home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Взаимодействие штурмовиков с десантом

В 1944 г. во время наступательных действий Ленинградского фронта по освобождению островов Эстонии: Эзель, Муха, Даго мне было дано задание прикрывать высадку десанта на остров Даго.

В дождь, при облачности 50— 100 м и видимости до 1 км полетал я с парой ведомых на выполнение задания. При подходе к острову мы наблюдали высадку последних десантников. Передовая часть их уже вела бой за маленький населенный пункт недалеко от берега. Радиостанции наведения не было, и приходилось самому отыскивать цель.

Пришлось буквально «утюжить» землю, для того чтобы разглядеть засевших в камнях немцев, различить их и определить расстояние между нашими десантниками и немцами. Расстояние было всего только 100-150м.

Я повел ведомых в атаку. По моему звену стреляли из всех видов оружия, и я с тревогой посматривал на пробоины в плоскостях.

Атаковать пришлось под разными углами к цели, чтобы «выкурить» немцев. Я даже рисковал, заходил в «лоб» нашим десантникам и бил немцев с тыла. Я говорю «рисковал» потому, что если бы произошла не произвольная стрельба при выходе из атаки, то наши снаряды и пули легли бы в расположении наших поиск. К счастью, этого не случилось.

Сделав 16 заходов (8 из них были «холостыми») и видя распластанные на земле зеленые фигуры немцев и поднявшихся наших десантников, я решил уходить от цели. Но азарт боя еще не покидал меня. При отходе от цели я увидел подходящую четверку штурмовиков, ведомую ст. лейтенантом Арчаковым. Зная, что ему также придется отыскивать цель, я решил помочь ему в этом. Однако мои старания не привели к положительным результатам, наши рации были плохо подстроены. Видя, что ничем не могу помочь ему, я улетел на аэродром с твердой решимостью немедленно прилететь сюда вторично.

Долго пришлось просить у командира дивизии разрешения на вылет. Не пускали по простой причине: облака, дождь, туман — все вместе создавало условия, при которых летать, а тем более выполнять задание было трудно. Видя мою настойчивую просьбу, мне, наконец, разрешили летать парой.

Я прилетел к прежнему месту боя, но там уже свободно расхаживали наши пехотинцы. Снова пришлось «щупать» землю, искать цель. Найдя ее на опушке лесочка, я произвел еще 16 заходов и лишь после этого ушел домой.

При отходе я видел наших десантников, благодарно махавших руками моему Илу под номером 17.

Если бы у нас была связь с землей, мне не пришлось бы, рискуя экипажами, делать холостые заходы для просмотра и отыскивания цели, не пришлось бы пытаться наводить другую группу, в этом помогла бы станция наведения. Тем не менее благодаря точному опознаванию противника мы помогли пехоте 1;1нять большую часть острова с небольшими потерями.

Попутно приведу эпизод, характеризующий особое значение связи с землей.

26 марта 1945 г. наши войска, уничтожив группировку, прижатую к залису Фриш Гаф (юго-западнее Кенигсберга), остановились у последнего укрепленного пункта Бальга, севернее города Хайлигенбайль.

Я получил задачу шестеркой Илов прикрыть пехоту, наступающую на пункт Бальга. Я летел со спокойной душой, так как связь с землей была прекрасная. Не долетая 1520 км до линии фронта, я уже связался со станциями наведения. При подходе к линии фронта подал команду: «Принять боевой порядок!»

Наводчик, ожидавший нашего прихода, дал цель: «батарея южнее пункта Бальга». Быстро определив цель на карте, я нашел ее на земле и повел группу в атаку. С высоты 300— 400 м, снижаясь до бреющего полета, я увидел перевернутые и исковерканные орудия и трупы немцев — результат наших бомб. Заходя на 8-й заход, я был предупрежден с земли, что сейчас начнется обстрел противника нашей артиллерией. Я ушел на свою территорию, построив группу в «круг», и начал наблюдать за действиями нашей артиллерии.

Но что это? Разрывы наших снарядов ложатся в расположении наших войск. Немедленно связываюсь с наводчиком: «Прекратить огонь! Бьете по своим!» Наводчик передал об этом на КП командующего артиллерией, и огонь был прекращен.

Я снова повел группу в атаку. Делая 6-й заход, я услышал по радио: «Идите домой! Работали отлично!»

На следующий день пришла телеграмма: «Лично наблюдал и восхищен работой группы „Мина-17“. Со мной наблюдали работу наземные командиры, которые также восхищены. Ведущему и группе объявляю благодарность. Начальник штаба Воздушной Армии».

Так, по причине отличной связи с землей и наблюдательности экипажей удалось предотвратить потери пехоты от собственной артиллерии и помочь наземным войскам почти без потерь овладеть пунктом Бальга.



Дважды Герой Советского Союза гвардии майор Мыхлик В. И. | Сто сталинских соколов. В боях за Родину | МЫХЛИК ВАСИЛИЙ ИЛЬИЧ