home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



8

Дни тюремного, в гостиничном номере, счастья убывали. Если первые три дня были наполнены жадностью любви, обостренной ощущением опасности (в первый же день, за завтраком в кафетерии, Ставинскому попалась на глаза Оля Махова, и он тут же вспомнил инструктаж Мак Кери), то на четвертые сутки эта жадность прошла, да они оба и устали уже от постельной любви, и приближающаяся разлука переплавляла их настроение в тихую, горькую грусть. Собственно, первую часть задания они уже выполнили – позавчера их навестил Джакоб Стивенсон, удостоверился, что Ставинский-Вильямс как две капли воды похож на полковника Юрышева, и Вирджиния сообщила Джакобу, что 16 ноября экспрессом «Красная стрела» она и Роберт будут возвращаться в Москву из двухдневной поездки в Ленинград. Стивенсону нужно было теперь купить для Юрышева купе в том же поезде и выслать Юрышеву эти билеты в волжский заповедник.

Теперь по вечерам Ставинский и Вирджиния большую часть времени проводили у окна – тихо и печально сидели они у подоконника и смотрели, как медленно падает снег на деревья Александровского сада, как катят машины и троллейбусы по заснеженной мостовой проспекта Маркса. Куранты Спасской башни Кремля неумолимо отсчитывали время. Каждые полчаса по брусчатке Красной площади чеканным шагом двигались к Мавзолею Ленина солдаты – там, у Мавзолея, происходила очередная смена почетного караула. И когда истаивал в вечернем морозном воздухе очередной удар Кремлевских курантов, Ставинскому и Вирджинии казалось, что они слышат, слышат, слышат поминальный звон их близкой разлуки. И каждый из них мысленно молился о том, чтобы Юрышев каким-либо образом не получил эти билеты, опоздал на поезд, – тогда они оба со спокойной совестью вернутся в Америку…

Громкий стук в дверь прервал их уединение. Тревожно взглянув на Ставинского, Вирджиния подошла к двери. За дверью были слышны веселые громкие голоса и цыганская песня.

– Кто там? – спросила Вирджиния.

– Это я, Людочка Звонарева! – откликнулся звонкий голос их гида из «Интуриста». – Я хочу поздравить Роберта с днем рождения!

– Минуточку! – сказала Вирджиния. Господи, как они могли забыть, что сегодня у Роберта Вильямса (у подлинного Роберта Вильямса) – день рождения! Ведь это есть во всех анкетах, которые они заполняли в Вашингтоне еще месяц назад!

Вирджиния метнулась к гардеробу и поспешно надела свое лучшее платье, Ставинский набросил пиджак и мимоходом заглянул в свой паспорт – действительно, Роберт Вильямс родился сегодня, 10 ноября 1935 года. На столе у них было пусто – ни цветов, ни шампанского…

– Боже мой, Роберт! – воскликнула Людмила Звонарева, буквально врываясь в их номер, едва Вирджиния открыла дверь. – В такой день вы сидите дома!

В руках у нее был большой букет цветов, который она тут же преподнесла Роберту, а еще семь человек, которые весело вошли вмеcте с ней в номер с шампанским и тортом, уже пели хором:

– Хэппи бездэй ту Роберт! Хэппи бездэй ту ю-ю-ю…

Ставинский молча улыбался, Вирджиния старательно разыгрывала растроганность и благодарность:

– Спасибо! Спасибо!

– Мои друзья! – представила свою компанию Звонарева. – Три гида из «Интуриста», свободно говорят по-английски, две актрисы из цыганского театра, доктор-стоматолог Семен Бобров – ваш коллега, Роберт, он же мой близкий друг. Олег, перестань пялить глаза на Вирджинию, она занята! И еще один мой приятель – кинорежиссер Дмитрий Ласадзе. Между прочим, у меня сегодня тоже день рождения, Роберт! Угадайте, сколько мне лет? Семнадцать, конечно! Мы кутили в ресторане, в «Арагви», а теперь едем на дачу к Дмитрию. Вы едете с нами – и без разговоров! Там будут сани, русская тройка! Вы когда-нибудь катались на русской тройке? Да еще с цыганской песней! Но сначала – шампанское! Господи, где у вас бокалы, Вирджиния?

С хмельной непосредственностью компания по-хозяйски распоряжалась в номере – нашли три бокала, кто-то сбегал к дежурной по этажу за дополнительной посудой – и вот уже хлопают пробки шампанского, льется вино в бокалы, поют под гитару две цыганки, смешно наступая на Ставинского, а Людочка Звонарева трещит без остановки:

– Я даже не хочу слушать! Мы закутаем Роберта в меховую доху, и он абсолютно не простудится! Роберт, одевайтесь! Вирджиния, где ваша шуба? Дмитрий, ты можешь поухаживать за Вирджинией, наконец? Подай ей шубу и сапожки!

(«Напор, напор! – наставлял ее двадцать минут назад Незначный. – Вы врываетесь в номер, как шквал, и не даете им ни секунды на размышление. Вытащите их из номера, ублажайте весь вечер, катайте на санях, поите шампанским и кормите икрой, хохмите, и самое главное – растопите лед, подружитесь с ними! Дружба, ничего, кроме дружбы!»)

И Людочка Звонарева с вдохновением исполняла свою роль – под Москвой, в Красной Пахре, их ждали в этот вечер двухэтажная дача, икра, шашлыки, водка и шампанское и даже сани с тройкой лошадей – и все за счет КГБ. Но если Вильямсы не поедут с ними, пьянка не состоится. Потому не только Звонарева старалась, но и вся компания, подобранная лично Незначным за эти три дня…

Но когда красивый сорокалетний грузин, кинорежиссер Дмитрий Ласадзе, подал Вирджинии шубу, она сказала:

– Минуточку!

Затем она открыла шкаф и достала из своего чемодана заветный флакон «Шанели № 5», который купила себе три дня назад в Париже.

– Людочка, – сказала она Звонаревой. – Это вам. Я поздравляю вас с днем рождения и желаю, чтобы вам всегда-всегда было семнадцать лет! Но поехать мы никуда не можем… – И жестом остановила протестующие голоса. – У меня сегодня день траура. Десять лет назад в этот день умерла моя дочь. Ей было тогда семь месяцев… – И в наступившей разом тишине Вирджиния со слезами на глазах прильнула к плечу Ставинского. Потом быстро отерла слезы и повернулась к гостям. – Извините, Людочка, я не хотела портить ваш день рождения, но я вынуждена была это сказать. Поэтому мы с Робертом не празднуем его день рождения… Простите нас…


предыдущая глава | Чужое лицо | cледующая глава