home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 10

Одна часть сознания Риса знала, что происходит на доске для игры в кхас. А другая — нет. Этой частью он находился в холмах, босые ноги ступали по траве, не просохшей от росы, а солнце согревало плечи. Однако монах чувствовал, что оставаться в мирной юдоли с каждой минутой становится все труднее.

Резкие вспышки агонии прерывали медитативное состояние Риса. Каждый раз, когда Крелл касался его холодной бестелесной рукой, силы и воля монаха оказывались на грани истощения.

Согласно плану ему надо было сделать еще несколько ходов и потерять еще несколько фигурок.

Наступила ночь. За окном, на горизонте, вспыхивали молнии — Зебоим нетерпеливо ждала новостей.

В комнате не горели ни свечи, ни очаг. Доску освещало лишь красное пламя глаз Крелла. Рис пытался сосредоточиться, но понимал, что невозможно найти смысл в партии, если в ней нет смысла. Стараясь вспомнить, какой фигуркой он должен пойти, монах с удивлением обнаружил, что черные шестиугольники оторвались от доски и висят в трех дюймах над ней. Рис моргнул, сделал глубокий вдох, и клетки вернулись на место.

Пальцы Крелла перестали барабанить по подлокотнику и потянулись к одному из черных рыцарей.

Когда Паслен бросился бежать. Рис испугался, что его зрение снова играет с ним злые шутки. Он пристально посмотрел на доску, желая, чтобы все поскорее вернулось на свои места.

Крелл довольно хрюкнул, и монах понял, что тот не замечает происходящего. Паслен взял игру в свои руки. Пешка сделала ход сама.

Бегая между фигурами, кендер пересек доску и кинулся прямо на черного рыцаря, схватил синего дракона за лапы и побежал дальше.

Пешка и рыцарь скатились с доски.

— Что такое? — строго спросил Крелл. — Это против правил.

Рис не видел фигур, но слышал, как они упали на пол — одна со стуком, другая с воплем.

Рыцарь Смерти яростно зарычал, глядя на монаха пылающими глазами.

Схватив эммиду обеими руками. Рис поднялся со своего места и изо всех сил ударил Лорда Азрика по шлему, прямо между глаз.

Он надеялся, что удар отвлечет Крелла, нарушит его координацию на некоторое время, чтобы можно было успеть найти Паслена и Лорда Ариакана, и вовсе не собирался причинять Рыцарю Смерти серьезные повреждения.

Но палка была священной, благословленной самим Маджере — его последний дар своей заблудшей овце.

Действуя по собственной воле, эммида выскользнула из рук Риса. Пораженный монах недоверчиво воззрился на нее, а палка изменила форму и превратилась в огромного богомола — священное насекомое Бога Маджере.

Огромный десятифутовый богомол навис над Креллом хитиновым телом, посмотрел на него выпуклыми глазами и схватил Рыцаря Смерти за голову длинными колючими лапами. Подтянув извивающегося Крелла к движущимся жвалам, насекомое принялось поедать его, вгрызаясь в доспехи, чтобы добраться до спрятавшейся отвратительной душонки.

Схваченный гигантским богомолом, Крелл заверещал от ужаса, его трусливое сердце съежилось от страха.

Рис быстро прошептал благодарность Богу, а затем мягко опустился на колени, чтобы найти фигурку рыцаря и кендера. Это оказалось легким делом, поскольку Паслен прыгал на месте, махал ручками и отчаянно вопил. Монах поднял друга.

— Он не хочет, чтобы его спасали! — закричал кендер.

Рис спрятал Паслена в кожаный мешок, затем взял в руку черного рыцаря. Тот на ощупь казался таким горячим, словно его только что вытащили из огня.

Монах посмотрел на Крелла и понял, что жаждущая отмщения душа Ариакана еще долго будет привязана к этому миру.

Но теперь это было заботой Зебоим. Рис сунул рыцаря в котомку и услышал крик обжегшегося Паслена, но помогать кендеру времени не было, Крелл немного пришел в себя и принялся отбиваться от богомола, молотя кулаками по зеленому телу насекомого, лягая его и изо всех сил пытаясь вырваться. Монаху представилась отличная возможность бежать, пока Рыцарь Смерти сражается с богомолом. Рис надеялся, что богомол одолеет Крелла, но не посмел остаться, чтобы посмотреть, чем все закончится.

Он сумел выбраться во двор крепости, сделал несколько шагов и сообразил, что далеко не уйдет, — слишком ослаб.

Рис пошатнулся, едва дыша от накатившей дурноты, ноги монаха задрожали, он запнулся об одну из плит, которыми был вымощен двор, лежащую неровно, и упал на четвереньки, но все равно пытался продвигаться вперед. Однако даже ползти Рису удавалось с трудом. Ему было так плохо, он чувствовал себя таким измученным, что хотел только одного — лечь и умереть. За спиной монах услышал звук тяжелых шагов Крелла и его яростный рев.

Он посмотрел вверх, в звездное небо, и закричал прерывающимся голосом:

— Зебоим! Твой сын у меня! Теперь все зависит от тебя!

Море вздыбилось. Свинцовые облака, сбившиеся в кучу на горизонте, только и ждали приказа к атаке. Рис тоже ждал, уверенный, что в любой момент Богиня унесет их с острова.

Огромная молния соединила небо и землю. Ударив в вершину башни, она отколола огромный кусок кладки. Вдали прогремел гром. Монах замер во внутренний дворе, кендер и фигура рыцаря находились в его котомке.

А тяжелые шаги Рыцаря Смерти все приближались и приближались.

Атака богомола страшно напугала Крелла. Ни один смертный не мог причинить ему боль, но к Богам это правило не относилось, и Лорд Азрик познал настоящий ужас, когда жвала насекомого стали вгрызаться в доспехи, а выпученные глаза отразили пустоту его существования. Крелл всегда ненавидел насекомых. Обезумев от страха, он несколько раз ударил богомола, и этого оказалось достаточно. Рыцарь Смерти выхватил из ножен меч и вонзил в тело насекомого. Брызнула зеленая кровь. Жвала богомола страшно щелкнули, колючие лапы снова потянулись к Креллу.

Азрик наносил удары снова и снова. Он не видел, куда вонзает меч, желая только одного — убить, убить, убить ужасное насекомое. Спустя какое-то время рыцарь понял, что пронзает воздух.

Крелл остановился, а затем в страхе огляделся. Богомол исчез. На полу лежала только палка монаха. Рыцарь Смерти занес ногу, готовый растоптать ее в мелкие щепки, но неожиданно замер: а вдруг насекомое появится снова? Крелл медленно опустил ногу и отодвинулся в сторону. Держась подальше от эммиды, насколько это было возможно, Азрик обошел страшное оружие и заглянул под стол. Фигурок рыцаря и кендера там не было.

Крелл посмотрел на доску. Второй черный рыцарь стоял, как и раньше, на своем шестиугольнике. Крелл схватил фигуру, с надеждой взглянул на нее, а затем отшвырнул и разразился страшными проклятиями.

Раньше Рыцарь Смерти не заметил пропажи — его внимание отвлекло нападение богомола, пытавшегося откусить ему голову, но быстро понял, что произошло. Он бросился за монахом, подстегиваемый ужасными мыслями, что сделает с ним Чемош за потерю души Ариакана.

Крелл выбежал во двор и увидел Риса. Но его взору предстали также и грозные, свинцовые, штормовые тучи, собиравшиеся на небе. Молния ударила в одну из башен, и Азрик почувствовал, что следующая настигнет его.

— Не трогай меня, Зебоим! — вскричал Крелл, отчаянно пытаясь убедительно солгать. — Монах украл не ту фигуру! Твой сын все еще у меня! Если ты поможешь бежать этому вору. Чемош уничтожит твоего сына, а его душу предаст забвению!

Молнии мелькали среди туч, глухо ворчал гром. Поднялся ветер, небеса становились все темнее и темнее. На скалы упало несколько капель дождя. И все.


Крелл усмехнулся и, потирая руки, пошел за монахом.

Рис слышал, что сказал Крелл, и его сердце упало.

— Зебоим! — выкрикнул монах. — Он лжет! Твой сын у меня! Забери нас отсюда!

Молния сверкнула в последний раз, гром утих, облака клубились над головой, словно растерялись. Рыцарь Смерти бежал по плацу, его кулаки были сжаты, красные глазки яростно пылали. Он неуклонно приближался к своей жертве, мечтая сотворить нечто более страшное, чем сломать монаху пальцы.

— Моя Королева, — взмолился Рис, — мы рисковали жизнями ради тебя. Теперь время тебе рисковать ради нас.

Закапал дождь. Ветер вздохнул и успокоился. Тучи начали отступать.

— Очень хорошо, госпожа, — произнес монах и отвязал котомку от пояса. — Прости, но у меня нет другого выбора.

Схватив мешок здоровой рукой, Рис огляделся, прикидывая расстояние, и бросился бежать, зная, что это его последний поступок, на который потребуются все оставшиеся силы.

Небеса разверзлись. Дождь усилился. Монах не обратил внимания на предупреждение Богини. Она могла неистовствовать и угрожать сколько угодно, но не смела причинять Рису больший вред, поскольку Ариакан мог находиться и у него.

Зебоим попыталась сбить его с ног, но Рис поднялся и снова побежал. Она швыряла ему в лицо осколки камней — он поднял руку, чтобы защитить глаза, и бежал дальше.

Крелл следовал за ним. Шаги Рыцаря Смерти сотрясали землю.

Рис поскользнулся и упал, силы покидали его. Далеко убежать он не мог. От моря плац отделял только ряд больших валунов.

Крелл заметил опасность и слегка замедлил шаг.

— Останови его, Зебоим! — злобно прокричал он. — Если не сделаешь этого, то очень пожалеешь.

Монах сунул мешок с кендером и фигурой рыцаря за пазуху и принялся карабкаться по мокрым и скользким от дождя валунам, снова поскользнулся, ухватился обеими руками, чтобы не упасть, и застонал от боли, которую ему причиняли сломанные пальцы.

Рис слышал шипящее дыхание Крелла, чувствовал его ярость и понимал, что останавливаться нельзя.

К тому времени, когда он добрался до берега, силы окончательно покинули его. Однако монах в них больше не нуждался. Ему требовалось сделать только один шаг, а это совсем немного.

Рис посмотрел вниз. Он стоял на краю отвесной скалы. Под ним вздымалось, кипело и бурлило. Ярость и гнев Богини осветили ночь, стало светло как днем. Монах заметил, что пена и зеленые водоросли, плавающие на поверхности, напоминают волосы утопленника.

Крелл добежал до валунов и, размахивая мечом, с проклятиями начал пробираться по ним.

Двигаясь очень осторожно, Рис вскарабкался на скальный выступ, нависший над кипящей пучиной. Он остановился, ощущая, как спокойствие вливается в растревоженную душу.

— Держись, Паслен, — произнес монах. — Будет немного больно.

— Рис! — испуганно закричал кендер. — Что ты делаешь? Я ничего не вижу!

— Ничего особенного.

Рис поднял лицо к небу:

— Зебоим, мы в твоей власти.

Он стоял так спокойно, находился на зеленом холме, вокруг бродили овцы, а Атта стояла рядом, смотрела ему в лицо и виляла хвостом, ожидая приказание.

— Атта, уходи! — велел монах и прыгнул.


Глава 9 | Дары мертвых богов | Глава 11