home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 11

Ночь, словно чернила, растеклась по глубинам Кровавого моря, медленно поднимаясь к поверхности. Мина посмотрела вверх, наблюдая за последним отблеском солнечного света. Затем он исчез, и девушка оказалась в кромешной тьме.

На протяжении долгих часов они ждали и наблюдали за Башней в Кровавом море, но ни она, ни Чемош не заметили никого, кто бы входил или выходил оттуда. Морские обитатели проплывали мимо хрустальных стен так беспечно, словно это были коралловые рифы или мачты затонувшего корабля. Рыбы тянулись к гладкой поверхности стен, привлеченные либо едой, либо собственным отражением. Казалось, никто не боится Башни, хотя Мина заметила, что жители моря избегают странного круга на ее вершине, а к темному провалу в центре не приближался никто.

С наступлением ночи Чемош решил посмотреть, не зажгутся ли в Башне огни.

— Там есть окна, — объяснил он, — хотя днем их увидеть нельзя — только гладкие прозрачные стены. Однако когда наступала ночь, чародеи в своих покоях зажигали лампадки. Тогда Башня начинала светиться. Жители Истара говорили, что маги пленили звезды и принесли их в город ради славы и величия.

— Должно быть, в Башне никого нет, мой господин, — сказала Мина. Она на ощупь нашла в темноте его руку и обрадовалась, почувствовав его прикосновение и слыша его голос. Тьма была слишком плотной, и девушка начала сомневаться, что она на самом деле существует. Ей хотелось быть уверенной, что Повелитель Смерти рядом. — И кажется, в ней нет ничего зловещего. Рыбы безбоязненно плавают рядом.

— Рыбы умом не отличаются, и не важно, что говорит Хаббакук. Но все же, как ты говоришь, мы никого здесь не видели. Давай все разузнаем. — Чемош высвободился из ее объятий и пошел вперед.

— Мой господин! — воскликнула Мина, настигая его. — В такой темноте мои глаза смертного просто слепы. Я не вижу тебя. Я не вижу себя! Более того, я не вижу, куда иду. Можно ли каким-нибудь образом осветить мне путь?

— Если ты будешь видеть, то и тебя увидят, — ответил Бог. — Я предпочитаю оставаться под покровом тьмы.

— Тогда ты должен вести меня, господин, как собака ведет слепого бродягу.

Чемош схватил ее за руку и мягко потянул за собой. Вода омывала тело девушки. Ее руки коснулись чьи-то щупальца, и Мина дернулась в сторону, но существо не стало ее преследовать. Возможно, девушка оказалась не очень приятной на вкус. Если бы Чемош заметил существо, то обязательно обратил бы на него внимание. Но он продолжал двигаться вперед, сгорая от нетерпения.

Как только они подошли к Башне, Мина увидела, что хрустальные стены излучают зелено-голубой мертвенный свет, отчего Башня приобретала призрачный вид.

— Жди меня здесь! — приказал Бог, отпуская ее руку.

Девушка осталась в темноте и смотрела, как он идет к Башне. Чемош погладил гладкие стены, а затем прильнул к ним, стараясь заглянуть внутрь.

Хрусталь показал только его собственное отражение.

Повелитель Смерти посмотрел наверх, вниз и вокруг, затем покачал головой. Он выглядел смущенным.

— Здесь нет окон, — сказал Бог Мине. — Нет дверей. Но вход должен быть — просто он спрятан.

Чемош двинулся вдоль стен, всё внимательно осматривая и ощупывая. Девушка видела его силуэт, выделяющийся темным пятном на фоне зеленой мерцающей поверхности. Она наблюдала за своим господином, пока он не скрылся из виду, завернув за угол здания.

Мина осталась совсем одна, словно стояла на краю Хаоса.

Ее терзал голод, мучила жажда. И если к голоду девушка была привычна — ей вместе с армией неделями приходилось обходиться без куска хлеба, — то с жаждой справиться не могла. Она не понимала, как можно хотеть пить, если рот полон воды, потому что не учитывала, что вода соленая.

Мина не знала, сколько еще продержится и когда признается Чемошу, что больше не может мучиться. Придется еще раз напомнить ему, что она смертная.

Чемош вернулся внезапно, буквально вынырнув из темноты:

— Признаюсь, прошло много столетий с тех пор, как я в последний раз видел Башню, поэтому только сейчас понял, что в ней изменилось. Она на треть занесена песком — и вход тоже. В Башню вела всего одна дверь, и сейчас она засыпана, а другого входа я найти не могу… — Бог замолчал и взглянул на девушку. — Ты меня понимаешь?

— Да, Повелитель, — ответила Мина. — Но я не могу поверить в это.

Внезапно в глубине Башни блеснул огонек. Сначала один. Затем к нему присоединился второй. Маленькие точки бело-голубого света появились на разных уровнях — некоторые наверху, некоторые внизу. Иные лампадки светились из глубины, другие — близко к хрустальным стенам.

— Насколько я помню, — произнес Чемош, — это плененные звезды.

Свет лампадок напоминал свечение звезд — такой же колючий и холодный. Они ничего не освещали, не давали тепла. Мина внимательно посмотрела на одну:

— Взгляни туда, Повелитель.

— Что там? — спросил Чемош.

— Одна из звездочек ушла, а затем вернулась, — объяснила девушка. — Как будто что-то или кто-то там ходит.

— Где?

— Наверху, Мой господин, — добавила Мина, — ты можешь зайти в Башню. Ты — Бог. Эти стены, не важно, плотные они или всего лишь иллюзия, не могут тебя остановить.

— Да, — согласился Чемош. — Но ты туда войти не можешь.

— Иди один, — отозвалась Мина. — Я буду ждать тебя снаружи. Когда найдешь вход, придешь за мной.

— Я не хочу оставлять тебя одну, — возразил Повелитель Смерти, борясь с искушением.

— Я позову, если понадобится помощь.

— Я приду, даже если буду на другом конце вселенной. Жди меня здесь, я скоро вернусь.

Бог поплыл к хрустальным стенам и прошел сквозь них. Теплая, душная тьма придавила девушку своей тяжестью.

Мина продолжала смотреть на огоньки, похожие на звезды, стараясь не думать о невыносимой жажде. Она насчитала восемь огоньков, на одном этаже — если там были этажи — горела только одна лампадка. Свет больше не мигал.

Девушка тосковала по Чемошу, тосковала по его голосу. В темноте тишина казалась плотной и осязаемой. Внезапно, совсем рядом с ней, вспыхнул девятый огонек.

Он отличался от остальных — был желтым и казался намного теплее и ярче.

— Я могу остаться здесь, думая только о невыносимой тишине и вкусе холодной воды во рту, а могу узнать источник этого света, — сказала себе Мина, оттолкнулась от дна и, отчасти шагая, отчасти плывя, медленно направилась к странному огоньку.

Когда девушка приблизилась, то увидела, что это не одна точка, как она сначала предположила, а целое скопление, как будто зажгли охапку свечей. Мина поняла, что свет кажется другим, теплым и ярким, потому что находится вне стен. Она видела, как огоньки отражаются в хрустальной поверхности. Охваченная любопытством, девушка подобралась еще ближе.

Огоньки висели в воде, словно кто-то связал веревкой небольшие факелы. Они располагались в ряд, свет неровно мерцал и мягко покачивался.

— Странно, — произнесла Мина. — Похоже на сеть…

В этот момент она осознала опасность и попыталась уплыть, но под водой ее движения стали медленными и неловкими. Огоньки быстро настигли девушку, ослепили ее, лишили чувства ориентации. Прежде чем Мина успела убежать, ее обхватили прочные тяжелые веревки.

Она отчаянно пыталась высвободиться из объятий сети, упавшей на голову и плечи, обхватившей руки и пленившей ноги, поднять ее, откинуть в сторону, но огни светили так ярко, что девушка не видела, что делает.

Сеть обхватывала ее все плотнее и плотнее, пока руки не оказались прижатыми к груди, а ноги стянутыми так, что нельзя было пошевелиться.

Мина почувствовала, как сеть быстро тянут к хрустальным стенам, испугалась, что сейчас ударится о хрусталь, и крепко зажмурилась, но почувствовала только страшный холод, словно упала в ледяную воду. Тяжело дыша, девушка открыла глаза и увидела, что прошла через нечто напоминающее амбразуру, которая раскрылась, чтобы впустить ее, а затем замкнулась.

Сеть слегка ослабла. Мина повисла в воде. Все еще опутанная веревкой, девушка не могла свободно повернуть голову и видела только то, что было перед глазами, но сумела понять, что находится в хорошо освещенной комнате, наполненной морской водой.

Сквозь хрустальную стену на нее смотрели два лица.

«Рыбаки, — внезапно догадалась Мина, вспоминая, как жители Шэлси использовали ночью огни, чтобы заманить рыбу в сети. — И я их добыча».

Девушка не успела рассмотреть своих тюремщиков — сеть начала поворачиваться, и она то и дело теряла их из виду. Эти двое, по всей видимости, так же не ожидали увидеть ее, как и она их. Они стали переговариваться: Мина видела, как открываются их рты, но не слышала слов.

Тогда она заметила, что вода над ее головой зарябила. Посмотрев наверх, девушка увидела, что ее становится все меньше. Рыболовы выпускали воду из комнаты и впускали воздух.

«Вода для тебя станет как воздух… а воздух — как вода».

Мина вспомнила предупреждение Чемоша относительно заклинания, наложенного на нее, — предупреждение, к которому она тогда не отнеслась серьезно, поскольку не представляла себе, что им придется расстаться на некоторое время.

Уровень воды стремительно падал.

Мина забила руками и ногами, отчаянно пытаясь высвободиться. Однако ее попытки оказались бесполезны — сеть только плотнее затягивалась.

Девушка старалась привлечь внимание тех, кто ее поймал, качая головой, указывая наверх.

Рыбаки наблюдали за ее борьбой с явным интересом, но либо не понимали ее, либо им было все равно.

Мина не забыла, что Чемош велел звать его, если она попадет в беду, но, когда ее поймали, сначала растерялась, а потом была слишком занята, пытаясь освободиться. Кроме того, девушка была гордой. Бог постоянно напоминал ей, что она слаба, как и все смертные, а Мина хотела доказать ему, что она сильная, как доказала это в Башне Бурь. Здравый смысл подсказывал, что пора звать на помощь, однако Мина решила не выкрикивать в панике имя Повелителя Смерти. Ей было легче умереть, чем просить о помощи.

— Чемош! — прошептала девушка, вспомнив его темные глаза и обжигающие прикосновения. — Чемош, ты мне нужен. Обитатели этой Башни поймали меня в какую-то сеть.

Макушка Мины уже коснулась поверхности воды, и через минуту ее голова должна была оказаться на воздухе.

— Чемош! — тихо взмолилась она. Уровень воды продолжал падать, — Если ты не придешь ко мне, я умру. Они лишают меня воды, которой я дышу.

Мине ответила тишина. Если Бог и слышал ее, то не откликнулся.

Вода опустилась до плеч. Девушка не решалась вдохнуть. Она держала воду в легких, пока они не заболели, словно там разлился огонь. Когда боль стала невыносимой. Мина открыла рот. По подбородку стекла вода. Девушка попыталась дышать, но была в том же положении, что и рыба, выброшенная на берег. Она хваталась за жизнь; ее рот то открывался, то закрывался.

— Чемош, — произнесла Мина, когда свет стал меркнуть перед ее взором, — я иду к тебе. Я не боюсь. Я встречаю смерть с распростертыми объятиями. Теперь я перестану быть смертной…

Сеть и ее жертва ударились о пол. Два чародея нетерпеливо повернули ручку, открыли дверь и поспешили внутрь, подолы их черных мантий намокли от воды, достигающей щиколоток. Они склонились, чтобы лучше рассмотреть свою добычу.

На полу лежала женщина, опутанная сетью, ее глаза и рот были широко открыты, губы посинели, руки и ноги дергались в агонии.

— Ты оказался прав, — деловито сказал один маг другому. — Она задохнулась на воздухе.


Глава 10 | Дары мертвых богов | Глава 12