home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Когда Ларри в очередной раз явился с ужином, я валялся на диване, едва продрав глаза. Сон был темной периной, мягкой и приятной. Явь оказалась такой же мирной. Стоило принять решение, и спокойствие оказалось гораздо полнее, чем я мог ожидать. Будто все страхи, вся грязь, жирно измазавшая душу, ушла в невидимый водосток. Я потер глаза ладонями и улыбнулся О'Доннелу.

– Хорошая погода установилась надолго, – сказал он, ставя поднос на край столика. – На улице сейчас очень приятно.

Меня уже не волновало, какая стоит погода. Пусть дожди льют целыми сутками, пусть начнется второй великий потоп или ударит вечная засуха. Я буду жить, остальное не имеет значения.

– Подвинь, – сказал я. —Что?

– Подвинь поднос, или он упадет. И позови своих.

– Уолт, ты уверен…

– Зови их, Ларри. Сейчас же.

Я поднялся на ноги, с удовольствием отметив, что больше не чувствую слабости. Инстинкт самосохранения справился с поставленной задачей отлично. Если стоишь на перекрестке и в конце только одной дороги не видна разрытая могила, надо идти по этой дороге, не задумываясь. Пусть геройствуют выдуманные мной персонажи, произносят речи и отдают свои бумажные жизни за высокие идеи. Но чтобы умер я сам, они не дождутся! Я сумею переключиться на новый уклад. Стану рациональным. Нормальным, пусть и по-моухейски.

Кэтлин спустилась по лестнице первой. Она не прятала тревогу, но не отступила, когда я пошел к ней. Девочки стояли за спиной матери, робко улыбаясь. Длинная прядь волос упала на лицо Айлин и слегка покачивалась от дыхания. Я протянул руку над плечом Кэт, отвел эту прядку в сторону. Айлин напряглась, но не шевельнулась. Айрис крепко сжала губы, следя за мной. Мои пальцы от лица сестры переместились к ее щеке. Гладкой, тугой и прохладной. При чем тут хлопающие отвислые складки? Ресницы девочки трепетали, губы подрагивали.

– Не бойся, – сказал я. И убрал руку, чтобы тут же положить ее на щеку Кэтлин. Она пользовалась теми Же духами, что и раньше. И помада осталась нежно-розовой. – Ты красивая.

– Я знаю, – ответила она. – А ты смелый. Не отказывайся, мы все знаем, что смелый.

– Как крот, забившийся в нору.

Кэтлин не улыбнулась. Девочки, осмелев, обошли Мать и стали по обе стороны от меня. В каком кабаре Конферансье сможет подобрать себе настолько красивых ассистенток? И кто знает, как меняются куколки из кордебалета, спускаясь со сцены?

– То, что с нами происходит, не самое худшее, – сказала Кэтлин. – Лично я ни за что не променяла бы свою трансформацию на последнюю стадию туберкулеза или опухоль.

Она была права. С точки зрения здравого смысла, а не героизма. Молодец! Вы лично много героев видели не на киноэкране? Только не врите, пожалуйста. А? Задумались?

– Не боитесь, мистер Хиллбери? – спросила Айлин. Я не боялся. И позволил себе поцеловать Кэтлин на глазах у Ларри. Он засмеялся и предупредил:

– Чтоб это было в последний раз, – а я жестом попросил его помолчать и на секунду задержал губы на щечке Айрис. Айлин в свою очередь вытянула шею. Ну уж нет, после Дилана что-то не хочется.

– Тебя в следующий раз, – усмехнулся я.

Не знаю, поняла ли она причину, но вылетела из подвала, как кошка, которой прищемили хвост. Кэтлин засмеялась с облегчением и крепко обняла меня.

– Добро пожаловать в.нашу общину, Уолт.

– Можно теперь называть тебя сестрой?

– Лучше кузиной. Это расширяет возможности.

– Кэти! – прикрикнул Ларри.

Она рассмеялась. Смех засверкал, как спинка форели, заплескался весенним ручьем. Да какая мне разница, что с ней происходит в дожди? Никто не виноват, что так получилось.

Кэтлин подмигнула мне, показала язык мужу и объявила, что ей пора готовить обед. Айрис пошла следом за матерью (попка потрясающе колыхалась под платьем, полная естественность движений подчеркивала грацию, которой добиваются уроками только самые удачливые из топ-моделей). Я любовался ими, отталкивая в глубину сознания мысль о том, что вижу мутантов. Нет уж, больше не раскисну. Пока буду видеть их в человеческом облике, буду восхищаться. И все.

– Приходи на танцы! – крикнула миссис О'Доннел, уже исчезнув из виду, а ее муж поинтересовался:

– Ты действительно больше не боишься их, Уолт?

– Похож на перепуганного?

Вообще-то я должен был походить на того самого типа, выжившего в кораблекрушении – только попавшего не к дикарям, а на необитаемый остров. И забравшегося так далеко от океана, что смыть с себя грязь ему просто негде. Шестой день без ванны и расчески, о господи! Как я до сих пор об этом не задумывался?

– Ты похож на человека, принявшего решение, – улыбнулся О'Доннел. – Итак?

– Я буду играть на вашей стороне.

– Через силу?

Я видел понимание в его глазах, и меня тошнило от него и от присоседившегося к нему дружеского сочувствия. Но дорога осталась только одна.

– Все будет в порядке, Уолт, – мягко сказал Ларри. – Ты поймешь, что поступил правильно. Спас себя и лучшего друга и, может быть… нашел любовь?

– Любовь?

Слово, которое будило мое воображение в средней школе, определяло всю жизнь десять лет назад – и которое Ларри О'Доннел сделал своим щитом и мечом, снеся голову совести.

– Конечно, – ответил он. – Ты ведь не намерен Жить монахом? Я буду рад, если ты полюбишь одну из Моих дочерей. Похоже, надеяться стоит на Айрис?

– Если я в них не запутаюсь.

Смеяться было несравнимо приятнее, чем колотиться от страха. А увидеть солнце будет совсем хорошо.

– Мне надо принять душ, – сказал я.

– Хорошая мысль. Здесь или поедешь к Риденсу?

– К себе, – поправил я.


ГЛАВА 14 | Райское место | * * *