home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 4

Глаза Зебоим блестели от ненависти и ярости. Ее лицо было мертвенно-бледным, щеки в кровавых полосах, словно она сама себя расцарапала, губы потрескались.

— Моя Королева? — произнес Рис в недоумении. — Что ты делаешь в этом месте? В тюрьме? Тебе… тебе нездоровится?

Монах знал, что задал глупый вопрос, но ситуация была столь странной и нереальной, что он не мог привести мысли в порядок и сказал первое, что пришло в голову.

— Боги, почему смертные такие глупые! — воскликнула Зебоим.

Она с такой силой оттолкнула Риса, что тот потерял равновесие и едва не упал, накинула капюшон на голову, спрятала лицо в ладонях и принялась всхлипывать.

Монах мрачно смотрел на Богиню, не зная, что предпринять — утешать или трясти до тех пор, пока не застучат ее бессмертные зубы.

— Что ты здесь делаешь? — повторил он. Ответа не последовало. Морская Королева плакала.

Рис предпринял еще одну попытку:

— Почему ты посылала за мной?

— Потому что мне нужна твоя помощь, проклятие! — воскликнула она, сотрясаясь от рыданий.

— А мне нужна твоя, — произнес монах. — Я выяснил кое-какие тревожащие меня факты относительно последователей Чемоша. Я взывал к тебе столько раз за последние дни, но ты мне не ответила. Все эти последователи мертвы и только кажутся живыми. Они ходят среди живых, соблазняют невинных молодых людей и заставляют их клясться в верности Чемошу, а затем убивают…

— Чемош! — Зебоим подняла заплаканные глаза на Риса. — Он стоит за всем. Этот железный глупец Крелл не мог сам до такого додуматься. Но сейчас это не имеет значения. Только мой сын. Только он один.

— Моя Королева, пожалуйста, держи себя в руках…

Богиня внезапно вскочила, схватила Риса за руки и сжала:

— Ты должен спасти его, монах! Иначе они его уничтожат. Я ничего не могу поделать… — Ее голос сорвался на крик. — Ты должен спасти его!

— С тобой все нормально, брат? — позвал Герард, и его голос эхом отдавался в коридоре.

— Да, все хорошо, шериф, — поспешно ответил Рис. — Дай мне еще немного времени. — Он взял руки Зебоим, крепко прижал к груди и заговорил, его голос звучал спокойно, тихо и твердо. — Ты должна мне объяснить, в чем дело, моя Королева. Я не смогу помочь, если не узнаю, о чем идет речь. У нас мало времени.

Зебоим прерывисто вздохнула:

— Ты прав, монах. Я успокоюсь. Я обещаю. Я должна. Должна.

И она принялась рассказывать, расхаживая по темнице и то и дело ударяя кулаком по ладони.

— У меня есть сын — Ариакан. Да, я знаю, что он мертв, — сказала Богиня, опережая вопрос, готовый сорваться с губ Риса, и продолжала: — Он погиб давно, еще во время Войны Хаоса. — Она сжала кулаки. — Он погиб из-за предательства, из-за измены человека, которому доверял. Человека, которого он вытащил из грязи…

— Моя Королева, пожалуйста… — тихо напомнил монах.

Зебоим рассеянно провела рукой по лбу:

— Когда сын умер, я думала… я была уверена, что его душа продолжит свой путь. А оказалось… — Богиня со всхлипом втянула воздух, — оказалось, Чемош захватил его душу. Все эти долгие годы он держал ее в плену. — Голос Зебоим прогнул, — А теперь он отдал душу моего сына несущему смерть рыцарю, который предал его. Рыцаря зовут Азрик Крелл. — Морская Королева выплюнула это имя, словно оно имело дурной вкус. — И он угрожает мне уничтожить душу моего сына, предать его забвению. Разумеется, Крелл действует по приказу Чемоша.

— Полагаю, моя Королева, что Чемош держит душу вашего сына в заложниках, чтобы заставить вас сделать что-то взамен. Чего он хочет?

— Для начала я должна остановить тебя, — ответила Зебоим. — Ты его раздражаешь.

— Не понимаю почему, — произнес Рис с горечью. — Я ничем ему не угрожаю.

— Кроме того, я не должна вмешиваться в планы и действия Чемоша. Я даже не понимаю, в чем они состоят, — добавила Богиня, — но я не должна делать ничего такого, что могло бы их расстроить.

— Так Чемош что-то затевает… — пробормотал монах.

— О да! — сказала Зебоим злобно. — Он затевает нечто грандиозное, можешь быть уверен. И что бы это ни было, он опасается меня. Он боится, что я остановлю его, а я именно это и собираюсь сделать!

— Похоже, он боится и меня, — добавил Рис.

— Тебя? — рассмеялась Морская Королева, а затем произнесла недовольно: — Ну, возможно. Я должна избавиться от тебя и от кендера, но не это главное. Главное — мой сын. Я ничего не могу сделать, чтобы спасти его. Если хоть капля дождя упадет на шлем Крелла, он уничтожит душу моего сына. Но ты, монах… — Богиня придвинулась ближе и схватила Риса за запястья, нежно поглаживая, — ты мог бы пойти в Башню Бурь. Крелл не станет подозревать тебя.

— Моя Королева, — запротестовал монах, отстраняясь, — я не могу находиться в центре войны между двумя Богами…

— Ты уже в центре! — сердито парировала Зебоим, отталкивая его. — Чемош приказывает, чтобы я избавилась от тебя. Думаешь, он имеет в виду, что я должна отправить тебя обратно в монастырь, пожурив и приказав хорошо вести себя?

Рис стоял посреди камеры и не мигая смотрел на Богиню.

Зебоим поправила одежду и пригладила растрепавшиеся волосы.

— Ты пойдешь в Башню Бурь. Я перенесу тебя, об этом можешь не беспокоиться. Ты извинишься за свое присутствие там, чтобы Крелл ничего не заподозрил. У него меньше мозгов, чем у моллюска, поэтому особого труда тебе это не составит. Возможно, ты скажешь, что я отправила тебя на переговоры. Да, Креллу это понравится. Ему все быстро наскучивает, и поэтому ему нравится мучить своих жертв. Плохо, что ты несимпатичен и неинтересен. Ему нравится, чтобы его развлекали.

— И как же я спасу твоего сына, моя Королева, если меня будут пытать, а затем убьют? — спросил Рис. — Ты сказала, что Крелл несет смерть. Это значит, что его сила немногим меньше, чем у Бога…

Зебоим отмахнулась от него:

— Ты служишь мне, и я дам тебе любую власть, какую ты пожелаешь.

— У тебя самой нет власти, — холодно констатировал монах.

Богиня бросила на него сердитый взгляд:

— Будет. Не беспокойся. А как ты спасешь моего сына, — она пожала плечами, — это твое дело. Для человека ты достаточно умен. Подумай.

Рис присел на кровать, пытаясь собраться с мыслями, но это ему никак не удавалось — монах не мог поверить, что этот разговор происходит на самом деле.

— Где Крелл держит вашего сына? Наверное, есть темницы…

— Его держат не в темнице, — произнесла Зебоим, переплетя пальцы. — Его душа заключена… — Богиня отдышалась, не в силах говорить, — так ее переполняла ярость, — в фигуре для игры в кхас!

— В фигуре для игры в кхас? — повторил Рис, недоумевая. — Ты уверена?

— Конечно, я уверена! Я видела ее! Крелл махал ею передо мной, хвастался, что играет с ней ночи напролет.

— Что за фигура?

— Один из двух черных рыцарей.

— Смогла бы ты отличить ее от остальных?

— Да! — произнесла Зебоим едко. — Уж своего-то сына я всегда узнаю! Фигура — его точная копия.

— Я не имел чести быть знаком с твоим сыном, — осторожно сказал Рис, — и не знаю, как он выглядит. Если бы ты рассказала мне о нем больше…

— Он верхом на синем драконе. Но другой — тоже… Я не знаю! — Зебоим вцепилась себе в волосы. — Я даже думать не могу! Оставь меня в покое. Просто иди и спаси его… Подожди немного. Все фигуры настоящие. Настоящие тела. Уменьшенные. За исключением той, что похожа на меня. И на черного короля. Король — это Чемош.

Рис почесал лоб. Все происходящее было похоже на странный и ужасный сон.

— Проклятые шутки Чемоша! — произнесла Богиня. — Он хочет унизить меня. Послушай, монах, это действительно важно? Мы теряем время…

— Ты просишь меня пойти на безнадежное дело, моя Королева. Все, что ты можешь сообщить мне, каким бы незначительным это тебе ни казалось, может оказаться очень ценным.

Зебоим устало вздохнула:

— Хорошо. Дай мне вспомнить. Белые король и королева на самом деле эльфы. Черная королева — это я. Черный король — Чемош! — Имя Повелителя Смерти она процедила сквозь зубы. — Два белых жреца — монахи Маджере. — Зебоим приподняла бровь и оценивающе посмотрела на Риса. — Представь себе! Два черных жреца — гномы. Два белых рыцаря — эльфы верхом на серебряных драконах. Пешки черных — гоблины, белых — кендеры. Как я и сказала, Чемош создал их, чтобы унизить меня. Мой чудесный сын сражается с такими же фигурками — монахами и кендерами…

Внезапно раздался оглушительный стук в дверь и голос Герарда прогремел:

— Время вышло, брат.

— Я сейчас, — отозвался Рис. Поднявшись, он повернулся к Зебоим. — Если я правильно понял тебя, моя Королева, либо я отправляюсь в Башню Бурь и спасаю твоего сына, либо ты меня уничтожишь…

— Не сомневайся, монах, — ответила Богиня, спокойная, как природа перед бурей. — Я смогу покончить с тобой.

Завернувшись в темные потрепанные одеяния, она присела на койку и уставилась в стену.

Рис наклонился к Зебоим и тихо произнес:

— Знаешь, моя смерть будет быстрее и легче, если ты убьешь меня прямо сейчас.

Богиня посмотрела на него глазами цвета морской волны:

— Может быть, да, а может, и нет. Как бы там ни было, ты не принимаешь в расчет своего друга-кендера, а также всех тех обреченных на смерть молодых людей, которые, как и твой брат, будут убиты во имя Чемоша. И тысячи моряков на судах, захваченных штилем. Моряков, которые могут скоро умереть…

Герард снова загрохотал в дверь, в замочной скважине повернулся ключ.

Рис выпрямился.

— Я понял, моя Королева, — произнес он со спокойствием человека, который либо владеет собой, либо вот-вот сломается и разразится рыданиями.

— Надеюсь, — ответила Зебоим слабым голосом. — Дай мне знать о своем решении.

— Где мне тебя найти?

Богиня легла лицом к стене, завернувшись в собственную одежду и устроив голову на сгибе руки.

— Здесь. Где никто не сможет меня найти.

— Время вышло, — повторил Герард, входя в темницу. — Как дела? — спросил он тихо.

— Неплохо, — ответил Рис.

Шериф бросил взгляд на койку, вывел Риса за дверь и тщательно запер ее. Когда они отошли подальше от камеры, Герард спросил:

— Мне следует отпустить ее?

Рис ничего не ответил. Он даже не слышал вопроса, размышляя о том, что должен сделать, и пытался придумать, как выполнить приказ Богини и самому при этом выжить.

Шериф провел рукой по волосам.

— Как будто у меня нет других дел. Какое-то злобное проклятие лежит на озере Кристалмир…

— Что? — испуганно спросил Рис. — Что с озером?

— Разве ты не чувствуешь? — Герард поморщился. — От него смрад до небес. Рыба подыхает целыми косяками. Ее выбрасывало на берег всю ночь. Теперь она гниет на солнце. Город зависит от этого озера, а теперь люди боятся даже подходить к нему. Они говорят, что Кристалмир прокляли, так что у меня нет времени заниматься этой сумасшедшей…

— Шериф, — прервал его монах, — я хочу попросить об одолжении. Я собираюсь ненадолго покинуть город, и мне нужен кто-то, кто бы присмотрел за Аттой. Ты бы мог это сделать?

— А она будет выслеживать для меня кендеров? — спросил Герард, и его глаза заблестели.

Рис улыбнулся:

— Я научу тебя командам и найду способ расплатиться за ее содержание.

— Если она будет пасти для меня кендеров так же хорошо, как и для тебя, — это будет лучшей оплатой. По рукам, брат. А куда ты отправляешься?

Рис не ответил.

— И ты будешь заботиться о ней, даже если я не вернусь? — спросил он.

Герард внимательно посмотрел на монаха:

— Почему это ты не вернешься?

— Только Боги знают нашу судьбу, шериф, — ответил Рис.

— Можешь на меня положиться, брат. В какой бы беде ты ни…

— Я знаю, шериф, — с благодарностью произнес Рис. — Поэтому я и прошу тебя позаботиться об Атте.

— Хорошо, брат. Я не стану вмешиваться в твои дела. И не волнуйся за собаку. Я хорошо за ней присмотрю.

Они продолжали идти по коридору, когда у Герарда внезапно возникла другая тревожная мысль.

— А как насчет кендера? Ты ведь не собираешься просить меня, чтобы я и за ним присмотрел, брат?

— Нет, — ответил Рис. — Паслен пойдет со мной.


Глава 3 | Дары мертвых богов | Глава 5