

А в 13.05 услышал сзади:

– Еще раз привет!

Обернулся. Увидел Карасева. Но не того лощеного в дорогом и изысканном одеянии, а в джинсах, потертой куртке, надетой на спортивную майку.

– Слушай, Веня, а таким ты мне больше нравишься. Но почему маскируешься? Ты чего-то или кого-то боишься?

– Нет! Дело совсем в другом. Перейдем на ту сторону? Там в проулке уютный ресторанчик имеется. За чашкой кофе и поговорим.

– Как скажешь!

Полухаров с Карасевым спустились в подземный переход.

В 13.30 они уже сидели в отдельной кабине довольно уютного небольшого ресторана. Официант принес две чашки кофе, выставил пепельницу.

Майор закурил:

– Так что за срочный разговор у тебя ко мне, господин банкир? Надеюсь, не командировка?

– Командировка! Но не волнуйся, не сегодня и не завтра! 16-го числа ты должен будешь выехать в Ростовскую область, на некий хутор Шестовский. В принципе, к моему бизнесу предстоящая поездка отношения не имеет, старая знакомая попросила помочь. Отказать ей не мог.

– И что надо будет сделать на этом хуторе Шестовский?

– Пустяки. В общем, чтобы было понятно, объясню заморочку. Знакомая моя, дама экстравагантная, упакованная деньгами по самую макушку, но недалекая, как и все бабы. Получив в наследство от мужа огромное состояние, пытается организовать крупное дело. Но никак не может найти себя в бизнесе. Мечется. Начала вроде неплохо, агентство недвижимости организовала. Ей бы расширять дело, ан нет, решила, что строить выгоднее. Купила землю в 40 километрах от Москвы и организовала строительную компанию. Задумала на берегу озера поднять коттеджный городок. Затея сама по себе неплохая, если довести дело до конца. Однако и тут она не справилась. Отстроила подвалы шести или восьми коттеджей и на этом стройку заморозила. Перекинулась на фрукты и водку. Желает, чтобы деньги оборачивались быстро, не въезжая, что время спорых аферных сделок прошло, и сейчас можно оставаться на плаву, вкладывая деньги в долгосрочные проекты. Но нет, у нее свое на уме.

Полухаров сказал:

– Так ты бы и наставил дамочку на путь истинный. Ты же зубр в этом деле!

Карасев вздохнул:

– Пытался. Бесполезно. Но черт с ней! Прогорит, значит, прогорит. Но помочь ей должен.

– Так и должен? Она что, любовница твоя? Или может доставить твоей фирме кучу неприятностей, если ты не станешь ей помогать?

– А вот это, Вова, уже не твое дело.

Полухаров допил кофе. Поставил чашку на блюдце:

– Ладно. Не мое! Тут ты прав! Говори, что следует сделать?

– Знакомая моя договорилась с одним из ростовских бизнесменов о поставке в Москву и Питер левой водки и мандаринов из Грузии. Ростовчане обещали организовать для начала переправку контрабанды двумя «КамАЗами». На себя взяли провоз товара до названного хутора. Там где-то рядом подпольная перевалочная база. А вот дальше знакомая должна подсуетиться сама. То есть обеспечить транзит от хутора до деревни Тростунова, где мадам начала строительство коттеджного поселка. И дальше – один «КамАЗ» в Москву, другой в Питер. Точнее, до места, где товар встретят питерские ребята.

Майор спросил:

– Ну а в чем она просит помощи, эта твоя знакомая?

Карасев объяснил:

– Сама она заняться непосредственно транзитом груза не может. Людей опытных у нее тоже нет. Вот и попросила меня выделить человека, способного взяться отработать безопасный маршрут транзита. Думаю, для тебя не составит труда продумать план перегона «КамАЗов» из Ростова до Москвы, согласовать его с ростовским бизнесменом. Никому другому, как понимаешь, доверить подобную миссию я не могу. За эту работу оплата будет произведена отдельно. При удачном раскладе, а иным он просто и быть не может, ты получишь пятьдесят штук!

– «Зеленых»?

– Ну не рублей же, Вова!

– Что же это за водка такая, один транзит которой обходится в десятки тысяч долларов?

Карасев внимательно посмотрел на бывшего однокурсника:

– Конечно, два «КамАЗа» левой водки стоят гораздо дешевле той суммы, что заложена в оплату только тебе, не говоря о других расходах, но главное не в водке. Главное, отработать маршрут безопасного транзита контрабанды, по которому в Россию в дальнейшем пойдут не два, а сотни «КамАЗов» этой водки, фруктов, барахла и черт его знает чего, что надумает переправить с Кавказа в центр России мадам Хакимова…

Поняв, что, назвав фамилию знакомой, Карасев сказал лишнее, он бросил быстрый взгляд на Полухарова, ожидая реакции однокурсника на собственный промах. Однако майор, зафиксировав в памяти фамилию знакомой банкира, пытающейся открыть канал транзита левого товара из-за «бугра» в Россию, не подал и вида, что придал оплошности Карасева хоть какое-то значение. Полухаров умел владеть собой. И Карасев успокоился.

– В общем, вот такие дела, Володя!

Майор пожал плечами:

– Ну что ж! Ты босс, я твой подчиненный. Раз надо помочь твоей знакомой, поможем.

– Вот и хорошо! Все-таки офицеры, пусть даже и в запасе, остаются офицерами. Штатский начал бы муму травить, а офицер: «Надо – сделаем!» Вот что ценно. И за это следует платить хорошие деньги. К сожалению, государство наше того не понимает, а потому и теряет лучшие кадры. Наступит время, когда представители власти поймут, какую ошибку в отношении офицерства российского они допустили, вот только не будет ли поздно?

Полухаров усмехнулся:

– Слушай, Швабра, а ты случаем в депутаты не собрался податься?

– С чего ты это взял?

– Да базаришь, как политиканы.

– Нет, Вова, политикой пусть занимаются, как ты их назвал, политиканы, а наше дело – по-тихому деньги рубить, пока они, эти политиканы, п…ть с высоких трибун будут. Каждому, как говорится, свое!

– Вот здесь ты прав! Но давай завершать беседу. Когда точно мне надо прибыть в хутор Шестовский и с кем там вести переговоры, согласования и прочие дела по очередному бизнесу твоей неугомонной дамочки?

Карасев ответил:

– Прибыть в Шестовский тебе следует в понедельник 17-го числа. Лучше с утра, но это как получится. О твоем прибытии нужные люди будут оповещены и встретят, как моего доверенного человека. Формально в Шестовском главенствует некий Аркадий Георгиевич Каландин.

Полухаров бросил на Карасева ставший вдруг настороженным взгляд.

Банкир заметил это, но расценил настороженность майора по-своему:

– Да, да, Вова, Аркадий Каландин, сын бывшего секретаря ЦК КПСС Георгия Дмитриевича Каландина, совсем недавно отдавшего богу душу. Аркадий вступил в наследство, но его быстро обработали кавказцы, тем более что это не составляло никакого труда.

Майор спросил:

– Что за кавказцы? Кто конкретно?

– Предполагаешь, что могут оказаться знакомыми?

– У меня нет среди них знакомых. Просто о многих горцах-бизнесменах наслышан. Вот и интересно, не они ли подмяли под себя сына Каландина?

– Ясно! Значит, управляющий у Аркадия Каландина некий Шамсет Балаев. Слышал о таком?

Конечно же, Полухаров был знаком с досье всех крупных полевых командиров боевых отрядов Масуда, но ответил отрицательно:

– Нет! Не слышал!

– Вот с ним тебе и предстоит вести переговоры.

– Надеюсь, не в присутствии Каландина-младшего?

– Вряд ли! Аркадий здесь, в Москве, пил там, на Северном Кавказе, начал наркотой баловаться. Бросил в столице богатую полячку. Та хотела его в Европу утащить, но Аркадий смылся. Так что с ним о чем-либо серьезном говорить нет смысла. Просто не поймет.

– Ясно! Значит, Шамсет Балаев?

– Да!

– Что ж! Балаев так Балаев!

– Вот и договорились.

Карасев достал пакет, перетянутый резинками:

– Здесь аванс за дополнительную работу. Двадцать тысяч долларов плюс три штуки на командировочные расходы. Едешь в Ростовскую область на джипе, думаю, так удобнее будет.

– Да, по крайней мере, не буду привязан ни к железной дороге, ни к аэропортам, ни к такси. Свой вездеход всегда пригодится.

– Ну тогда закончим! Отдыхай выходные. Невеста поди рада твоему возвращению?

– Рада.

– Слушай, Володь. А чего ей дома сидеть? Давай в офис устрою. Зарплатой не обижу.

– А девочка?

– Наймешь няньку или как их сейчас называют. А потом в школу пойдет. Да, ты вопрос с регистрацией Татьяны в своей квартире решил? А то помогу!

– Решил!

– Ну, конечно! Как же я забыл, у тебя же связи ого какие!

– Нормальные связи!

– Ладно! Пошли!

Карасев рассчитался с официантом за кофе, и бывшие однокурсники вышли на улицу. У ресторана «Прага» попрощались. Банкир поймал такси, Полухаров направился к станции метро. Не входя в подземку, он закурил, задумавшись. Да, расклад получается более чем интересный. Опять хутор Шестовский! Оттуда вышел к Магино Карахан с бандой Есаула. В Шестовском бывший высокопоставленный советский чиновник Каландин держал перевалочную базу транзита наркоты. Героин он получал с Кавказа. Карахана с Есаулом уничтожили в ходе контртеррористической операции «Паутина». Каландин умер практически сразу после смерти своего покровителя Рудинца. На смену прибыл сын, которого быстренько посадили на иглу! Управляющим стал известный полевой командир Масуда, Шамсет Балаев. Неожиданно проявляется госпожа Хакимова, владелица агентства недвижимости «Империал», чей сотрудник Эдик Гуагидзе в свое время передал деньги Кермана Карахану. Так о какой, к черту, водке, фруктах и барахле из-за «бугра» говорит Швабра? Главари боевиков, воспользовавшись смертью Рудинца, убрали Каландина и по сути захватили перевалочную базу в Шестовском. Но почему тогда не предпринимает никаких мер генерал Купавин? Или ребята из «Рокота» уже обложили хутор? Но нет, они почти все в Москве. Недавно Полухарову звонили Вершинин и Зубов. Клыков с Родиным наведывались, когда он был в Питере. Купавин использует резерв? Но чтобы надежно блокировать район, не только личного состава группы резерва не хватит, но и всего подразделения «Рокот». Одним хутором Шестовский этот район однозначно не ограничивается. И что получается? Непонятка. Учитывая то, что на хуторе активно работает агент внедрения ФСБ. Да, сплошная непонятка. Данному бездействию службы в отношении Шестовского может быть одно объяснение. После разгрома банды Есаула, ликвидации Карахана с его помощником, смерти Каландина бандиты прикрыли базу, перебросив товар в запасной район. Но тогда агент ФСБ сливает в центр «дезу»? Вопрос – сознательно или по принуждению? Последнее маловероятно, потому как, попав в лапы боевиков и согласившись вынужденно работать на противника, разведчики имеют полную возможность передать сигнал провала. Тем более не в глубоком тылу далекого Афгана или Ирака, а рядом с Ростовом, где бандиты не в состоянии действовать открыто. А если такой сигнал был бы передан, то этот Шестовский в момент взяли бы в оборот спецы Северокавказского территориального управления по борьбе с терроризмом. Значит, агент сознательно сливает «дезу»?! Черт, слишком мало информации, чтобы сложить логическую мозаику объяснения внешнего равнодушия спецслужб к хутору Шестовский. Но ничего. Скоро все станет на свои места. Он, Полухаров, разберется с ситуацией.

Вопрос, а не попадет ли он сам под своих? Как пособник террористов? Хотя, даже если его и зацепят на хуторе, то что смогут предъявить? Ничего. Лишь факт посещения населенного пункта. Это не преступление и не сотрудничество с бандитами. Впрочем, можно заранее, до отъезда в Ростовскую область, поговорить с Купавиным. Но что это даст? Кроме анализа предположений майора и информации Карасева, что является полнейшей туфтой, ничего! Нет, сейчас идти на контакт с руководителем спецслужбы не имеет смысла. А вот когда он, Полухаров, сам убедится в правоте и обоснованности собственных подозрений, тогда можно и поговорить с генералом.

Майор закурил очередную сигарету, проговорив:

– Да! Судя по всему, придется вновь браться за оружие. И завязывать с «гражданкой». А может, пронесет? Хотя нет, чует сердце, ни хрена не пронесет!

Проходивший мимо пенсионер учтиво спросил:

– Извините, вы что-то сказали?

Майор, встрепенувшись, ответил:

– Нет, нет! Просто мысли вслух!

Выбросив окурок в урну под взглядом пенсионера, майор вошел в здание станции метро.


Глава 13 | Бой капитанов | Глава 15