home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 3

Мина резко нанесла удар, стремясь навстречу гибели.

Бог Смерти посмотрел на нее с нескрываемым удивлением.

Сталь превратилась в воск, который немедленно начал плавиться под палящим солнцем и сочиться между пальцами. Девушка ошеломленно смотрела на только что бывшее стальным лезвие, не в силах понять, что происходит. Подняв глаза, она встретилась взглядом с Богом.

Силы покинули Мину. Ее ноги дрожали, и девушка упала на колени, спрятав лицо в ладонях. Она уже не видела Чемоша, но слышала его приближающиеся шаги. Ощутив тень, скрывшую горячее солнце, Мина содрогнулась.

— Позволь мне умереть, Повелитель Чемош, — пробормотала она, не поднимая головы. — Пожалуйста. Я хочу, наконец, обрести покой.

Девушка слышала скрип кожаных туфель Бога, чувствовала, как он опустился рядом. От Чемоша пахло миррой, и Мине это напомнило о благовонных маслах, которыми поливали погребальные костры, чтобы заглушить смрад горящей плоти. Легкий сладковатый аромат лилий и роз с мускусным оттенком словно исходил от лепестков юности, сжатых страницами книги жизни. Чемош погладил Мину по волосам, затем провел ладонью по ее лицу. Прикосновение к опаленной солнцем коже показалось девушке удивительно прохладным.

— Ты устала, Мина, — произнес Бог, его дыхание было легким и теплым. — Все, что тебе необходимо, — это сон. Сон, а не смерть. Лишь поэты путают эти понятия.

Он вновь погладил девушку по лицу и волосам.

— Но ты пришел за мной, Повелитель, — мягко запротестовала Мина, тая от этих прикосновений, словно воск. — Ты — Смерть, и ты пришел за мной.

— Это так, но я не желаю твоей смерти. Ты нужна мне живой. — Губы Чемоша коснулись ее волос.

Прикосновение Бога может быть похоже на прикосновение человека, если Бог сам того пожелает. Ласки Чемоша разбудили в Мине те чувства и желания, о которых она и не подозревала. Девственную телом и разумом Мину защищала от страстей Королева, которая не желала, чтобы ее последовательница отвлекалась на слабости плоти.

Теперь девушка испытывала страсть, чувствовала, как внутри ее разгорается неведомый прежде огонь.

Чемош взял лицо Мины в ладони, а затем пальцем проследил на ее шее предполагаемый след от лезвия ножа, и она ощутила холод и жар, задрожав от боли, одновременно горькой и волнующей.

— Я слышу, как бьется твое сердце. Мина, — произнес Бог. — Я чувствую тепло тела и пульсирующую кровь.

Девушка не могла понять, что за странные ощущения рождаются в ней от прикосновений Чемоша. Ее тело болело, но эта боль была приятной, и она желала, чтобы это никогда не кончалось. Мина прижалась к Богу сильнее, их губы встретились, и он целовал ее медленно, долго, мягко и томительно.

Наконец Чемош отстранился и отпустил девушку.

Мина открыла глаза и посмотрела в глаза Бога, темные и пустые, как море, на берегу которого она однажды очнулась и осознала, что совсем одна.

— Что ты со мной делаешь, Повелитель?! — вскричала девушка, внезапно почувствовав страх.

— Возвращаю тебя к жизни, — ответил Чемош, нежно убирая волосы с ее лба.

Белая лента задела лицо Мины, ноздри заполнил острый запах мирры. Она легла на землю, уступая его ласкам.

— Но ты — Бог Смерти, — возразила девушка смущенно.

Чемош поцеловал ее лоб, щеку. Его губы двинулись к ямочке на ее шее.

— Приходили ли сюда другие Боги? — спросил он, продолжая ласкать Мину, но его голос изменился, стал нетерпеливым.

— Да, некоторые приходили, Повелитель, — ответила она.

— Для чего они приходили?

— Одни — чтобы спасти. Другие — чтобы удержать. Третьи — чтобы покарать.

Мина вздрогнула, но Чемош крепче обнял ее, и девушка успокоилась.

— Ты обещала что-нибудь кому-либо из них?

— Нет, никому. Клянусь.

Бог казался довольным, на его губах заиграла улыбка.

— Почему — нет?

Девушка взяла его руку и положила себе на грудь, на бьющееся сердце.

— Они хотели веры. Преданности. Страха.

— Продолжай.

— Но никто из них не желал меня.

— Я желаю тебя, Мина, — произнес Чемош. Он не отнимал руку от ее груди и почувствовал, как сердце под ладонью забилось сильнее. — Отдайся мне. Сделай меня повелителем всего. Сделай меня повелителем твоей жизни.

Мина хранила молчание. Она казалась обеспокоенной и смущенной прикосновениями Бога.

— Скажи, что в твоем сердце. Мина? — потребовал он. — Я не обижусь.

— Ты предал ее, — наконец ответила она обвиняющим тоном.

— Это Такхизис предала нас всех, Мина, — сказал Чемош с упреком. — Она предала и тебя.

— Нет, мой господин! — запротестовала девушка, — Она говорила мне правду.

— Она лгала тебе. И ты это знала.

Мина покачала головой и попыталась освободиться из объятий Бога.

— Ты знала, что она лгала тебе, — повторил Чемош мягко. Он крепко держал девушку и не собирался ее отпускать. — Ты узнала это в последний момент. Ты была рада, что эльф убил Королеву.

Мина подняла руки, и ее янтарные глаза встретились с драконьими.

— Моя Королева, я всегда любила тебя, была тебе верна. Я посвятила свою жизнь служению тебе. По моей вине ты потеряла свое тело, и теперь я предлагаю тебе свое. Используй меня как сосуд. Таким образом я докажу тебе свою верность!

Королева Такхизис поражала жестокой и ужасающей красотой. Ее лицо было холодно, как обледенелые земли на юге, где человек мгновенно погибает, потому что воздух в легких замерзает. Глаза Королевы напоминали погребальные костры, ногти больше походили на когти, а волосы были длинными и взлохмаченными, словно у ожившего мертвеца. Ее доспехи полыхали черным пламенем. На боку Такхизис носила меч, обагренный кровью, которым она разлучала души с телами.

Мина забилась в объятиях Смерти и закричала. Это был крик боли и ярости.

Такхизис потянулась к сердцу Мины, намереваясь сделать его своим… Такхизис потянулась к душе Мины, стремясь отделить ее от тела и предать забвению… Такхизис потянулась, чтобы заполнить тело Мины своей бессмертной сущностью…

— Признай это. — Чемош быстро повернул девушку к себе и заставил посмотреть ему в глаза. — Ты надеялась, что кто-нибудь покончит с Королевой вместо тебя.

Король эльфов держал в руке сломанное Копье Дракона. Эльф бросил его, бросил изо всех сил, что придали ему боль и вина, страх и любовь. Копье настигло Такхизис, вонзилось в грудь. Она в недоумении посмотрела на древко, пронзившее ее плоть. Ее пальцы коснулись струи густой темной крови, сочившейся из ужасной раны. Королева покачнулась…

— Я убила эльфа собственными руками! — закричала Мина. — Моя Королева умерла у меня на руках. Я бы отдала… — Мина запнулась, отвела глаза и отвернулась от Чемоша.

— Ты бы отдала свою жизнь за Такхизис? О, ты и так сделала это. Ты отдала ей свою жизнь, Мина, тогда, когда сражалась с Малис. Такхизис вернула тебя назад ради своих собственных эгоистичных целей. Она нуждалась в тебе. Если бы это было не так, ты бы, пройдя через ее руки, стала пылью и пеплом. А в конце она опрометчиво обвинила тебя за свое падение.

Мина обмякла в объятиях Чемоша.

— Она была права, мой господин. — Слезы стыда показались из-под век девушки. — Ее смерть на моей совести.

Бог откинул прядь рыжих волос с лица Мины.

— А когда она погибла, какая-то часть тебя была этому рада.

Мина застонала и вновь отвернулась. Бог откинул назад ее мокрые волосы и вытер ее слезы.

— В пустыне тебя держит не верность твоей Королеве. Ты здесь из-за чувства вины. Вина превратила тебя в узницу. Вина стала твоим тюремщиком. Вина пожирает тебя изнутри.

Чемош взял лицо девушки в ладони и заглянул в ее янтарные глаза:

— Мина, у тебя больше нет причин чувствовать себя виноватой. Такова судьба Такхизис. — Голос Бога смягчился. — Она ушла, как и Паладайн.

— Паладайн… — прошептала Мина. — Но я поклялась отомстить ему… и эльфам… за смерть моей Королевы.

— Ты отомстишь, — пообещал Чемош. — Но не сейчас. Ты должна подготовиться. Послушай меня, Мина, и постарайся понять. Два самых великих Бога погибли. Остался только один — их брат Гилеан, Бог Книги, Бог Сомнения и Нерешительности. В его руках весы, символ Равновесия, на одной чаше которых Свет, на второй — Тьма. Ежесекундно он проверяет их, чтобы удостовериться, что одна чаша не перевешивает другую.

Мина испуганно посмотрела на Чемоша. Он ослабил объятия и теперь разговаривал с самим собой.

— Тщетное занятие, — произнес Бог и вздрогнул. — Одна чаша все-таки перевесит другую. Это должно случиться, ведь теперь силы в пантеоне неравны. Гилеан знает, что он не сможет поддерживать равновесие вечно. Он предвидит свое падение и боится этого. Но я знаю то, чего не знает Гилеан. Я знаю, кто нарушит баланс. Смертные! — Чемош просмаковал это слово, как хорошее вино. — Смертные, подобные тебе. Мина. Смертные, которые придут к Богам по своей собственной воле, которые будут исполнять наши приказания не из чувства страха, а из любви. Смертные даруют великую власть своим Богам, а не наоборот, как было много столетий назад. Поэтому я не желаю твоей смерти. Мина. Поэтому ты нужна мне живой. — Бог приблизил губы к губам девушки. — Служи мне, — произнес он так тихо, что Мина не столько услышала его слова, сколько почувствовала, как они обожгли ей кожу. — Даруй мне себя. Свою веру. Свою преданность. И любовь.

Мина мысленно повторила слова Бога о мощи людей в Век Смертных и вздрогнула, испугавшись, что он рассердится. Тогда она представила себе золотые чаши, которые держит Гилеан, и поняла, что равновесие это непрочно и даже одна песчинка может заставить весы покачнуться.

— Если я отдам тебе свою любовь, что получу взамен? — спросила Мина.

Чемош не рассердился, услышав ее вопрос. Напротив, он казался довольным:

— Бесконечную жизнь. Вечную молодость. Нетронутую красоту. Даже через пять сотен лет ты будешь так же прекрасна, как и сейчас.

— Все это чудесно, Повелитель, но…

— Но тебе ничего из того, что я предложил, не надо, не так ли?

Мина вспыхнула:

— Прошу прощения, господин. Надеюсь, мои слова тебя не оскорбили…

— Совсем нет. Не извиняйся. Ты намерена получить от меня что-то, чего не пожелала дать тебе Такхизис. Очень хорошо. И я дам тебе это. То, чего ты действительно хочешь. Власть! Власть над жизнью. Власть над смертью.

Мина улыбнулась, расслабившись в объятиях Чемоша:

— И ты будешь любить меня?

— С той же силой, как я люблю сейчас, — заверил он.

— Тогда я отдаю себя тебе, господин, — произнесла девушка, закрыв глаза и подставляя губы для поцелуя.

Но Чемош не был готов взять ее, полагая, что время для этого еще не настало. Он лишь поцеловал веки Мины, сначала одно, затем второе.

— Сейчас тебе надо поспать. Спи крепко, без снов. Когда ты проснешься, для тебя начнется новая жизнь — жизнь, о которой ты даже не подозревала.

— И ты будешь рядом? — пробормотала девушка.

— Всегда, — пообещал Чемош.


Глава 2 | Дары мертвых богов | Глава 4