home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 5

— Рыцарь, несущий смерть, — произнес Паслен.

— Согласно словам Богини, да, — ответил Рис.

— Мы должны отправиться в Башню Бурь, противостоять рыцарю и спасти душу ее сына, которая заключена в фигуру для игры в кхас. Спасти от рыцаря, который легко может нас убить.

Рис кивнул в знак подтверждения слов кендера.

— Ты пил? — серьезно спросил Паслен.

— Нет, — произнес Рис с улыбкой.

— Тебя ударили по голове? Тебя переехала телега? Или на тебя наступил мул? Может, ты упал с лестницы…

— Я в своем уме, — заверил его монах. — По крайней мере, думаю, что так. Я знаю, все это звучит невероятно…

— Да уж! — воскликнул кендер и присвистнул.

— Но вот доказательство.

Они стояли на дороге в нескольких сотнях ярдов от берега озера Кристалмир — так его называли за глубокие, кристально чистые воды. Теперь это название не соответствовало истине. Вода приобрела нездоровый, желто-зеленый оттенок, а исходивший от нее запах напоминал смрад тухлых яиц. Множество рыб лежало на берегу, все они были либо мертвы, либо медленно умирали. Даже с такого расстояния, несмотря на ветер, от запаха становилось дурно.

Паслен зажал нос:

— Да, похоже, ты прав. Знаешь, я больше никогда в жизни не буду есть рыбу, — добавил он огорченно.

Друзья направились обратно в Утеху, прошли мимо толпы людей, наблюдавших, как гибнет рыба. У каждого нашлась своя версия происходящего; от преступников, отравивших озеро, до магов, наложивших на него проклятие. Страх носился в воздухе, как и запах тухлой рыбы.

— Я тут подумал. Рис, — произнес Паслен, когда они шли в город. — На меня нельзя серьезно рассчитывать, и я не очень хорош в битве. Если не захочешь брать меня с собой, я не обижусь. Буду только рад остаться с шерифом и помогать приглядывать за Аттой.

Кендер положил руку на голову собаки и погладил. Та позволила ласкать себя, но при этом внимательно смотрела на Риса.

Монах улыбнулся щедрому предложению Паслена:

— Я знаю, что это опасно. Я бы не стал просить тебя рисковать своей жизнью, но ты действительно мне нужен. Я не смогу точно определить, в какой фигуре заточена душа Лорда Ариакана…

— Богиня сказала тебе, что в черном рыцаре, — прервал его Паслен.

— Моя мать говаривала, — произнес Рис, поморщившись, — «Принимай во внимание источник».

Кендер вздохнул:

— Да, думаю, ты прав.

— Наш источник не очень надежен. Зебоим может лгать нам. Крелл мог лгать ей. Чтобы сработал мой план, я должен знать, в какой фигурке спрятана душа, и ты — единственный, кто может это различить. Кроме того, — добавил монах с улыбкой, — я думал, что кендеры любят приключения, что они любопытны и бесстрашны.

— Я кендер, — проговорил Паслен, — но не глупец. А твоя затея — глупая.

Рису пришлось согласиться.

— У нас нет другого выбора, друг мой. Зебоим ясно дала понять, что, если мы не сделаем попытки, она нас убьет.

— А так нас убьет Крелл. Мы получаем не так уж много, за исключением путешествия в Башню Бурь, и, по всей видимости, нам недолго придется наслаждаться. Ты знаешь, большинство людей не стали бы доверять кендеру в таком опасном деле. И должен сказать, что винить их не могу. На кендера нельзя рассчитывать. На твоем месте я бы оставил меня здесь.

— Я всегда считал, что тебе можно довериться, Паслен, — возразил Рис.

— Правда? — ошеломленно переспросил кендер и вздохнул. — Тогда мне следует постараться быть достойным твоего доверия.

— Думаю, что следует.

— Желательно оставаясь при этом в живых, — заметил Паслен, выделив последнее слово.

— Посмотри на все с другой стороны. По крайней мере, мы кое-чего достигли, — пояснил Рис. — Мы привлекли внимание Бога.

— Благоразумные существа постарались бы избежать такого внимания! — сварливо возразил кендер. — Мой отец говорил: «Никогда не привлекай внимания Богов».

— Твой отец так говорил? Правда? — искоса взглянул на него монах.

— Ну, он бы так сказал, если бы думал об этом. — Паслен остановился посреди дороги, чтобы поспорить. — Как мы попадем в Башню Бурь, Рис? Я не умею управлять лодкой. А ты? Хорошо! Вот как мы выйдем из положения. Мы не попадем в Башню Бурь, если не сможем до нее добраться, — Богиня должна понимать такие простые вещи…

— Полагаю, Зебоим отправит нас туда на крыльях ветра. Я только должен дать ей знать, что мы готовы.

Паслен закатил глаза. Атта, видя, что хозяин расстроен, лизнула его руку. Монах погладил ее по голове, почесал шею и за ушами. Собака прижалась к нему, и в ее грустных глазах читалось желание все уладить.

— Она будет скучать по нам, — произнес кендер дрогнувшим голосом.

— Да, — тихо ответил Рис, — будет. — Он положил руку на плечо друга. — Всю свою жизнь ты спасал потерянные души, Паслен. Думай об этом как о деле, для которого был рожден, — это твоя величайшая миссия.

Паслен принял его слова:

— Правда. Я буду спасать душу. Но как же ты, Рис? Для чего рожден ты?

— Как и все люди, — просто ответил монах. — Я рожден, чтобы умереть.

Позже, тем же утром, во дворе «Последнего Приюта» Рис опустился на колени перед Аттой и положил руку ей на голову, словно благословляя:

— Ты должна хорошо себя вести и слушаться Герарда. Теперь он твой новый хозяин. Ты будешь ему служить.

Собака внимательно смотрела на монаха. Она слышала в его голосе сожаление, но не понимала его. Она никогда не сможет понять, никогда не узнает, почему хозяин должен ее оставить. Рис поднялся. Через мгновение он заговорил:

— Ты должен забрать ее сейчас, шериф.

— Пойдем, Атта, — произнес Герард, помня о командах, которым научил его монах. — Пойдем со мной.

Собака посмотрела на Риса.

— Иди с Герардом, Атта, — сказал монах и махнул рукой, приказывая ей идти.

Атта снова посмотрела на него, затем опустила голову, поджала хвост и подчинилась — позволила Герарду увести себя.

Шериф вернулся, качая головой:

— Я отвел ее обратно в таверну. Надеюсь, она скоро придет в себя. Лаура предложила ей поесть, но она не стала.

— Она очень чувствительна, — заметил Рис. — Найдите ей работу, чтобы она была занята, и все нормализуется.

— У Атты будет много работы с кендерами, которые собрались здесь, чтобы посмотреть на умирающую рыбу. А когда собираетесь тронуться в путь? — спросил шериф.

— Прежде мы с Пасленом должны навестить заключенную, — ответил Рис.

— Заключенную? — изумился Герард. — Ту безумную женщину? Вы хотите снова ее увидеть?

— Надеюсь, она все еще здесь, — произнес монах.

— О да. Кажется, я от нее никогда не избавлюсь. Зачем ты хочешь увидеть ее, брат? — спросил шериф, даже не пытаясь скрыть любопытство.

— Она думает, что я могу ей помочь, — сказал Рис.

— А кендер? Он тоже ей помогает?

— Я хорошо на нее влияю, — заверил его Паслен.

— Нет необходимости сопровождать нас, шериф, — добавил монах. — Нам просто нужно твое разрешение.

— Думаю, мне лучше пойти с вами, — сказал Герард. — Чтобы убедиться, что с вами не случится ничего плохого. С каждым из вас.

Рис и Паслен переглянулись.

— Нам надо поговорить с ней наедине, — объяснил монах. — Дело очень важное и касается религии.

— Я думал, ты больше не монах Маджере, — произнес Герард, подозрительно посмотрев на Риса.

— Это не значит, что я не могу помогать тем, кто находится в беде, — ответил Рис. — Пожалуйста, шериф. Всего несколько минут наедине с ней.

— Хорошо, — согласился Герард. — Не понимаю, как вы можете попасть в неприятную историю, запертые в тюремной камере.

— Много он знает, — мрачно произнес Паслен. В тюрьме кендер остановился, чтобы перекинуться словечком с сородичами. Рис забеспокоился, услышав, что Паслен хочет сказать им что-то на прощание. Когда кендер полез в свой мешочек, собираясь раздать все свое богатство — таков обычай кендеров перед смертью, — Рис схватил Паслена за шиворот и оттащил подальше. Герард показал на камеру.

— Она не встает с койки, — проговорил он, — и ничего не ест — отсылает еду обратно, даже не попробовав. У вас посетители, госпожа, — громко позвал он, открывая дверь.

— Давно пора, — отозвалась Зебоим, садясь.

Она откинула назад капюшон. Глаза цвета морской волны заблестели.

Рис втолкнул Паслена в камеру, затем вошел сам.

Герард закрыл дверь и вставил ключ в замок, но поворачивать не стал. Он подождал немного, прислушиваясь. Трое беседовали тихо, к тому же шериф обещал им разговор наедине.

Покачав головой, Герард пошел поболтать с тюремщиком.

— Сколько времени ты дал им, шериф? — спросил тюремщик.

— Как обычно. Пять минут.

На столе стояли песочные часы. Тюремщик перевернул их под восхищенными взглядами кендеров, которые просовывали головы, руки и ноги сквозь решетку, чтобы лучше видеть такую замечательную вещь, и все время донимали Герарда вопросами, сколько там песчинок. Когда же тот ответил, что не знает, было предложено быстренько их пересчитать.

Герард слушал привычные жалобы тюремщика на кендеров, наблюдал за струйкой песка в часах и ожидал услышать что-нибудь тревожное из камеры в конце коридора.

Однако все было тихо. Когда упала последняя песчинка, шериф крикнул:

— Время вышло, — и пошел по коридору. Открыв дверь, он замер, пораженный. Безумная женщина лежала на койке, закрыв лицо капюшоном. Никого, кроме нее, в камере не было. Ни монаха. Ни кендера. Герард ничего не мог понять. Чтобы покинуть тюрьму, надо было пройти мимо него, сидящего за столом… но ведь никого не было!

— Эй, ты! — окликнул шериф безумную, тряся ее за плечо. — Где они?

Женщина махнула рукой, словно отгоняла насекомое. Герард вылетел из камеры и ударился о стену.

— Не прикасайся ко мне, смертный! — произнесла женщина. — Никогда ко мне не прикасайся.

Дверь с грохотом захлопнулась.

Шериф поднялся и, поморщившись — он сильно ушиб голову и плечо, — воззрился на дверь, затем потер плечо и заковылял по коридору.

— Отпусти кендеров, — крикнул он. Те принялись кричать и визжать. От их воплей треснул бы и камень. Герард вздрогнул.

— Просто делай, что я велю, — приказал он тюремщику. — И поторопись. Не беспокойся, Смит. У меня есть чудесная собака, которая поможет держать их в узде. Собака должна заняться чем-нибудь. Она скучает по своему хозяину.

Тюремщик открыл дверь, и кендеры весело выбежали из нее навстречу яркому свету свободы. Герард бросил взгляд на камеру в конце коридора.

— И думаю, ей придется скучать очень долго, — мрачно добавил он.


Глава 4 | Дары мертвых богов | Глава 6