home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Лес состоял из одних елей. Слант почти забыл, чем отличаются друг от друга хвойные деревья, а потому сейчас развлекался, пытаясь насчитать как можно больше различий. Иногда он останавливался — взглянуть на какой-нибудь диковинный вид, совершенно не обращая внимания на возражения компьютера по поводу подобных задержек. Слант обнаружил несколько деревьев, которые, как ему показалось, не относились к земным видам, но чем-то походили на них, потому он решил, что это скорее какие-нибудь гибриды или мутанты, чем представители исходной флоры планеты. Учитывая, с какой легкостью правительство Древней Земли шло на применение ядерного оружия (если посланный сюда флот все же достиг своей цели), несложно было представить себе выжженную радиоактивную пустыню, какую являл собой какое-то время этот мир. Ничего удивительного, что в результате возникли мутации.

Из-за опавших иголок, покрывавших землю толстым слоем, подлесок был редким, и идти по мягкому пружинящему ковру оказалось легко и приятно.

Слант нашел, что эта пешая прогулка доставляет ему немалое удовольствие после стольких лет заточения на корабле, и некоторое время спустя он даже начал напевать себе что-то под нос, что, впрочем, кончилось приказом заткнуться. Компьютер слишком серьезно относился к этой игре в войну, и заложенная в него программа решительно запрещала все, могущее привлечь нежелательное внимание.

Золотистые лучи солнечного света то тут, то там проникали сквозь ветви елей, окрашивая ковер иголок и упавшие ветки во все оттенки коричневого, серого и зеленого и постепенно нагревая воздух. К полудню Слант уже радовался, что на корабле не нашлось подходящей рубашки. Решение его основывалось, в сущности, на том, что ни одна из них не показалась ему достаточно грубой, а сейчас ее все равно пришлось бы снимать. Еще несколько часов назад он расстегнул меховую безрукавку и уже жалел, что не выбрал шорты вместо кожаных штанов.

Солнце как-то слишком быстро встало у него над головой, и ему показалось, что день здесь гораздо короче того стандартного двадцатичетырехчасового цикла, который искусственно поддерживали на подземных базах Марса и который он по привычке оставил на корабле. Может, так оно и было, а может, в своем субъективном времени он отошел от обычного времени еще дальше, чем предполагал. На соответствующий запрос киборга компьютер информировал его, что сутки здесь действительно короче земных и составляют приблизительно двадцать часов.

Был полдень, но солнце находилось несколько южнее зенита, поскольку приземлился он достаточно близко к северному полюсу, а по календарю здесь сейчас что-то между летним солнцестоянием и осенним равноденствием. Слант вышел на дорогу, довольно широкую, мощеную когда-то. Теперь лишь узкая тропа посередине свидетельствовала о том, что ею пользуются.

Оглянувшись по сторонам, Слант не обнаружил ничего нового — все тот же лес вокруг. И все-таки дорога — это уже нечто: все они имеют обыкновение куда-нибудь да вести, и эта, поворачивающая к северо-востоку справа от него, может сгодиться не хуже любой другой.

Слант устал, ему было жарко, и у него не было никакого желания тащиться под палящим солнцем. Поэтому, присев на обочине в благодатной лесной тени, он вытащил из мешка несколько плиток синтезированной на корабле пищи и приготовился перекусить.

Стандартная инструкция предписывала обходиться тем, что можно найти на исследуемой планете, и использовать припасы с корабля лишь в экстренных случаях. Он и сам бы предпочел натуральные продукты искусственной пище, которой целую вечность пришлось питаться на борту, потому и захватил с собой лишь несколько плиток.

Теперь Слант уже жалел о своей непредусмотрительности. Надо было взять побольше: еловая смола вряд ли съедобна, а что касается местной фауны, он не видел пока ничего, кроме каких-то неведомых пичужек.

Встречались в лесу и насекомые, мхи и лишайники, ползучий виноград, вьющиеся растения, но не было покамест никакой возможности выяснить, что из этого съедобно и не окажутся ли растения, схожие с известными ему земными видами, ядовитыми мутантами.

А кроме того, подобная пища выглядела не более аппетитно, чем синтезированная. Впрочем, Слант понимал, что рано или поздно доберется до населенных районов, а то, чем питаются местные жители, вне всякого сомнения, сгодится и ему.

Стряхивая с колен последние крошки, киборг вдруг услышал приближающийся топот копыт и, схватив автомат, вскочил на ноги. Всадники приближались справа — с востока. На каком расстоянии они находились, определить было сложно. Но вот он начал различать не только стук копыт, но и бряцанье металла — едва ли они слишком далеко.

Он подумал, не укрыться ли в лесу, но быстро отказался от этой мысли.

Во-первых, на это уже не оставалось времени, а во-вторых, если он хочет хоть сколько-нибудь продвинуться в своем расследовании, ему все равно рано или поздно придется вступить в контакт с местным населением. Спустив с плеча автомат, Слант стоял в ожидании на обочине дороги.

Через несколько секунд из-за поворота показалось с полдюжины всадников — рослые, атлетически сложенные люди, по виду воины. На них были меховые безрукавки, очень похожие на его собственную — Слант поздравил себя с удачным выбором гардероба, — и искусно сплетенные набедренные повязки. У каждого на широкой кожаной, окованной железом перевязи висел тяжелый меч, а на плече был закреплен округлый щит. Лошади их — высокие животные с гладкой блестящей шкурой — несли на себе, помимо всадников, притороченные к седлам увесистые тюки.

Завидев чужака у дороги, предводитель натянул поводья, и остальные последовали его примеру. Вся кавалькада, перейдя на шаг, приблизилась к Сланту и остановилась прямо перед ним.

Предводителем оказался громадный мускулистый воин с вьющимися волосами и невероятной длины висячими усами, причем Сланту показалось, что воин моложе его.

Первым заговорил всадник.

— Привет тебе, чужеземец! — раскаты его глубокого баса эхом отдались на пустынной дороге. — Мы не ожидали встретить кого-нибудь в этих местах. Куда ты идешь и откуда ты родом?

Стараясь не подать виду, что волнуется, Слант перевел дыхание. Он без труда понял незнакомца — речь его представляла выродившуюся форму англо-испанского диалекта, на котором говорили во многих завоеванных мирах.

Транслятор компьютера переводил ее Сланту слово в слово, с минимальной задержкой, но даже этой заминки оказалось достаточно, чтобы вызвать недоумение воина — чужак явно медлил с ответом.

Но прошло слишком много времени с тех пор, как Слант в последний раз говорил на каком-либо языке, кроме родного. Так что поначалу само произношение осмысленных звуков давалось ему с трудом, и, кроме того, ему пришлось на ходу приноравливаться к искаженному диалекту собеседника.

— Привет тебе, господин. Я пришел издалека, из места, называемого Тор, и у меня нет определенной цели.

Название Тор первым пришло в голову. Раздумывать было опасно, и Слант несколько легкомысленно решил, что сойдет и так.

— Тор? Никогда о таком не слышал. Где расположено это место?

Вспомнив, что находится где-то у восточной оконечности континента, Слант ответил:

— На западе.

— Что-то не припомню, хотя столь короткое и странное наименование должно было бы застрять в памяти. Это по нашу сторону Праунса?

— Нет, за ним, — отчаянно импровизировал Слант. Казалось разумным поместить свои предполагаемый дом как можно дальше.

Лучше бы этот человек поменьше интересовался тем, откуда он родом!

— А я и не знал, что за Праунсом есть населенные земли.

Слант пожал плечами.

— Как же ты попал сюда, если твой дом так далеко?

— Я — бродяга без собственного жилища и особой цели.

Эта дурацкая фраза вспомнилась ему из какого-то из прочитанных вражеских документов, но, не будь ее, Слант, пожалуй, вообще не нашел бы подходящего случаю выражения.

— Бродяга? Какой бродяга? Как тебя звать? И где твоя семья?

В голосе воина отчетливо слышались нотки недоверия, и Слант решил, что в этом обществе люди не увлекаются бесцельными путешествиями.

— Зовут меня Слант, и брожу я где мне вздумается, так как у меня нет ни дома, ни семьи, и мне надоел Тор.

Слова приходили теперь легче, и он уже мог расслышать, что второпях придуманное название его воображаемого дома не очень-то вписывается в здешний язык.

— А что у тебя в руках? — всадник указал на автомат.

— Не знаю, — пожал плечами Слант. — Я нашел эту штуку в лесу и подумал, а вдруг она на что-нибудь сгодится.

— Дай взглянуть.

Скрывая нежелание, Слант протянул оружие, и компьютер тут же предупредил его:

— Сдача в плен запрещена.

Пытаясь совладать с волнением, киборг так же беззвучно ответил:

— Заткнись! Я не сдаюсь, он всего лишь хочет посмотреть на пушку; он даже не знает, что это оружие — ему просто интересно. Если бы я сдавался, я бы отдал ему и нож, так ведь?

Слант прекрасно понимал, что компьютер немедленно покончит с ним, если решит, что он сдается, и надеялся всем сердцем, что всадник не попросит у него нож.

К счастью, незнакомец ограничился автоматом. Он внимательно рассматривал его, и так и этак вертя в руках, стараясь не задеть ни один из механизмов. Наконец он поднял глаза:

— Где ты это нашел?

— Вон там. — Слант махнул рукой куда-то на юго-запад.

— Похоже на реликты Сефарипура. На твоем месте я был бы с ним поосторожнее. Пару лет назад похожий реликт разнес половину музея. Старая магия, очень опасная.

Он протянул оружие обратно Сланту, который принял его, благодарно кивнув в ответ. Внешне его облегчение никак не проявилось, и он одернул компьютер:

— Видишь? Я не сдавался.

— Подтверждение.

Теперь всадник, так же пристально и довольно-таки настороженно, как до того автомат, изучал самого Сланта.

— Говоришь, бродишь без цели?

— Да.

— И чем же ты живешь?

— Ем что придется, если мне нужны деньги, делаю ту работу, какую удастся найти, сплю под открытым небом.

Воин глядел между тем на его безрукавку и штаны, и Слант вдруг сообразил, что они совершенно новые — ведь до сегодняшнего утра их никто не надевал, а сам он не додумался состарить их искусственно.

Действительно, выглядит подозрительно, особенно на бродяге без гроша за душой. Вероятно, всадник принял его за вора или еще какого мошенника.

— Слант из Тора, как ты себя называешь, я — Гуэррам из Тейши, капитан воинов, и я следую на службу к нашему послу в Орне.

Еще немного поколебавшись, всадник, похоже, принял какое-то решение.

— Эти земли и те, что лежат к востоку отсюда, находятся под властью Тейши и Совета, который правит ею, и я считаю, что не выполню своих прямых обязанностей, если позволю тебе беспрепятственно шататься по этим землям.

А потому я пошлю тебя под конвоем в Совет, и пусть они решают, что с тобой делать. Насколько мне известно, ты не совершил никакого преступления и не сделал ничего, что могло бы повредить городу. Раз так, тебе нечего бояться. Мы такие же люди, как и все, и никому не чиним вреда без причины.

Тебе все ясно?

— Как будто бы да, — пожал плечами Слант. Он и так подозревал, что именно Тейша является целью его путешествия, а подобный способ попасть туда ничем, в сущности, не хуже других.

— Хорошо, поскольку у тебя все равно нет выбора. Может быть. Совет также скажет тебе, что за реликт ты держишь в руках.

Гуэррам оглянулся на остальных всадников и позвал:

— Силнер, отвези этого человека назад в город и представь его Совету. Он не пленник, поэтому обращайся с ним с должным уважением. Но он и не друг, а потому будь осторожен, — и, не добавив более ничего, капитан кивнул Сланту, развернул коня и послал его рысью.

Через минуту отряд исчез из виду, оставив Сланта лицом к лицу с одиноким воином, настороженно поглядывавшим на него.

Силнер явно был моложе всех в отряде — вряд ли ему исполнилось более двадцати, — и все же юнец был гораздо выше киборга и шире его в печах. Мех его безрукавки был белым с коричневыми пятнами, а густая грива откинутых назад светлых волос достигала середины спины. Лицо его было чисто выбрито, и Слант, который забросил бритье уже лет десять назад, сообразил, что Силнер оказался единственным в отряде, кто не отращивал усов.

Киборг усмехнулся про себя: что и говорить, этот воин слишком молод, чтобы растительность на его свежем лице выглядела хоть сколько-нибудь уместно.

Его жеребец оказался изящным гнедым скакуном, и, глядя на него, Слант подумал, не придется ли ему идти пешком рядом с лошадью своего конвоира.

Если Тейша действительно тот самый центр аномалий, к которому его заставляет двигаться компьютер, путь туда не близкий.

Силнер решил этот вопрос, махнув Сланту, чтобы тот садился на лошадь, и протянув руку, чтобы ему помочь.

Слант повиновался и в результате оказался верхом на лошади, но не позади, а впереди всадника. Это было не слишком удобно, тем более что приходилось еще держать в руках автомат — повешенный через плечо, он помешал бы Силнеру. Но несмотря на все эти неудобства, ехать было приятнее, чем идти пешком.

— Запрос: желательность настоящего сотрудничества с местным гражданским лицом?

Вопрос немало удивил Сланта: очевидно, компьютеру не удалось признать во всадниках воинов. Поразмыслив, Слант догадался, отчего так промахнулся компьютер: они не носили униформы и не имели при себе огнестрельного оружия. А электронный мозг его повелителя принимал во внимание лишь высокоразвитые технологии.

И это, пожалуй, спасло Сланта, ибо факт сотрудничества с вражеским солдатом оказался бы для него фатальным.

— Ты хочешь, чтобы я подобрался поближе к центру вражеских исследований, так? Чтобы сделать это, необходимо попасть в Тейшу, а мне только что предложили наилучший способ добраться туда. Эти люди ничего не подозревают о моем происхождении: я действую под прикрытием «легенды». Ты слышал, как он сказал, что я — вовсе не пленник, и потом, я все еще вооружен. А кроме того, передвигаться верхом гораздо быстрее, чем пешком.

— Подтверждение. Продолжать действия.

Слант удовлетворенно кивнул самому себе и только тут заметил, что, пока он беседовал с компьютером, Силнер развернул лошадь назад, в сторону Тейши, и теперь они двигаются мягким аллюром. Ни теперь, ни еще довольно долгое время спустя молодой воин не предпринимал никаких попыток заговорить со Слантом. Лишь с наступлением вечера, когда они остановились на ночлег и возникла проблема разжигания костра, Слант узнал, что у юноши приятный тенор.


предыдущая глава | Киборг и чародеи | cледующая глава