home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Рокот двигателей «КамАЗов» все, кто находился в запасном районе N-ского отдельного мотострелкового батальона, услышали в 0 часов 8 минут в среду 27 июля. Кутенко с Артуром вышли к повороту, где должны были встретить колонну. И тут же попали под свет мощных фар идущего впереди джипа. Артур поднял руку.

Джип остановился, за ним встали и остальные машины колонны. Из «Тойоты» вышел молодой парень с автоматом в руке, крикнул:

– Кто из вас Артур?

Помощник Рустама ответил:

– Я!

– А я Герман! Мне нужна связь с Рустамом!

Артур пожал плечами, достал сотовый телефон, набрал знакомый номер:

– Рустам? Артур! Встретил колонну, но старший, назвавшийся Германом, хочет поговорить лично с тобой! Хорошо!

Помощник полевого командира протянул телефон старшему колонны:

– Пожалуйста, уважаемый, Рустам на связи!

Герман принял телефон:

– Рустам?

– Да! Что ты хотел, Герман?

– Чтобы ты назвал номер телефона человека в Москве, с которым ведешь совместный бизнес.

– Василько?

– Тебе виднее!

Рустам назвал мобильный номер подельника.

Герман произнес:

– Хорошо! Выходим к объекту и начинаем погрузку. Предупреждаю, я имею указание босса вскрыть каждый ящик и убедиться, что ты передаешь товар, а не ослиное дерьмо!

– Делай что хочешь! Но учти, чем быстрее ты уведешь отсюда колонну, тем безопасней будет твой путь. И еще, насчет порядка расчета с вояками тебя инструктировали?

– Да! Кейсы готовы! Передам их встречающему офицеру после окончания погрузки.

– Хоп! Удачи тебе, Герман!

– Тебе того же, чечен!

Отключив телефон, старший колонны вернул его помощнику Рустама:

– Все в порядке! Иди с офицером к складу. Мы едем следом!

Артур молча повернулся, пошел по грунтовке к Кутенко, бросил ему на ходу:

– Идем, старший лейтенант!

Взводный поинтересовался:

– О чем базарили, если не секрет?

– Ай, какой секрет? Старший колонны проверял, тот ли я человек, за кого выдаю себя. Говорил с Рустамом.

– Понятно!

Кутенко с Артуром прошли до блиндажа, поднялись на склон между капониров.

«Тойота» остановилась напротив. «КамАЗы» остались на въезде в район. Герман перестраховывался. Или впервые выполнял подобную работу, или по жизни был осторожным. Он вновь вышел из внедорожника, спросил:

– Где?

Артур указал на полевое укрытие:

– Сбоку блиндаж видишь? Товар там!

Старший колонны осмотрелся. Все вокруг спокойно, тихо, крикнул в джип:

– Все на выход!

Из «Тойоты» вышли четверо молодых парней в камуфляже, вооруженные пистолетами-пулеметами «Клин».

Герман махнул рукой.

Подъехали «КамАЗы», сзади встал второй джип, «Форд». Из него показались еще четверо охранников. Водители остались в машинах.

Герман крикнул колонне:

– Фалан, снять тенты с «КамАЗов»! Бес – в блиндаж на осмотр груза, Рокки, распредели людей по двое, таскать ящики! Выполнять!

Бандиты подчинились. Один из них, которого Герман назвал Бесом, направился к земляным ступеням входа в блиндаж. И в это время, как гром среди ясного неба, раздался усиленный мегафоном голос командира штурмовой группы:

– Внимание! Всем бросить оружие и лечь на землю, заложив руки за голову. Район окружен подразделением спецназа. В случае неисполнения приказа открываем огонь на поражение! Выполнять приказ!

Дрожь прошла по телу Германа. Но он сумел взять себя в руки. Крикнул в ответ:

– Хорошо! Мои люди выполнят ваш приказ, но не так быстро!

И повернувшись к остолбеневшим подчиненным, неожиданно отдал команду:

– По лесу, огонь!

Охранники вскинули пистолеты-пулеметы.

Клюев бросил в эфир:

– Всем! Штурм!

Первыми ударили по бандитам из блиндажа автоматы Столбова и Великанова. Рухнул на землю Герман, за ним Бес и первая четверка конвоя. Огрызнулись очередями из «Клинов» водители «Тойоты» и «КамАЗов». Их уничтожили прицельным огнем Рыбкин и Рубанов.

Четверка охранников из «Форда» бросилась к своему джипу. Но попали под пули Матросова с напарником.

Артур с криком бросился к «Ниссану». Но получил пулю от старшего лейтенанта Самсонова.

Взводный же скатился в капонир и залег, прикрыв голову руками. Обстреляв банду, прибывшую за товаром, спецназовцы вышли к машинам, вокруг которых в самых неестественных позах лежали охранники, не успевшие сделать ни единого выстрела.

Клюев покачал головой:

– А ведь могли бы жить! Выполни приказ, брось оружие, ан нет. Решили в войну поиграть. Вот и поиграли. А охранники молодые, есть совсем еще пацаны. Но... они сами выбрали себе судьбу.

Матросов спросил:

– От групп захвата Рустама и Грабова доклада еще не поступало?

– Пока нет!

Он взглянул на часы:

– Они только что должны закончить работу!


Старший лейтенант Шаронов, водитель одной из машин спецслужбы, остановил автомобиль в переулке. Посмотрел на сидящего рядом Лезуна:

– Слава! Хата Артура через дом справа. Как обрабатываем чечена?

Старший лейтенант Лезун ответил:

– Очень просто! На неожиданности. Выходим к дому, я в дверь, ты со Скоробогатовым в окна! И на пол Караева! Мордой в половицы!

– Когда начнем?

Лезун вызвал Матросова.

Тот ответил в момент, когда колонна начала втягиваться в район:

– На связи!

– Лезун! Мы на месте, в поселке у хаты Рустама!

– Быстро свяжись со Ждановым и начинай акцию захвата этого ублюдка! Радиотехническая разведка поможет тебе сориентироваться! Но в любом случае захват в течение пяти минут. И ни секундой больше! Время пошло! Действуй, Лезун!

– Принял!

Командир группы захвата полевого командира вызвал начальника отделения радиотехнической разведки.

– Дозор! Я – Лезун!

Ответил Жданов:

– Работаешь по Рустаму?.. Он в доме. Активно перемещается. Видимо, собирает вещи! Вооружен!

– Понятно! Спасибо! Конец связи!

– Конец! И удачи тебе, старлей!

Отключив рацию, Лезун бросил взгляд на часы:

– Выход к объекту – 1 минута. Подготовка к одновременному проникновению в здание – 30 секунд. Затем по команде – штурм дома и захват Рустама! Дабы не посечь друг друга пулями, огонь веду только я! Вопросы? Нет вопросов! Вперед, ребята!

Рустам закончил укладку баула, присел в кресло. И тут же раздался удар в сенях, звон разбитого стекла. Чеченец дернулся к автомату, но трое спецов уже держали его на прицеле.

Лезун приказал:

– Сидеть, где сидишь, сука! У меня нет инструкции непременно взять тебя живым!

Караев сплюнул на пол, откинулся на спинку кресла, выставив руки перед собой. Процедил:

– Ну, Грабов, ну, козлиная морда! Не просек, что его провели, как пацана. Прокололся-таки! Сволочь.

Лезун нагнулся к бандиту:

– Ты чего шипишь, как змеюка подколодная? Закрыл бы пасть, мой тебе совет. Еще наговоришься на допросе у следователя.

И кивнул Скоробогатову:

– Вяжите его, ребята!

Сам достал рацию:

– Первый! Я – Лезун!.. У меня порядок! Взяли Рустама!

– Молодцы. Оставайтесь пока в доме, да обыщите его!

– Принял! Выполняю!


В это же время вторая машина спецслужбы остановилась у забора войсковой части, свернув к болоту. Так, что ее не было видно из КПП. Командир группы захвата Грабова также вышел на майора Матросова. И также получил команду на захват оборотня. Времени, правда, отвел больше, нежели Лезуну. Это было объяснимо. Капитану Шаронову, старшему лейтенанту Чепцу и прапорщику Кунице предстояло пройти территорию части и выполнять задачу не в частном доме, а в штабе мотострелкового батальона. Шаронов также связался со Ждановым. Разведчик сообщил, что Грабов находится в кабинете. Караул на месте. На КПП спокойно. В самом штабе, кроме комбата, только дежурный и посыльный.

Спецназовцы перемахнули через забор и кустами, обрамляющими плац, ринулись к штабу войсковой части.

Захват здания управления батальона так же, как и захват дома Артура в Осиновске, прошел успешно. Куница, ворвавшись в дежурку, положил на пол и дежурного офицера, и находившегося рядом с ним посыльного по штабу. Разоружил их, объяснив:

– Спокойно! Лежать, не дергаться. Мы – спецназ! Где Грабов?

Лейтенант ответил:

– У себя в кабинете!

– Он вооружен?

– Да! Пистолетом!

Прапорщик доложил Шаронову, который вместе со старшим лейтенантом Чепцом поднялся на второй этаж:

– Капитан! Дежурная часть и подходы к штабу под контролем. Грабов у себя. Он вооружен!

Офицеры спецназа подошли к двери кабинета. Прислушались. Тишина!

Капитан взглянул на Чепца. Показал пальцем на себя и влево, затем на старшего лейтенанта и вправо. Что означало, штурм помещения проводится одновременно с расхождением по флангам после проникновения в кабинет.

Шаронов указал на дверь, и офицеры распахнули ее, отпрянув друг от друга.

Грабов поднял голову, и внутри его все оборвалось. Он увидел двух спецназовцев, направивших на подполковника глушители своих бесшумных «ВАЛов». Рука потянулась к ящику стола, где лежал пистолет, но офицер спецназа, тот, что стоял справа от комбата, сказал:

– И не думай!

Тут же крикнул:

– Встать, паскуда!

Грабов вздрогнул, но поднялся.

Капитан приказал подчиненному:

– Володя, выведи этого подонка из-за стола да наручники на лапы надень!

Чепец быстро обработал Грабова, сковав того и подведя к командиру группы.

Капитан снял защитный шлем, бросил его в кресло. Подтянул к себе оборотня, глядя ему в глаза, произнес:

– Так вот ты какой, Грабов Сергей Александрович, быстрорастущий карьерист, а по совместительству наркоторговец и убийца. Не понимаю, как таких, как ты, земля носит. Во что ты, сука, превратил часть? В зону для молодых и курорт для «дедов»? Сколько жизней покалечил? Сколько судеб сломал? Это из-за таких тварей, как ты, матери боятся отпускать детей в армию! Будь моя воля, ты бы, падла, подох в этом кабинете страшной смертью. Но я обязан выполнить приказ. Но, клянусь, не будь я капитаном Шароновым, если ты не понесешь заслуженного наказания по всей строгости закона. На папочку и его связи не надейся. Не успеют тебя вытащить. Мы достанем везде!

Капитан сорвал погоны с комбата, взглянул на старшего лейтенанта:

– Выводи его, Чепец! В дежурную часть.

Старший лейтенант толкнул глушителем автомата Грабова в спину:

– Пошел, шакал!

Отправив подчиненного с Грабовым вниз к прапорщику Кунице, капитан вызвал Матросова:

– Майор! Второй! Грабов арестован. Штурм прошел успешно, без жертв и травм с обеих сторон!

– Где Грабов?

– В помещении дежурного по части!

– Хорошо. Спускайся туда и ты. Дежурному офицеру части связаться с оперативным штаба бригады, вызвать комбрига и сообщить ему об аресте комбата. Чтобы тот передал в батальон команду начальнику штаба временно принять командование частью и обеспечить порядок в батальоне.

– Принял, командир!

– Как только объявится начальник штаба, вывести Грабова на КПП, где ожидать дополнительной команды!

– Понял! Выполняю!

– Давай!

Матросов, отключившись, подошел к Клюеву:

– И Грабова взяли!

Командир первой группы кивнул и спросил:

– А где у нас Лопухов?

Неожиданно прогремела автоматная очередь.

Клюев тут же вызвал Ефремова, но тот не ответил.

В это время к «Ниссану» покойного Артура бросилась какая-то фигура. Точнее, тень от фигуры. Матросов вскинул автомат, но Клюев положил руку на ствол:

– Погоди, Славик! Погоди!


Лопухов, став свидетелем стремительной атаки непонятно откуда появившихся крупных сил спецназа, даже не подумал вступить в бой. Оборотень только ойкнул и начал отползать в глубь леса. И вот тут Ефремов поторопился. Ему бы дождаться, пока заместитель Грабова сам подползет к нему, или атаковать сразу, но он вышел из-за дерева и окликнул зампотыла:

– Куда ползешь, ублюдок?

Майор замер. Но, сообразив, что его контролирует всего один человек, и понимая – сдача означает одно – пожизненный срок, если не смерть в СИЗО, резко развернувшись, дал очередь в сторону Артема.

Ефремов вовремя сориентировался, рухнув на землю, и потерял цель. Помешала трава. А Лопухов, вскочив, рванулся в кусты. Ефремов не успел подсечь оборотня. Пришлось преследовать. Наступил на что-то овальное. И инстинктивно отпрыгнул в сторону. Овальным предметом могла оказаться граната, брошенная отходящим Лопуховым. И это действительно была граната, но не брошенная Лопуховым в противника, а выроненная им в бегстве. Капитан чертыхнулся. Рация издала сигнал вызова, но отвечать Ефремов не стал. Надо догнать майора. И он уже готов был продолжить преследование, когда услышал впереди шум заработавшего двигателя. Лопухов добрался до своей «Нивы», и теперь Ефремов мог лишь наугад стрелять по оборотню, что давало тому шансы вырваться из леса. Этого допустить капитан не мог и бросился к «Ниссану», что оставил Артур на въезде в запасной район. По фигуре Ефремова хотел выстрелить Матросов, но его упредил Клюев, просчитавший сбой Артема и его попытку исправить ситуацию.

Капитан завел «Ниссан» и рванул на внедорожнике по грунтовке к шоссе Москва – Белогорск. «Нива» и «Ниссан», несмотря на разницу в старте, выскочили на трассу одновременно. Лопухов повернул вправо и погнал свой автомобиль к областному центру. Началась погоня. Майор понимал, что иномарка быстро догонит отечественный внедорожник. Но он и не думал отрываться. Впереди – поворот на старую гать, уходящую в болото. Если не ошибиться и свернуть в нужном месте, то можно уйти от преследования. Проскочив поворот, водитель «Ниссана» не найдет гать. А «Нива» уйдет по деревянному настилу, покрытому болотной растительностью, в глубь болота. Гать выведет к острову. От острова есть тропа, ее Лопухову показывал покойный Детрун, когда они вместе охотились в этих местах. По тропе можно дойти до другого острова, где оборудована землянка. Для охотников. Там можно какое-то время отсидеться. Придется утопить «Ниву», но и черт с ней. Спецназ будет считать, что с «Нивой» в топь ушел и Лопухов, сорвавшись с гати. А потом... потом, отсидевшись, сколько потребуется, можно тихо выйти и на сушу. Дальше будет видно. Деньги от наркоты хранятся у Розы. Та не сдаст их никому. Присвоит, считая любовника погибшим. Следовательно, средств покинуть район у него хватит. И не только район! Он сумеет добраться до деревни, где живет его родственник и где тоже оборудован в сарае тайник. А вот уже в нем деньги, на которые он вполне сможет начать новую жизнь. Так что не все потеряно. Лишь бы не ошибиться и самому не пропустить нужный поворот.

Так думал убийца Лопухов, ведя «Ниву» по шоссе и видя в зеркало заднего вида догонявший его «Ниссан». У Лопухова мелькнула мысль: а если он не успеет? Если проклятая иномарка настигнет «Ниву» до поворота на гать? «Ниссан» приближался быстро, а из «Нивы» большей скорости майор выжать не мог. Но рядом автомат. На сиденье пассажира. Надо заставить преследователя поубавить прыть!

Оборотень взял автомат, выставил в открытое окно и дал слепую очередь в сторону «Ниссана». Пули Лопухова легли в лобовое стекло по диагонали. Сверху от места водителя к стойке пассажира, поэтому и не задели Ефремова. Ударь оборотень чуть ниже, и Артем получил бы пулю в голову. Пронесло. Или повезло. Капитан, дабы избежать поражения второй очередью, принял с шоссе на правую обочину. Теперь Лопухов не имел возможности достать его, а дистанция сократилась. Неожиданно у «Нивы» вспыхнули ярким светом задние фонари. Оборотень тормозил. Почему? Ведь впереди прямой участок дороги. Ну, конечно, Лопухов понял, что от иномарки ему не оторваться, а посему решил остановиться, дабы выскочить на асфальт и открыть огонь по «Ниссану». Другого выхода избавиться от преследования у него, в принципе, не было. Но даст ли расстрелять себя Ефремов? Здесь майор просчитался. Капитан резко увеличил обороты. И когда увидел, что «Нива» неожиданно начала сворачивать в болото, принял решение мгновенно. Всей массой «Ниссана» он врезался в левую сторону «Нивы», снеся ее в кювет. Машина Лопухова ушла бы в болото, если бы не одиноко росшая у самой воды береза. Она переломилась пополам и удержала внедорожник оборотня. Капитан выскочил из иномарки и бросился к покореженному автомобилю заместителя Грабова, готовый при первых же проявлениях угрозы открыть по нему шквальный огонь. Но этого не потребовалось. Ефремов увидел окровавленного Лопухова, сложившегося от удара на сиденье переднего пассажира. Капитан вырвал «АК-74», застрявший у оборотня между ног, отшвырнул на асфальт. Рывком поднял тело майора. Тот застонал. Артем тряхнул раненого бандита. Лопухов пришел в себя. Медленно перевел помутневшие глаза на спецназовца, прошепелявил разбитым ртом:

– Достал-таки?

Капитан ухмыльнулся:

– А ты надеялся уйти? После того, что сделал? Нет, мразь, не ушел бы ты!

Оборотень простонал:

– Больно! У... тебя... тебя... есть аптечка... боевая... вколи промедол!

– Да? А может, еще и «Скорую помощь» вызвать да отправить тебя в больницу? В чистую палату, с уходом, обслуживанием? Или предпочитаешь госпиталь?

– Ну будь ты человеком... мне ведь теперь... сам понимаешь...

– Я – человек, а вот ты – нелюдь, преступник, убийца, и что я должен понимать? Что тебе грозит следствие, трибунал, зона? Это я должен понимать?

– Да!

– Нет! Не надейся попасть на нары! Слишком легко хочешь отделаться. Следствие и суд для тебя непозволительная и незаслуженная роскошь! Тебя буду судить я! И приговор уже вынесен!

В глазах убийцы боль смешалась со страхом.

– Что, что... ты имеешь в виду?

– Что имею, то и введу! Ты убил рядового Сонина, рядового Волкова! Ты убивал людей, ни в чем не повинных, не имеющих права на сопротивление. Присвоил себе роль палача. И после этого рассчитываешь жить и дальше? Не будет этого! Ничего уже у тебя не будет. Кроме... смерти.

Лопухов хотел крикнуть, но раздался лишь всхлип.

– Нет! Ты не сделаешь этого!

Капитан услышал звук двигателя приближающегося джипа. Достал гранату, подобранную в лесу, показал Лопухову:

– Узнаешь болванку? Не вырони ты ее в лесу, наверняка применил бы на дороге. Но... не судьба. Хотя, напротив, наверное, судьба!

Джип приближался. Если это свои, они не дадут Ефремову отомстить оборотню за убитых ребят.

Капитан выдернул кольцо, сжав предохранительную чеку боеприпаса.

– За смерть солдат, за гибель тех, кого ты с подельниками травил наркотой, за все паскудное, что совершил в этой жизни, за то, что опозорил честь офицера, сдохни, подонок!

Ефремов бросил гранату между ног Лопухова, отпрыгнув в сторону под защиту «Ниссана»!

Наконец пробившийся крик ужаса оборотня слился с мощным взрывом, разворотившим «Ниву».

Артем поднялся. Посмотрел на взорванный автомобиль.

Увидел кровавое месиво на месте, где несколько секунд назад сидел Лопухов. Подумал, а топливо не рвануло. Странно. Но и без этого эффект достигнут неплохой.

Сзади затормозил джип «Тойота», на котором прибыли наркокурьеры из столицы. Из него вышли Клюев и Столбов.

Командир группы посмотрел на «Ниву», повернулся к Ефремову, спокойно прикурившему сигарету. Спросил:

– Что здесь произошло, Артем?

– Да вот, почти уже взял козла, но он в последний момент рванул себя гранатой. Той, что забрал из тайника подсобного хозяйства.

– Это Лопухов и рванул себя?

– А что?

– Да такие не рвутся, и ты это прекрасно знаешь!

– Я тоже так думал, однако... как видите, рванулся. Не я же его подорвал? У меня гранат с собой нет и не было!

– Да? А как же ты его не взял в лесу? Ведь он находился под полным твоим контролем? Или там было бы сложно объяснить его «случайную» смерть.

Капитан вздохнул:

– Нет! Просто вы слишком быстро обработали курьеров, а этот, – капитан кивнул на почерневшие останки Лопухова, – оказался слишком прытким! Кстати, это говорит о том, что я не хотел его валить, а стремился взять живым. Иначе расстрелял бы до того, как он добежал до своей «Нивы»!

Вмешался Столбов:

– Командир! Артем говорит правду! И, вообще, чего загоняться из-за какого-то отморозка? Ну рванулся, да и хрен с ним! Туда ему и дорога!

Клюев посмотрел на Ефремова, затем на Столбова:

– Ладно! Столб, останешься здесь до прибытия милиции. Передашь им труп. Затем...

Майор повернулся к Артему:

– А ты давай в джип! Едем в район! С минуты на минуту туда должен прибыть Николин. И думаю, не он один!

Ефремов подчинился, и «Тойота» ушла в сторону поселка. Въехала в запасной район как раз в момент, когда над капонирами завис «Ми-8». Не найдя площадки для посадки, «вертушка» ушла к войсковой части.

Матросов отдал приказ доставить к объекту Рустама и комбата. Последнего привезли на машине службы в колонне с армейским «УАЗом». В район прибыли полковник Николин, генерал центрального управления ФСБ и мужчина в штатском, какой-то чин из федеральной службы Госнаркоконтроля. Клюев доложил о результатах проведенной операции. Над районом прошел второй «Ми-8». Он также ушел к войсковой части. Высокопоставленные чины безопасности и наркоконтроля осмотрели место ликвидации бандитской группировки, спустились в блиндаж. Пробыли там недолго. О чем-то поговорили с Николиным и убыли в расположение войсковой части.

Полковник объявил построение личному составу обеих групп подчиненного ему отряда спецназа «Вихрь». Приказал подготовить блиндаж с наркотиками к подрыву. Трупы боевиков загрузить в один из «КамАЗов». После уничтожения склада героина колонной убыть в расположение N-ского мотострелкового батальона, где группы ждет транспортный борт «Ми-8».

Саперы отряда спецназа «Вихрь» заминировали блиндаж, и в 3.00 над лесом поднялся огненно-рыжий шар и прогремел мощный взрыв, эхом разошедшийся по лесу. Тонны героина превратились в пепел. А в 5.00 вертолет поднял в воздух первую и вторую штурмовые группы.

На московском аэродроме, где спецназовцев встречал заместитель командира отряда, офицеры и прапорщики узнали, что полчаса назад в столице произведены аресты Василько и нескольких других высокопоставленных чиновников, создавших и руководящих преступной организацией, именуемой Корпорация.

С летного поля Ефремов позвонил домой.

Жена ответила не сразу, и голос ее звучал сонно:

– Артем? Ты сейчас где?

Капитан ответил:

– Я вернулся, Оля! Скоро буду дома!

– Ой, а я еще в постели. А когда именно ты приедешь?

– Не знаю, может, часа через два!

– Вот и хорошо. Успею привести себя в порядок.

– Ты у меня всегда в порядке.

– Ну, конечно! Но ладно, я очень жду тебя!

– Оля! Я отомстил за твоего племянника!

– Не сомневалась в этом!

– Только, к сожалению, его уже не вернуть!

– Не вини себя, Артем! Не надо! Такова жизнь!

– Ты права, такова жизнь!

Ефремов отключил телефон. Повторил:

– Да! Такова жизнь!

Проходивший мимо Клюев поторопил:

– Ну, идем! Автобус подали к ангарам! Едем на базу. Оттуда – по домам!

Капитан поднял голову:

– Небо сегодня чистое, будет тепло! А домой? Это хорошо, Рома! Это очень хорошо!

Подхватив оружие и десантную сумку, Ефремов направился к ангарам. Он шел, и мысли его были о супруге. О семье. Капитан спецназа возвращался домой! Возвращался с войны. Надолго ли? Этого он не знал! Да и не важно ему было сейчас, когда сигнал тревоги вновь поднимет на схватку с врагом. Он всегда готов к бою. Капитан просто возвращался домой с работы, которую, кроме него, не сделает никто!


Сектор подхода к запасному району со стороны шоссе Москва – Белогорск. 23.07 | Спецназ в отставку не уходит |