home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 13. О ТОМ, КАК МОЖНО СТАТЬ ВРАГОМ САМОМУ СЕБЕ

Патрик Прингл в книге “Приключения под водой” высказал мысль о том, что в мирное время у ныряльщика нет врагов среди людей”. Джон Суини, как бы полемизируя с ним, резонно замечает, что под водой человек сам является своим худшим врагом, К сожалению, Джон Суини прав и тому много примеров.

В предпраздничную декабрьскую пятницу на озеро Отрадное приехали 17 аквалангистов с одного из заводов Ленинграда. Разбили на берегу лагерь. Облачившись в снаряжение, ребята смело шлепали по тонкому льду ластами. Лед трещал, прогибался и, наконец, не выдержав тяжести, разламывался - таким “оригинальным” способом аквалангисты погружались под воду. В тростнике при голубоватом сумрачном свете собирали раков.

Двое суток прошли незаметно. Стали собираться домой. Но в баллонах еще оставался воздух. Тридцатилетний В.Т., инструктор подводного спорта, и девятнадцатилетняя Г.3. решили еще раз спуститься под воду. Запас воздуха у инструктора был на один час, у аквалангистки - на 40 минут.

Пора уезжать, а их все нет. Сперва ждали, потом стали лихорадочно пробивать лунки, спускать под воду железные предметы, бить по ним обухом топора, подавая сигналы для ориентировки. Не помогало. Вызванные из Приозерска водолазы ничего не могли сделать, да разве обшаришь всю акваторию подо льдом, если никто не знает, где погрузились и в каком направлении пошли те двое.

Спортсменов найти не удалось.

Несчастье произошло из-за вопиющего нарушения элементарных правил техники безопасности подводного плавания. В водолазных правилах есть специальное предупреждение: спуск под лед представляет повышенную опасность и допускается только в чрезвычайных случаях, с соблюдением особых мер предосторожности. Во льду вырубается майна размером два на два метра и обшивается досками, чтобы не поскользнуться. Погружение разрешается только при наличии сигнального конца, на котором стоит опытный спортсмен-аквалангист, и страхующего спортсмена, одетого в полное снаряжение и готового в любой момент спуститься под воду на помощь товарищу. Спортсмены-подводники из группы, возглавляемой В. Т., все эти требования считали пустой формальностью. Никто аквалангистами на заводе не занимался. Ежегодных медицинских освидетельствований спортсмены не проходили. “Руководство по организации занятий подводным спортом в морских клубах и первичных организациях ДОСААФ” не изучалось и, следовательно, не выполнялось, водолазный журнал не велся, спуски в аквалангах всегда проводились без сигнального конца. Компрессор не проверялся, журнал по технике безопасности отсутствовал. И привело это все к трагическому исходу.

Еще один не менее безрадостный пример.

7 августа 1970 года экипажу подводного дома “Черномор” на глубину 30 метров надо было подать горячий обед. Стажер Б., которому все никак не удавалось поплавать под водой, быстро надел акваланг “Украина” и предложил свои услуги. Он взял контейнер с подогретой пищей и уже готов был погружаться, когда вмешался опытный и строгий врач-физиолог В. А. Гриневич. Он потребовал, чтобы на спортсмена надели сигнальный конец. Через несколько минут запросили “Черномор” - получили ли там обед. Ответ был неожиданным - ни аквалангиста, ни контейнера с пищей.

Стоящий на сигнальном конце запросил аквалангиста о самочувствии, дернув один раз за линь. Василий Антонович Гриневич обратил внимание, что аквалангист “отвечает” на сигнал слишком вяло - очень медленно тянет за сигнальный конец. Спустили страхующего водолазе. Оказалось, что сигнальный конец был закреплен за контейнер, а самого аквалангиста поблизости не было.

Спортсмена безуспешно искали три недели. Так погиб молодой человек, которому не смогли в свое время внушить уважение к морю. Он, конечно, не предполагал, что в морской синеве без опыта так легко можно заблудиться, а сбросить грузы и всплыть, когда в акваланге кончается воздух, сделать быстро не каждому удается.

Бравада и легкомыслие непростительны в подводном спорте, так как опасны для жизни. К сожалению, случается еще, что не только от новичков, но и бывалых подводников можно услышать высокомерное заявление; “Я еще никогда не пользовался сигнальным концом”.

Никто не рекомендует применение сигнального конца при всяком погружении, но в усложненных условиях спуска его необходимо применять и применять правильно, с умением.

Сигнальный конец является не только надежным средством удержания аквалангиста, но и средством связи для передачи различных условных сигналов. При этом спортсмену-подводнику может быть передано девять и получено от него одиннадцать различных сигналов.

Сигнальные концы лучше изготовлять из пенькового смоленого или из синтетического капронового троса. Длина сигнального конца берется в пределах 40-150 метров. Сращения и потертости на сигнальном конце не допускаются.

В этой книге уже немало приведено трагических примеров. Может быть, подводный спорт так опасен, что занимающийся им каждую минуту рискует расстаться с жизнью? Ничуть нет. Один из известных подводных исследователей биолог Олег Борисович Мокиевский утверждает, что, занимаясь подводным спортом, человек подвергает себя не большей опасности, чем, например, гуляя по улицам современного города. Его мнение подтверждает тот факт, что несчастные случаи в абсолютном своем большинстве являются уделом неорганизованных доморощенных спортсменов. Примеров в подтверждение этого можно привести множество.

В 1961 году два самодеятельных аквалангиста из Москвы взяли шлюпку, а в качестве наблюдателя посадили в нее девушку, впервые увидевшую море. Отошли от берега на 800 метров и оказались в зоне прохода судов. Со слов оставшегося в живых спортсмена трагедия началась с того, что, достигнув большой глубины, они попали в зону, где температура воды была примерно на 12 градусов ниже, чем у поверхности. От холода сразу появилась скованность движений, шум в ушах и головокружение. Это заставило их всплыть. Подъем с глубины проходил в полубессознательном предшоковом состоянии, как это часто бывает при остром охлаждении в воде, когда люди лишаются всякой ориентировки и осторожности.

…Всплыли под килем теплохода и были затянуты под винты. Один погиб сразу, второй лишился ноги и получил множество ранений. Незакрепленную шлюпку с девушкой отнесло течением далеко от места погружения.

Конечно, неприятности случаются и со спортсменами, но, как справедливо замечено в книге С. Н. Рыбакова “С фотоаппаратом под водой и льдами”, почти любая неприятность под водой - результат просчета на поверхности”.

Легководолаз Н. А. Шевцов рассказывает, что как-то при починке гидрокостюма наклеил подшлемник наизнанку, так что трубочки, через которые полость наружного слухового прохода сообщалась с подмасочным пространством, оказались снаружи. Он не придал этому особого значения и переклеивать подшлемник не стал. Расплата за допущенный просчет наступила при первом же спуске на глубину. Он не смог выравнить давление в наружном слуховом проходе, который был закрыт подшлемником, и порвал барабанную перепонку.

Другой случай произошел с курсантом С. Отрабатывалось упражнение - включение в акваланг под водой на глубине двух метров. Во время включения в аппарат в трубку вдоха попала вода. Курсант растерялся и начал стремительно всплывать на поверхность, не проверив чистоту сигнального конца, который зацепился на грунтеа какой-то предмет. С. перевернуло вверх ногами, и он начал тонуть. Извлекли его из воды в бессознательном состоянии. Благодаря квалифицированной и своевременной помощи спортсмен был спасен, но не без последствий: у него развилось воспаление легких.

Причина этого случая не только в ошибке, допущенной самим спортсменом, но и в неправильном поведении инструктора, который ослабил внимание и не выбрал своевременно из воды слабину сигнального конца, что привело к запутыванию его на грунте.

Еще чаще несчастья случаются при использовании регенеративного кислородного снаряжения людьми, недостаточно подготовленными к обращению с этой техникой и не знающими, как надо делать рабочую проверку, какие надо соблюдать правила при эксплуатации этой техники. Дело в том, что снаряжение это предназначено только для водолазов. К спортсменам-подводникам оно попадает случайно, чаще всего без описания и инструкции. Особенно опасно изготавливать такие аппараты кустарным способом.

Так, двадцатилетний В. П. в июле 1960 года спустился под воду в самодельном аппарате ИСА-М-48. Баллон зарядил техническим, а не медицинским кислородом. Включился на дыхание без положенной трехкратной промывки системы “аппарат-легкие” чистым кислородом. Спускался без сигнального конца и страхующего спортсмена. Вскоре после спуска процент кислорода в дыхательном мешке упал до критической величины, развилось кислородное голодание головного мозга, и В. П. потерял сознание и утонул.

Позднее выяснилось, что он ходил на занятия в спортивно-технический клуб, но экзаменов не сдал и права спускаться под воду, а тем более в кислородном аппарате, не имел. Кроме того, перед спуском он до трех часов ночи бодрствовал и изрядно выпил.

Больше повезло другим “первооткрывателям” глубин, которые на стрелке Васильевского острова в Ленинграде готовились к спуску под воду в кислородном аппарате ИСА-М-48. Аппарат у них вовремя изъяли работники милиции. Оказалось, что в нем не было ни кислорода, ни химического поглотителя; первый же спуск в таком аппарате стал бы последним.

Наиболее же часты несчастные случаи с ныряющими в комплекте № 1. Объясняется это в первую очередь многочисленностью таких любителей, а также невозможностью предупредить каждого начинающего об опасности, подстерегающей под водой. Снаряжение это продается свободно и повсеместно, а в приложенной инструкции, к сожалению, не сказано, что при несоблюдении правил ныряния могут возникнуть заболевания, которые, как правило, приводят к трагическим последствиям.

В 1967 году в районе Алушты два парня и девушка отошли на шлюпке от берега и начали нырять за рапанами в комплекте № 1. Глубина была 18 метров. Молодые люди ныряли подряд, раз за разом. Неожиданно один из них вынырнул с поднятыми руками и искаженным лицом, что-то крикнул и тут же погрузился под воду. Найти его удалось лишь спустя 20 минут.

Так могла протекать баротравма от разрежения воздуха в легких, которая обычно приводит к потере сознания после всплытия. Но чаще новички гибнут от кислородного голодания головного мозга.

Дети играют вблизи берега. Им забавно - кто из них дольше просидит под водой. Взрослые, считая это безобидным занятием, не обращают на них внимания. Ребята погружаются под воду, некоторые хитрят - через 10-15 секунд поднимают голову, чтобы вдохнуть свежего воздуха, и опять скрываются, горя желанием стать “чемпионом” по длительности пребывания под водой. Вот они с шумом выбегают на песок, и вдруг крик: “Вадик утонул!”

Подоспевшие взрослые достают из воды уже безжизненное тело мальчика. Искусственное дыхание изо рта в рот - и щеки ребенка порозовели, дыхание восстановилось. Помощь подоспела вовремя - кислородное голодание головного мозга еще не привело к необратимым последствиям.

Самое обидное, что приведенные и в этой, и в других главах несчастные случаи можно было предупредить, если бы любители подводного спорта были более дальновидны и дисциплинированны, знали и строго выполняли требования “Руководства по организации занятий подводным спортом в морских клубах и первичных организациях ДОСААФ”, При хорошей организации и правильном обеспечении спусков даже самое вопиющее нарушение правил под водой может окончиться благополучно, особенно если попавший в беду не теряет самообладания, а сверху могут незамедлительно оказать квалифицированную помощь.

Рассказал этот случай один из старейших водолазных специалистов страны, автор многих книг по водолазному делу С. Е. Буленков. А произошел он в 1936 году при поднятии с грунта потопленного в 1919 году транспорта “Буревестник”.

Водолазы, занимавшиеся судоподъемом, обнаружили в трюме французское вино. Один из водолазов, находясь под водой, взял бутылку, вошел в отсек затонувшего судна, где уже образовалась воздушная подушка от стравливаемого из скафандра воздуха, залез на рундук, уселся, чтобы шлем был в воздушной среде и, открыв иллюминатор скафандра, осушил бутылку. Но завинчивая иллюминатор, захмелевший водолаз сделал неосторожное движение и уронил его в воду. Водолазу пришлось сообщить по телефону, что он потерял иллюминатор и выйти из воды не может, На помощь послали второго водолаза с запасным иллюминатором.

Но тут же вспоминается и другой случай с заходом в отсек затонувшего корабля, где тоже образовалась газовая подушка. Для одного из аквалангистов он закончился печально. Оказавшись в газовой среде, спортсмен решил сэкономить воздух в баллонах и выключился из акваланга, не подумав, каким образом появились в отсеке газы, и вообще воздух ли это.

Часто газовые подушки в отсеках не содержат кислорода или в них имеются примеси вредных газов. Несколько вдохов такой газовой смеси приводит к потере сознания со всеми вытекающими последствиями.

При несчастных случаях часто сетуют на нерасторопность работников спасательных служб. Это не всегда справедливо. И не только потому, что только за последние шесть лет их силами спасено на воде более ста тысяч человек, среди которых немало и любителей подводного плавания. Дело в том, что оказать своевременную помощь подводному спортсмену весьма сложно, так как он, как правило, не подает сигналов бедствия и о случившемся узнают подчас слишком поздно.

Знания и в первую очередь только знания ваш лучший защитник и страхующий в воде. Доказательство тому факт; среди спортсменов-подводников, прошедших полный курс подготовки при спортивно-технических клубах ДОСААФ и серьезно готовящихся к каждому спуску под воду, несчастные случаи чрезвычайно редки,

Ну, а если несчастье все же произошло, и вы стали свидетелями утопления или даже извлекли пострадавшего из воды. Сможете ли вы использовать для его спасения те считанные минуты, что вам отпущены. Ведь уже через пять минут после прекращения сердечной деятельности в мозгу пострадавшего возникнут необратимые процессы.

Для того чтобы суметь оказать квалифицированную помощь, необходимо уметь различать, в результате чего произошло утопление? В настоящее время различают три вида смерти при утоплении:

Белая асфиксия (мнимое утопление) характеризуется рефлекторным прекращением дыхания и работы сердца. Причиной могут оказаться несколько капель воды или другие инородные тела, попавшие в дыхательные пути и вызвавшие стойкий спазм голосовой щели, препятствующий проникновению воздуха и воды в легкие. При белой асфиксии человека иногда удается спасти даже через 20-30 минут после утопления.

Синяя асфиксия (собственно утопление) возникает после проникновения воды в альвеолы. При этом происходит разжижение крови и ее гемолиз, а также фибрилляция сердца. Кожа лица утонувших, и в особенности ушные раковины, кончики пальцев, слизистая оболочка губ, приобретает фиолетово-синюю окраску. Оживить в таком случае человека значительно труднее, чем при белой асфикции, и возможно это только после 4-6-минутного пребывания под водой.

Утопление при угнетении функций центральной нервной системы может наступить в результате холодового шока, азотного наркоза, а также алкогольного опьянения. Сердце в таких случаях останавливается вместе с прекращением дыхания через 5-12 минут. Этот вид утопления является как бы промежуточным между белой и синей асфиксией. Фибрилляция сердца не наступает, разжижение крови и разрушение эритроцитов выражены слабее, чем при синей асфиксии. Преобладают изменения в тканях, вызванные гипоксией. Спазм голосовой щели, возникающий в начальном периоде утопления, стойко держится и препятствует попаданию воды в альвеолы. Обычно при утоплении в бессознательном состоянии вода в легкие не попадает.

Утопление в морской воде имеет свои особенности. При попадании в легкие соленой воды, в результате разности осмотических давлений между водой и плазмой крови, создаются условия для сгущения крови: жидкая часть ее из легочных капилляров устремляется в альвеолы, а ионы натрия из морской воды переходят в кровь. В этих условиях разрушения эритроцитов крови (гемолиза) не наблюдается, а при сохранившемся кровообращении транспорт кислорода в тканях мало нарушается. Следовательно, тканевая гипоксия выражена менее заметно, чем при утоплении в пресной воде. Меньшая степень гипоксии сердечной мышцы и отсутствие потери солей натрия при утоплении в морской воде дают возможность избежать возникновения фибрилляции сердца. Поэтому утонувших в морской воде оживить легче, чем утонувших в пресной, так как гемолиз и фибрилляция сердца крайне осложняют утопление. Однако следует иметь в виду, что после оживления в случае утопления в море у пострадавших, как правило, развивается отек легких.

Первая помощь при утоплении заключается в подъеме пострадавшего из воды. Затем его нужно освободить от одежды или снаряжения, удалить воду из дыхательных путей, легких и желудка, очистить полость рта, извлечь и зафиксировать язык, сделать искусственное дыхание, провести меры, направленные на восстановление кровообращения и согревание организма. Все это следует проводить по возможности одновременно и как можно быстрее.

Наиболее эффективными методами искусственного дыхания при утоплении считается способы изо рта в рот и изо рта в нос. Начинать искусственное дыхание следует с выдоха. Интересно, что орангутанги издавна пользуются этим способом при отсутствии дыхания у новорожденных.

При оказании помощи пострадавшему целесообразно применять аппараты искусственного дыхания (ДП-2, ДП-8, “Горноспасатель-ЗМ” и многие другие), работающие по принципу активного вдоха и выдоха и позволяющие производить очистку дыхательных путей от воды. Для восстановления кровообращения применяется непрямой массаж сердца. Непрямой массаж сердца в сочетании с искусственным дыханием изо рта в рот, а также обогревом тела и ингаляцией кислорода - основные мероприятия при оказании первой помощи утонувшему.

Врач-физиолог Л.Г. Медведев и терапевт Л.Ф. Лалеко описывают случай, когда применение кислорода под повышенным давлением для лечения тяжелой гипоксии, вызванной утоплением, дало хороший результат.

Пловец не смог справиться с отливным течением, захлебнулся и в течение 20 минут находился на воде лицом вниз. После удаления воды из верхних дыхательных путей и искусственного дыхания, он пришел в сознание. В медпункте ему еще было удалено из желудка около трех литров воды и начато согревание, во время которого пострадавший вновь потерял сознание. Пульс исчез, дыхание остановилось. Введение сердечных средств, искусственное дыхание аппаратом “ДП-8” и непрямой массаж сердца результатов не дали.

Тогда больного поместили в рекомпрессионную камеру под давление 3 кгс/см 2 . Одновременно дали для дыхания чистый кислород. Через пять минут пострадавший пришел в сознание. По режиму кислородной декомпрессии больной за 3 часа выведен на “поверхность”. Через три дня наступило полное выздоровление.

В этом случае потерю сознания при согревании головы можно объяснить возросшей потребностью мозга в кислороде, с которой дыхательная система, почти полностью выведенная из функционирования, справиться не могла. Последующее дыхание кислородом под давлением способствовало тому, что незначительная часть легких, незаполненных водой, в этих условиях успешно справилась с задачей снабжения кислородом всего организма.

Если известно, что утонувший спортсмен плавал с аквалангом и находился на глубинах более 12,5 метра, а также если у него имеются признаки декомпрессионной болезни или баротравмы легких, первую помощь в таких случаях следует оказывать в рекомпрессионных камерах под давлением, в соответствии с инструкцией по лечению этих заболеваний.

Предупредить утопление значительно легче, чем спасти утонувшего, поэтому при подготовке спортсменов-подводников следует обращать особое внимание на то, что утопление при занятии подводным спортом чаще всего возникает как осложнение специфических водолазных заболеваний. Это значит, что мероприятия по предупреждению специфических заболеваний будут способствовать уменьшению несчастных случаев. К сожалению, несмотря на то, что в большинстве наших морей нет опасных для человека акул, спортсменов-подводников значительно чаще интересуют книги о нападении этих хищников, чем книги и памятки о поведении на воде и при занятиях различными видами водного спорта. Ежегодно от нападения акул погибает лишь несколько сот людей. Так, в 1958 году на всем земном шаре было зарегистрировано 353 случая нападения акул на людей, из них только 38 человек подверглись нападению при купании, остальные - при кораблекрушениях. А в жертву Нептуну человечество в течение последних трех лет, по данным Юнеско, принесло более миллиона жизней. Сравните эти цифры, и вы еще раз убедитесь, как важно соблюдать законы моря на воде и под водой.


Глава 12. О ХОЛОДЕ, КОТОРЫЙ СТРАШНЕЕ АКУЛЫ | Внимание глубина | Глава 14. ПОДВОДНЫЙ СПОРТ И ЗДОРОВЬЕ