home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 5

Повеление Мины перенесло ее в Палантас, где она побывала в Великой Библиотеке. Закончив там дела, она отказалась от прогулок по городу, но заметила, что в Палантасе появилось очень много эльфов — оборванных и исхудавших. Они смотрели на Мину так, словно знали ее, но не могли вспомнить, где видели раньше. Возможно, в ночном кошмаре. Девушка покинула Палантас и пожелала перенестись в маленькую рыбацкую деревушку на северном побережье Абанасинии.

— Ты безумна, госпожа! — резко сказал рыбак, к которому обратилась Мина. Он стоял на пристани, наблюдая, как девушка складывает свои вещи в маленькую лодку. — Если волны не потопят суденышко и не разнесут его в щепки, то ветер порвет паруса, сдует тебя и ты пойдешь ко дну. Тебе не справиться с бурей, только потеряешь такую хорошую лодку.

— Я заплатила тебе за неё двойную цену, — ответила Мина.

Она уложила на дно лодки кожаный бурдюк, наполненный свежей водой из источника, и снова вскарабкалась по трапу на пристань. Девушка уже собиралась наполнить второй бурдюк, когда рыбак остановил ее.

— Возьми, леди-рыцарь, — сказал он, нахмурившись, и протянул мешочек с монетами. — Возьми назад свои деньги. Мне они не нужны. Я не хочу принимать участие в этом безумии, не хочу, чтобы на моей совести была чья-то смерть.

Мина подняла наполненный бурдюк, перекинула через плечо, прошла мимо рыбака, спустилась в лодку и поставила его рядом с первым. Повернувшись, чтобы взять провизию, она увидела, что рыбак все еще хмурится и протягивает ей мешочек с деньгами, позванивая монетами.

— Вот! Заберите их назад!

Мина мягко отвела его руку.

— Ты продал мне лодку, — произнесла она. — И как я распоряжусь ею — не твое дело.

— Да, но она решит иначе, — мрачно бросил рыбак, угрожающе кивая в сторону серо-голубой воды.

— Она? Кто «она»? — спросила Мина, вернувшись в лодку.

Рыбак поспешно оглянулся, словно боялся, что их подслушивают, затем нагнулся и ответил испуганным свистящим шепотом:

— Зебоим!

— Богиня Моря. — Мина завернула куски соленой говядины в парусину, чтобы уберечь их от влаги, а затем уложила в плетеную корзину рядом с непромокаемым мешком, в котором хранились пироги. Она не стала брать с собой много еды, поскольку считала, что, так или иначе, ее путешествие будет недолгим. Девушка взяла карту, завернутую в кожу, и бережно ее спрятала — карта была намного ценнее, чем еда. — Не бойся гнева Зебоим. Я в священном поиске и намереваюсь испросить ее благословения.

Рыбака это не убедило.

— Мое пропитание зависит от ее милости, леди-рыцарь. Забери свои деньги. Если ты действительно хочешь попытаться переплыть через Сиррионское море к Башне Бурь, то знай: она не даст тебе своего благословения. Она утопит тебя, а затем придет за мной.

Мина покачала головой и улыбнулась:

— Если ты так обеспокоен тем, что подумает Зебоим, то отнеси деньги к месту поклонения и отдай ей. Думаю, что за сумму, которую ты предложишь, она будет к тебе благосклонна.

Рыбак задумался лад словами девушки, покусывая нижнюю губу и наблюдая за перекатывающимися волнами, а затем подвесил мешочек с деньгами к поясу кожаных штанов.

— Возможно, ты права, леди-рыцарь. Старый Нэд отдал Повелительнице шесть золотых монет, на каждой из них было выбито изображение головы некоего Короля-Жреца. Старик Нэд нашел эти монеты в брюхе выловленной рыбы и подумал, что эти деньги принадлежат Повелительнице. Старик не знал, что это большие деньги, кроме того, он никогда не слышал ни о каком Короле-Жреце, но, должно быть, из-за этих монет он каждый раз возвращается с таким уловом трески, что ее невозможно сосчитать.

— Возможно, Зебоим окажет и тебе такую милость, — заметила Мина.

Еда была уложена, девушка снова покинула лодку, чтобы вернуться за последним — за своими доспехами.

— Надеюсь, что так и будет, — сказал рыбак. — У меня дома шесть ртов, которые надо кормить. В последнее время улов небольшой, и я вынужден продать свою лодку. — Он почесал седую бороду. — Возможно, я поделю эти деньги. Половину мне, половину ей. Кажется, так будет справедливо.

— Совершенно справедливо, — согласилась Мина.

Она развернула доспехи и разложила на пристани. Рыбак посмотрел на них и покачал головой.

— Тебе лучше держать их подальше от соленой воды, — произнес он. — Иначе они быстро покроются ржавчиной.

Мина взяла кирасу:

— У меня нет оруженосца. Помоги мне надеть это.

Рыбак воззрился на девушку:

— Надеть доспехи? Ты собираешься отправиться в плавание в доспехах?

Мина улыбнулась старику, взглядом янтарных глаз смерила его с головы до ног, а потом посмотрела прямо в лицо. Он потупил взор.

— Если лодка перевернется, ты поведешь ко дну, как гном, — предупредил рыбак.

Мина надела кирасу, а рыбак затянул кожаные ремни. Привыкший к плетению сетей, он справился с этой задачей довольно быстро и ловко.

— Мне кажется, ты хороший человек, — заметила Мина.

— Да, госпожа, — просто ответил старик. — По крайней мере, стараюсь им быть.

— Но ты предан Зебоим — Богине, отличающейся злым нравом. Почему?

Рыбак выглядел сконфуженным, он снова бросил беспокойный взгляд на море.

— Не то чтобы она злая, просто… очень порывистая. Ты должна верить в ее добрые намерения. Если Зебоим рассердится, невозможно представить, что она решится сделать. Она способна забросить лодку вместе с тобой далеко в открытое море, и ты будешь дрейфовать, пока не умрешь от жажды. Еще она может поднять огромную волну, достаточную, чтобы поглотить дом, или наслать страшные штормовые ветра, которые сдуют человека, словно он весит не больше щепки. Здесь живут хорошие люди. Большинство из нас поклоняются Мишакаль или Кири-Джолиту, но если живешь возле моря, то надо отдавать дань уважения Зебоим, возможно, иногда бросать в море небольшие дары для нее. Чтобы она находилась в добром расположении духа.

— Ты упоминал, что вы поклоняетесь другим Богам, — произнесла Мина. — Кто-нибудь почитает Чемоша?

— Кого? — спросил рыбак, все еще занятый своим делом.

— Чемоша — Повелителя Смерти.

Рыбак на мгновение замер, задумавшись.

— О да. Приблизительно месяц тому назад сюда приходил жрец Чемоша и пытался рассказать нам о своем Боге. Он выглядел очень странно: вся одежда черная, а пахло от него, как из склепа. Сказал, что жрец Мишакаль лжет нам, говоря, будто наши души взойдут на следующую ступень жизненного пути, и что Река Душ заражена и всякое такое в этом роде, и что наши души находятся здесь в темнице и только Чемош может освободить нас.

— И что с ним стало?

— Говорят, он установил алтарь на могиле и обещал воскресить мертвого, чтобы показать силу Бога. Некоторые из нас пошли, надеясь увидеть занятное зрелище. Но затем пришел шериф со жрецом Мишакаль и приказал жрецу Чемоша убираться, пока его не арестовали за нарушение покоя умерших. Думаю, жрец Чемоша не хотел неприятностей, потому что он собрался и ушел из этих мест.

— Но что, если он прав насчет душ? — спросила Мина.

— Госпожа, — сердито произнес рыбак, — ты меня не слушала? У меня дома шестеро детей. Все они растут быстро, как головастики, и все хотят есть три раза в день. Моя душа не отправится в море, чтобы поймать рыбу и продать ее на рынке, а на вырученные деньги купить еды для детей. Не так ли?

— Думаю, ты прав, — ответила Мина.

Рыбак энергично кивнул и затянул потуже ремни.

— Если бы моя душа ходила в море и ловила рыбу, я бы беспокоился о душе. Но моя душа не ловит рыбу, поэтому я не беспокоюсь.

— Понятно, — произнесла девушка задумчиво. — Говоришь, что ты в священном поиске. Какому Богу ты поклоняешься?

— Королеве Такхизис.

— Разве она не умерла? — спросил рыбак.

Мина не ответила. Поблагодарив старика за помощь, она спустилась по трапу в лодку.

— Это уже не важно, — произнес рыбак и принялся отвязывать веревку от кнехта. — Ты тратишь свое время, свои деньги и, возможно, рискуешь своей жизнью ради Богини, которой больше нет, как говорит нам жрец Мишакаль.

Мина посмотрела на старика, ее взгляд стал серьезным.

— Мой поиск не столько ради Богини, сколько ради человека, основавшего Рыцарство. Мне говорили, что тот, кто предал моего господина, прозябает в Башне Бурь. Я отправляюсь, чтобы вызвать его на бой и отомстить за Лорда Ариакана.

— Ариакана? — усмехнулся рыбак. — Госпожа, он умер сорок лет назад. Сколько тебе? Восемнадцать? Девятнадцать? Ты никогда его не знала!

— Я не знала его, — произнесла Мина, — но я никогда его не забывала. Я в долгу перед ним. — Она села на корму и взялась за румпель. — Попроси для меня благословения у Зебоим. Скажи ей, что я иду отомстить за ее сына.

Девушка подняла парус. Тот сначала захлопал, а затем надулся, поймав дуновение ветра. Мина повернула в открытое море, где, над бьющимися волнами, на горизонте висела тонкая темная полоса грозовых туч.

— Хорошо. Если что и обрадует Морскую Королеву, то это твоя миссия, — заметил рыбак, наблюдая, как лодка преодолела первую волну, которая тут же ударилась о пристань, окатив его с головы до ног.

— Я иду, Повелительница! — закричал старик, обращаясь к небесам, и быстро, как только мог, кинулся к жрецу Богини Моря, чтобы отдать ему половину денег.

Поначалу путешествие Мины проходило спокойно. Сильный ветер нес лодку по волнам, и вскоре девушка оказалась далеко от берега. Мина не боялась моря. Это было тем более странным, что ей пришлось пережить бурю и крушение корабля. Однако девушка об этом ничего не помнила. Единственным воспоминанием — очень смутным — было то, что волны ее мягко укачивали и убаюкивали.

Мина была опытным мореплавателем, как и большинство из тех, кто жил на острове Шэлси, где находилась Цитадель Света. Хотя девушка уже много лет не правила парусной лодкой, она быстро вспомнила, как это делается. Суденышко легко взлетало на гребни волн, и Мина испытывала при этом такое радостное возбуждение, словно воспаряла к небесам, а когда лодка скользила вниз по пенящейся воде, брызги осыпали девушку, будто жемчужины. Облизывая соленые губы и то и дело откидывая со лба мокрые волосы, она всякий раз подавалась немного вперед, горя нетерпением встретить новую волну.

Земля давно исчезла из виду; штормило сильнее. Грозовые облака, еще недавно просто висевшие темной полосой на горизонте, теперь превратились в угрожающую свинцовую массу. В течение нескольких драгоценных мгновений Мина была одна в мире наедине со своими мыслями.

Мыслями о Чемоше.

Девушка пыталась понять свое влечение к нему, понять, почему она здесь, в этой хрупкой лодчонке, должна рисковать собственной жизнью, намереваясь бросить вызов могущественной Богине Моря, чтобы доказать любовь к Богу Смерти.

Смертные, как тот несчастный эльф, преклонялись перед ней. Галдар был ее другом, но даже он испытывал некоторый трепет. Чемош стал первым, кто заглянул в ее душу глубоко, увидел ее мечты, ее желания — желания, о которых Мина и не догадывалась, пока Повелитель Смерти не прикоснулся к ней.

Она никогда не чувствовала своей плоти, пока Бог не начал ласкать ее, никогда не слышала, как бьется сердце, пока он не положил руку на ее грудь, никогда не знала, что такое голод, пока не посмотрела в его глаза, никогда не испытывала жажды, пока не вкусила его поцелуй.

В небе сверкнула молния, ослепив девушку и вырвав ее из объятий мечты.

Синий огонек вспыхнул на верхушке мачты. Волны рассвирепели, хлеща по бокам лодки и вырывая румпель из рук Мины. Завыл ветер. Парус захлопал, и суденышко уже было близко к тому, чтобы пойти ко дну. Девушка отчаянно пыталась удержаться на корме. Ветер бил в лицо, лодка плясала на волнах, и приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы сохранить равновесие.

— Возвращайся назад, — предупредило море. — Поверни сейчас, и я сохраню тебе жизнь.

С неба упали первые тяжелые капли дождя. Мина сжала зубы — на них захрустела соль. Ей удалось приспустить парус, несмотря на то, что он бился и трепетал, словно живое существо, затем девушка вернулась на корму, вцепилась в румпель и направила суденышко прямо в сердце шторма.

— За Лорда Ариакана! — закричала она.

Внезапно огромная волна покатилась навстречу остальным, захлестнула Мину и смыла ее в разбушевавшееся море. Оказавшись на глубине, девушка почувствовала, что ее легкие вот-вот разорвутся от недостатка воздуха, но усилием воли подавила приступ паники и, собрав все силы, ринулась к поверхности, отчаянно загребая руками и ногами. Несколько мгновений спустя ее голова оказалась над водой. Мина с силой втянула в легкие воздух и часто заморгала, стараясь разглядеть свое суденышко.

Доспехи тянули ее вниз, но лодка качалась на волнах почти рядом. Девушка потянулась к борту и постаралась ухватиться за мокрую древесину прежде, чем ее накроет следующая волна, но тут же испугалась, что суденышко перевернется и она окажется под лодкой.

Налетел очередной вал, размером с башню, и Мина подумала, что ей пришел конец. Она втянула побольше воздуха, приготовившись бороться, но волна подхватила ее, перенесла через планшир и бросила в лодку.

Мина лежала на дне суденышка и часто моргала — глаза резало от соли. Когда зрение вернулось к ней, девушка увидела возле лица изящную босую ступню, а затем подол одеяния зеленовато-голубого цвета. Казалось, что ткань соткали из морской воды.

Поколебавшись, Мина подняла голову. На корме сидела женщина, рука которой покоилась на румпеле. Вокруг лодки бесновалось море, волны обдавали Мину брызгами с головы до ног, но ни одна капля не коснулась женщины. Ее волосы цветом напоминали морскую пену, глаза — бурю; лицо было прекрасно, как в чудесном сне, и его выражение постоянно менялось: какое-то мгновение женщина улыбалась, словно была очень довольна девушкой, а в следующее уже смотрела так, словно готова раздавить ее голову ногой.

— Так, значит, ты Мина, — произнесла Зебоим, кривя рот. — Любимица матушки.

— Да, я имела честь служить Такхизис, твоей матери, — сказала Мина, пытаясь подняться.

— Нет, не вставай. Оставайся на коленях. Мне так больше нравится.

Мина застыла в неудобной позе на жестких досках, но ей тут же пришлось ухватиться за планшир, чтобы снова не оказаться за бортом. Зебоим же сидела спокойно, порывы ветра лишь слегка трепали ее роскошные волосы.

— Ты служила моей матери, — усмехнулась она, скользнув взглядом по фигуре девушки, — Этой дряни. — Она снова посмотрела на девушку. — Ты знаешь, что она сделала? Она украла мой мир! Впрочем, конечно, тебе это известно. Мамаша тебя во все посвящала.

— Я не… — начала Мина. — Я никогда…

Но Богиня не обратила внимания на ее слова и продолжала говорить, так что девушке пришлось умолкнуть.

— Мамаша украла мой мир. Украла мое море и таких, как ты… — Зебоим снова бросила на Мину пренебрежительный взгляд, — моих почитателей. Эта стерва увела их от меня и оставила одну в бескрайней темноте. — Ее голос изменился, теперь в нем была боль. — Ты даже не можешь себе представить чудовищную тишину пустой вселенной.

— Я действительно не знала, что сделала Такхизис, — произнесла Мина тихо. — Она ничего мне об этом не рассказывала. Я долгое время не знала ее имени и была уверена, что это Единый Бог, который пришел к нам, чтобы занять место покинувших нас Богов.

— Ха! — дико рассмеялась Зебоим. Сверкнула молния, соединив небо и море.

— Я была молода, — смиренно добавила девушка. — Я поверила ей. Я прошу прощения за себя и хочу попытаться все исправить. Поэтому я здесь.

— Направляешься в Башню Бурь? — Зебоим лениво поболтала ногой в воде, скопившейся на дне лодки. — И каким образом ты собираешься это исправлять?

— Я накажу того, кто предал Лорда Ариакана. Как видишь, я действительно рыцарь. — Мина указала на свои черные доспехи, а затем подняла глаза и смело встретилась взглядом с Морской Королевой.

Это был непростой момент, девушке необходимо было ввести ее в заблуждение, отвлечь, чтобы Зебоим не заглянула в ее сердце и не увидела там правды. Чемошу хватило одного взгляда, чтобы увидеть тайны Мины. Если Зебоим присмотрится лучше, она раскроет обман.

Глаза Богини на мгновение стали зелеными, а затем приобрели сероватый оттенок. Зебоим внимательно посмотрела на девушку и, не увидев ничего интересного, перевела взгляд на волны.

— Ты хочешь отомстить за моего сына, — мрачно произнесла она. — Он был сыном Богини, а ты всего лишь смертная. Сегодня ты здесь, а завтра можешь умереть. Любой из вас годен лишь на то, чтобы поклоняться мне, развлекать меня, преподносить дары и умирать, когда мне будет угодно убивать. Кстати, о смерти. Я слышала, ты задавала вопросы о Чемоше.

— Это правда.

— Почему он тебя интересует? — Зебоим снова взглянула на Мину, на этот раз еще внимательнее, и в ее глазах вспыхнул голубой огонь.

— Он — Бог бессмертных, — объяснила Мина. — Я подумала, он может помочь мне победить Лорда Крелла.

Быстро, словно разбушевавшийся ветер, Богиня ударила Мину по лицу.

— Никогда не произноси при мне его имени, — сказала она и, откинувшись назад, к румпелю, вытянула губы в жестокой улыбке.

— Прошу прощения, госпожа. Я хотела сказать, Предателя. — Мина отерла кровь с губ.

Зебоим на мгновение охватил гнев, но она тут же успокоилась:

— Очень хорошо, продолжай. Кажется, ты не такая скучная, как я ожидала.

— Предатель — Рыцарь Смерти. Поскольку Чемош — Бог Бессмертия, я подумала, что, возможно, мои молитвы к нему могут…

— Могут — что? Помочь тебе? — злобно рассмеялась Богиня. — Чемош слишком занят тем, что мечется по небесам с сачком, стараясь поймать все те души, которые мамаша украла у него. Он не сможет тебе помочь. Я — единственная, кто может это сделать, и ты должна молиться мне.

— В таком случае я буду приносить свои молитвы тебе, госпожа…

— Полагаю, ты должна называть меня «моя Королева», — промолвила Зебоим, лениво поигрывая длинным локоном и наблюдая за молнией, танцующей над мачтой. — Поскольку мамаши с нами больше нет, теперь Королева — я. Королева Моря и Бури.

— Как пожелаешь, моя Королева, — согласилась Мина и почтительно склонила голову. Это польстило Зебоим и позволило девушке спрятать взгляд, чтобы сохранить свои секреты.

— Что ты хочешь от меня, Мина? Если ты попросишь меня помочь тебе уничтожить Предателя, я не соглашусь. Мне доставляет огромное удовольствие наблюдать, как этот выродок мучится и кипит от злости на той скале.

— Доставь меня к Башне Бурь, — смиренно сказала девушка, — это все, чего я прошу. Уничтожить его — моя привилегия и большая честь для меня.

— Я люблю хорошие сражения, — откликнулась Зебоим с вздохом. Она продолжала наматывать локон на палец и созерцать бурю, что бушевала вокруг, но не касалась ее. — Очень хорошо. Если ты уничтожишь его, я всегда снова могу его воскресить. — Богиня посмотрела на девушку голубовато-серыми глазами. — А если он убьет тебя, что намного вероятнее… то я отомщу за себя любимице моей мамаши, и это тоже очень недурно.

— Благодарю тебя, моя Королева, — произнесла Мина.

Ответа не последовало, слышался только свист ветра, гуляющего в снастях. Богиня исчезла, словно ее и не было, и на мгновение Мине показалось, что она грезила. Но, дотронувшись до саднящей скулы и ноющей от боли губы, девушка увидела, что ее пальцы в крови.

И, словно чтобы убедить ее до конца, ветер внезапно утих. Грозовые тучи постепенно рассеивались, разгоняемые невидимой бессмертной рукой; волны успокоились, и вскоре лодка Мины стала покачиваться на воде так мягко, что даже спящий ребенок не проснулся бы. Морской ветерок, дувший с юга, посвежел и тихо понес суденышко к цели путешествия.

— Прими мои восхваления, Зебоим, Морская Королева! — воскликнула девушка.

Выглянуло солнце, залив поверхность воды золотым светом. Девушка хотела было поднять парус, но этого не потребовалось — лодка устремилась вперед, скользя по волнам. Мина опустила руку на румпель и глубоко вдохнула солоноватый воздух — она была уже на один шаг ближе к желаемому.


Глава 4 | Дары мертвых богов | Глава 6